ТОП 10:

Биологическое направление в объяснениях природы преступлений



В 1897 году психиатр, криминалист, антрополог Ч. Ломброзо (1835-1909) выступил в печати со своей теорией «прирожденного преступника». В числе основных факторов, ведущих начало от биологии субъекта, выдвигались атавизм, дегенерация, эпилепсия, которые он определял понятием «умственная неполноценность». Эта теория была воспринята научной общественностью неоднозначно. Особенно критически к ней отнесся марксизм, отрицающий какую-либо биологическую детерминированность преступного поведения.

Вместе с тем данные психиатрических и криминологических исследований преступного поведения, проявляющегося в раннем детстве, свидетельствуют о том, что в социальной среде усваивается, скорее всего, не преступное, а нормальное поведение.

Психологические исследования показывают, что в ранних попытках самовыражения и формирования собственного «Я» не обладающий навыками социального поведения, невоспитанный и необученный ребенок прибегает ко лжи, хитрости, уверткам, гневу, ненависти, воровству, агрессии, насилию и другим формам асоциального поведения. Изменение поведения ребенка, связанное с утверждением социальных норм общежития, альтруизмом, воздержанностью от насилия как раз и является результатом воспитания, социализации, в процессе которой ребенок осознает, что получить одобрение взрослых можно лишь в том случае, если поведение будет соответствовать общепринятым социальным нормам.

Таким образом, можно утверждать, что формирование законопослушной личности связано с эффективностью процесса социализация и воспитания.

Однако односторонняя негативная оценка биологической концепции также весьма опасна. Исследования, проведенные российскими социологами и криминологами, в частности М. В. Лупандиным и В. Н. Кудрявцевым, доказывают, что умственная отсталость, имеющая, в том числе и наследственные истоки, характерна в тех или иных формах почти для одной трети лиц, совершивших различные, особенно связанные с насилием над личностью, преступления.

Дальнейшее развитие биологическое направление получило в трудах современных американских ученых, связывающих отклоняющееся поведение с характером строения тела и объясняющих преступное поведение аномалией половых хромосом. Пока что можно утверждать, что все существующие концепции такого рода находятся на уровне научных гипотез, которые требуют дополнительных изысканий.

Если рассматривать влияние собственно биологических факторов на возникновение преступного поведения, то речь может идти лишь о лицах, имеющих ярко выраженную патологию, деформирующую способность к объективному восприятию действительности, самоконтролю, самоанализу. Следовательно, врожденная патология биопсихологической системы личности является серьезной объективной предпосылкой формирования преступного поведения индивида.

Психоаналитическая теория мотивации преступного поведения

Психоаналитическая теория мотивации поведения личности связана с именами З. Фрейда, А. Адлера и др. Об этой теории уже говорилось выше, однако для раскрытия данной темы вспомним некоторые основные моменты.

Зигмунд Фрейд строил свою теорию мотивации поведения человека на основе абсолютизации роли сексуальных и агрессивных побуждений. Для обоснования первостепенной роли таких побуждений в поведении человека З. Фрейд использовал огромный эмпирический материал, являющийся результатом его наблюдений. Фрейд вводит понятие «пластичность» мотивов, что подразумевает многообразие путей удовлетворения потребностей. Именно это позволяет придавать мотивации поведения человека более или менее приемлемую форму.

Отличительная черта психоаналитической теории Фрейда заключается в том, что в представлении индивида события не всегда кажутся такими, какими они являются в реальности. Часто они представляются индивидам противоположными этой социальной реальности. Выявить истинные значения событий можно лишь в том случае, если обнаружить, каким образом трансформировались лежащие в их основе сексуальные и агрессивные потребности. Такая трансформация редко бывает полной, а иногда не наступает совсем, поэтому младенческие потребности (например, в агрессивности) принимают форму подсознательного – состояние, которое благоприятствует их фиксации. В этом случае можно говорить о так называемой патологической социализации личности. Представления, отодвинутые в подсознание, остаются неизменными и продолжают существование по своим собственным законам, воздействуя на наше сознание и, следовательно, поведение.

Фрейд и его последователи выдвинули ряд концепций, объясняющих, как подсознательные процессы проявляются в сознательном поведении; каким образом их трансформация или маскировка совмещается с сознательными устремлениями; как наиболее сознательные контролирующие системы личности предохраняют себя, защищаются от подсознательных процессов, усмиряют, направляют и ассимилируют их.

Психоаналитическая концепция Фрейда и его последователей представляла агрессивность как врожденное, присущее человеку качество, не снятое в процессе социализации и проявляющееся в виде веления Id («Оно»), т. е. подсознательного, тогда как в Ego («Я») должны реализоваться рациональные устремления.

Своими выводами психоаналитики подводят весьма основательную научную базу под значение процесса социализации для снятия естественной (врожденной) агрессивности человека, так как в некоторой неблагоприятной ситуации врожденная агрессивность может стать источником преступного поведения.

Личность преступника

Понятие «личность преступника» взаимосвязано с общесоциологическим пониманием личности как социальной сущности человека, проявляющейся в его статусе в системе общественных отношений. Для того чтобы определить понятие «личность преступника», надо уточнить, вероятно, суть категории преступления.

Криминологи отмечают, что до сих пор в определении этого понятия существуют путаница и многозначность. Эта позиция в большей мере представляет собой проявление существующего среди социологов убеждения, что не все срезы антисоциального поведения запрещены правовыми законами, а следовательно, не все являются преступлениями. Отсюда традиционное определение преступления как нарушения закона представляется весьма условным и неточным. К тому же даже правовые законы динамичны и имеют относительный характер, а это в свою очередь препятствует развитию системы научных гипотез, обладающих всеобщей ценностью.

Ряд ученых возражают против данного выше традиционного определения преступления и в связи с тем, что желают выявить и изучить абсолютное и вечное содержание понятия преступления, а не просто нарушение норм статусного или прецедентного права, меняющихся в зависимости от времени и места.

Наконец, в последнее время появляются протесты против ортодоксальных концепций преступности и преступника, которые исходят из самых различных позиций. Общим для них является факт отрицания формально-юридической и произвольной доктрины, согласно которой, лица, осужденные по уголовному закону, — преступники. Такие доктрины усугубляют трудности в определении границ области криминологических исследований.

Таким образом, определенная часть ученых утверждает, что факт нарушения уголовного кодекса представляет собой относительный (искусственный) показатель, а следовательно, не соответствует требованиям науки, так как имеет «случайный» характер и «не возникает органически».

Если считать, что любые виды антисоциального поведения противоречат интересам общества, то возникает вполне определенный вопрос: что представляют собой эти интересы? Какие из них валены настолько, чтобы посягательство на них можно было бы рассматривать как преступное поведение?

Все стандарты общественного поведения, в соответствии с которыми устанавливаются социальные нормы, являются «плодом» исторического развития общества и его институтов, а значит, относительны, изменчивы. Поэтому взаимосвязь общественных интересов и социальных норм будет всегда конкретной, характерной лишь для данного этапа общественного развития.

Однако общество обладает не только законами, но и социальными институтами, которые следят за их исполнением, а при их нарушении наказывают человека. Такими институтами принуждения являются суд и тюрьма. Значит, именно эти институты устанавливают виновность человека перед обществом и определяют характер наказания. От имени этих институтов выступают люди, исполняющие соответствующие социальные роли: судьи, прокурора, следователя и др. Соотношение характера преступления и характера наказания является одной из серьезнейших проблем, которую должна решать не только наука, но и социальная практика. Пока что, при всей научной значимости этой проблемы и различных новаторских концепциях, считается, что преступниками являются люди, признанные таковыми по суду. Такое понятие преступника (а значит, преступного поведения) более близко к социологическому пониманию социального контроля, который также осуществляет санкции по отношению к нарушителям социальных норм.

Личность преступника как разновидность понятия личности включает в себя прежде всего общие признаки последней. Как для социолога, так и для криминолога эти общие признаки важны, поскольку в структуре личности преступника они приобретают особое содержание и значение, становятся так или иначе связанными с антиобщественным поведением человека.

Структуру личности преступника характеризуют также признаки, специфические для подобного человека, определяющие и выражающие его общественную опасность, характер и степень последней. Таким образом, характеристики личности преступника представляют собой структуру качеств, которые в своей совокупности определяют лицо, совершающее то или иное преступление, различные стороны и проявления его общественного существования и жизненной практики. Эти показатели прямо или косвенно связаны с антиобщественным поведением человека, обусловливают или облегчают совершение преступления либо дают возможность понять его причины. При этом структура личности преступника отражает не только разнообразие образующих ее признаков, их роль в этиологии преступного поведения, но в то же время и их взаимосвязь и взаимодействие.

При социологическом анализе преступности представляется важным выделять следующие показатели:

1. Социально-демографические и уголовно-правовые.

2. Социальное поведение в различных сферах общественной жизнедеятельности субъекта.

3. Нравственные свойства субъекта.

4. Психологические особенности субъекта.

К первому блоку относятся: пол, возраст, образование, социальное и семейное положение, род занятий, принадлежность к городскому или сельскому населению, материальное положение, жилищные условия и т. д. Данные признаки характеризуют каждого человека, любую группу людей, все население в целом. Однако взятые в конкретном выражении применительно к людям, совершившим преступление, они указывают на существенные «сдвиги» в характеристике именно этого контингента, т. е. дают социологическую информацию, имеющую важное научное и практическое значение. Информация позволяет проанализировать данные о половом составе преступников, удельном весе различных возрастных категорий, профессиональных группах и построить социальную типологию личности преступника.

Для характеристики преступника большое значение имеют интеллектуальное, эмоциональное и волевое свойства. К интеллектуальным свойствам относятся: уровень умственного развития, объем знаний, широта или узость взглядов, содержание и разнообразие интересов. Эмоциональные свойства личности – это уравновешенность или подвижность нервных процессов (темперамент), динамичность чувств, степень эмоциональной возбудимости, сила и темп реакции на различные раздражители и ситуации, постоянство или изменчивость переживаний и т. д. Волевыми свойствами личности считаются: умение регулировать свое поведение, способность принимать решения и осуществлять их, добиваться намеченной цели.

Показателем нравственного развития личности является направленность ее поведения, отражающаяся в целом в образе жизни человека (группы, общества). Взаимодействие всех указанных сторон структуры личности достаточно отчетливо проявляется в случаях преступного поведения. Различные соотношения показателей позволяют утверждать, что человек может стать преступником как под воздействием неблагоприятных внешних условий (социальной среды), так и в результате внутренних факторов, патологических структур личности, например из-за интеллектуального недоразвития, психической болезни и т. д.

Вопрос о роли приобретенного (социального) и врожденного (биологического) в преступном поведении человека имеет принципиальное научно-практическое значение. Для социолога-исследователя важна констатация факта: в поведении преступника (в период формирования преступного намерения и совершения преступления) чаще всего взаимодействуют две группы личностных факторов: биопсихологические и социальные, так как мотив преступного поведения представляет собой отражение в сознании человека действительно существующих (или воображаемых) потребностей. Как правило, эти потребности социально обусловлены, средства их удовлетворения всегда избираются человеком в соответствии с его жизненным опытом, установками, ценностными ориентациями.

Классификация преступников

В отечественной юридической литературе вопрос классификации личности преступников рассматривается в основном в связи с задачами наказания и исполнения наказаний, т. е. в уголовно-процессуальном и исправительно-трудовом аспектах.

Например, известный отечественный юрист-криминалист М. Д. Шаргородский в основу классификации преступников предлагает включить следующую группу показателей:

— физиологические критерии: пол, возраст, болезнь;

— социальные критерии: стойкие рецидивисты, лица, совершающие преступления в первый раз;

— дифференциация преступников в зависимости от характера совершенного преступления: его целей, мотивов, средств и способов действий [5. 30].

Эта классификация была усовершенствована Н. А. Беляевым, который дополнил ее такими характеристиками, как:

— особо опасные государственные преступники;

— совершившие все иные преступления.

Во второй группе он различает лиц, совершивших умышленные преступления, и тех, кто их совершил по неосторожности. Группу умышленных преступников он предлагает подразделить на корыстных преступников, преступников против личности, хулиганов, некорыстных преступников, совершивших неумышленные преступления.

Особый интерес для социологов представляет следующая социально-психологическая классификация преступников:

1. Глобальный преступный тип, для которого характерна «полная преступная заряженность». К нему относят бандитов, особо опасных рецидивистов и т. д.

2. Парциальный тип, т. е. с «частичной преступной заряженностью». Эта лица нравственно «раздвоенные», в которых соседствуют черты нормального типа личности и типа личности преступника. Например, люди, систематически совершающие хищения на производстве.

3. Предкриминальный тип характерен для лиц, которым присуща большая эмоциональная возбудимость, недостаточное самообладание и т. д. В конфликтной ситуации они способны на преступление, хулиганство, убийство из ревности и т. д.

Следовательно, в зависимости от целей и задач исследования классификация преступников может быть различной. Знание этой классификации необходимо, во-первых, для проведения социологических исследований такого социального явления, как преступность, во-вторых, для осуществления сравнительного анализа эмпирических данных криминологов и социологов.







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-18; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.234.223.162 (0.01 с.)