ТОП 10:

Глава 3. Использование методов диагностики индивидуальности для успешной трудовой деятельности человека



Использование конкретных методов психодиагностики для решения задач определения профессиональной пригодности должно основываться на данных об особенностях требований к личности и знаниях о диагностической (прогностической) ценности методик изучения, на оценке профессионально важных качеств личности. Опыт разработки системы профес­сионального психологического отбора и его проведения сви­детельствует о наличии довольно обширного перечня мето­дик профессиональной психодиагностики, которые в том или ином сочетании (в зависимости от особенностей вида дея­тельности) могут быть использованы для решения разнооб­разных задач оценки профессиональной пригодности. Полному их описанию посвящены оригинальные публикации, а также специальные руководства, справочники и пособия [10, 7,6 и др.].

Условия жизни, воспитание, трудовая деятельность суще­ственно влияют на формирование и развитие многих психо­логических качеств человека, однако некоторые из них имеют природную обусловленность. В связи с этим в процессе оцен­ки профессиональной пригодности целесообразно бывает учи­тывать состояние достаточно устойчивых биологических функций организма, отражающих индивидуальные различия лю­дей и возможную роль этих функций (степени их выраженно­сти, особенности сочетания и т. п.) в предопределении ус­пешности обучения и деятельности. Работы И. П. Павлова, Б.М. Теплова, В.Д. Небылицына, К.М. Гуревича, В.М. Русалова и других исследователей основных свойств нервной системы установили типологические особенности и влияние указанных функций на целый ряд характеристик психики че­ловека и его поведение (в том числе трудовую деятельность). Обоснованы и описаны (Н.В. Макаренко и др.) ряд методик исследования основных свойств нервной системы, а также особенности их использования в практике профессионально­го психофизиологического отбора ряда специалистов [6,5].

Сила нервных процессов

«Зависимость времени реакции от интенсивности стиму­ла» (В.Д. Небылицын) — методика основана на различном проявлении закона силы у лиц с сильной и слабой нервной системой: о силе нервной системы можно судить по харак­теру наклона кривой зависимости времени реакции от ин­тенсивности раздражителя.

«Критическая частота мелькающего фосфена» (В.Д. Не­былицын) — определение силы нервной системы по харак­теру зависимости кривой частоты мелькающего фосфена (возникновение ощущения света при раздражении глаза электрическим током) от амплитуды раздражающих элект­рических импульсов.

«Измерение латентных периодов двигательных реакций при многократном применении раздражителя» (В.Д. Небылицын) — определение момента и величины увеличения латентных пе­риодов реакции: чем раньше и интенсивнее развивается это изменение, тем более выражена слабость нервной системы.

Работоспособность головного мозга» (А.Е. Хильченко) — определение работоспособности (по показателям количе­ства ошибочных реакций) путем регистрации реакций испы­туемого на предъявление условных раздражителей в быст­ром темпе в течение нескольких минут.

«Исследование легкости—трудности экстренной передел­ки двигательной реакции выбора» (Н.М. Пейсахов с соавто­рами) — измерение сложной сенсомоторной реакции на све­товые и звуковые раздражители в условиях смены их сигнального значения.

«Кинематометрическая методика» (Е.П. Ильин) — измере­ние точности производства движений в локтевом суставе при закрытых глазах и в сгибательно-разгибательных направлени­ях на заданную величину отклонения (в градусах): по разнице между амплитудой движения и выбранной амплитудой и об­щей сумме разниц определяется длительность сохранения процесса возбуждения и торможения, а их соотношение опре­деляет инертность—подвижность нервных процессов.

«Методика А.Е. Хильченко» — показателем подвижности нервных процессов служит предельно короткая экспозиция или предельно быстрый темп предъявления раздражителей, при ко­тором испытуемый может правильно дифференцировать их;

этот показатель зависит кик от скорости движения и последей­ствия нервных процессов, так и от быстроты восстановления функциональной готовности рефлекторного аппарата к новой реакции и от способности нервной системы к усвоению ритма.

«Критическая частота слияния световых мельканий или звуковых щелчков» (О.П. Макаров) — определение макси­мальной частоты световых мельканий или звуковых щелч­ков, при которой они еще различаются испытуемым как раз­дельные: чем быстрее возникают и прекращаются нервные процессы, тем больше циклов в единицу времени могут вос­произвести нервные структуры, воспринимающие зритель­ную и слуховую информацию, тем выше будут показатели критической частоты мельканий и щелчков.

Уравновешенность нервных процессов

«Изучение особенностей проведения линий определенной длины в изменяющихся условиях» (Н.С. Лейтес) — воспроиз­ведение без зрительного контроля на бумаге как можно точ­нее линий, равных либо предъявляемому предварительно образцу, либо выбранному самим испытуемым: соотноше­ние между силой возбудительного и тормозного процессов (их уравновешенность) проявляется в неустойчивости дли­ны воспроизводимых линий (тенденция к удлинению ли­ний — преобладание возбуждения, тенденция к их укороче­нию — преобладание торможения).

«Реакция на движущийся объект — РДО» (Н.С. Лейтес) — остановка стрелки электросекундомера (полный оборот— 1 сек) на заданной цифре: преобладание опережающих реакций (стрелка не дошла до нужной цифры) связано с превалирова­нием торможения; преобладание запаздывающих реакций (стрелка прошла заданную цифру) связано с превалировани­ем возбуждения.

Исследование уровня развития профессионально важных позна­вательных процессов (познавательных способностей) проводит­ся с помощью психометрических методик в форме индивидуаль­ного и группового эксперимента. Известно большое количество подобных методик, каждая из которых, в свою очередь, имеет ряд модификаций, иногда с учетом специфики конкретной про­фессиональной деятельности. Наиболее известные и часто ис­пользуемые методики: «Компасы» и «Часы»— особенности вос­приятия пространственных отношений признаков объекта репродуктивного мышления; «Корректурная проба» (таблица Бурдона, Анфимова, с кольцами Лапдольта) — устойчивость к концентрации внимания при длительной однообразной работе, умственная работоспособность, темп психических процессов, преимущественная установка на точность или скорость работы;

«Перепутанные линии»— устойчивость и концентрация внима­ния; «Отыскивание чисел с переключением» («черно-красная таб­лица» — методика Горбова) — объем, распределение и переклю­чение внимания, оперативная память; «Расстановка чисел» — распределение внимания и оперативная память; «Выявление слов» — качество восприятия и особенноюти внимания; «Численно-буквенные сочетания» — распределение и устойчивость вни­мания, способность к работе в вынужденном темпе и при дефи­ците времени; «Шкалы приборов» — оперативная память; «Уста­новление закономерностей» — репродуктивное мышление, активность, сообразительность и оперативная память; «Запоми­нание и непосредственное воспроизведение слов и чисел» — кратко­временная память; «Числовые ряды» — особенности логического мышления; «Аналогии-» — особенности вербального (понятийно­го) мышления; «Арифметический счет» — способность к выпол­нению числовых операций; «Количественные отношения» — спо­собность к умозаключениям; «Сложение чисел с переключением» — способность к репродуктивному мышлению и перестройке ум­ственных навыков [19,78].

 «Исследование простых и сложных сенсомоторных реакций» — скорость и точность реакций на световые и звуковые раздра­жители, установка на скорость или надежность работы; «Ре­акция на движущийся объект» — динамический глазомер, точность движений; «Двигательная координация и напряжен­ность» (ДКН) — особенности координации движений, эмо­циональная устойчивость и внимание.

В качестве метода исследования индивидуальных разли­чий опросник был разработан еще в 1950 году Г. Хейманом и Э. Вирсмой. Критические замечания, высказанные относительного этого опросника, касались того, являются ли оцениваемые испытуемыми параметры эмоциональности и активности присущими им, или они есть функция пред­ставлений о самих себе. Интересно отметить, что упреки по отношению к достоверности данных, полученных с помо­щью опросников, и до сих пор во многом сходны. Офици­ально считают первым опросником, основанным на ответах испытуемого о самом себе, «Бланк личностных данных» Р. Вудвортса, разработанный в 1917 году для измерения нсвро-тичности. Несмотря на отсутствие теоретического обосно­вания, опросник оказался полезным при отсеве призывни­ков армии США, у которых находили так называемые невротические ответы.

К опросникам такого же типа относится и опросник Г. и Ф. Оллпортов, направленный на изучение доминантности—подчиненности, опросник Л. и Т. Терстоунов, создан­ный для измерения невротических тенденций, и опросник Р. Бернрьютера для изучения склонностей.

В 40—50-х годах были созданы шкалы для измерения ин­тересов, которые используются и в настоящее время. Это прежде всего «Перечень интересов» Д. Стронга. В его опрос­нике, содержащем 400 утверждений, зондируются интересы человека к различным профессиям, предпочитаемым видам деятельности, степень его умений и навыков. С помощью шкалы выделяются четыре «параметра» интересов. Среди них можно определить сходство интересов испытуемого с интересами людей, добившихся успеха в определенной про­фессии. Кроме того, шкала позволяет измерить зрелость интересов, степень профессиональной подготовленности. Метод, применяемый при разработке шкал опросника Стронга, вкратце можно охарактеризовать следующим обра­зом. Были выбраны представители 42 профессиональных групп, удовлетворявших критерию профессионального ус­пеха (например, большой профессиональный стаж, занима­емое положение, величина заработка и т. п.), найдена час­тота ответов отдельно для той профессиональной группы, которую собирались изучать, и отдельно — для остальных испытуемых, составивших выборку «людей вообще». Далее была подсчитана разность процентов ответов по каждой профессии у представителей сравниваемых групп. Разность была положительной, если в профессиональной группе оп­ределенной категории ответы встречались чаще, чем в «кон­трольной» группе, отрицательной разность была в противо­положном случае. Все 42 шкалы интересов (и 24 шкалы для женщин) были последовательно сопоставлены этим спосо­бом, для каждой определены специальные нормы для пере­счета. Из-за чисто эмпирического подхода, лежащего в ос­нове этого опросника, коэффициенты интеркорреляции многих шкал относительно высоки.

В настоящее время некоторыми психологами применя­ется также «Перечень интересов» Г. Кудера, измеряющий интенсивность интересов к определенным видам деятельно­сти (от наиболее к наименее предпочитаемой). Наиболее привлекательный вид деятельности оценивается двумя бал­лами, одним баллом — вид деятельности, оказавшийся на втором месте, нулем — вид активности, который оказался на третьем месте. Кудср проделал большую работу над тестом, в результате чего была создана относительная однородность шкал теста, а также их независимость друг от друга. Цен­ность этого теста подтверждается относительно высокими коэффициентами надежности, которые колебались в преде­лах от 0,80 (для интересов к искусству убеждать) до 0,98 (для интересов к вычислениям).

Первым многофакторным опросником был «Личност­ный перечень» Бернрьютера. Автор исходил из того, что поведение человека в конкретной ситуации определяется несколькими различными чертами личности. В качестве «банка» вопросов для создания своей шкалы Бернрьютер использовал вопросы из шкал Терстоунов, Оллпортов, Лейарда, вследствие чего шкалы значительно перекрывают друг друга, «заходят» друг на друга, что может быть следстви­ем методологически необоснованного и механического объединения четырех различных опросников в один с целью получения отдельной шкалы.

Необходимо упомянуть также опубликованную в 1941 году Миннесотскую шкалу личности 3,11]. Авторы ее Дж. Дарли и К. Мак-Нимара использовали метод факторного анализа для разработки многошкального личностного опросника. Эта шкала не снискала себе особой популярности.

Интересным примером многошкального опросника явля­ется опросник для изучения ценностей Г. Оллпорта, П. Вер-нона и Дж. Линдси, построенный на основании типологии Шпрангера. Шкалы опросника давали возможность опреде­лить выраженность теоретических, экономических, эстети­ческих, социальных, политических и религиозных интересов. Авторы разрабатывали этот опросник в период очень боль­шой популярности факторного анализа, стремились создать его, исходя из определенных теоретических установок. В на­стоящее время этот опросник широко используется в при­кладных исследованиях в Польше и Чехословакии.

Наиболее широкую известность в исследованиях, каса­ющихся психологического отбора в авиацию, врачебно-летной экспертизы летного состава и изучения индивидуально-психологических свойств личности пилотов и космонавтов, приобрели Миннесотский многопрофильный личностный опросник (ММР1), опросник Кэттелла и Айзенка.

В отечественной психологической науке неоднократно ставился вопрос о необходимости научного обоснования психодиагностических методов, на что обратил внимание Б.Ф. Ломов [6,155]. Безусловно, положительное отношение к личностным методам из-за пригодности к решению целого ряда прикладных вопросов не означает согласия с их идео­логической интерпретацией многими зарубежными психо­логами. Однако необходимость быстрейшего решения таких важных вопросов, какими являются психологический отбор и экспертиза, не позволяет ждать того момента, когда будет создан комплекс совершенных отечественных методических приемов для этих целей. Об острой критике, которую вызы­вают зарубежные психодиагностические методы, очень точ­но сказал Б.М. Теплов: «Наша критика их методов... дает нам право не собирать никакого материала и обходиться здравым смыслом или случайным наблюдением. Это нику­да не годится. Американская дифференциальная психология — это все же научная дисциплина, со своим предметом и методами, которые, конечно, не безупречны, но это луч­ше, чем критиковать с пустого места» [6, 306].

Несмотря на сдержанное отношение к зарубежным лич­ностным тестам, существует почти единодушное мнение, что они в принципе позволяют выявить многие внешне скрытые (или скрываемые) личностные характеристики за счет моделирования разнообразных ситуаций, которые не­возможно сделать объектами непосредственного наблюде­ния в жизни или косвенного выявления иными методами. Надежность полученных личностных характеристик тем выше, чем более адекватны методические приемы задачам исследования и чем более объемно, всесторонне они харак­теризуют каждую из изучаемых черт личности. Именно по­этому для изучения личностных особенностей рекомендует­ся использовать комплекс тестов |8].

С формальной стороны опросники являются вариантом стандартизированной упорядоченной беседы, в которой ме­тодом косвенной самооценки зондируется широкий круг проблем, касающихся личности. В то же время очень боль­шое значение имеет неявная, требующая раскрытия логика опросников. Возникает сложная методическая проблема: можно ли доверять информации, получаемой на основе субъективных оценок.

Следует отметить, что испытуемый, отвечая на вопросы и создавая тем самым образ своего «Я», делает это под влия­нием своих психологических установок, которые могут иног­да даже и не осознаваться им. На этот феномен указывают и А.С. Прангишвили и его соавторы: «Именно эта зависимость создаваемого образа от скрытых личностных особенностей испытуемого, от иерархии его ценностей, от дифференциро­ванной значимости для него разных сторон его собственного «Я» и мира... превращает высказывание испытуемого в объек­тивно детерминированные факты, а тем самым и в носителей объективной информации» [2, 528].

Адекватный перевод методик с одного языка на другой, адаптация их к социальным нормам страны, где проводится обследование, еще недостаточны для проведения научно обоснованного анализа. Необходима рестандартизация нор­мативных данных по шкалам опросников для соответству­ющей профессиональной группы.

« Миннессотский многомерный личностный опросник (ММР1)». Этот опросник, завоевавший очень большую популярность, был разработан американскими учеными Дж. Мак-Кинли и С. Хатауэйем в начале 50-х годов. Вплоть до настоящего вре­мени ММР1 — одна из наиболее часто применяемых мето­дик как для целей диагностики, так и в различных теорети­ческих исследованиях.

В нашей стране адаптированный вариант методики ис­пользуется и в целях клинической диагностики, при профес­сиональном отборе пилотов и врачебно-летной экспертизе, для решения проблем психодиагностики в спортивной пси­хологии.

Столь широкую популярность опросника, видимо, мож­но объяснить, во-первых, тем, что при создании почти всех шкал строго соблюдались основш^е психометрические тре­бования. Например, на большой выборке была повторно определена диагностическая и прогностическая валидность большинства шкал. Во-вторых, в основу методики не закла­дывалась никакая из существовавших в то время методоло­гически несовершенных теорий личности. Методика раз­рабатывалась чисто эмпирически — путем тщательного статистического подбора утверждений, дифференцировав­ших группы испытуемых, выделенных с помощью четких «внешних» критериев, которыми явились оценки особенно­стей поведения, даваемые экспертами-наблюдателями. Каждая шкала разрабатывалась на основе той или иной «критериальной» группы. Например, утверждения в шкалу психопатии отбирались из отчетов лиц, находящихся в про­цессе судебно-психиатрической экспертизы. Больше всего среди них оказалось психопатов, откуда и название шкалы, при разработке которой они были критериальной группой.

Создатели ММР1 исходили из того, что эта шкала позво­ляет определить степень подобия испытуемого лицам, у которых причина трудностей адаптации заключается в неуме­нии использовать жизненный опыт, в пренебрежении к об­щепринятым нормам социального поведения. Отсюда пси­холог, пользующийся этой методикой, обнаружив сходство ответов испытуемого с ответами критериальной группы, может утверждать, что в своем поведении испытуемый в оп­ределенной степени похож на этих лиц (настолько, насколь­ко полно совпадают их ответы).

В-третьих, опросник позволяет в течение довольно ко­роткого времени выявить личностные характеристики, оп­ределяющие уровень социально-психологической адапта­ции, что предполагает изучение всех аспектов личности как больного, так и здорового человека. На начальных этапах разработки этот опросник использовался лишь для уточне­ния некоторых вопросов клинической диагностики. Но по­лучаемые эмпирические данные позволили выявить харак­теристики, коррелирующие с количественным результатом по той или иной шкале. В связи с этим методика стала ис­пользоваться именно как личностный опросник для изуче­ния социально-психологической адаптации.

Следует подчеркнуть, что эмпирический и свободный от субъективизма метод разработки шкал обладает несомненны­ми достоинствами, особенно при решении задач прикладно­го, а не теоретического характера, так как избавляет от необ­ходимости определять сущность каждой измеряемой черты. Однако в опроснике есть целый ряд недостатков, наиболее существенный из которых состоит в том, что одни и те же от­веты оказываются диагностичными для нескольких шкал. Создатели ММР1 пришли к выводу, что это не скажется на валидности шкал, потому что отдельные шкалы связаны меж­ду собой и не являются однозначными по содержанию.

Некоторые авторы, например, считают недостаточным и способ оценки ответов. Ответ, соответствующий ключу, оценивается в один балл, несоответствующий — в ноль бал­лов. Никакая более дифференцированная система взвеши­вания ответов не использовалась. Безусловно, при таком большом количестве утверждений, какое содержится, это было бы чересчур трудоемкой процедурой. От­сутствие же «веса» отдельного утверждения, безусловно, снижает ценность опросника, так как совершенно очевид­на неравнозначность того или иного симптома в общей кар­тине состояния или в сочетании личностных характеристик. Данная проблема принадлежит к числу наиболее трудных и сложных методологических проблем, связанных с примене­нием личностных опросников.

 «Стандартизированный многофакторный метод исследо­вания личности — СМИЛ» (модифицированный тест ММР1) разработан Л.Н. Собчик [250|. Содержит 566 утверждений (сокращенный вариант — 360 утверждений, но без дополни­тельных шкал). Тест «СМИЛ» в первую очередь нацелен на изучение личности. Эта методи­ка в большей степени раскрывает канву психологически по­нятных переживаний и свойств личности, чем диагностиру­ет психопатологию. Многолетний опыт изучения автором личностных свойств в различных профессиональных груп­пах показал, что данные, полученные с помощью методики СМИЛ, могут оказать значительную помощь при выявлении устойчивых профессионально важных личностных свойств.

В связи с реадаптацией методики и расширением сфе­ры ее применения автором модифицированного варианта большинству базисных шкал методики приданы новые на­звания, соответствующие их психологической сущности:

1-я шкала «невротического сверхконтроля» — выявляет мотивационную направленность личности; повышенные данные по шкале свидетельствуют о возможном преуспева­нии человека в профессиональной деятельности, в которой уместны и необходимы качества исполнительности, умения подчиняться, аккуратность, умения сдерживать себя; в структуре невротических расстройств высокие показатели по шкале выявляют ипохондрическую симптоматику;

2-я шкала «пессимистичности» — выявляет преоблада­ние пассивной личностной позиции, неудовлетворенности, что отражает широкий круг депрессивных симптомов раз­ной этиологии;

3-я шкала «эмоциональной лабильности» — выявляет неус­тойчивость эмоций и конфликтное сочетание разнонаправленных тенденций, отражает быструю смену и яркость пережива­ний; лица с ведущей 3-й шкалой отличаются преобладанием художественного типа восприятия, известной демонстративностью, неустойчивостью самооценки, влечением (тропизмом) к видам профессиональной деятельности, в которых насыщает­ся потребность в общении, в переживании ярких чувств;

4-я шкала «импульсивности» — выявляет активную жиз­ненную позицию, высокую поисковую активность, преобла­дание мотивации достижения; характеризует склонность к риску, высокий уровень притязаний, отсутствие выражен­ной конформности;

5-я шкала «мужественности—женственности» — выявляет отклонение от типичного для данного пола ролевого поведе­ния и усложнение сексуальной межличностной адаптации; у мужчин — гуманистическую направленность интересов, сен­тиментальность, утонченность вкуса, ранимость и т. п., у жен­щин — мужественность, независимость, стремление к само­стоятельности и т. п.;

6-я шкала «ригидности» — выявляет устойчивость инте­ресов, упорство в отстаивании собственного мнения, сте-ничность установок, активность позиции, практичность, ус­тойчивость к стрессу, изобретательность и рациональность склада ума сочетаются с его недостаточной гибкостью и трудностями переключения;

7-я шкала «тревожности» — выявляет преобладание пас­сивно-страдательной позиции, мотивации избегания неус­пеха, чувства ответственности, скромности, повышенной тревожности, ориентированности на мнение группы, ориен­тации на сферу гуманистических интересов, на исполни­тельский стиль работы вне обширных контактов и т. п.;

8-я шкала «индивидуалистичное™» — выявляет обособ­ленно-созерцательную личностную позицию, аналитичес­кий склад мышления, склонность к раздумьям, творческую ориентированность, независимость взглядов и т. п.;

9-я шкала «оптимизма и активности»— отражает актив­ность позиции, высокий уровень жизнелюбия, уверенность в себе, инициативность, переоценку собственных возможностей;

0-я шкала «социальной интроверсии» — выявляет пас­сивность личностной позиции, обращенность интересов в мир внутренних переживаний, снижение уровня включен­ности в социальную среду.

Кроме базовых шкал имеются три контрольных: шкала «лжи» (/-) отражает степень искренности обследуемого в процессе тестирования, шкала «достоверности» (Р) выявляет уровень надежности полученных данных в зависимости от откровенности обследуемого и готовности к сотрудничеству, шкала «коррекции» (/0 выявляет степень искажения профи­ля под влиянием закрытости обследуемого. В зависимости от показателей этих шкал профиль признается как достовер­ный или недостоверный.

Обследование позволяет психологу получить так назы­ваемый личностный профиль или графическую запись ре­зультатов на специальном бланке. Необходимо отметить, что умение извлечь из такой записи большее или меньшее количество информации во многом зависит от знаний и опыта психолога.

При интерпретации профиля обычно учитывается соот­несенность между собой уровня показателей по отдельным шкалам. Некоторые шкалы взаимно усиливают значение друг друга, другие ослабляют или нивелируют признаки, вы­явленные той или иной шкалой.

Опыт применения СМ ИЛ для целей психодиагностики при отборе в летные училища убеждает в том, что это доста­точно объективный и универсальный прием. Использование этой методики целесообразно, в частности, в тех случаях, ког­да требуется количественное выражение и сопоставление ре­зультатов исследования, изучение большого числа лиц при ог­раниченном лимите времени, установление взаимосвязи конкретных особенностей личности и психических состояний с любыми другими характеристиками человека, включая по­казатели его профессиональной эффективности. Кроме того, учет данных по СМИЛ позволяет не допускать к обучению кандидатов с патологическими особенностями личности.

«16-факторный личностный опросник Кэттелла — 16-ФЛО». При разработке опросника американский психолог Р. Кэт-телл исходил из представления о том, что ответы на вопро­сы — не интроспективные данные, а некоторые характеристи­ки поведения, с учетом которых можно прогнозировать поведение человека в определенных ситуациях. Кэттелл, считая, что наиболее адекватна для описания личности процедура фак­торного анализа, предполагал, что все акты поведения могут быть описаны с помощью соответствующего прилагательного. По мнению Кэттелла, прилагательное английского языка позво­ляет описать все аспекты и особенности личности ] 1711. На основании анализа этих прилагательных применительно к ситуациям, к которым они могут относиться, выделены три группы факторов, характеризующих данные о человеке, полу­чаемые с помощью ответов о самом себе (0 = данные, Оиех1юппа1ге-аа1а), данные наблюдения (Н = данные, ИГе-ааса) и данные объективных тестовых исследований (Т= данные,). Для каждой из трех групп Кеттелл разработал спе­циальные средства измерения, предполагая, что результаты анализа этих разнообразных данных будут согласовываться между собой.


Заключение

Индивидуальность можно рассматривать как результат приспособления врожденных свойств нервной системы и особенностей организма человека к условиям выполняемой деятельности. Это приспособление должно обеспечить достижение наилучших результатов в деятельности с наименьшими затратами.

То, что наблюдая за человеком, воспринимается как признаки его темперамента (разнообразные движения, реакции, формы поведения), часто является отражением не столько темперамента, сколько индивидуального стиля деятельности, особенности которого могут совпадать и расходиться с темпераментом.

Центральную часть (ядро) индивидуального стиля деятельности определяет комплекс имеющихся у человека свойств нервной системы. Среди тех особенностей, которые относятся к самому индивидуальному стилю деятельности можно выделить две группы:

приобретаемые в опыте и носящие компенсаторный характер по отношению к недостаткам индивидуальных свойств нервной системы человека;

способствующие максимальному использованию имеющихся у человека задатков и способностей, в том числе полезных свойств нервной системы.

Поэтому все люди отличаются один от другого по своим личным качествам. И среди этих качеств есть такие, которые называют профессионально ценными. Так, например, хирургу, электрогазосварщику, скрипачу важна высокая культура движений, животновод должен быть заботливым и дальновидным, чертежник – скрупулезно аккуратным и т.д. Если существует понятия «профессионально ценные качества человека, то можно составить список, где будут отдельно указаны ценные и неценные качества. Любое качество в одном случае является профессионально ценным, а в другом будет противодействовать успешной работе. Так, общительный человек испытывает неудовлетворенность работой сосредоточенности в «одиночку» и наоборот, если его работа связана с общением.

Для успешной профессиональной деятельности человека нужно разбираться конкретно, индивидуально потому, что на одной и той же работе разные люди добиваются успеха за счет разных сочетаний своих личных качеств. Каждый хороший работник максимально использует свои сильные стороны и преодолевает, компенсирует разными средствами слабые. Народная мудрость гласит: - «всяк мастер на свой лад».

При анализе профессиональной пригодности отдельно взятого человека к конкретной профессии надо помнить, что профессионально ценные качества не рядоположены, а образуют нечто ценное, систему.


Литература

1. . Анохин П.К. Биология и нейрофизиология условного рефлек­са. М., 1968.

2. Асратян ЭА. Рефлекторная теория высшей нервной деятель­ности // Избранные труды. М, 1983.

3. Бернштейн Н.А. Очерки по физиологии движений и физиоло­гии активности. М., 1966.

4. Бехтерева Н.П. Здоровый и больной мозг человека. Л., 1980.

5. Воронин Л.Г. Физиология высшей нервной деятельности. М., 1979.

6. Данилова Н.Н.Психофизиология.- М.: Арес Пресс, 2000- 432с.

7. Котляр Б.И. Пластичность нервной системы. М., 1986.

8. Крушинский Л.В. Биологические основы рассудочной деятель­ности. М., 1986.

9. Кэндел Э. Клеточные основы поведения. М., 1980.

10. . Небылицын ВД. Основные свойства нервной системы челове­ка. М., 1966.

11. Павлов И.П. Лекции о работе больших полушарий головного мозга. Л., 1949.

12. Павлов И. П. Двадцатилетний опыт объективного изучения вы­сшей нервной деятельности (поведения животных). Л., 1938.

13. Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии. М., 1946.

14. Соколов Е.Н. Физиология высшей нервной деятельности. Ч. II. М., 1981.

15. Ухтомский А.А. Учение о доминанте. Собр. соч.: В 6 т. Л., 1950-1952.

16. Хомская Е.Д. Нейропсихология. М., 1987.

17. Чайченко Г.М., Харченко П.Д. Физиология высшей нервной деятельности. Киев, 1981.







Последнее изменение этой страницы: 2020-03-13; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.238.8.102 (0.019 с.)