Эволюция и динамика геосистем




ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Эволюция и динамика геосистем



Эволюция и динамика геосистем

Эволюция и динамика геосистем.

Саморегуляция геосистем.

Наряду с повсеместно очевидными тенденциями к изменению структуры геосистем, при ближайшем анализе выявляется присущее им стабилизирующее начало, которое вместе с другими причинами определяется процессами соморегуляции. Таким образом, понятие о нем должно входить составной частью в содержании понятия о динамики геосистем вообще и в частности той ее категории, которую И. И. (1968) назвал стабилизирующей динамикой. Понимание стабилизирующей динамики соответствует совершенному представлению о гомеостазе. Этот термин, как известно, введен в обиход физиологами для обозначения относительного динамического постоянства внутренней среды и устойчивости основных физиологических функций организма. Но в последнее время термин “гомеостаз” начинает получать и более широкое толкование, а именно в кибернетики по отношению к любому саморегулирующемуся явлению. В этом смысле термин “гомеостаз” может применятся и к геосистемам. (Сочава, 1978)

Стабилизирующая динамика природной среды – чрезвычайно существенная особенность физико-географического процесса. Она способствует тому, что вдовые и родовые признаки фаций и геомов удерживаются во времени, несмотря на многочисленные воздействия извне на структуру геосистемы.

Гомеостаз – одно из главнейших условий, определяющих восстанавливаемость природных ресурсов и свойств окружающей среды ( самоочищение воздушного бассейна, водных масс, почв и прочее). Изучение механизма стабилизирующей динамики имеет большое практическое значение, если мы хотим рационально управлять воспроизводством природных богатств. Стабилизирующая динамика геосистем не менее значима, чем преобразовательная, однако до сих пор она мало изучена.

Под саморегулирующей геосистемы понимается приведение ее в устойчивое состояние в процессе функционирования – круговорота субстанции и излучение тепла, жизнедеятельности биоты и другое. Саморигуляция обеспечивает относительное равновесие всей системы. Саморигуляция и определяемое ею стабилизирующие начало обеспечивает относительное равновесие всей системы. Саморегуляция и определяемое ею стабилизирующее начало – это важнейший фактор организации геосистем . Сморегуляция удерживает на некоторый период времени переменные структуры геосистем в серийном ряду развития. Долговечность серийных фаций (а также их растительных, почвенных и других компонентов) во многом зависит от присущего им стабилизирующего начала. Саморегуляция в зависимости от сопровождающих ее условий определяет в одних случаях дискретность, в других – непрерывность изменения структуры на определенном пространстве (но это не значит, что тип природных рубежей зависит только от саморигуляции).

Саморегуляция обуславливает относительное равновесие геосистемы при спонтанном ее развитии. Она заметно проявляется и при рациональной мере воздействия, например антропогенного, на геосистему извне (сенокошение, выпас, нормированная рубка деревьев, рациональное водопользование и другое). При значительных нарушениях структуры геосистемы роль саморегуляции снижается, но в полной мере она не может быть устранена. Всегда остается радиационный фактор и региональные особенности климата, под влиянием которых коренная структура природной среды имеет шансы в той или иной степени восстановится, что требует разного и нередко большого промежутка времени.

Геосистемы с нарушенной структурой делятся, по крайней мере, на две категории:

геосистемы, относительно сохранившие свои спонтанные потенции и способные произвести первоначальную структуру за счет факторов саморгуляции;

Геосистемы коренным образом изменившие свою структуру, восстановление которой возможно лишь через длительный срок и только при воздействии планетарно – региональных движущих сил.

Таким образом, саморегуляция – это составная часть сложного процесса восстановления нарушенной структуры геосистемы. Причем действенность ее тем больше, чем меньше нарушена структура (Сочава, 1978)

Саморегуляция – свойство, проявляющееся в разных геосистемах по-разному в зависимости от их структурных особенностей. В основном, саморегуляция наиболее действенна в оптимальных условиях тепла и влаги. Например, в южных районах тайги она выражена сильнее чем в северо-таежных.

В спонтанных условиях саморегуляции направлена главным образом на обеспечении равновесия геосистемы, которое нарушается различными отклонениями воздействующих факторов среды от средней их нормы по ходу временных циклов (периоды засухи; резкие случающиеся раз в десятилетия похолодания; колебания уровня грунтовых вод).

Саморегуляция ни в коем случае не приостанавливает эволюцию природной среды. В спонтанных условиях она только сглаживает ее ход. В некоторых случаях направление эволюции непосредственно определяется саморегуляцией, например, когда механизм саморегуляции изменяется под влиянием внутренних и внешних (к эволюционирующей геосистеме) факторов .

Режим связей.

Саморегуляция геосистемы в значительной мере зависит от направленности взаимоотношений между составляющими ее компонентами. Очень важен при этом режим связей как геосистемы в целом , так и подчиненных ей систем. .Многое в этом отношении определяет наличие обратных связей. Геосистема как класс управляющих систем выявляется и описывается при макроподходе. При макроподходе она расчленяет на элементарные управляющие системы, число которых может быть довольно большим. Отдельные элементарные системы характеризуются наличием или отсутствием обратных связей, что обнаруживается при изучении их функционирования.

Обратные связи делятся на положительные и отрицательные (Ланге, 1961). Положительные обратные связи чаще усиливают цепные реакции, сопровождающие преобразовательную динамику; отрицательные обратные связи больше способствуют восстановлению равновесия, то есть определяют саморегуляцию, это относится к саморегуляции геосистем в региональном масштабе, а процесс саморегуляции рассчитан на длительный промежуток времени. Но обратные связи в качестве стабилизирующего фактора действуют и в геосистемах топологической размерности, при этом их эффект может проявится за меньший промежуток времени.

Стабильность системы обеспечивается не только отрицательной обратной связью. Положительная обратная связь при определенных условиях может обеспечить необходимый для стабилизации компенсационный эффект. Кроме того, при некоторых обстоятельствах любая обратная связь сама по себе не обеспечивает стабильность системы (Сачава, 1978). Последняя обеспечивается обратными связями отрицательного и положительного значения , но при определенных условиях.

Саморегуляция возможна, если связи, присущие системе, не абсолютно устойчивы. Последнее имеет место в природе для всех главнейших связей, определяющих коренной геомер и любую геохору.

Нередко исследователи необоснованно придают слишком большое значение высоким показателям связи (коэффициентам корреляции) между отдельными природными явлениями. Сами по себе эти высокие коэффициенты корреляции не служат гарантией постоянной значительной взаимообусловленности соответствующих явлениях и существования между ними жесткой связи. Высокий коэффициент корреляции в изменчивой обстановке геосистемы может выявляться при определенных непродолжительно действующих условиях и не оставаться постоянным не только в многолетнем, но и в годичном цикле.

Системы, в которых отдельные части плотно пригнаны к друг другу, где немыслимо существование этих частей при уклоняющихся соотношениях, должны быть крайне неустойчивыми, эфемерными, и, таким образом, по существу не реальны. Геомер, функции которого жестко лимитированы определенными показателями тепла или влаги, в особо засушливый период или годы крайнего похолодания распадается как структурный тип. Саморегуляция геомера возможна, если связи между его компонентами допускают определенную амплитуду показателей корреляции. Это обязательное условие устойчивой организации и необходимая предпосылка для саморегуляции.

Понятие об эпифации

Эпифация – это совокупность переменных состояний элементарных геомеров, каждое из которых подчинено одному материнскому ядру – одной из эквифинальных фаций; ее можно рассматривать как совокупность динамически связанных геомеров, соотношение между которыми целесообразно изучать количественными методами.

Эквифинальные структуры, их переменные состояния и модификации, вызванные внешними агентами, в пределах эпифации представляют динамическую целостность. В совокупности они образуют множество, для упорядочения представления о котором возможна только классификация всех переменных состояний (включая и их трансформацию под влиянием человека) в связи с материнским ядром – эквифинальной фации. То есть, коренная фация, сопряженные с ней ряды серийных фаций, а также различные ее модификации – все вместе должно рассматриваться как некое динамическое целое. Изучение этого целого имеет очень большое значение для правильной постановки проблем ландшафтоведения. Описание геомеров с переменной структурой без указания на принадлежность их к той или иной эпифации в основном не обеспечивает нужной информации, в особенности когда дело касается серийных и модифицированных антропогенными воздействиями геосистем. В общей классификации геомеров для каждой коренной фации должны быть указаны ряды ее переменных состояний.

Так же надо поступать при обозначениях в классификации геомеров более высокого ранга. Если группа (или класс) фаций заключает не только обобщение коренных фаций, но и всех свойственных им производных состояний, то группа (или класс) эпифаций должна представлять собою обобщение всех входящих в соответствующую группу (или класс) эпифаций коренных структур и переменных состояний. По такому же принципу обобщаются коренные и производные геосистемы в эпигеомы, а также в другие эпигеомеры более высокого ранга.

Материнским ядром эпифации является коренная фацианальная структура. Обособленное положение занимают квазикоренные фации, они возникают, когда структурные пропорции коренной фации нарушены вследствие гипертрофического воздействия какого – либо из факторов. Квазикоренные фации нередко выражены на большой площади и устойчивы во времени. Заметим, что их связь с коренными структурами представляет не только теоретический интерес, она указывает на пути оптимизации квазикоренного состояния, если в том есть необходимость. Во многих случаях квазикоренные фации находятся в сложном взаимоотношении с материнским ядром коренной фации. По характеру растительности и почв квазиеоренная фация представляет аналог экоклимакса. Опыт показывает, что в настоящие время преждевременно строить графы , в которых квазикоренные фации включаются как производные от коренной фации (Сачава, 1974)

Во круг условнокоренных фаций формируются самостоятельные эпифации со своими материнскими ядрами. Как уже говорилось, переменные состояния эпифации представлены серийными фациями и различными антропогенными модификациями. Те и другие образуют ряды (серийные и ряды трансформации) и представляют основное подвижное множество, слагающее эпиацию.

Переменные структуры имеют разную долговечность: к ним относятся кратковременнопроизводные и длительнопроизводные фации, а также различные спонтанные биогеоценозы серийного типа. Более удобная квалификация по долговечности необходима, но ее следует основывать на количественных показателях, выявление которых – одна из задач, стационарного исследования биогеоценозов и фации.

Разным эпифациям свойственна различная интенсивность динамических процессов. Они характеризуются разнообразием производных структур и разной скоростью их трансформации.

При обработке и систематизации полевых материалов может быть использована, наряду с другими приемами, теория графов, обеспечивающая наглядность и геометрический подход к пониманию динамического состояния геосистем. Построение графа осуществляется следующим образом: коренную фацию изображают в центре ряда сукцессии, как материнское ядро эпифации. Вершины графов обозначают переменные состояния фации (рис. ). Такой граф эпифации представляет в настоящее время наилучший способ информации о ее динамическом состоянии (Сачава, 1978).

Граф, отображающий структурно – динамические связи в пределах эпифации, должен строиться на основе хорошо обработанного и обобщенного материала полевых наблюдений.

Прогноз и прогнозирование.

Следует различать понятие “прогноз” и “прогнозирование”. Прогнозирование – это процесс получения данных о возможном состоянии исследуемого объекта. Прогноз – результат прогнозных исследований. Есть много общих определений термина “прогноз”: прогноз – это определение будущего, прогноз – это научная гипотеза о развитии объекта, прогноз – характеристика будущего состояния объекта, прогноз - оценка перспектив развития.

Несмотря на некоторые отличия определений термина “прогноз”, связанные, по – видимому, с различиями целей и объектов прогноза, во всех случаях мысль исследователя устремлена в будущее, то есть прогноз представляет собой специфический вид познания, где прежде всего исследуется не то, что есть, а то, что будет. Но суждение о будущем не всегда есть прогноз. Например, есть закономерные события , которые не вызывают сомнения и не требуют прогнозирования (смена дня и ночи, сезонов года). Кроме того, определение будущего состояния объекта – это не самоцель, а средство научного и практического решения многих общих и частных современных проблем, параметры которых, исходя из возможного будущего состояния объекта, задаются в настоящие время.

Общая логическая схема процесса прогнозирования представляется как последовательная совокупность:

Во – первых, представлений о прошлых и современных закономерностях и тенденциях развития объекта прогнозирования;

Во –вторых, научного обоснования будущего развития и состояния объекта;

В – третьих, представлений о причинах и факторах, определяющих изменение объекта, а также условий, стимулирующих или препятствующих его развитию;

В – четвертых, прогнозных выводов и решений по управлению.

Для решения многих познавательных и практических задач все возрастающее значение приобретают комплексные прогнозы, включающие и собственно географический прогноз. Его значение особенно велико для обоснования и апробации различных концепций экономического и социального развития, при составлении плановых и технических проектов.

Географы определяют прогноз преимущественно как научно обоснованное предвидение тенденций в изменении природной среды и производственно территориальных систем. (Сачава, 1978)

В аспекте эволюции геосистем – это особая задача, решение которой относится к области полеогеографии, а в части текущей динамики, то есть смены одной переменной структуры другой, - это актуальный предмет учения о геосистемах. Такого рода динамика, хотя и проявляется при спонтанном развитии природы, но чаще всего представляет собой следствие влияния человека на окружающую среду. Она способствует всем его мероприятиям, в частности, по освоению местности и разработки природных ресурсов. Поэтому прогноз направлений текущей динамики является необходимым условием всякого рационального природопользования.

Географический прогноз касается только природной среды человека. Социально – экономический прогноз строится на других основаниях, хотя также с учетом динамики природной среды. С другой стороны, экономические и социальные мотивы учитываются и при географическом прогнозировании, но только с токи зрения воздействия их на природу. Этого вполне достаточно, так как помимо разработки собственно географического прогноза географ участвует в составлении социально – экономического прогноза, в частности касающегося перспектив развития территориально – производственных систем.

Географическое положение.

Центрально – Красноярский экономико-географический район представляет собой широко вытянутую полосу длиной почти 800 км –от границы Красноярского края с Кемеровской областью на западе до его границы с Иркутской областью на вотокею Ширина этой полосы 250-300 км, а площадь 200 тыс. км 2 . На севере район граничит с Нижне – Ангарским территориально – производственным комплексом (ТПК), на юге – с Саянским ТПК.

Район расположен в центре евроазиатского материка, вдали от морей и океанов, ближайшее расстояние до которых около 2 тыс. км. Его территория лежит на стыке трех крупных регионов Сибири – Западно – Сибирской равнины, Среднесибирского плоскогорья и гор Южной Сибири , в связи с чем имеет сложное геолого-геоморфологическое строение. Водный и тепловой режимы отличаются значительной контрастностью. Как следствие этого, растительность и почвенный покров характеризуется существенным разнообразием и пестротой. В горах и на севере территории преобладают ландшафты южной тайги и подтайги, а в межгорных впадинах и на подгорных равнинах – ландшафты основных лесостепей.

Район относится к макробассейну Северного ледовитого океана, речная сеть представлена Енисеем, его притоками и притоками Оби. Таким образом, преобладающее направление выноса материала – с юга на север.

Рассматриваемая территория объединяет 26 низовых административных районов. Хозяйство каждого из них так или иначе участвует в формировании КАТЭКа, потому что нормально функционирование локальных производственных звеньев комплекса невозможна без системы связей с прилегающими или более удаленными территориями.

Территория исследуемого района относится к разряду осваиваемых. Имеется в виду современный, качественно новый этап освоения высокой индустриальной основе – высокоинтенсивное освоение. Сочетание ряда благоприятных факторов обеспечивает минимальный объем капитальных вложений в развитие производительных сил района и максимальный выигрыш во времени при вводе в эксплуатацию создаваемых производственных объектов. Это и определило данную территорию как один из районов первоочередного освоения в пределах Сибири.

Исследуемая территория занимает периферийное положение по отношению к высокоразвитым районам европейской части страны, а в транспортном отношении – транзитное между востоком (Забайкалье Дальний Восток) и западом (европейская часть, Урал, Западная сибирь), между севером (развивающееся Приангарье, весь огромный север Красноярского Края) и югом (Саянский ТПК, Кузбасс и далее республики Средней Азии). Вместе с тем можно говорить и о “срединном” центральном положении района, рассматривая его окружении и непосредственном соседстве районов, зон, находящихся на разных стадиях экономического развития. Западной границей район соприкасается с западной Сибирью, с наиболее развитой ее частью – Кемеровской областью и в ее пределах с Кузбассом, откуда идут металл, некоторые виды машин и оборудования. На востоке близость Иркутско - Черемховского и Братско –Усть-Илимского ТПК создает условия для благотворного экономического воздействия. На юге соседство освоенных сельским хозяйством Минусинской и других котловин юга Красноярского края даст возможность создать и укрепить продовольственную базу промышленных центров КАТЭКа. В свою очередь, исследуемая территория, ее экономика уже теперь становится тыловой, опорной базой для развивающихся промышленных районов северной части Красноярского края и соседних областей.

В развитии КАТЭКа немалую роль сыграет и Енисей, в данном случае как транспортная артерия, которая разрезает район на две почти равные части, давая выход в меридиональном направлении как на север, так и на юг и образуя в месте пересечения с Транссибирской железной дорогой мощный транспортный узел. Через район проходят также линия магистрального нефтепровода от западно-сибирских нефтяных месторождений и линии электропередач, объединяющие гидростанции Ангары и Енисея в единую систему Центральной Сибири.

Исследуемая территория – один из главных земледельческо – животноводческих районов в Восточной Сибири. Природные условия здесь благоприятствуют дальнейшему развитию многих отраслей хозяйства : это зона преимущественно лесостепи со сравнительно мягким климатом, благоприятными почвенными условиями, удобным рельефом.

Среди разнообразных полезных ископаемых, которыми располагает данная территория, ведущее место принадлежит топливно – энергетическим - основе развития КАТЭКа. Немаловажную роль играют и лесные ресурсы района – и как основа развития крупной лесозаготовительной и деревообрабатывающей промышленности, и как природный фактор, смягчающий отрицательное воздействие будущих объектов КАТЭКа на окружающую природу и человека.

В общей площади красноярского края на рассматриваемую территорию приходится 7 %, а проживает здесь около 60 % населения края. Накопление трудовых ресурсов происходит уже в течении десятков лет в связи с первоначально сельскохозяйственным освоением, позже – с крупным промышленным строительством. Этот фактор играет большую положительную роль в формировании и развитии КАТЭКа , хотя общеизвестно, что дефицит трудовых ресурсов здесь довольно большой.

Формирование низовых звеньев КАТЭКа осуществляется в разных, по природным и экономическим условиям подрайонах выделенного района. В каждом из них складывается своеобразное сочетание производств со специфической специализацией хозяйств , соответствующей экономико- географическому положению подрайонов. Вследствие разнообразия местных особенностей природных ресурсов и условий подрайоны и их части находятся на разных стадиях экономического развития. В одних из них, более обжитых и удачно расположенных в транспортном отношении , а также обладающих разнообразными ресурсами, уже к настоящему времени сформировались крупные промышленные центры со сложными производственно – экономическими связями.

Ландшафтная структура.

Механизм функционирования геосистем может быть понят на основе детальных исследований их пространственного распределения и динамических проявлений. С учетом дискретности и непрерывности природных явлений выделяются два ряда геосистем – геомеры и геохоры. Выделение первых основано на учете гомогенности природных образований , вторых – на их разнокачественности.

В природе имеет место пространственная интеграция : каждая геохора включает несколько подчиненных ей геохор, а те, “представлены множествам закономерно сочетающихся геомеров”. Если типизация геомеров к настоящему времени достаточно разработана, то вопрос о критериях интеграции и типизации геохор остается до сих пор открытым и в качестве таковых обычно используются внешние физионологические признаки геосистем или их отдельных компонентов, таких как рельеф или растительность. Сложность разрешения этой задачи усугубляется еще и тем, что в природе нередки случаи, когда геохоры низшего порядка не имеют между собой ясно видимой генетической связи.

Важная роль при типизации и интеграции геохор, то есть при физико – географическом районировании, принадлежит установлению пространственно – функциональных взаимоотношений между геомерами и геохорами низшего порядка. Критерием такой интеграции и типизации может служить дифференциация вещества в геосистемах. (Снытко и другие, 1980) – одна из главнейших характеристик массы геосистем, которую В. Б. Сочава (1978) считая одним из важнейших параметров.

Классификация и характеристика геомеров. Основная часть геомеров, распространенных в Назаровской впадине и ее горном обрамлении, относится к следующим пяти геомам:

Южносибирскому горно - таежному темнохвойному;

Среднесибирскому таежному светлохвойному;

Южносибирскому подтаежному;

Южносибирскому островных лесостепей;

Южносибирскому степному.

Южносибирский горно-таежный темнохвойный геом представлен на изучаемой территории низкогорной группой фации, относящейся к горному классу фаций. Среди геомеров этой группы самым распространенными являются фации трансэлювиального типа. Наиболее типичные следующие коренные фации: склоновые трансэлювиальные пихтово – березовая, разнотравно – вейниковая с дерново-подзолистыми почвами и осиново-кедрово-пихтовая осоково-разнотравная с дерново-подзолистыми глееватыми почвами, вершинная элювиальная пихтовая мелкотравная с дерновыми лесными почвами. В целом фации этой группы относятся к кислому классу южнотаежных ландшафтов (по классификации А. И. Перельмана (1975)), их обобщенная геохимическая формула имеет вид H N, P, K, Ca, Na … для эволювиальных и трансэволювиальных фаций и H-Fe N, P, K, Ca, Na … - для аккумулятивных.

Для геомеров таежных геомов характерно наличие биогенных и иллювиальных (алюмосиликатных) геохимических барьеров. Геомеры южносибирского горно-таежного темнохвойного геома распространены в осевой части Солгона и в Кузнецком Алатау. Основная часть фаций этого геома к настоящему времени развивается в спонтанном режиме.

Из геомеров, принадлежащих среднесибирскому таежному светлохвойному геому, на изучаемой территории представлены предгорная и подгорная группы фаций горного класса фаций. Среди фаций предгорной группы коренными являются трансэлювиально-аккумулятивные боровые травяно-кустарниковые с дерново-подзолистыми почвами, среди фаций подгорной группы – трансэлювиальные лиственнично-сосновые разнотравные с дерново-подзолистыми почвами и элювиальные березово-сосново-лиственничные разнотравные с дерновыми лесными почвами. В ландшафтно – геохимическом отношении фации среднесибирского таежного светлохвойного геома относятся к кислому классу заподнотаежных ландшафтов и имеют формулу H N, P, K, Ca, Na … Ареалы их распространения приурочены к центральной части хребта Арга, северо-западным предгорьям Восточного Саяна и к Мало – Пичугинскому поднятию. Степень антропогенизации геосистем данного геома несколько выше, чем предыдущего, в связи с чем здесь больше устойчиво – длительнопроизводных фаций.

Геомеры южносибирского подтаежного геома распространены на исследуемой территории значительно шире, чем геомеры первых двух геомов. Для них характерно широкое распространение сосны, а также остепненных фаций (Сочава, 1980) Здесь выделены три группы фаций, относящиеся к этому геому : низкогорная и предгорная горного класса фации и группа фации плоских возвышенностей подгорного класса фаций. Из фации низкогорной группы наиболее типичны коренные трансэлювиальные парковые лиственничные и березово – лиственничные крупнотравные со светло-серыми и дерновыми лесными почвами, из фации предгорной группы – трансэлювальные березово-сосновые разнотравные с серыми и светло серыми лесными почвами. Для группы фаций плоских возвышенностей характерными коренными фациями являются элювиальные локально – аккумулятивные лиственнично-сосновые и березово-сосновые крупнотравные, с дерновыми лесными, дерново-карбонатовыми и светло-серыми лесными почвами. В основном фации этого геома относятся к классу, переходному от кислого к кальциевому, и имеют геохимическую формулу H – Ca x N, P, K … , основные геохимические барьеры – биогенный и иллювиальный. Фации в зоне воздействия Назаровской ГРЭС под влиянием техногенной нагрузки несколько изменили свою структуру, их формула Ca – H N, P, K … . Степень антропогенезации подтаежных геосистем слабая, местами – средняя.

Среди геомеров южносибирского геома островных лесостепей выделяются четыре группы фаций: подгорная пологосклоновая горного класса фаций, плоских возвышенностей, равнинная и низинная равнинного класса фаций. В предгорной группе фаций наиболее типичные коренные трансэлювиальные березовые осоково-коротконожковые и мнимокоренные парковые березовые бобово-разнотравные с серыми и темно-серыми лесными почвами. Для группы плоских возвышенностей характерна элювиальная парковая березовая злаково-осоково-разнатравная с темно-серми лесными почвами фация.

Равнинная группа фаций представляет собой остатки зональных ландшафтов южносибирской лесостепи, не связанных с высотной поясностью, они не занимают больших площадей. Наиболее типичные фации этой группы трансэлювиально-аккумулятивные березовые и парковые березовые крупнотравные с темно-серыми лесными почвами и черноземами выщелоченными.

Фации низинной группы распространены значительно шире, они обычно встречаются отдельными колками среди полей по микропонижениям. Для этой группы типичны трансэлювиально-аккумулятивная березовая бобово-разнотравная фация с темно-серыми лесными луговатыми почвами и трансаккумулятивная черемухово-березовая осоко-разнотравная с черноземами выщелоченными луговатыми. Фации южносибирского геома остравных лесостепей в целом могут быть отнесены к карбонатному классу лесостепных ландшафтов с геохимической формулой Ca N, P, K… . Основные геохимические барьеры – биогенный и карбонатный. Лесостепные геосистемы подвержены антропогенному влиянию значительно сильнее, чем подтаежные. В связи с этим большая часть фаций данного геома относится к категории устойчиводлительнопроизводных.

Широко распространены на исследуемой территории геомы южносибирского степного геома, в котором выделяют 11 групп фаций, относящихся к четырем классам фаций: степному, лугово-степному, луговому и галошорфномую. В степной класс входят пять групп фаций: пологосклоновая, плоских возвышенностей, высоких равнин, равнинная и низинная. Фации этого класса наиболее сильно затронуты антропогенезом, ареалы их распространения распаханы практически полностью, естественная растительность сохранилась лишь на небольших участках, но и она значительно трансформирована. Отсутствие естественной растительности обусловило принципиально иной подход к выделению фаций данного класса. Одним из наиболее консервативных компонентов геосистем являются почвы, поэтому фации выделялись главным образом на основании различий именно в почвенном покрове. Почти все фации этого класса фаций являются устойчиводлительнопроизводными. Степные фации относятся к карбонатному классу ландшафтов черноземных степей и имеют геохимическую формулу Ca H2O, N, P, K … , преобладающие геохимические барьеры – гумусовый адсорбционный и карбонатный.

В лугово-степном классе выделена только одна группа фаций – лугово-степная предгорная. Фации этого класса также сильно затронуты антропогенезами. Обобщенная геохимическая формула их Ca N, P, K … .

Фации лугового класса приурочены главным образом к долинам рек, они антропогенезированы менее значительно, чем фации степного и лугово-степного класса. Здесь выделяют три группы фаций: аллювиально-луговая, лугово-болотная и болотная . Ареалы распространения этих групп фаций не велики и довольно тесно сопряжены в пространстве, поэтому рисовка контуров на карте топогеосистем вызвала значительные затруднения. В конце концов были оконтурены участки, на которых встречаются фации всех этих групп , но условные обозначения контуров даны по преобладающему компоненту. Общая геохимическая формула фаций лугового класса Ca – Fe N, P, K… . Для лугово-  болотных и болотных фаций избыточным является и железо. Для фаций аллювиально-луговой и лугово-болотной групп характерен окислительный железистый барьер, для фаций болотной группы – восстановительный глеевый. Среди фаций данного класса преобладают серийные.

Фации галоморфного класса на территории Назаровской впадины не имеют широкого распространения. Они приурочены к понижениям рельефа на юге впадины среди степных фаций. Геохимическая формула солонцовой группы фаций Na – Ca N, P, K … , солончаковой Na N, P…_____ Na, CE, SO4

Основные геохимические барьеры: для солончаков группы – испарительный, для солонцовой – щелочной. Степень воздействия хозяйственной деятельности на фации данного класса невелика ввиду невысокой ценности их как сельскохозяйственного ресурса без коренных мелиораций, динамическое состояние большинства фаций серийное.

Список литературы

Для подготовки данной работы были использованы материалы с сайта http://referat2000.bizforum.ru/

Эволюция и динамика геосистем





Последнее изменение этой страницы: 2020-03-02; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.215.185.97 (0.017 с.)