Февраля 15 (28) Священномученики Алексий (Никитский) и Симеон (Кулямин) 





Мы поможем в написании ваших работ!



ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Февраля 15 (28) Священномученики Алексий (Никитский) и Симеон (Кулямин)



 

Составитель священник Максим Максимов

Священномученик Алексий родился 6 марта 1891 года в селе Михалево Бронницкого уезда Московской губернии в семье священника Михаила Никитского.

В 1906 году он окончил Донское Духовное училище, в 1912 году — Московскую Духовную семинарию, после чего стал учителем начальной школы в Балашихе.

5 декабря 1913 года он был рукоположен во священника к храму Рождества Христова в селе Михалево, на место умершего отца.

В начале 1918 года отец Алексий был призван в тыловое ополчение Красной армии. Он служил рядовым в городе Бронницы при губернском конском запасе. Его обязанностью было ухаживать за лошадьми. Потом отца Алексия перевели в строительный отряд, где он работал конторщиком. После этого он работал телефонистом в Управлении по снабжению воздушного флота, располагавшемся на Ходынке в Москве.

В 1921 году после демобилизации отец Алексий подал прошение в Московскую епархию о назначении на приход священником. В марте 1922 года он был определен священником к Троицкому храму в поселке Удельная Раменского района, где и прослужил до дня ареста. В 1929 году у отца Алексия, как лишенного избирательных прав, отняли дом. Притеснение служителей Церкви со стороны советской власти в это время выражалось и в непосильном налоге как на них самих, так и на общины, которые должны были платить налог за использование здания церкви. Сумма налогообложений была такой высокой, что выплатить ее стоило большого труда и самопожертвования. И священноначалие, и рядовые пастыри писали заявления с протестом против фактического ограбления верующих. Делали такие заявления и служители Троицкой церкви в поселке Удельная. Одно из таких заявлений они написали в 1937 году после того, как районный финансовый отдел в несколько раз по сравнению с предыдущим годом увеличил налог с дохода причта. Сотрудники НКВД произвели негласное следствие в отношении священнослужителей Троицкого храма, результатом чего стал их арест, который произошел 26 января 1938 года.

Первый раз следователь допросил отца Алексия 30 января. На следующий день допрос был продолжен.

— Где вы писали ваше заявление о снижении налога и какую цель вы преследовали данным заявлением? — спросил следователь.

—Я данное заявление о снижении налога писал сам лично у себя на квартире в 1937 году. После я это заявление принес в церковь, где к нему, после окончания службы, подписались Львов, Жуков и Кулямин, подписывались они в алтаре. Цели у нас никакой не было, но мы в заявлении просили только снизить нам налог, каковой нам не под силу было внести. Данное заявление мы писали согласно указанию районного финансового инспектора Панкова.

— Следствию известно, что вы 2 мая 1937 года собирались на квартире митрополита Чичагова[55], где обсуждали контрреволюционные вопросы. Какие вопросы вы обсуждали и с кем?

— Я действительно 2 мая 1937 года был на квартире митрополита Серафима в поселке Удельная, но я был им приглашен, чтобы отслужить молебен… после молебна я выпил стакан чаю, и мы все из квартиры Чичагова ушли по своим квартирам. Митрополит Серафим на Рождество и Пасху всегда приглашал нас отслужить у него на квартире молебен, так как по старости посещать церковь он не может. я никакую контрреволюционную агитацию среди верующих против мероприятий советской власти не вел и против налогов и займов не выступал. в предъявленном мне обвинении виновным себя не признаю. Я, будучи священником удельнинской церкви, только выполнял свои обязанности как священник.

6 февраля состоялся последний допрос.

— Следствию известно, что вы вместе с диаконом Куляминым вели агитацию среди верующих за незакрытие церквей.

— Я никакой с диаконом Куляминым агитации среди верующих не вел и в отношении незакрытия церквей вопрос нигде не ставил и ни с кем не говорил и не обсуждал.

Священномученик Симеон родился 1 сентября 1874 года в селе Ратмирово, которое впоследствии вошло в состав Собинского района Ивановской области, в семье крестьянина Федора Кулямина.

С 11–летнего возраста Семен Кулямин поступил учеником на текстильную фабрику Собинской мануфактуры. 28 лет он работал садовником у фабриканта Лосева. В 1917 году Семен Федорович переехал в поселок Ильинское, где работал в Центросоюзе.

В 1921 году он устроился псаломщиком в Троицкий храм в поселке Удельная Московской области, а в 1925 году был рукоположен во диакона к той же церкви. В ней он и прослужил до своего ареста 26 января 1938 года.

27 января следователь допросил диакона Симеона.

— Дайте подробные показания, в чем выражалась взаимная связь церковников поселка Удельная?

—Совместная служба в удельнинской церкви сблизила меня со священниками Сергеем Алексеевичем Львовым, Алексеем Михайловичем Никитским, Ленинградским митрополитом Серафимом (Чичаговым), а также с активными церковницами. Взаимная связь выражалась в том, что мы, как наиболее религиозно убежденные верующие люди, прилагали все усилия к тому, чтобы сохранить удельнинскую церковь, не допустить ее закрытия и распространять среди населения религиозные убеждения — не допустить отмирания христианского вероисповедания.

—Дайте показания о священнике Никитском Алексее Михайловиче.

— Священника удельнинской церкви Алексея Михайловича Никитского я знаю как человека глубоко религиозно убежденного. по социальному происхождению из семьи священника, неоднократно излагал мне свои недовольства против гонения на Церковь, служителей культа.

— Дайте показания о нелегальных сборищах церковников на квартире Жилкиной.

—О нелегальных сборищах в квартире Жилкиной я показать не могу, так как о них не знаю.

1 февраля состоялся следующий допрос.

—Следствию известно, что вы, совместно с другими церковниками удельнинской церкви, 2 мая 1937 года на квартире бывшего митрополита Чичагова принимали участие в проводимом собрании по обсуждению сталинской конституции.

— Да, я действительно 2 мая 1937 года был на квартире митрополита Серафима, со мной еще были три человека. все мы собирались по приглашению митрополита, у него на квартире служили молебен в честь Пасхи, и собрания никакого не проводилось на квартире, и в этот момент сталинская конституция нами не обсуждалась.

— Дайте показания о вашей контрреволюционной деятельности.

— Я контрреволюционную деятельность не проводил и не провожу, а также я никакой агитации против советской власти не производил…

Все время непродолжительного следствия арестованные священник и диакон провели в Таганской тюрьме в Москве.

16 февраля 1938 года тройка НКВД приговорила их к расстрелу. Священник Алексий Никитский и диакон Симеон Кулямин были расстреляны 28 февраля 1938 года на полигоне Бутово под Москвой и погребены в безвестной общей могиле. Перед расстрелом в этот же день фотограф Таганской тюрьмы сфотографировал их, чтобы при проводимых в это время массовых расстрелах палач не ошибся.

ИСТОЧНИКИ: ГАРФ. Ф. 10035, д. ПП54393.

 

Февраля 22 (7 марта) Преподобномученик Антипа (Кириллов)

 

Составитель игумен Дамаскин (Орловский)

Преподобномученик Антипа (в миру Антон Петрович Кириллов) родился 3 августа 1870 года в селе Братки Борисоглебского уезда Тамбовской губернии в крестьянской семье. Он окончил церковноприходскую школу и до двадцати семи лет жил с родными. Будучи с детства глубоко религиозно настроенным, он в 1898 году поступил в число братии Афонского монастыря и подвизался в нем до 1912 года; в этом году он был зачислен в братию Новоспасского монастыря в Москве. В мантию с именем Антипа он был пострижен или на Афоне, или в Новоспасском монастыре. После революции 1917 года он выехал на родину в село Братки и здесь служил в храме псаломщиком.

В 1929 году монах Антипа был рукоположен во иеромонаха ко храму в селе Козловка Борисоглебского района Тамбовской области. В 1931 году отец Антипа переехал в Москву и был направлен священноначалием в храм Воздвижения Честного и Животворящего Креста Господня в село Татаринцево Бронницкого района Московской области, здесь он прослужил до своего ареста.

За шесть лет служения иеромонаха Антипы в Татаринцево прихожане полюбили его за благочестивую жизнь, за то, что он всецело посвятил себя служению Господу и в этом всем был примером, за проповеди, за то, что всегда, в любое время к нему можно было прийти за советом. В 1937 году отцу Антипе исполнилось шестьдесят семь лет, жизнь подходила к концу, никого из близких родственников не оставалось, и для души открывался просторный путь служения Богу и ближним. И уже приближалось время, когда пора было сказать «ныне отпущаеши». Последнюю службу отец Антипа отслужил на праздник Сретения Господня, 16 февраля 1938 года власти арестовали его и он был заключен в тюрьму в Коломне. Допрашивали его начальник районного отделения НКВД и начальник паспортного стола Бронницкого отделения милиции. Допросы начались почти сразу же после ареста и продолжались более суток.

— Следствие располагает сведениями, что вы в августе 1937 года распространяли клевету на советскую власть, что эта власть — наказание Божие, что самых лучших людей советская власть ссылает и сажает. Признаете ли вы себя виновным в этой антисоветской агитации?

— Я этого не говорил, потому что я верующий, я говорил, что всякая власть от Бога и мы ей покоряемся.

— Все это сущая ложь, следствию известно, что в декабре 1937 года вы оскорбительно высказывались о сталинской конституции.

— Я это не говорил и факт этот отрицаю, — решительно отверг обвинения отец Антипа.

Видя, что священник отвергает все навязываемые ему следствием обвинения, следователь с нетерпением спросил:

—В чем же вы себя сами признаете виновным, то есть в какой антисоветской или контрреволюционной агитации вы себя считаете виновным?

— Ни в какой антисоветской и контрреволюционной агитации я себя виновным не признаю.

— Из ваших рукописей видно, что в проповедях вы внушали верующим покорность, смирение.

—Я говорил в проповедях, что богатство и бедность — все от Бога. Говорил я и то, что не только мы верим, но и многие талант–ливые люди, о которых я в проповедях говорил, что они также были верующими, и, приводя примеры, перечислял имена этих людей. Из календаря я взял лист, где говорится о естествоиспытателе Линнее, с тем чтобы показать, что даже советская власть и то его хвалит как талантливого человека и одновременно говорит о нем, что он был человеком религиозным. Все это делалось для укрепления веры.

—Следствию известно, что вы во время выборов в Верховный Совет отказались от голосования. Дайте показания по этому вопросу.

—Я не голосовал, потому что за мной не прислали лошадей, хотя и обещали.

— Следствию известно, что к вам приходили на квартиру, чтобы пригласить голосовать, но вы категорически отказались.

—Этого факта не было, — ответил иеромонах Антипа. На этом допросы были окончены.

Следователи допросили двух священников из сел Давыдово и Салтыково Бронницкого района, которые служили в то время при НКВД дежурными свидетелями и осведомителями, и они подписали соответствующие показания, необходимые для обвинения иеромонаха Антипы. Затем следователь допросил одного из жителей села Татаринцево, согласившегося выступить в качестве лжесвидетеля, он показал, что иеромонаха Антипу знает со времени приезда последнего в Татаринцево, что с самого начала заметно его влияние на колхозниц, которые в некоторые религиозные праздники перестали выходить на работу, стали чаще ходить в церковь, что отец Антипа перед выборами в Верховный Совет говорил: «На что нам выбирать, кто они, кого нам выдвигают в кандидаты коммунисты, такие же антихристы, они продолжают дело, начатое большевиками, не нужно голосовать». «Деревня, где проживает Кириллов, находится в расстоянии одного километра от той, где проходило голосование, священник мог бы дойти пешком, как другие. Когда мы к нему пришли на квартиру и спросили, что он не идет голосовать, он ответил: «Власть не наша, власть антихриста, и мне за нее голосовать нечего».

27 февраля 1938 года тройка НКВД приговорила отца Антипу к расстрелу. Иеромонах Антипа было расстрелян 7 марта 1938 года и погребен в безвестной общей могиле на полигоне Бутово под Москвой.

ИСТОЧНИКИ:

ГАРФ. Ф. 10035, д. 23027. Монастыри и храмы Московской епархии. М., 1999. С. 258.

 

Февраля 22 (7 марта) Преподобномученик Сергий (Букашкин)

 

Составитель священник Максим Максимов

Преподобномученик Сергий родился 23 января 1884 года в селе Чертаново Волоколамского уезда Московской губернии в семье крестьянина Василия Букашкина и при крещении был наречен Иоанном.

До тринадцати лет Иван проживал в родительском доме, а потом был отдан ими в Чудов монастырь, что располагался в Московском Кремле. Здесь отрок выполнял клиросное певческое послушание.

Проучившись три класса в Духовной семинарии, послушник Иоанн сдал экзамен на звание учителя начального училища.

В 1914 году он был пострижен в монашество и наречен Сергием. В 1916 году из Чудова монастыря монаха Сергия перевели в Московский Покровский монастырь, где в том же году он был рукоположен во иеродиакона.

После закрытия монастыря иеродиакон Сергий в 1919 году был назначен служить в Преображенскую церковь в селе СпасОсташевское Волоколамского района Московской области. В 1930 году его рукоположили во иеромонаха к тому же храму. В 1935 году он был награжден наперсным крестом.

В феврале 1937 года отец Сергий был назначен служить в храм во имя преподобного Александра Свирского в селе НовоАлександровка Шаховского района.

Летом 1937 года безбожная власть начала очередное, на этот раз самое беспощадное гонение на Русскую Православную Церковь.

Следователем НКВД в январе 1938 года были вызваны на допрос лжесвидетели, которые подписали протоколы допросов, необходимые для ареста отца Сергия.

Один из лжесвидетелей на требование рассказать, что известно ему о контрреволюционной деятельности священника, ответил: «Проживая в селе Ново–Александровка, Букашкин как в самом селе, так и в окружающих селениях группирует вокруг себя верующих и ведет среди них агитацию за веру в Бога, в то же время ведет контрреволюционную агитацию против мероприятий партии и советской власти, проводимых на селе. Так, в декабре 1937 года он около церкви среди верующих, прося помощи духовенству и церкви, среди группы верующих говорил:«Жизнь для нас в условиях советской власти стала очень плохая, советская власть нас задушила налогами окончательно. Если вы, верующие, не поможете духовенству и храму сему, то из‑за неуплаты налога церковь закроют». После этого под руководством церковной старосты среди верующих был произведен сбор сельскохозяйственных продуктов и средств в помощь духовенству и церкви. В октябре 1937 года я, как начальник добровольной пожарной дружины, будучи в церкви для проверки печей, предложил священнику все печи, имеющиеся в церкви, привести в порядок, во избежание возникновения пожара. Священник Букашкин по данному вопросу мне говорил:«Я и так все до копейки от дохода сдаю советской власти, меня и без этого кругом всего обобрали, и средств на ремонт у меня нет»».

Иеромонах Сергий был арестован 17 февраля 1938 года и на следующий день допрошен.

— Следствие располагает данными, что в декабре 1937 года около церкви среди присутствующей массы верующих вы открыто вели контрреволюционную агитацию против существующего закона советского правительства. В октябре 1937 года и в январе 1938 года высказывали недовольство к существующему строю, вели контрреволюционную агитацию против проводимых мероприятий советской власти. Дайте показания по данному делу.

—Среди массы и вообще где‑либо контрреволюционную агитацию против проводимых мероприятий партии и советской власти я не вел, недовольств к существующему строю не высказывал.

—Вам предъявляется обвинение в контрреволюционной агитации против проводимых мероприятий советской власти, признаете ли себя виновным?

— В предъявленном мне обвинении виновным себя не признаю, так как с моей стороны контрреволюционной агитации среди массы никогда не велось.

В тот же день следствие было закончено. После недолгого пребывания в Волоколамской тюрьме отец Сергий был переведен в Таганскую тюрьму в Москве. 27 февраля 1938 года тройка НКВД приговорила его к расстрелу.

Иеромонах Сергий (Букашкин) был расстрелян 7 марта 1938 года на полигоне Бутово под Москвой и погребен в безвестной общей могиле.

ИСТОЧНИКИ: ГАРФ. Ф. 10035, д. 23019.

АМП. Послужной список.

 

Февраля 22 (7 марта) Священномученик Сергий (Белокуров)

 

Составитель игумен Дамаскин (Орловский)

Священномученик Сергий родился 24 сентября 1880 года в городе Волоколамске Московской губернии в семье псаломщика Ивана Белокурова, служившего в городском Воскресенском соборе. В 1895 году Сергей Иванович окончил Волоколамское Духовное училище, в 1902 году — Вифанскую Духовную семинарию и поступил учителем в церковноприходскую школу при ИосифоВолоколамском Успенском мужском монастыре. В 1904 году умер отец Сергея Ивановича, который был к тому времени уже за штатом, и в этом же году Сергей Иванович был рукоположен в сан диакона и стал служить в Троицкой церкви в селе Раменском.

В 1919 году диакон Сергий был рукоположен во священника к Троицкой церкви. Почти сразу же после рукоположения он был призван в Красную армию. Отец Сергий стал ходатайствовать об освобождении его от военной службы, ходатайство поддержали прихожане Троицкой церкви. Они мотивировали свою просьбу тем, что отец Сергий не только священник, но и хороший врач и уже многим в Раменской волости оказал врачебную помощь; при нехватке врачей, жители просят оставить им в качестве врача священника. 19 июля 1920 года дело разбиралось в суде, и суд постановил удовлетворить ходатайство священника и жителей города и согласно декрету об отделении Церкви от государства «освободить священника Белокурова от военной службы с предоставле–нием ему просто деятельности по лечению граждан села Раменского».

17 февраля 1938 начальник Раменского отделения НКВД Элькснин допросил работавшую осведомительницей жительницу Раменского Савлову, которая о священнике Сергии Белокурове показала: «Я живу в фабричных корпусах и вижу священника Белокурова в фабричных корпусах почти ежедневно. К кому он ходит, я не знаю… Я с ним поздоровалась и спросила:«Где же вы были в гостях?«Он мне ответил:«Я был у своих», но у кого, не сказал. Причем добавил:«Жить надо спешить, ведь все равно, если не сегодня, то завтра, советская власть задавит». Я ему ответила, что это ерунда, наоборот, советская власть ведет к веселой и радостной жизни. На это он мне ответил:«Это вам только говорят; хорошая, радостная жизнь в Кремле, рабочему Сталин хорошей жизни не даст»».

20 февраля была выписана справка на арест отца Сергия, а 22–го он был арестован и помещен в камеру предварительного заключения при Раменской милиции. Через три дня следователь допросил его.

— Как часто вы, Парусников и Фетисов собирались в церковной сторожке?

— В церковной сторожке мы собирались после каждой обедни.

— Какие вопросы вы обсуждали в церковной сторожке?

— Обыкновенно вопросы служебного характера. В феврале, числа какого не помню, мы, отслужив обедню, собрались в церковной сторожке, где стали обсуждать вопрос о присланном нам непосильном налоге.

— Скажите, какое недовольство выразили вы во время подписки на заем?

— На заем я не подписался лишь потому, что у меня и так много сделано подписок на заем. Недовольства не выражал.

—Как часто вы бываете в рабочих корпусах фабрики «Красное знамя» и других местах?

— Ходил в корпуса и другие места по требованию верующих, близких знакомств и связей не имею.

—Признаете ли вы себя виновным в антисоветских разговорах в церковной сторожке и других местах?

— Виновным себя не признаю.

Это был последний допрос, и на этом следствие было закончено. 27 февраля 1938 года тройка НКВД приговорила отца Сергия к расстрелу. Священник Сергий Белокуров был расстрелян 7 марта 1938 года и погребен в безвестной общей могиле на полигоне Бутово под Москвой.

ИСТОЧНИКИ:

ГАРФ. Ф. 10035, д. П-77338.

А. Ю. Дубинский. Вифанская Духовная семинария. Алфавитный список выпускников 1901—1917 годов (краткий генеалогический справочник). М., 1999. С. 7.

 

Февраля 22 (7 марта) Священномученик Иоанн (Орлов)

 

Составитель священник Максим Максимов

Священномученик Иоанн родился 1 ноября 1881 года в деревне Любучаны Подольского уезда Московской губернии в семье священника Ивана Орлова, служившего в кладбищенском Воскресенском храме города Подольска.

В 1897 году Иван окончил Перервинское Духовное училище и поступил в Московскую Духовную семинарию, которую окончил в 1903 году. Был рукоположен во священника и служил в Троицком храме в селе Троицкое на Истре Московской области.

В конце 1930–х годов, когда безбожная власть приняла решение о повсеместном закрытии храмов и приступила к массовым арестам служителей Церкви, местные безбожники в городе Истре решили закрыть Троицкий храм. Председатель сельсовета совершил продажу школьного помещения под дачу некоему профессору, а школу и учащихся решил разместить в маленькой деревянной Троицкой церкви. Община храма обратилась с жалобой на действия председателя сельсовета. Комиссия разобрала дело и обязала председателя сельсовета расторгнуть договор о продаже школы, поэтому церковь не была закрыта.

Летом 1937 года сотрудники НКВД приступили к массовым арестам священнослужителей и верующих. 7 ноября 1937 года был арестован священник Александр Машков, который вместе с отцом Иоанном служил в Троицком храме. Во время допросов он оговорил себя, а также отца Иоанна, диакона Петра Троицкого и старосту храма Михаила Строева в том, что они под его руководством организовали контрреволюционную группу для борьбы с советской властью.

Вместе с другими служащими Троицкого храма священник Иоанн Орлов был арестован 18 ноября 1937 года. В тот же день начались допросы.

—Вы арестованы как участник контрреволюционной группы. Дайте показания по этому вопросу.

— Участником контрреволюционной группы я не являюсь.

—Знаете ли вы ныне арестованного по линии НКВД гражданина Машкова?

— Священника Троицкой церкви Александра Машкова я знаю хорошо, примерно с 1911 года.

— Показаниями обвиняемого Машкова вы уличаетесь как участник контрреволюционной группы. Дайте показания по этому вопросу.

— Утверждаю о том, что я участником контрреволюционной группы не являюсь.

— Следствие предлагает вам быть правдивым и дать показания о вашем участии в контрреволюционной группе.

— Заявляю, что я участником контрреволюционной группы не являюсь.

— Вам зачитываются показания обвиняемого Машкова, подтверждаете ли вы это?

— Не подтверждаю.

— Когда и за что вы судились?

— Никогда не судился.

—Знаете ли вы граждан Машкова, Троицкого и Строева и какие у вас взаимоотношения?

— Священника Александра Машкова, диакона Петра Троицкого и церковного старосту Михаила Строева я знаю хорошо. Взаимоотношения у меня с ними нормальные.

— Посещали ли вы их квартиры и ходили ли они к вам?

— Бывали.

— Признаете себя виновным в предъявленном вам обвинении?

— В предъявленном мне обвинении виновным себя не признаю.

После допросов в Истре священника Иоанна Орлова перевели в Таганскую тюрьму в Москве. 27 ноября 1937 года тройка НКВД приговорила его к десяти годам заключения в исправительно–трудовом лагере.

Священник Иоанн Орлов умер в Мариинском лагере НКВД близ города Новосибирска 7 марта 1938 года и был погребен в безвестной могиле.

ИСТОЧНИКИ:

ГАРФ. Ф. 10035, д. ПП49395.

 

Марта 1 (14) Преподобномученица Дария (Зайцева)

 

Составитель священник Максим Максимов

Преподобномученица Дария родилась в 1870 году в селе Богослово Рязанской губернии в семье крестьянина Петра Зайцева.

В 19 лет она ушла в Аносин Борисоглебский женский монастырь, располагавшийся в 15 верстах от города Звенигорода, на берегу реки Истры. Здесь послушница Дария подвизалась до 1928 года, когда обитель была ликвидирована советской властью.

После закрытия монастыря послушница Дария поселилась в Истринском районе в селе Холмы и стала прислуживать в Знаменской церкви. Жила она в церковном доме. В 1934 году ее избрали церковной старостой.

2 марта 1938 года послушница Дария была арестована Истринским отделением милиции и заключена в камеру предварительного заключения. 3 марта состоялся допрос.

—Дайте показания о вашей контрреволюционной агитации, проводимой вами среди населения села Холмы?

— После прихода к власти коммунистов нам, православным, жить стало хуже, стали нас притеснять, закрывать церкви. Пересажали в тюрьму всех священников, диаконов, монашествующих. Вот я приготовила себе вещи и ожидала, когда меня посадят… В 1937 году зимою приходили ко мне в сторожку женщины деревни Холмы, где я вела разговор без всякой на то злобы, что нужно больше молиться Богу и просить, чтобы Бог помог изба–виться нам от власти и послал нам другую. При этой власти стало жить очень тяжело крестьянам, и к нам крестьяне в церковь не ходят, забыли Бога, вот нам и послана такая власть… Власть сейчас делает гонения на крестьян и православных, и я умру за веру и батюшку царя.

—Почему вы недовольны существующим строем и проводите контрреволюционную деятельность?

— Недовольна существующим строем лишь потому, что закрывают церкви и делают гонения на религию и православных, и поэтому смириться с существующим строем не могу.

8 марта 1938 года тройка НКВД приговорила послушницу Дарию к расстрелу.

Послушница Дария (Зайцева) была расстреляна 14 марта 1938 года на полигоне Бутово под Москвой и погребена в безвестной общей могиле.

ИСТОЧНИКИ: ГАРФ. Ф. 10035, д. 23869.

 

Марта 3 (16) Мученик Михаил (Строев)

 

Составитель священник Максим Максимов

Мученик Михаил родился 6 сентября 1876 года в городе Истре (тогда Воскресенске) Звенигородского уезда Московской губернии. Отец его Степан Строев был крепостным живописцем, приписанным к Ново–Иерусалимскому монастырю.

Когда Михаилу исполнилось девять лет, отец умер. С двенадцатилетнего возраста Михаил стал помогать деду, тоже живописцу, который заменил ему отца и стал первым учителем живописи. Михаил стал впоследствии иконописцем.

В 1902 году Михаил Степанович женился на работнице текстильной фабрики Анне Григорьевне Григорьевой. В 1904 году для повышения образования Михаил Степанович поступил на вечерние курсы Строгановского училища живописи и ваяния.

В 1916 году Михаила Степановича призвали в армию. Он служил солдатом в Астраханском запасном полку. После революции в октябре 1917 года он вернулся к семье, которая состояла из тринадцати человек.

Чтобы прокормить семью, Михаилу Степановичу и Анне Григорьевне пришлось много трудиться. Детям и внукам Михаил Строев часто любил повторять: «Труд кормит, а лень — портит».

Многие годы Михаил Строев являлся церковным старостой в Троицком храме в селе Троицкое на Истре. Однажды, это было в 1937 году, Михаил Степанович шел вместе со священником Александром Машковым, служившим в том же храме, после службы домой. Разговор зашел о колхозах. Оба они сошлись в том мнении, что крестьяне из колхозов бегут в город, потому что жизнь в колхозе плохая.

Летом 1937 года сотрудники НКВД приступили к массовым арестам священнослужителей и активных верующих. 7 ноября 1937 года был арестован священник Александр Машков. Во время допросов он оговорил себя, духовенство и старосту Троицкого храма Михаила Строева в том, что они под его руководством организовали контрреволюционную группу для борьбы с советской властью. Все они были арестованы 18 ноября.

—Вы арестованы как участник контрреволюционной группы. Дайте показания по этому вопросу, — потребовал следователь от Михаила Степановича.

— Участником контрреволюционной группы я не являлся.

—Знаете ли вы ныне арестованного по линии НКВД Машкова?

— Священника Троицкой церкви Александра Машкова знаю хорошо, примерно с 1912 года.

Далее следователь стал расспрашивать о том, что он знает о священнике Машкове. Михаил Степанович рассказал о том разговоре, который у них был в отношении колхозной жизни.

— Какие другие вам известны факты контрреволюционной деятельности Машкова?

— Других фактов контрреволюционных суждений мне не известно.

— Расскажите, кто разделял контрреволюционные взгляды Машкова?

—Такие взгляды на советскую жизнь разделял я, а кто их разделял помимо меня, мне не известно.

— Показаниями обвиняемого Машкова вы уличаетесь как участник контрреволюционной группы. Дайте показания по этому вопросу.

— Заявляю, что я участником контрреволюционной группы не являюсь.

— Вам зачитываются показания обвиняемого Машкова, подтверждаете ли вы это?

— Эти показания я отрицаю.

— Знаете ли вы граждан Орлова, Троицкого и какие у вас с ними взаимоотношения?

— Священника Ивана Орлова и диакона Петра Троицкого я знаю хорошо, и взаимоотношения у меня с ними хорошие.

— Посещаете ли вы их квартиры и ходят ли они к вам?

— По долгу службы их я посещал, а также и они меня.

После допросов Михаила Строева перевели в Таганскую тюрьму в Москве. 27 ноября 1937 года тройка НКВД приговорила его к десяти годам заключения в исправительно–трудовом лагере.

Михаил Строев умер 16 марта 1938 года, отбывая наказание на Алтае, в Сусловском отделении Сиблага, где работал на свиноферме. Место погребения его неизвестно.

ИСТОЧНИКИ: ГАРФ. Ф. 10035, д. 49395.

 

Марта 5 (18) Преподобномученик Феофан (Графов)

 

Составитель священник Максим Максимов

Преподобномученик Феофан родился 6 января 1874 года в селе Никитская Слобода близ города Переславль–Залесский Владимирской губернии в семье крестьянина Феодора Графова. При крещении младенец был наречен Феодосием.

В 1896 году он поступил послушником в Борисоглебский Ростовский монастырь, где в 1907 году был пострижен в монашество с именем Феофан и через год рукоположен во иеродиакона. В 1923 году монастырь был закрыт, а из монахов была организована сельскохозяйственная артель. В 1929 году артель была ликвидирована и монахи разогнаны.

Пробыв на родине в Никитской Слободе несколько месяцев, отец Феофан в конце 1930 года переехал в Сергиев Посад Московской области, переименованный безбожниками в Загорск, и был определен на служение в Успенский храм города.

Отец Феофан был арестован 21 октября 1935 года Загорским районным отделением НКВД и заключен в Бутырскую тюрьму города Москвы. Допросы проводил известный своей хитростью и жестокостью следователь Булыжников. Расспросив о знакомых, с которыми отец Феофан поддерживает связь, гонитель спросил:

— Следствие располагает данными о том, что вы среди верующих распространяли ложные слухи о якобы проводимом гонении за религиозные убеждения в СССР. Что вы можете сказать по этому вопросу?

— С такими вопросами ко мне никто не обращался, и я также никому не говорил по вопросам гонения верующих в СССР, — ответил отец Феофан.

— А как вы отвечали верующим, обращавшимся к вам с вопросами о закрытии церквей?

—С такими вопросами ко мне никто не обращался.

— Признаете вы себя виновным в предъявленном вам обвинении?

—Я виновным себя не признаю, потому что против власти я нигде не говорил и общения с лицами, антисоветски настроенными, не имел.

Следователем для дачи свидетельских показаний были вызваны благочинный Загорского округа протоиерей Дмитрий Баянов, священники Леонид Багрецов и Александр Маслов. По требованию следователей НКВД они оговорили иеродиакона Феофана и других священников, арестованных вместе с ним, подписав лжесвидетельства против них.

Один из лжесвидетелей, в частности, сказал: «Графов вообще враждебно настроен по отношению к советской власти, он мне говорил, что в городе Москве и повсеместно происходит массовое закрытие церквей. Советская власть закрытие церквей производит помимо воли и желания верующих, а действует самостоятельно. Лучшее духовенство советская власть высылает безвинно».

8 января 1936 года тройка НКВД приговорила иеродиакона Феофана (Графова) к трем годам ссылки в Северный край. В феврале этапом отец Феофан был направлен в город Архангельск, где местом ссылки ему был определен город Каргополь. Чтобы заработать на хлеб и платить за жилье, отец Феофан пилил дрова.

Летом 1937 года безбожные власти начали повсеместные аресты духовенства и верующих, коснулись они и тех из них, кто отбывал различные сроки наказания в лагерях или ссылке.

Иеродиакон Феофан был арестован 25 сентября 1937 года.

— Расскажите о вашей контрреволюционной деятельности и ваших соучастниках, — потребовал следователь.

— Контрреволюционной деятельностью не занимался и соучастников не имею, — ответил отец Феофан.

— Расскажите о ваших знакомых в городе Каргополе и за его пределами.

—Знакомые есть только по ссылке и по работе. Знаю несколько ссыльных священников. Кроме этих лиц знакомых нет, и за пределами города также никого нет.

На этом допросы и следствие были закончены. 15 октября 1937 года тройка НКВД приговорила отца Феофана к десяти годам заключения в исправительно–трудовом лагере. Отбывая наказание, иеродиакон Феофан умер 18 марта 1938 года в городе Каргополе и погребен в безвестной могиле.

ИСТОЧНИКИ:

ГАРФ. Ф. 10035, д. П-77092. Архив УФСБ Архангельской области. Арх. № П-3319.

 

Марта 7 (20) Преподобномученица Евдокия (Синицына)

 

Составитель священник Максим Максимов

Преподобномученица Евдокия (Синицына) родилась в 1879 году в селе Тропарево Можайского уезда Московской губернии.

Она подвизалась в Князь–Владимирском женском монастыре Московской епархии до 1929 года, когда монастырь был закрыт. Эта обитель находилась в 25 верстах от Москвы, при сельце Филимонках. Она была основана в 1890 году княгиней СвятополкЧетвертинской, и во время пребывания здесь монахини Евдокии в ней подвизалось около 100 сестер, имелось два каменных храма: Троицкий и Успенский.

После закрытия монастыря послушница Евдокия осталась жить в домике в Филимонках, в котором проживала вместе с родственницей Татьяной Жуковой, тоже ранее жившей в монастыре, имевшей больную мать. Евдокия ухаживала за больной старушкой, а Татьяна работала.

Иногда Евдокия выезжала в Москву, встречалась с другими монахинями. Одна из них проживала на Малой Грузинской улице. В январе 1938 года некий коммунист, живший в этом же доме, написал на Евдокию в НКВД донос. 25 января была выписана справка на арест послушницы, где в качестве обвинения значилось: «После закрытия монастыря Синицына совместно с другими лицами проводит в деревне контрреволюционную работу, направленную на срыв мероприятий партии и правительства.

Распространяет церковную литературу, внушает религиозные убеждения, вовлекает в круги церковников молодежь и детей.»

Доносчик был вызван на допрос, где рассказал следователю, что послушница Евдокия «распространяет церковную литературу, внушает религиозные убеждения, вовлекает в кружки церковников, особенно резкую работу она ведет среди молодежи и детей, благодаря чему многие выходят из комсомола. Синицына вместе с другими монашками ходят по районам, где расположены военные заводы и другие промышленные пункты, где особенно ведут свою агитационную работу. возможно, ведут шпионскую работу. Эта группа располагает большими средствами, но источник их я не знаю (возможна связь с заграницей). Синицына приезжала в Москву с целью подорвать выборы, распространяла контрреволюционные слухи. лично меня старалась вовлечь в свою организацию, давала церковную литературу, старалась отклонить меня от правильного пути. во время проводимой коллективизации вела разлагательскую работу, благодаря чему очень многие вышли из колхозов.»

Поскольку Евдокия прожива





Последнее изменение этой страницы: 2019-12-14; просмотров: 87; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 54.204.73.51 (0.021 с.)