ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Глава 395. Ещё одно появление Ду Линфэй



После этих слов нервозность Бай Сяочаня тут же как рукой сняло, и он вздохнул про себя. В то же время в душе он поблагодарил культиваторов старшего поколения в сектах Духовного и Кровавого Потоков, которые часто пугали его на чём свет стоит, произнося подобные фразы. Как только он услышал эти слова, то тут же понял, что, скорее всего, никаких проблем не ожидается. Каждый раз, когда старшие говорили подобное, то они словно демонстрировали дубинку только для того, чтобы затем вознаградить.

Осознав это, Бай Сяочань тут же понял, как следует себя вести. Вздохнув, он натянул такое выражение на лицо, в котором смешались сразу горечь, отрицание и злость. В то же время он постарался всем своим видом продемонстрировать уважение к секте Звёздного Небесного Дао Противоположностей, надежду продвинуться в её рядах и одновременно тоску по секте Противостояния Реке. Когда все эти эмоции смешались на его лице, он смог заставить отразиться сложную гамму чувств, характерную для заложника. Он молча стоял, соединив руки и низко поклонившись, словно ему хотелось так много всего сказать, но он сдерживался. На самом деле он просто ждал, что будет дальше. Хотя он молчал, но выражение на его лице говорило само за себя. Бай Сяочань освоил тактику праведного возмущения в ответ на обвинения ещё в секте Кровавого Потока, и она всегда казалась ему особенно эффективной. Что же касается девушки с холодным взглядом, то когда она увидела его выражение лица, то у неё отвисла челюсть. Какое-то время голос с горы не раздавался, а потом зазвучал вновь:

— Отлично, забудем об этом. В конце концов, ты же заложник из секты Противостояния Реке, а это важная связь для радуги Неба. Отдай мне формулу пилюли Грёз. Она запрещена к продаже, но в то же время может пригодиться в некоторых случаях.

Бай Сяочань засомневался, как поступить, и позволил паузе растянуться. Потом древний голос снова заговорил из семицветного света, сияющего из храма.

— Я не принуждаю тебя отдать её задаром. Я заплачу тебе миллион баллов заслуг и сразу же сделаю тебя учеником в жёлтых одеждах. Поэтому тебе не придётся больше жить в Небесном городе.

Когда молодая женщина услышала это, то у неё округлились глаза и она ошеломлённо посмотрела в сторону храма. Бай Сяочань очень обрадовался, но не показал вида. На самом деле сейчас он ощущал немного презрения. Ведь у него и так было очень много баллов заслуг и он совсем не стремился попасть жить на радугу, он уже давно мог сделать это при желании. Он часто тратил десятки тысяч баллов заслуг на одно блюдо, не говоря уже о служанках-марионетках, которые служили ему. Потом ему нужно было заботиться обо всех своих подчинённых. Если посчитать, то его ежемесячные расходы, скорее всего, превышали миллион баллов заслуг.

«Только полный идиот захотел бы переселиться сюда, — подумал он. — Жизнь так прекрасна в Небесном городе! Я самый сильный, моя культивация быстро продвигается, никто не создаёт мне проблем».

Бай Сяочань уже давно решил, что он не хочет жить на радуге, и этот визит на неё только укрепил его в этом решении. У всех здесь было очень холодное выражение лица, казалось, что здесь совсем не весело жить. Услышав предложение главы горы, Бай Сяочань глубоко вздохнул, сложил руки и низко поклонился с мрачным лицом. Словно эталон праведности, он громко ответил:

— Глава горы, конечно, ученик с радостью отдаст вам формулу пилюли. Но что касается баллов заслуг, то мне они не нужны. У меня нет никакого желания становиться учеником в жёлтых одеждах таким образом. Подобное не в моих правилах. Бай Сяочань станет учеником в жёлтых одеждах, когда собственноручно заработает на это достаточное количество баллов заслуг.

Ученица с холодным взглядом снова посмотрела на Бай Сяочаня. Ещё минуту назад предложение её учителя полностью ошеломило её. За всё время её ученичества она первый раз видела, чтобы он был настолько щедрым. Но, к ещё большему её удивлению, Бай Сяочань отказался от предложения. Она невольно ахнула. Она ещё никогда не видела, чтобы кто-то отвергал подобную возможность. Миллион баллов заслуг — огромная сумма для любого культиватора. Такие сбережения у большинства людей накапливались, как правило, только за шестидесятилетний цикл.

Что касается главы горы, то если бы он уже не знал про все причуды Бай Сяочаня в Небесном городе, то тоже бы сильно удивился. В конце концов, за все годы службы главой горы, он ещё ни разу не видел культиватора, который бы отказался стать учеником в жёлтых одеждах. Он сидел в своём храме со странным выражением на лице и смотрел в сторону смутного образа молодой женщины в белых одеждах. Когда она смотрела на Бай Сяочаня, то в её глазах читалась грусть и смешанные эмоции. Казалось, что она не до конца иллюзорна, но и не до конца реальна, её сложно было чётко рассмотреть. Однако по тому, как воздух вокруг неё искажался и изобиловал разрывами в пространстве, можно было сказать, что у неё либо поразительная основа культивации, либо невообразимо мощное драгоценное сокровище.

Когда молодая женщина не отреагировала на заявление Бай Сяочаня, глава горы радуги Неба почувствовал ещё большее раздражение. По правде говоря, ему совсем не нужна была формула пилюли, и он не хотел её получать. Однако кое-кто, кому он не смел противоречить, дал ему задание позаботиться о Бай Сяочане, поэтому ему нужно было придумать предлог, чтобы передать тому большую сумму баллов заслуг. Ведь без хорошей причины он не мог снизойти до того, чтобы просто помочь какому-то культиватору формирования ядра. В конце концов, он был главой горы радуги Неба, и хотя ещё не стал дэвом, но уже находился на полпути к этому, а заложник явно не являлся кем-то, о ком ему было положено заботиться. Но вот, Бай Сяочань внезапно взял и отверг его предложение. Глава горы начинал уже очень сильно раздражаться. В конце концов, тот человек, что потребовал, чтобы он помог Бай Сяочаню, сейчас стоял рядом с ним. Это была не кто иная, как молодая женщина в белом.

— Давай без этого! — сказал он. — Учитывая мой статус, думаешь, что я просто буду обирать тебя? Просто скажи мне, что тебе нужно, и если это в моей власти, то я помогу тебе.

Бай Сяочань оказался не единственным, кто разинул рот от удивления, услышав эти слова. Ученица с холодным взглядом тоже ахнула. С этого момента её представления об учителе изменились. Очевидно, что он не пытался обменять что-то на формулу, а просто хотел одарить Бай Сяочаня…

«Что за могущественная поддержка у Бай Сяочаня?» — подумала она, смотря на него широко распахнутыми глазами и с громко бьющимся сердцем.

Поражённый Бай Сяочань посмотрел на сияющий храм на вершине горы и внезапно занервничал. Что-то во всей этой ситуации было странное, словно глава горы не собирался его отпускать, пока не заставит принять что-нибудь в качестве дара. На самом деле казалось, что если он попытается отказаться, то это сильно разозлит главу горы. Пока он раздумывал, глава горы снова потребовал что-то попросить и поскорее. Бай Сяочань стиснул зубы. С сияющими глазами он посмотрел на храм и сказал:

— Глава горы, ученик очень благодарен за вашу доброту. Если вы правда хотите мне что-то подарить, господин, то… в Небесном городе можно только снимать жильё. И я не могу по-настоящему ощутить себя как дома. После того как я прибыл сюда один, то я всегда очень хотел владеть участком земли, который принадлежал бы только мне. Что скажете? Найдя правильное место, я бы построил там небольшое имение…

После этого он с нетерпением устремил взгляд на гору. Хотя он немного сомневался, стоит ли просить о подобном, но, к его удивлению, тут же появился семицветный луч света, который вылетел из храма и остановился прямо перед ним в форме семицветного флажка.

— Ты не можешь выбрать землю в восточной, южной и центральной частях города. Но любой открытый участок в западной или северной части можно занимать. Просто воткни этот флаг в землю, и всё в радиусе пяти километров от него станет твоей собственностью.

После этого глава горы радуги Неба вздохнул с облегчением и при помощи луча семицветного света отправил Бай Сяочаня и свою ученицу прочь. Ученица просто не могла поверить в то, что произошло, и невольно уставилась на семицветный флажок в руке Бай Сяочаня. Даже будучи личной ученицей главы горы, она никогда не удостаивалась подобного обращения, поэтому невольно её глаза ярко засветились. Могла ли она когда-либо подумать, что учитель подарит Бай Сяочаню личную собственность? В Небесном городе участок радиусом в пять километров был невероятно дорогим, его цену просто невозможно было вообразить, но учитель отдал его без колебаний. Судя по этому, у Бай Сяочаня была невероятно могущественная поддержка.

«Он правда дал это мне?» — подумал Бай Сяочань, неверяще вздыхая и сжимая в руке семицветный флажок, пока его уносило на триста метров прочь от горы. Он оглянулся через плечо, и ему показалось, что через дверь семицветного храма он смог разглядеть смутный образ молодой женщины в белых одеждах. Сложно было сказать, как она выглядела, но в тот момент, когда он заметил её, она сразу же исчезла. После этого он посмотрел вперёд и ушёл прочь, унося с собой свои подозрения. Через мгновение молодая женщина, что только что исчезла, снова материализовалась, и на её лице была вуаль.

— Давно не виделись, Сяочань… — пробормотала она. Лёгкий ветерок приподнял вуаль, открывая взору невероятно прекрасное лицо. Если бы Бай Сяочань был поблизости, то сразу же узнал бы эту молодую женщину. Она как две капли воды походила на Ду Линфэй. Медленно на её лице расцвела улыбка, которая появляется на лицах у тех, кто вновь встретился с важным для себя человеком после долгой разлуки. Эта улыбка была наполнена теплом и предвкушением.

 

Глава 396. Возвращение

Всю дорогу с радуги в город на лице Бай Сяочаня отражались недоумение и озадаченность. Ученица, которая показывала ему путь, внезапно стала относиться к нему гораздо теплее, она даже несколько раз скосила на него взор, чтобы приглядеться получше. Когда они добрались до портала телепортации, она улыбнулась и вежливо поклонилась.

— Брат Бай, извини, что была так неприветлива с тобой. И меня зовут Цин Сюань.

Затем между ними взметнулся вверх свет телепортации. У Бай Сяочаня всё поплыло перед глазами и эхо слов девушки сменилось какофонией шума Небесного города. Бай Сяочань ощутил, словно произошедшее на радуге было просто сном. Но затем он достал семицветный флаг из бездонной сумки и посмотрел на него. Сразу же его глаза восторженно засияли.

«Не могу поверить, что он действительно дал его мне!» Мысль о том, чтобы владеть участком земли радиусом в пять километров в Небесном городе, была просто невероятной. Однако он по-прежнему продолжал подозревать, что за этим что-то скрывается. Посмотрев в сторону радуги Неба, он пробормотал себе под нос:

— Кто-то втайне помогает мне… Очевидно, что глава горы радуги Неба был вынужден вручить мне подарок. Иначе почему он так и не взял у меня формулу пилюли?

Погружённый в раздумья, он направлялся в сторону северной части города. Однако его задумчивость длилась недолго. Вскоре он осознал, что все вокруг говорят об Обществе Лазурного Дракона.

— Вы слышали? Если принимать пилюлю Грёз, то она наносит непоправимый вред мозгу. Вот это издевательство!

— Она не только вредит мозгу. Если принять достаточно много, то скрытый талант ухудшается, а сам человек сходит с ума. Я слышал, что некоторые люди даже умерли от них!

— Есть кое-что похуже! Эти пилюли вызывают привыкание. После того, как начал их принимать, попытка бросить приводит к помешательству. Я должен был сразу догадаться, что Общество Лазурного Дракона произведёт издевательскую пилюлю типа этой.

— Её изобрёл сам босс Общества Лазурного Дракона. А помните Облегчающую Голод Суперпилюлю? Это он же изобрёл и её. Что за исчадие ада!

Бай Сяочаню эти разговоры не очень понравились. Хотя его пилюля Грёз и не была идеальной, она определённо не могла нанести непоправимого вреда, а положительные стороны пилюли с лихвой восполняли любые незначительные побочные эффекты. Более того, никто никогда не умирал от неё.

Однако эти слухи были слишком искусно сфабрикованы, и когда Бай Сяочань добрался до северной части города, они уже распространились повсюду. Учитывая, какое недовольство испытывала общественность по отношению к Обществу Лазурного Дракона и его боссу, Бай Сяочань не мог даже представить, что бы случилось, если бы кто-нибудь его узнал. Хватило бы только одного человека, который выкрикнул бы его имя и указал на него, как все окружающие тут же бы набросились на него. Дрожа от страха, он шёл сквозь толпу и чтобы обезопаситься как можно громче ругал Общество Лазурного Дракона. Через какое-то время он добрался до штаба Общества Лазурного Дракона.

Когда он вернулся, его поприветствовали, но было очевидно, что все очень нервничают. Сюй Баоцай сказал чуть не плача:

— Младший патриарх, это бессовестное Общество Божественного Неба распространило повсюду слухи с клеветой на Общество Лазурного Дракона. Очень много людей уже покинуло наши ряды.

— Всё полностью вышло из-под контроля… — сказал Мастер Божественных Предсказаний с горькой улыбкой на лице.

Несмотря на то, что они были настороже и готовились дать отпор, Общество Божественного Неба оказалось слишком крупной организацией с множеством связей в городе, которые уходили намного глубже, чем у Общества Лазурного Дракона. Большой толстяк Чжан и Чень Маньяо очень переживали, а остальные культиваторы Общества Лазурного Дракона просто стояли молча. Очевидно, все ждали, что расскажет Бай Сяочань после визита на радугу, вышло ли из этого что-то хорошее. Если результат обнадёживает, то они останутся в Обществе Лазурного Дракона, чтобы посмотреть, как ситуация станет развиваться дальше. Если нет, то они начнут думать, как выжить после того, как нанесли обиду Обществу Божественного Неба.

Бай Сяочань очень злился. В конце концов, именно Общество Божественного Неба изначально продавало пилюли Грёз, и их версия получилась из украденной идеи галлюциногенного дыма. А теперь они ухитрились перевести стрелки на Бай Сяочаня, обвинив его во всех грехах. Такое унижение заставило его просто кипеть от злости. Потом он вспомнил, как его подставили в ситуации с Облегчающей Голод Суперпилюлей, и тут его ярость достигла таких масштабов, что он с большим трудом сдерживал её.

В глазах Большого толстяка Чжан зажглись свирепые огоньки, и он сказал:

— Девятый толстяк, Общество Божественного Неба слишком далеко зашло. Пойдём и разберёмся с ними раз и навсегда!

Очевидно, что после недавнего заточения его характер стал более жёстким.

— Младший патриарх, — сказал Сюй Баоцай, — я думаю, что нам действительно нужно вступить с ними в отрытый конфликт. Но как это сделать, учитывая правила секты?..

— Мы ничего не можем поделать! — встрял мастер Божественных Предсказаний. — Без продаж пилюли Грёз мы не сможем обеспечивать себя. Что же теперь делать?..

Все остальные культиваторы просто стояли в стороне и наблюдали за обсуждением. Наконец один ученик в оранжевых одеждах сделал шаг вперёд, соединил руки и поклонился Бай Сяочаню.

— Босс, есть ли хорошие новости после вашего визита на радугу?

Как только у него вырвались эти слова, все вокруг притихли и посмотрели на Бай Сяочаня. Тот глубоко вздохнул, подавил гнев и затем ответил:

— Конечно, есть хорошие новости. Но пилюлю Грёз мы всё равно продавать не сможем.

После этих слов все мрачно замолчали. Посмотрев на собравшихся, Бай Сяочань попросил принести ему карту Небесного города, потом развернулся и ушёл к себе в комнату.

Шло время. На следующий день ещё больше культиваторов покинули Общество Лазурного Дракона. Через день — даже ещё больше. Эта тенденция сохранялась с наступлением каждого нового дня. К концу недели под продолжающимся давлением Общества Божественного Неба около девяноста процентов членов Общества Лазурного Дракона уже покинуло его ряды. Общество Лазурного Дракона поднялось с невероятной скоростью, и хотя многие люди с радостью присоединились к нему в дни его славы, никто из них не желал оставаться в нём во времена его заката. Подразделения общества в остальных частях города распались, мелкие кланы и банды, которые когда-то пришли в Общество Лазурного Дракона, теперь разорвали с ним все связи. По городу гуляли всяческие слухи, а Общество Божественного Неба использовало ситуацию и приняло к себе столько бывших членов Общества Лазурного Дракона, сколько смогло. Вскоре штаб Общества Лазурного Дракона почти полностью опустел. В организации осталось меньше тысячи культиваторов, а ещё через два дня и того меньше. К концу девятого дня оставалось уже меньше двухсот человек.

Великолепное Общество Лазурного Дракона почти полностью распалось всего за девять дней. Этот случай потряс весь Небесный город и ещё больше усилил репутацию Общества Божественного Неба как могущественной организации с глубокими ресурсами. С какой-то стороны в этом не было ничего неожиданного. Всё Общество Лазурного Дракона держалось на невероятных доходах в баллах заслуг. Им не хватило времени, чтобы как следует обосноваться в городе. Организация напоминала колосса на глиняных ногах, который мог разрушиться от незначительного внешнего воздействия. В результате осталось только немногим более сотни культиваторов, они либо изначально состояли в Обществе Лазурного Дракона, либо были необычно сентиментальными и преданными. В этот раз защитники Дао Бай Сяочаня никуда не ушли, даже Чень Маньяо. Они сидели в пещере бессмертного и ждали, когда Бай Сяочань выйдет из комнаты.

Эти девять дней Бай Сяочань ни минуты не отдыхал. Вместо этого он очень внимательно изучал карту Небесного города, вглядываясь в каждую улицу и аллею, пытаясь вникнуть во все мельчайшие детали. Вечером на девятый день он наконец показался из своей комнаты. Его глаза налились кровью, но он казался воодушевлённым. Он немного удивился, что в организации осталось так мало людей, но немного подумав, запрокинул голову и рассмеялся. Когда оставшиеся члены Общества Лазурного Дракона увидели, что он смеётся, то в их сердцах забрезжила надежда. С сияющими загадочным светом глазами он глубоко вздохнул и затем сказал:

— Итак, братья даосы. Собирайтесь. Мы переезжаем! Общество Лазурного Дракона пало, но я придумал новый план, с которым мы добьёмся новых высот!

Взмахнув рукавом, он больше ничего не сказал. Однако настроение остальных культиваторов моментально улучшилось. Мастер Божественных Предсказаний первым начал паковать сумки, и вскоре группа из немногим более ста культиваторов вышла из пещеры бессмертного. Из северной части города они направились в западную.

Немало культиваторов обратили на них внимание, пока они шли по улицам, и когда люди понимали, что это Общество Лазурного Дракона, то с любопытством начинали следовать за ними. Всем было интересно, куда решили податься жалкие остатки знаменитой организации. Среди наблюдателей были и те, кого подослало Общество Божественного Неба.

Бай Сяочань не обращал на них никакого внимания. Ни на что не отвлекаясь и не останавливаясь, он проследовал к самой окраине западной части города. В этой местности находилась обширная пустыня.

Когда люди осознали, куда он направляется, то поразевали рты от удивления. В конце концов в этой пустыне находились руины города, куда культиваторы Небесного города часто ходили на важные задания.





Последнее изменение этой страницы: 2019-05-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.238.184.78 (0.013 с.)