ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Глава 398. Стадия среднего формирования ядра



Как только Бай Сяочань воткнул флажок, выданный ему главой горы радуги Неба, то земли пустыни в радиусе пяти километров от флажка стали его личной собственностью. Это происшествие сразу же наделало много шума во всём Небесном городе. Новость распространялась, словно пожар, пока весь город ошеломлённо не начал говорить об этом. Люди с трудом верили в происходящее.

— Личная собственность? Как… такое вообще возможно?

— Во всём Небесном городе не найдётся и десяти мест, которые находятся в личной собственности. Предоставление подобной награды означает, что человек выполнил невероятно значимую службу для радуги Неба. У Общества Лазурного Дракона очевидно есть очень влиятельные покровители!

— А про что я говорил! Всем было интересно, как Общество Лазурного Дракона посмело бросить вызов Обществу Божественного Неба, и теперь всё прояснилось! Босс Лазурный Дракон невероятно загадочный и непредсказуемый. Я не удивлюсь, если ему помогает дэв.

Пока подобные разговоры звучали на каждом углу города, эту новость сообщили руководителям Общества Божественного Неба, которых это немало озадачило. Они потратили столько усилий, чтобы разобраться с Обществом Лазурного Дракона. И теперь Бай Сяочань нанёс смертельный ответный удар. В тот момент, когда казалось, что Общество Лазурного Дракона окончательно побеждено, он обратил поражение в победу. Общество Божественного Неба просто не могло с этим смириться.

— Личная собственность?

Множество поражённых возгласов раздалось на собрании, а сердца многих людей наполнились горечью и неуверенностью. В одно мгновение общественное мнение об Обществе Лазурного Дракона полностью изменилось. В конце концов, теперь они контролировали вход в катакомбы. Что касается всех тех, кто недавно покинул Общество Лазурного Дракона, то они были готовы кусать локти из-за того, что так поспешили, но теперь уже ничего нельзя было изменить. Общество Лазурного Дракона больше не набирало людей в свои ряды, отказывая всем, кто пытался вступить в него.

Вскоре в пустыне в западной части города, прямо рядом с входом в катакомбы, немногим более сотни членов Общества Лазурного Дракона построили таверну. Это было огромное здание, состоящее из множества различных строений, у них даже было множество павильонов с навесами, где можно было посидеть на открытом воздухе. Более сотни человек из Общества Лазурного Дракона начали работать официантами в таверне, специализирующейся на продаже духовного чая. Теперь владельцы командных медальонов Общества Божественного Неба уже не могли беспрепятственно входить и выходить из катакомб. А перед входом им надо было обязательно выпить кружечку чая.

Таверну построили всего за несколько дней и она быстро начала функционировать. Конечно, Небесный город подчинялся радуге Неба и никто в нём не стал возмущаться по поводу происходящего. Очевидно, никого на радуге это тоже не волновало, что уже само по себе о многом говорило. Это подлило масла и в без того бурные обсуждения таинственного происхождения босса Лазурного Дракона.

Время шло и Обществу Божественного Неба пришлось просто самим разбираться с ситуацией. Вскоре число приходящих в катакомбы снова вернулось на прежний уровень, а пошлина в десять процентов, установленная Обществом Лазурного Дракона, сподвигла ещё большее число культиваторов отправляться на задания в катакомбы. В результате каждый день туда приходило более ста тысяч учеников. Учитывая такой поток клиентов, не удивительно, что Общество Лазурного Дракона постоянно было очень занято. Вскоре павильоны на открытом воздухе уже не могли вмещать всех желающих и пришлось достроить ещё.

Когда Бай Сяочань проверил, какой доход они получают, то ахнул. Они зарабатывали настолько больше, чем от продажи пилюли Грёз, что это было просто ужасающе.

— Общество Божественного Неба должно быть просто непристойно богато! — сказал он, сглатывая с трудом. Рядом с ним в отчёты по баллам заслуг смотрел Большой толстяк Чжан, и его глаза засияли, когда он точно так же отозвался об Обществе Божественного Неба.

Никто не хранил доходы на личном счету. Они собирали их на командном медальоне, принадлежащем организации в целом. Таким образом миллионы баллов заслуг не могли вызвать срабатывания магической формации и принудительного вручения жёлтых одежд вместе с выдворением на радугу. На самом деле Бай Сяочань беспокоился, что однажды с ним может произойти нечто подобное и он случайно станет учеником в жёлтых одеждах. Если такое случится, то он, скорее всего, будет очень горько рыдать и умрёт с горя. Поэтому он очень пристально следил за тем, чтобы на его личном счету никогда не было больше нескольких сотен тысяч баллов заслуг. Практически все баллы заслуг хранились на общем командном медальоне Общества Лазурного Дракона.

Прошло ещё несколько дней, таверна продолжала становиться всё популярнее. Что касается Общества Божественного Неба, то их доходы сильно снизились. Они потеряли пилюлю Грёз и контроль над входом в катакомбы. Всё обсудив, они отправили людей, чтобы договориться с Обществом Лазурного Дракона. Проводили переговоры Бай Сяочань, мастер Божественных Предсказаний и Сюй Баоцай. Конечно же, Общество Лазурного Дракона не пошло ни на какие компромиссы и в итоге просто выгнало культиваторов Общества Божественного Неба.

Бай Сяочань был невероятно доволен собой. Теперь он по-настоящему ощущал себя в Небесном городе как дома, а его доля дохода в баллах заслуг была очень немалой.

— Ах, вот это жизнь, — подумал он, стоя на балконе таверны, оглядывая суету внизу.

Ещё больше Бай Сяочань радовался недавнему прогрессу в культивации, где скоро у него намечался прорыв. По его оценке ещё через несколько дней он доберётся до стадии среднего формирования ядра. Поэтому он отложил все остальные вопросы и отправился в уединённую медитацию в секретной комнате в таверне, надеясь достичь прорыва как можно скорее. Эта сессия уединённой медитации продлилась целый месяц.

Когда глаза Бай Сяочаня наконец распахнулись, то в их глубине мерцал яркий синий свет. В то же время вокруг него распространились мощные потоки ледяной ци. Ледяная ци заполнила помещение, из-за чего в нём стало очень холодно. Послышался треск, когда на полу, стенах, потолке и крыше начала образовываться корка изо льда.

«Ледяной аколит может формировать ледяные тени и использовать магию ледяной стужи. Ну, а ледяной адепт может заморозить площадь в три километра радиусом». С этими словами он взмахнул рукой. Его рука мгновенно превратилась в ледяной кристалл, внутри которого можно было увидеть течение крови по венам под его кожей. Очевидно, что холод помещения ни капли не вредил ему.

— Время делать прорыв, — сказал он. Поднявшись на ноги, он выбрался из тайной комнаты и прежде чем кто-либо мог заметить это, уже покинул таверну. В луче света он улетел далеко в пустыню. Он выбрал удалённое место без каких-либо признаков жизни и, определённо, без культиваторов из Небесного города. Только несколько людей забирались настолько далеко в пустыню. Здесь стояла нестерпимая жара. Хотя река Достигающая Небес и море Достигающее Небес были поблизости, температура в пустыне была настолько высокой, что в воздухе стояло марево и очертания всего вокруг расплывались.

Пока Бай Сяочань стоял там, синий свет в его глазах начал сиять ещё сильнее. Убедившись, что поблизости никого нет, он вдруг закрыл глаза и из него вырвался поток мощной ледяной ци, который распространился на триста метров вокруг. В тот же миг нестерпимый жар пустыни отступил и земля покрылась льдом. Из-за внезапного столкновения холода и жара в воздухе начало раздаваться громыхание. Однако всё ещё не закончилось. Бай Сяочань начал вращать основу культивации, и когда мощь его Заклятия Развития Воли Ледяной Школы активировалась, он выполнил жест заклятия двумя руками, после чего область в триста метров стала быстро расширяться.

Грохот! Шестьсот метров. Девятьсот метров. Полтора километра!

И процесс ещё не завершился. Волосы Бай Сяочаня развевались в разные стороны вокруг него, и хотя его глаза были закрыты, синий свет проникал сквозь его веки и распространялся во все стороны. Обе его руки стали прозрачными, словно кристаллы, так что создавалось впечатление, будто они образованы изо льда. Ледяная ци скоро охватила площадь радиусом две тысячи сто метров, треск продолжал раздаваться, по мере того как жар пустыни отступал. Ледяная ци двигалась всё дальше, две тысячи семьсот метров. Две тысячи семьсот шестьдесят. Две тысячи восемьсот пятьдесят. Две тысячи девятьсот сорок метров. За время нескольких вдохов ледяная ци покрыла область в две тысячи девятьсот девяносто семь метров. Оставалось всего три метра. Три метра и Бай Сяочань станет ледяным адептом.

— Ледяной адепт! — взревел он и его глаза распахнулись.

Послышался мощный грохот со стороны его основы культивации, и ледяная ци его золотого ядра небесного Дао продолжила расширяться. В это мгновение площадь покрытия ледяной ци достигла радиуса в три километра! Мощный холод внутри этой территории был настолько сильным, что земля полностью заледенела, превратив всё вокруг в обледеневший мир. И тут золотое ядро небесного Дао Бай Сяочаня совершило прорыв с ранней на среднюю стадию формирования ядра. Одновременно с этим во все стороны распространилась аура небесного Дао. За пределами трёхкилометровой зоны в пустыне было жарко, как и всегда. Однако из-за холода на границе зоны воздух начал крошиться. Подобное зрелище оставляло неизгладимое впечатление.

Глаза Бай Сяочаня переполнились восторгом, потом он моргнул и внутри ледяной зоны возникло множество иллюзорных проекций, каждая из которых ничем не отличалась от Бай Сяочаня. Они являлись его ледяными тенями. Неожиданно он поменялся местами с одной из них. Для этого не требовалось разгоняться, скорее это походило на телепортацию. Если бы кто-то увидел так много Бай Сяочаней одновременно, то поразился бы до крайности. Через мгновение все ледяные тени собрались воедино и проявился истинный Бай Сяочань. Взмахнув рукавом, он рассеял область холода, позволяя жару пустыни снова вернуться на своё место. Получившийся вихрь воздуха заставил его волосы развеваться в порывах ветра, а сам он запрокинул голову и от души рассмеялся.

Глава 399. Мечта Сун Цюэ...

Если бы кто-то находился неподалёку и видел, что тут произошло, то остался бы под глубоким впечатлением. Совершить подобное было не под силу обычному культиватору среднего возведения основания или даже лучшим избранным этого поколения. И это в секте Звёздного Небесного Дао Противоположностей у истока реки, где избранные во многом превосходили лучших представителей поколения в нижних и средних пределах. Всё, проделанное только что Бай Сяочанем, повергло бы всех избранных в шок. А мощь Заклятия Развития Воли Ледяной Школы только начала проявлять свой потенциал.

«Это… Это только уровень ледяного адепта. Когда я достигну уровня ледяного мастера…» Глаза Бай Сяочаня засветились нетерпением при воспоминании об описании техники.

«Ледяной мастер может создавать ледяную область в тридцать километров с самыми настоящими клонами! Сейчас у меня выходят только ледяные тени, а не настоящие клоны». В этот момент он невольно подумал про уровень ледяного парагона. «Ледяной парагон может заморозить даже часть реки Достигающей Небес!» Бай Сяочань стиснул руки в кулаки, нетерпение в его глазах засияло ещё ярче. Однако его сессия культивации ещё не завершилась, его прорыв не ограничивался Заклятием Развития Воли Ледяной Школы. Пришло время для Неумирающих сухожилий!

Он посмотрел на свою левую ногу, все сухожилия которой теперь были полностью готовы, делая всю левую ногу самой сильной и выносливой частью его тела. С блестящими глазами он поднял левую ногу и затем топнул по земле, используя всю мощь Неумирающих сухожилий. Ещё до того как нога опустилась на землю, та затряслась, и тонны песка начали разлетаться в разные стороны. Но Бай Сяочаню этого было мало. Когда его нога коснулась земли, он сверкнул глазами и произнёс:

— Неумирающая печать!

Множество трещин расползлось в разные стороны, создавая что-то вроде естественного ограничивающего заклятия. В тот же миг вся область оказалась запечатана, а затем уничтожена. Земля вокруг Бай Сяочаня начала проваливаться, а остаточная пыль стала разлетаться в разные стороны, поднимаясь в воздух. Звук приглушённых раскатов грома начал распространяться во все стороны, добравшись до жителей Небесного города. Бай Сяочань взвизгнул и провалился в разлетающуюся пыль и песок. Затем пыль улеглась, и он увидел, что находится на дне огромного кратера в триста метров шириной. Кратер покрывало бессчётное множество золотых нитей, которые являлись проявлениями его божественной способности, полученной вслед за Горлодробительной Хваткой и Сокрушающим Горы ударом — Неумирающей печати. Она могла запечатывать вся и всё!

На дне кратера покрытый пылью Бай Сяочань с трудом поднялся на ноги, не зная, то ли смеяться, то ли плакать. Он забыл, что находится в пустыне, а под его ногами только сыпучий песок и грязь. Внезапно свалиться и оказаться облепленным грязью прямо в минуту своего триумфа — это, несомненно, можно было считать потерей лица. Когда он выбрался из кратера и убедился, что вокруг никого нет, то вздохнул с облегчением. Потом он привёл себя в порядок и, превратившись в луч света, улетел обратно в сторону таверны. Через мгновение после его ухода на это место прибыли культиваторы из Небесного города, чтобы посмотреть, откуда раздавался грохот. Когда они увидели кратер в триста метров шириной, то поражённо ахнули.

— Эту пустыню создала здесь секта Звёздного Небесного Дао Противоположностей, не так ли?

— Обычная сила не смогла бы нанести такой урон. Я не могу поверить, что кому-то действительно удалось создать такой огромный кратер. Может быть, это один из знаменитых избранных — суперзвезда секты Звёздного Небесного Дао Противоположностей — приходил сюда для тренировок?

— Даже культиватор формирования ядра не смог бы проделать подобное. Скорее всего, это кто-то из лучшей тысячи суперзвёзд секты Звёздного Небесного Дао Противоположностей!

Когда разговор коснулся суперзвёзд секты Звёздного Небесного Дао Противоположностей, то у всех присутствующих культиваторов на лицах отразилась зависть. Суперзвёзды секты Звёздного Небесного Дао Противоположностей считались очень важными людьми в секте, это была элитная группа культиваторов, ещё не достигших зарождения души, у каждого из которых в соответствии с силой и способностями было своё место в общем рейтинге. Любой в этом рейтинге мог бы в одиночку потрясти весь восточный мир культиваторов.

Пока все обсуждали произошедшее, вдалеке появился луч света, внутри которого находился симпатичный молодой человек. Казалось, что он утомлён и измотан дорогой, но его глаза ярко сияли. Поразительно, но его основа культивации превосходила великую завершённость возведения основания: он находился на стадии псевдо-ядра. По одному взгляду на него можно было определить, что всего лишь завершив кристаллизацию своих духовных морей, он сможет попасть на стадию формирования ядра. Хотя, конечно, всегда была возможность того, что прорыв не удастся, но учитывая, какие от него распространялись колебания, в его случае это было маловероятно. Вокруг него также витала убийственная аура, которая наряду со шрамами на его лице заставляла его казаться неприступным. Это был не кто иной, как Сун Цюэ.

После того как он ушёл от Бай Сяочаня, он тут же начал брать задания для выполнения вне секты. Много заданий. Прошёл почти год, ему пришлось столкнуться с большим количеством смертельно опасных ситуаций. Однако он приложил все усилия, чтобы завершить большинство заданий. Ему осталось выполнить совсем мало, и все эти задания предполагали спуск в катакомбы. После выполнения заданий он смог скопить десятки тысяч баллов заслуг. Проходя неподалёку, он заметил кратер и невольно остановился, чтобы рассмотреть его поближе.

«Кто бы ни оставил здесь подобный след, он, несомненно, незаурядный… Однажды и я стану точно таким же невероятным!»

Остальные культиваторы предупреждающе глянули на него. Но опасный блеск в его глазах, убийственная аура и в общем и целом зловещий вид делали его человеком, которого никто не посмел бы провоцировать. Он казался тем, кто жил, окружённый смертью. Когда Сун Цюэ заметил страх в их глазах, то в тайне почувствовал удовлетворение и гордость. Ему казалось, что за последний год он кардинально изменился и стал намного сильнее. По его оценкам, ему оставалось совсем немного до того, чтобы стать учеником в жёлтых одеждах.

«Я не удивлюсь, если к этому времени остальные неудачники уже померли от голода. Хм!» В своей заносчивости он невольно думал, насколько мастер Божественных Предсказаний, Сюй Баоцай и Большой толстяк Чжан полностью бесполезны. Только у Чень Маньяо был небольшой потенциал.

Конечно, одна мысль про Бай Сяочаня заставила Сун Цюэ стиснуть зубы. Бай Сяочань впервые сокрушил его в Бездне Упавшего Меча, украв его шанс заполучить небесное Дао возведения основания, и это стало источником постоянных мучений, которые, похоже, не прекратятся до конца его дней. А потом всё то, что случилось в секте Кровавого Потока, чуть не свело его с ума. Даже события в секте Противостояния Реке, казалось, почти невыносимы.

— Бай Сяочань, ты оставил меня в дураках в Бездне Упавшего Меча, потом ещё раз, но в два раза хуже, в секте Кровавого Потока, а потом в три раза хуже в секте Противостояния Реке. Ты никогда не затыкался: «Цюэрчик то, Цюэрчик сё». Только подожди пока я стану учеником в жёлтых одеждах, тогда я оставлю тебя в дураках в десять раз хуже, чем ты проделывал это со мной!

Пока он говорил, его глаза начали сиять ещё ослепительнее, чем прежде. Он был полностью уверен, что сможет сделать всё так, как запланировал.

«Секта Звёздного Небесного Дао Противоположностей стала местом, полным для меня невероятных возможностей и удачи. Прежде чем прийти сюда, патриарх клана сказал мне, что полностью уверен, что здесь я смогу стать культиватором зарождения души». Посмотрев вниз, он хлопнул по своей бездонной сумке и вынул синий командный медальон. Он был небольшим, но очень важным. Когда он находился за пределами секты на задании, то встретил культиватора из Небесного города, который продал этот медальон ему за кругленькую сумму. Это был тот самый командный медальон, который выдавало Общество Божественного Неба для беспрепятственного входа и выхода из катакомб.

«Смогу ли я накопить достаточно баллов заслуг на жёлтые одежды, зависит от того, насколько хорошо у меня пойдут дела в этих катакомбах. Надеюсь, что в итоге у меня хватит на то, чтобы обеспечить себе переезд на радугу». При мысли об этом его глаза заполыхали огнём и нетерпением. «Сначала нужно немного осмотреться в катакомбах. Затем я схожу туда, чтобы всё подготовить для завершения заданий». Улыбаясь, он полетел в сторону входа в катакомбы.

Приближаясь к месту, он увидел довольно большую таверну, которую построили вокруг разрушенного храма с входом в катакомбы. Ещё он увидел крытые павильоны, чтобы можно было попить чаю на воздухе, а также культиваторов в белых одеждах, которые походили на официантов. Множество обычных учеников заходило и выходило из катакомб.

«Что ж, они и впрямь заслуживают звания самой могущественной организации в Небесном городе. Только Общество Божественного Неба, обладающее поддержкой клана дэва, могло позволить себе устроить подобную таверну». Он вздохнул, начиная завидовать тому доходу, что, должно быть, получало здесь Общество Божественного Неба. К сожалению, он ничего не мог изменить. «Наверняка за день они зарабатывают больше, чем я накопил за год…»

Он провёл весь прошлый год за пределами секты, выполняя задания, поэтому не знал, что произошло в городе за это время. Завистливо вздыхая, он достал медальон Общества Божественного Неба и пошёл к таверне.

 

Глава 400. Цюэрчик, это ты!

Руины храма сильно отличались от остальной территории пустыни. Прямо посередине развалин виднелась огромная дверь, которая вела в катакомбы. Рядом с развалинами и дверью находилась таверна Общества Лазурного Дракона, а шумные павильоны были переполнены бесчисленными культиваторами. Многие из них подсчитывали свои доходы от похода в катакомбы, другие заканчивали пить свою чашечку чая, прежде чем идти туда. Правила сейчас отличались от тех, что устанавливало Общество Божественного Неба, когда заправляло на этой территории. Хотя Общество Лазурного Дракона собирало только десятипроцентную пошлину, они ещё требовали, чтобы каждый желающий войти в катакомбы покупал чашечку духовного чая за десять баллов заслуг, прежде чем пойти туда.

Новые правила оставляли в руках культиваторов Небесного города больше прибыли, чем при старых порядках Общества Божественного Неба, и культиваторы казались этим очень довольны. Конечно, они никогда не забывали, что находятся на личной собственности, и это всегда вселяло опасения. Более того, по городу ходило множество пугающих слухов про босса Лазурного Дракона — никто не смел сделать ничего, что могло бы его обидеть.

Шум и гам продолжался в павильонах, в то время как Сун Цюэ приближался к таверне с холодным выражением на лице и убийственной аурой, распространяющейся вокруг. Именно так он привык держаться за пределами секты. Обычно всё решалось намного легче, когда он выглядел угрожающе. У Сун Цюэ не было планов заходить в один из павильонов, он просто пошёл к руинам, чтобы сразу же разведать в катакомбах, что там к чему. Однако один молодой культиватор Общества Лазурного Дракона заметил, что он не собирается заходить в павильон и быстро поспешил на перехват. Сложив руки и вежливо улыбнувшись, он сказал:

— Приветствую, собрат даос, хочу пригласить тебя выпить чашечку духовного чая.

Любезность и обходительность в обращении с посетителями были результатами правил, установленных Чень Маньяо. В конце концов, их пребывание здесь являлось предметом бесконечной зависти, и, несмотря на уменьшение пошлины, им всё равно приходилось вежливо обходиться со всеми посетителями. В то же время, если кто-то не хотел отвечать им вежливостью, то Общество Лазурного Дракона всегда могло донести до посетителей, что возмутителей спокойствия сюда не пускают.

— Духовный чай? — удивлённо сказал Сун Цюэ. — Я не желаю покупать никакого духовного чая!

Хотя ему это не понравилось, но когда он подумал о том, насколько могущественно Общество Божественного Неба в этом городе, то он подавил своё раздражение и показал командный медальон.

— Вот, видишь? У меня есть командный медальон!

Он говорил на повышенных тонах, и это тут же привлекло внимание других культиваторов поблизости, которые посмотрели на него со странными выражениями на лицах. Молодой человек из Общества Лазурного Дракона, казалось, совсем не обиделся, и улыбка не покинула его лица ни на мгновение. После того как они обустроились на этом месте, Общество Лазурного Дракона не раз сталкивалось с теми, кто ничего не знал об изменении правил. Снова соединив руки, молодой человек вежливо пояснил:

— Мне очень жаль, собрат даос, но твой командный медальон принадлежит Обществу Божественного Неба, а они больше не распоряжаются на этой территории. Сейчас хозяином является Общество Лазурного Дракона, и правила под его управлением несколько изменились.

После этого молодой человек терпеливо объяснил новые правила, и, пока он говорил, выражение лица Сун Цюэ многократно изменилось. Он так много отдал за этот медальон только для того, чтобы не платить тридцать процентов с прибыли Обществу Божественного Неба. А теперь ему говорят, что его командный медальон бесполезен. Сун Цюэ оказался пойманным врасплох.

— Как такое вообще возможно? — сказал он. — Общество Божественного Неба такое могущественное, а вы…

Сун Цюэ уже начал переживать. Если его командный медальон и правда был бесполезным, то это окажется большим ударом по его планам получить жёлтые одежды в самое ближайшее время. К этому моменту убийственная аура Сун Цюэ начала опасно пульсировать, он уже и так терял терпение, но, учитывая, как он разволновался, его слова начинали звучать слишком резко.

— Вы не можете так поступать! Этот командный медальон очень дорогой!

Культиваторы вокруг начали потихоньку отходить подальше. Они с интересом наблюдали за разыгрывающимся представлением. Среди толпы находились также культиваторы, которые тайно работали на Общество Божественного Неба, и они с радостью начали раздувать пламя конфликта.

— Общество Лазурного Дракона должно ответить за это!

— Да, точно. Я тоже купил подобный медальон за большие деньги! Только не говорите мне теперь, что он бесполезен!

Выражение лица молодого человека из Общества Лазурного Дракона внезапно стало очень мрачным. Холодно хмыкнув, он сказал:

— А ну пошли все отсюда! Если вы пришли сюда создавать проблемы, то не вините потом Общество Лазурного Дракона, что оно невежливо с вами обошлось!

После целого года опаснейших для жизни ситуаций намерение убивать Сун Цюэ вспыхивало при малейшей провокации. Его глаза холодно сверкнули, и он активизировал силу основы культивации псевдо-ядра, заставив мощный ветер распространиться во все стороны, когда он сделал шаг вперёд. Молодой человек из Общества Лазурного Дракона оказался поражён, и вокруг послышались удивлённые возгласы. Судя по всему, сейчас должна была начаться большая заваруха. Однако в этот момент кто-то озадаченно произнёс:

— Сун Цюэ?

Мастер Божественных Предсказаний и Сюй Баоцай как раз проходили мимо, и когда они оглянулись и увидели Сун Цюэ, то у них отвисли челюсти. Сун Цюэ как раз ощетинился, источая убийственную ауру, но тут заметил мастера Божественных Предсказаний и Сюй Баоцая, после чего у него на лице отразилось изумление. Особенно его поразил здоровый лоск их кожи и то, как все культиваторы Общества Лазурного Дракона смотрели на них с выражением крайнего почитания.

— Вы двое…

Сун Цюэ показалось, что что-то тут не так, но, прежде чем он успел ещё что-то предпринять, Бай Сяочань, который услышал шум и уже успел поправить одежды, собираясь выйти, просканировал местность божественным сознанием. Увидев Сун Цюэ, он несколько раз моргнул, а потом широко улыбнулся и выбежал из таверны. Когда он появился снаружи, то множество культиваторов Общества Лазурного Дракона обратило на него благоговейные взгляды, и все они опустились на колени, чтобы поклониться.

— Здравствуйте, босс.

Такая реакция культиваторов Общества Лазурного Дракона вызвала движение в толпе. Люди стремились посмотреть на Бай Сяочаня, потом ахали и поспешно соединяли руки и склоняли головы.

— Приветствуем, босс Лазурный Дракон.

Прошло несколько мгновений, и к приветствию присоединились все находящиеся в павильоне культиваторы. Что касается Сун Цюэ, то посмотрев на Бай Сяочаня, он оказался полностью застигнут врасплох, его голова пошла кругом, а разум опустел.

— Цюэрчик! — воскликнул Бай Сяочань, на его лице отобразились забота и любовь, и он поспешил вперёд. — Наконец-то и ты вернулся! Как ты дошёл до подобной жизни? Я имею в виду, я думал, что у меня всё плохо, но очевидно, что у тебя всё гораздо хуже, чем у меня.

Когда люди услышали слова Бай Сяочаня, то послышалось ещё больше аханий, затем они посмотрели на Сун Цюэ с завистью. Учитывая, что сам босс Общества Лазурного Дракона обращался к нему «Цюэрчик», очевидно, что у них были родственные или близкие дружеские отношения. Понятно, что Цюэрчик был на поколение моложе босса Лазурного Дракона, если говорить о рангах в семье.

Сун Цюэ побледнел, как простыня, на его разум обрушилось неожиданное цунами. Ему казалось, словно весь мир перевернулся с ног на голову. Перед ним стоял Бай Сяочань, сияя светом магических сокровищ и множеством нефритовых подвесок, навешанных на него со всех сторон. С первого взгляда можно было сказать, что общая стоимость украшений на нём превышает миллион баллов заслуг. Более того, вокруг него толпилось более десятка марионеток-служанок, каждая из которых держала на поводке духовного зверя. Их общая стоимость исчислялась миллионами баллов заслуг. Сун Цюэ целый год кровью и потом зарабатывал на жизнь, порой недоедая, рискуя жизнью, и всё ради того, чтобы накопить на жёлтые одежды. Но теперь он ощущал, как его разум распадается на куски.

— Ты… Ты — босс Лазурный Дракон? — спросил он, запинаясь. Перед его глазами всё поплыло, словно бы невероятность подобной ситуации оказалась для него невыносимой.

В это время подошли Большой толстяк Чжан и Чень Маньяо. Сун Цюэ перевёл взгляд с Бай Сяочаня на них, и когда он увидел, как хорошо они одеты и какие на них украшения, то у него появилось очень нехорошее чувство.

— Ребята, вы…

Сюй Баоцай прочистил горло и с сочувствием посмотрел на Сун Цюэ.

— Сун Цюэ, это место принадлежит нам. Младший патриарх превратил Общество Лазурного Дракона в то, чем оно сейчас является, а эта таверна построена нами. Вся эта территория находится в личной собственности у младшего патриарха. Твой командный медальон действительно бесполезен здесь. Но, учитывая, что ты племянник младшего патриарха, мы же с тобой одна команда, верно? Кому какое дело до командных медальонов! Просто выброси его в мусорку. Ты можешь зайти в катакомбы в любой момент, когда пожелаешь. Правильно, младший патриарх?

Бай Сяочань с очень серьёзным выражением потрепал Сун Цюэ по плечу. С видом представителя старшего поколения он важно кивнул.

— Цюэрчик, твоя тётя доверила мне твою безопасность. Так как я прихожусь для тебя старшим, то на мне лежит ответственность за тебя. Несмотря на то что ты наглым образом бросил меня, когда мы только попали сюда, ты — мой племянник, поэтому я сделаю для тебя поблажку. Послушай. Эти катакомбы опасны, а как твой дядя я не могу смотреть на то, как ты подвергаешься такой опасности. Сколько баллов заслуг тебе нужно? Я добавлю до нужной суммы, и ты сейчас же станешь учеником в жёлтых одеждах. Для этого будет достаточно одного моего слова.

В ответ на это со всех сторон послышались аханья, многие с завистью уставились на Сун Цюэ. Большинство людей здесь могли только мечтать, чтобы когда-нибудь стать учениками в жёлтых одеждах, но они всё лично слышали, как Бай Сяочань обещал оказать такую честь Сун Цюэ, сделав ему подобный подарок. Зависть окружающих читалась слишком явно. Однако Сун Цюэ был очень гордым человеком, поэтому когда он услышал про «дядю» и «Цюэрчика», то его ярость достигла небес. Из его рта брызнула кровь, потом он не удержался и грохнулся в обморок, завалившись лицом прямо в землю.

Глава 401. Невероятно нахален!

Позже ночью Сун Цюэ открыл глаза и обнаружил, что лежит в одной из комнат таверны. Растерянно оглядевшись, он понял, что произошедшее ранее днём вовсе не игра воображения. С одной стороны, он готов был расплакаться, но с другой неимоверно рассердился. «Как такое могло произойти?.. Я… Я целый год работал на износ. Я экономил на еде и одежде. Я рисковал жизнью… А Бай Сяочань… Почему? Почему?! Ну почему?!»

Сун Цюэ чуть не плакал. Он оглянулся на всю свою жизнь и понял, что её можно было разделить на два больших периода. В первом он был неимоверно успешным. Он являлся избранным в секте Кровавого Потока с неограниченными возможностями в будущем. Однако этот период в его жизни завершился, когда он встретился с Бай Сяочанем, и вот тогда начался второй период, состоящий из унижения и страданий.

«Я не был равным ему ни в Бездне Упавшего Меча, ни в секте Кровавого Потока, ни в секте Противостояния Реке. Теперь то же самое снова происходит здесь, в секте Звёздного Небесного Дао Противоположностей. Я… Я просто не ровня ему ни в одном аспекте!» Разгневанный Сун Цюэ решил, что он слишком опозорен, чтобы дольше оставаться в этом месте. Стиснув зубы, он вышел из комнаты и поднялся в воздух, чтобы улететь.

Но потом неожиданно со стороны радуги Неба к нему устремился луч света. Поражённый, он быстро проверил свои баллы заслуг, и его глаза широко распахнулись. На его счету оказалось более двух миллионов, что сильно превосходило необходимую для получения жёлтых одежд сумму. На самом деле там было достаточно для того, чтобы ему не нужно было самому идти и платить их. Магическая формация секты Звёздного Небесного Дао Противоположностей автоматически отправляла таких учеников на радугу. Таковы были правила в секте Звёздного Небесного Дао Противоположностей.

Когда свет сошёл вниз, то культиваторы Небесного города увидели его, и от этого их глаза засветились завистью и надеждой. Что касается Сун Цюэ, то на его лице отразились смешанные эмоции, и он посмотрел на таверну внизу. Даже он не знал наверняка, как к этому относиться. Он был первым в группе из секты Противостояния Реке, кто получил жёлтые одежды и попал на радугу. Однако в итоге он оказался самым большим неудачником. Пока он думал обо всём этом, из таверны показался Бай Сяочань и посмотрел на него. Прочистив горло, он помахал ему ручкой на прощание.

— Сосредоточься на культивации, когда попадёшь на радугу. Смотри, не опозорь меня и свою тётю! Если у тебя возникнут трудности или кто-то будет тебя обижать, обязательно скажи мне. Я ведь твой дядя, твоя семья! Давай, не теряйся…

Сун Цюэ и без того испытывал сложные эмоции, а эти слова только подлили масла в огонь. Злобно глянув на Бай Сяочаня, он вздохнул, и луч света объял его, унося в направлении радуги Неба. После того как он улетел, в воздухе осталось только семицветное сияние, которое заставило сердца всех наблюдателей наполниться желанием тоже испытать подобное на себе. Проводив Сун Цюэ, Бай Сяочань вернулся в свою комнату исключительно довольный собой и своими добрыми делами. Он легко мог представить выражение лица Сун Цзюньвань, когда он, вернувшись, расскажет ей о том, как заботился о её племяннике.

«Цюэрчику повезло, что у него такой дядя, как я!» Ощущая себя великодушным представителем старшего поколения, он уселся медитировать и работать над заклятием Развития Воли Ледяной Школы.

Теперь, когда он достиг уровня ледяного адепта, скорость его культивации увеличилась, что привело к ещё более сильной потере жизненной энергии. По этой причине он каждый день поглощал просто невероятное количество духовной пищи. Так как еды в его распоряжении было предостаточно, он решил, что в работе над Неумирающими сухожилиями пора переходить к голове. Бай Сяочань считал, что кулак — это слишком очевидное оружие в бою, и сейчас скорости и силы его левой ноги уже было достаточно для использования в схватке. По его мнению, меньше всего противник ожидает удара головой, поэтому она и показалась ему лучшим выбором. При мысли о том, как он долбанёт кого-то головой в бою, он почувствовал оживление, поэтому с большим энтузиазмом преступил к работе над сухожилиями головы.

Бизнес в таверне устаканился, и происшествия случались всё реже. Доходы Общества Лазурного Дракона выровнялись, и теперь они даже начали откладывать. К этому времени они превратились в уникальную организацию в Небесном городе. Они были очень знамениты и могущественны, оказавшись по сути на одном уровне с Обществом Божественного Неба. Они уже намного превзошли старую версию Общества Лазурного Дракона. Однако когда стало ясно, что таверна Вечная Жизнь просуществует в Небесном городе ещё долго, руководство Общества Божественного Неба почувствовало отчаяние. Печально, но таверна была построена на земле, находящейся в личных владениях, поэтому ни один из их планов разобраться с противником не подходил. Даже если бы они решились применить силу против Бай Сяочаня, они бы проиграли и к тому же нарушили бы законы секты. Единственное, что им оставалось делать, — это обратиться к своим хозяевам в клан дэва.





Последнее изменение этой страницы: 2019-05-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.200.252.156 (0.025 с.)