ТОП 10:

В нише глубокой траншеи, забрасываемой снегом



Раскапывание интересующего собаку источника запаха заложено в ее инстинкте. Но собака может быть и не заинтересована в зарытой дрессировщиком вещи. Поэтому с первых же занятий собаку обучают раскапыванию по команде «Копай!», сочетая его, по обстановке, с подачей голоса. При выработке этого навыка зарывают любимый апортировочный предмет или крупную кость на глубину 15–20 см, и дрессировщик, разрывая ее своей ногой, подает команду «Копай!». В дальнейшем его движения ногой будут служить собаке жестом для раскапывания источника запаха без команды голосом. Иногда дрессировщику приходится брать лапы собаки в руки и, копая ими, повторять «Копай!», «Хорошо!». За энергичное раскапывание собака поощряется, но грызть и переносить найденный предмет не разрешается. При раскапывании нор грызунов и нечистот дается команда «Фу!». Закрепив первоначальный навык раскапывания источника запаха с одновременной подачей голоса, предмет с знакомым собаке запахом заменяется другими, незнакомыми.

На заключительном этапе дрессировки весь комплекс выработанных у собаки навыков поиск — раскапывание — голос доводится до автоматической слитности, то есть они сливаются в единый комплексный поисковый навык. Чтобы добиться этого, в процессе занятий нужно постепенно прибавлять к знакомому собаке приему следующие (знакомые ей в отдельности) и многократно повторять их в строго определенной последовательности. Так, для выработки вышеуказанного комплекса соответствующие команды «Ищи!», «Копай!», «Голос!» всегда и везде подаются собаке только в данной последовательности. При соблюдении этого правила после многократных повторений вырабатывается определенный динамический стереотип — комплексное действие организма, полученное на нескольких раздражителях в строго определенной последовательности — и собака будет выполнять все три приема лишь по одной команде «Ищи!». В психофизиологии это называется цепным условным рефлексом. Прибавление каждого следующего приема к начальным следует делать не на стадии выработки первоначального навыка, а лишь после его прочного закрепления. Выработка у собаки комплексного навыка поисковой работы возможна лишь при строгом соблюдении основных принципов обучения: системность, регулярность, последовательность, постепенность перехода от простого к сложному.

Одним из видов тренировок собак, стимулирующих и разнообразящих повседневные, являются соревнования: какая собака находит ИЗ быстрей, какая делает более четко оповещение и подводку. Только регулярные тренировки сохраняют все приобретенные навыки и совершенствует их.

Принципы обучения

Системность — установление определенного порядка на основе планомерного расположения и взаимной связи ее частей, которые бывают и не близкими, по своему существу. Системность обеспечивает выполнение самой трудной работы, превратив «бездорожье» в удобную для продвижения «дорогу». В зависимости от выбранного направления системы могут различаться.

Система подготовки конкретной собаки ПСС состоит в том, чтобы, пользуясь данной книжкой и другими, составить собственную систему подготовки — с учетом своих конкретных условий, своих личных способностей, индивидуальности своей собаки. Все должно быть «разложено по полочкам» и как в библиотеке с миллионами книг библиотекарь не ищет нужную книгу, а благодаря системе их расположения лишь поднимает руку и снимает с полки.

Регулярность — равномерное и правильное выполнение по времени действий: кормления, учебных занятий, тренировок и др. Всякий здоровый организм и собаки и человека без часовой стрелки, подсознательно и в силу явления биоритмии стремится к регулярности своей жизнедеятельности. Она обеспечивает здоровье и максимально активную деятельность. Результаты учебных занятий и тренировок без их регулярности весьма незначительны и сводятся на нет. Больше того, нерегулярный образ жизни приводит к ослаблению и нарушению физической и психической деятельности, заболеваниям и преждевременному старению собаки.

Последовательность, ярко выраженная в выработке у собаки поискового комплекса «Ищи — копай — голос — веди», следует неукоснительно применять на всех учебных занятиях и тренировках. Непрерывное следование одного действия за другим в определенном порядке — необходимое условие выработки динамического стереотипа во всякой деятельности. Важно, чтобы выработка у собаки нового сложного навыка делалась из закономерного вытекания последующего действия из предшествующего с включением в работу рассудочной деятельности.

Постепенность перехода от простого к сложному и качественно и количественно известна всем на примере личного изучения математики, игре в волейбол или хождению с рюкзаком.

Избежать ошибок при подготовке и работе с собаками ПСС помогает четкое представление и использование в практике «законов» 1-й и 2-й сигнальной системы. Это избавляет и от мешающих антропоморфизма и упрощенчества «дрессировки» только на условных рефлексах. Обе эти системы — способы регуляции поведения человека и животных в их жизни. Весь окружающий мир воспринимается головным мозгом в виде сигналов, улавливаемых или непосредственно органами чувств как ощущения формы, запаха, звука — 1-я сигнальная система, или посредством знаковой системы письменного языка — 2-я сигнальная система.

Благодаря тесному взаимодействию обеих систем 1-я сигнальная система человека качественно отличается от собачьей и других животных. Но «именовать» 2-ю сигнальную систему, передающую социально-исторические ценности посредством только языка, только в человеческом обществе, — «высшей» не совсем верно, так как первобытные и некоторые обитающие ныне племена живут без письменного языка, передавая свой опыт потомству. Возможно, и у собак, имеющих с человеком общение через биополе, невербальный язык, рассудочную деятельность, есть какое-то «дополнение» к 1-й сигнальной системе. Для обучения и работы с собакой важнее не название «дополнений», а понимание собаки не только по глазам, но по «кончику ее хвоста». Важно и умение вырабатывать, при необходимости, и рефлексы 2-го, 3-го порядка.

При выработке у собак навыков ПСС одновременно подается команда голосом и жестом, более понятным ей, как «общий» — невербальный язык. Команда только голосом — чисто условное звукосочетание, непонятное и человеку, незнающему данного языка. Случается обучать собаку выполнять прием по команде жестом позже, посредством уже выработанной голосовой команды. Рефлексы, выработанные на основе ранее приобретенных навыков, не подкрепляемые безусловными раздражителями, — это условные рефлексы 2-го, 3-го и большего порядка. Образование условного рефлекса 2-го порядка видно на примере обучения собаки работать по жестам при управлении ее поведением на расстоянии. Навыки обыска местности вырабатываются по принципу формирования условных рефлексов 2-го и 3-го порядков. Этим методом можно вырабатывать весь комплексный поисковый навык. Если же каждый навык вырабатывается отдельно, а затем соединяется в единый, то метод называют «комплексированием».

Подводка к найденному источнику запаха является заключительным этапом обучения собаки по клубной программе. Она состоит в том, чтобы собака, обнаружив ИЗ, трижды подала голос, затем, подбежав к находящемуся на расстоянии дрессировщику, подала еще раз голос и по команде «Веди!» подвела его к месту нахождения. Метод выработки этого комплексного навыка (рефлекс 2-го порядка) таков. Дрессировщик держит собаку на длинном поводке у старта. Помощник на виду у них удаляется на 10–12 м и прячется. Дрессировщик командой «Ищи!» посылает собаку на поиск. Найдя без затруднений помощника, собака подает голос. Дрессировщик подзывает собаку к себе. Если она плохо реагирует на зов, подкрепляет команду поводком. Вернувшись к дрессировщику, собака еще раз подает голос. Дрессировщик укорачивает поводок, дает команду «Ищи!» — «Веди!» и следует за собакой Так повторяется до тех пор, когда собака будет подводить по одной команде «Веди!». Подведя дрессировщика к помощнику, собака получает лакомство. Этим завершается комплексный поисковый навык из 4 приемов: поиск — раскапывание — голос — подводка.

Тренировочные занятия по подготовке к испытаниям следует проводить на участках с пересеченным рельефом. Чем он более пересеченный, тем более сложное движение воздушных потоков на поверхности. Тренировки с закапыванием человека проводятся по следующей методике. После выборки вещи незнакомого собаке помощника, который в дальнейшем будет «пострадавшим», дрессировщик и собака удаляются в укрытие, исключающее видимость участка. В это время «пострадавший» заходит на участок с одной из боковых границ не ближе 20 м от старта и закапывает на зачетную глубину две свои вещи на расстоянии одна от другой 20–30 м.

Снег (грунт) слегка утрамбовывается. В качестве отвлекающих запахов на расстоянии 5-10 м от зарытых вещей делаются 2 «ложные закопки» и петли следов второго помощника. Затем в конце участка второй помощник зарывает «пострадавшего». Поблизости делаются еще 2–3 «ложных закопки».

Дрессировщик с собакой выходят на старт. По сигналу инструктора он отстегивает поводок и посылает собаку командой «Ищи!» на поиск. Сам дрессировщик следует в 10–15 м за собакой по средней линии участка, отходя не более 10 м в сторону. Если собака пытается выйти за границу участка, он привлекает ее внимание кличкой и руководит дальнейшим поиском командой и жестом. Собака должна начать поиск зигзагообразными параллелями с расстоянием между ними 5–7 м и показать вблизи старта уменье работать «челноком». В дальнейшем, если она взяла запах верхним чутьем, то может, прекратив «челнок», устремиться к нему напрямик. При нахождении «пострадавшею» и его вещей она должна, начав раскапывать, подать трехкратно голос и подвести к ним дрессировщика. Полное раскапывание всех ИЗ делает дрессировщик лопатой. Точно так же проводятся и сами испытания собаки для получения диплома по клубному спецкурсу ПСС.

При выработке у собаки навыков ПСС дрессировщики нередко допускают следующие ошибки:

1. Проведение начальных занятий по поиску на участке сильно загрязненном отвлекающими запахами, что затрудняет выработку навыка.

2. Долгое занятие с собакой на одном и том же участке, в результате чего она, привыкнув к нему, плохо ориентируется и делает поиск на новом, незнакомом ей.

3. Однотипное закапывание помощника и предметов — на одинаковом расстоянии друг от друга, в одних и тех же местах учебного участка.

4. Частое наведение собаки на источник запаха, то есть излишние подсказки, которые необходимы лишь на первых занятиях.

5. Излишнее сдерживание собаки поводком для соблюдения правильных зигзагов «челночного» поиска. Частое понукание собаки и недоверие ее чутью.

6. Применение на занятиях одного и того же помощника и его вещей, в результате чего собака привыкает искать лишь этот знакомый ей запах.

7. Закапывание в качестве вещей не ношеного белья помощников или употреблявшегося на занятиях долгое время и потерявшего запах.

8. Нарушение последовательности подачи команд при выработке комплексного поискового навыка «Ищи — копай — голос — веди».

Нахождение незнакомца. Собака, сдавшая испытания по клубному спецкурсу ПСС, — это полуфабрикат. На службе собаки должны находить ИЗ под более толстым слоем различных сред и разном направлении ветра. И, самое главное, дифференцируя запах человека от запаха его вещей, находить его всегда первым. Эти навыки совершенствуются путем постепенного увеличения глубины закапывания ИЗ по заранее составленному плану тренировок, посылая собаку на поиск в разных направлениях по отношению к ветру.

Принцип обучения нахождению незнакомого «пострадавшего» заключается в том, что вместе со знакомым собаке по запаху человеком закапывается незнакомый. Собака, легко находя знакомого, постепенно приучается находить и незнакомого «пострадавшего», то есть переключается на нахождение любого незнакомца. Добронравность собаки для этого обязательна.

Обонятельная рецепция собаки ПСС одинакова на запах человека как знакомого, так и незнакомого. При поиске незнакомцев она не дифференцирует запахи людей.

Последовательность «переключения».

1. Дрессировщик с собакой в укрытии. После маскировки его помощников на учебном участке он выходит с собакой на старт и руководит поиском.

2. Знакомый собаке помощник вместе с незнакомым замаскированы на участке рядом в одной траншее. Дрессировщик пускает собаку на поиск, и она находит обоих помощников по знакомому запаху одного из них.

3. Помощники маскируются с таким расчетом, чтобы незнакомый находился ближе к старту и под меньшим укрытием, чтобы при поиске собака обнаружила сначала его.

4. Оба помощника маскируются на одинаковом от старта удалении с расстоянием друг от друга 3 метра, которое позже увеличивается. Собака без особого затруднения находит и знакомого и незнакомого.

5. После того как собака будет легко находить одного незнакомого помощника в различных местах участка, маскируются и закапываются новые незнакомые собаке люди и вещи с их запахом.

В связи с тем, что запах человека отличается от его запаха на вещах, собаки, легко дифференцируя их, нередко предпочитают находить сначала человека, а потом его вещи без всякого обучения. Чтобы собаки всегда и везде находили сначала самого человека, не обращая внимания на вещи с его запахом, рекомендуется следующая методика поэтапных занятий. В них используется привязанность собаки к дрессировщику — сильнейший стимул для быстрой выработки многих навыков. Поиск производится в направлении навстречу ветру.

1-й этап. Собака, дрессировщик и его помощник на старте. Дрессировщик передает собаку помощнику и, двигаясь по середине учебного участка, на виду у собаки разбрасывает налево и направо несколько предметов. Он возбуждает собаку, произнося ее кличку, затем прячется на расстоянии 25–30 метров от старта. Помощник подает команду «Ищи!», отпускает собаку, которая в возбужденном состоянии, не обращая внимания на предметы, устремляется в направлении дрессировщика и быстро его находит.

2-й этап. Собака находится в укрытии и не видит разбрасывания предметов и закапывания дрессировщика. На этом и последующих этапах заход людей на участок делается с его задней или боковых сторон. Это осложняет поиск собаки, так как пойти по запаховому следу со старта она не может.

3-й этап. После того, как у собаки будет закреплен навык находить сначала человека, закапывают вместе помощника и дрессировщика.

4-й этап. Вместо помощника закапывается незнакомый собаке человек, затем 2 незнакомца. На участке разбрасываются предметы с отвлекающим запахом дрессировщика, которые собака находит только после незнакомых людей.

В зависимости от конкретной обстановки и поведения собаки можно несколько изменить план занятий, этапы сжать или растянуть введением промежуточных. Всякий раз, когда собака находит первым человека, она поощряется усиленной порцией лакомства, восклицаниями «Хорошо!» и др. Все попытки разыскивания предметов до нахождения человека «гасятся» командами «Вперед!», «Ищи!», ни в коем случае не «Фу!».

Для обучения и тренировки каждой собаки нахождению «незнакомца» требуется большое количество статистов, запах которых собаке неизвестен. Один и тот же статист может быть использован не более 3-х раз с недельными перерывами.

Особенности поведения

Среди собак, отобранных для подготовки по курсу ПСС, встречается большое разнообразие по типу ВНД, реакции поведения, индивидуальным особенностям. У собак с преобладающей пищевой реакцией поведения начальный поисковый навык можно выработать лишь с помощью подкрепления лакомством после каждого нахождения источника запаха. Со временем у них обычно пробуждается и ориентировочно-поисковое поведение. Занятия лучше проводить с голодной собакой, лакомство дается небольшими кусочками. На первом этапе обучения подкрепляются все поисковые действия, на втором, с упрочением условного рефлекса — лишь отдельные, которые собака выполняет четко, без ошибок.

В жизни редко встречаются чисто выраженные типы поведения, обычно они — смешанные. Отмечены случаи, когда собаки с пищевым поведением на равнине в горах ярко проявляли ориентировочно-поисковые. После спуска их вниз реакции поведения чередовались.

Для обучения собак с преобладающей ориентировочной реакцией хорошие результаты дает подражательный метод. На раздражители, отвлекающие собаку во время занятий, вырабатывают торможение путем постепенного приучения к ним. Занятия начинают на закрытой местности с отсутствием отвлекающих факторов. По мере выработки условных рефлексов проявление ориентировочных — слабеет. На раздражители сверхпороговые — по силе или продолжительности — в ЦНС собаки возникает запредельное торможение, охраняющее нервные центры от перевозбуждения.

При ориентировочно-поисковом поведении со зрительной выраженностью собаки отвлекаются на движущиеся объекты, — автомашины, домашний скот и другие отвлечения от работы по запаху. Начальные занятия с такими собаками следует проводить на пустынной местности, в темное время суток, постепенно приучая не реагировать на движущиеся предметы.

У некоторых собак реакция привязанности к хозяину делает их при поиске несамостоятельными, пассивными. Для избавления от этих недостатков проводнику следует проявлять минимальную ласку, корм собаке дают другие проводники, давать ей больше общаться с собаками в отсутствии проводника.

Существуют различия в методике обучения собак и различных типов ВНД, возраста, пола, воспитания, физической подготовленности, индивидуальных черт. Каждый проводник должен изучить и чувствовать индивидуальность своей собаки, как самого себя. Есть двойники, как у людей, так и у собак по внешности, но нет двойников по поведению. Общим в последовательности совершенствования будет «формула»:

Спецкурс в спасслужбах

Для подготовки собак ПСС в профессиональных службах вышеприведенные приемы и правила следует дополнить. В первый же день занятий проверяется умение проводников пользоваться индикаторами ядовитых веществ, их исправность.

Если собака еще не приучена подносить брошенный предмет по команде «Апорт!», обучать ее этому не следует, так как в дальнейшем, при обыске местности, она не должна подносить найденного, а лишь оповещать о находке лаем. Для выработки этого навыка в момент нахождения собакой апортировочного предмета нужно подбежать к ней, посадить и, помахав перед носом найденным предметом, вызвать подачу голоса. При обучении обыску местности для собак ПСС весьма важен навык «посыла» ее в нужном направлении на 15–20 метров по команде «Вперед!», «Ищи!» и жесту выброшенной руки.

У некоторых собак апортировка вырабатывается с трудом, однако, их поисковые способности могут значительно превосходить хороших «апортировщиков». По сути дела, поиск пострадавших на обширной территории основывается на ориентировочно-поисковом инстинкте, диких предков собаки отыскивать пищу для пропитания. Это поведение дрессировщик должен умело направить на нахождение людей, дав свободу инстинкту и природным способностям собаки. В этом заключается главная трудность обучения собак ПСС — максимально использовать инстинкт, не теряя в то же время управления их поиском. Собаки ориентировочно-поискового типа поведения в пищевом подкреплении при нахождении ИЗ не нуждаются.

Челночный поиск помогает собакам ПСС не только обнаружить верхним чутьем ИЗ пострадавшего в потоке воздуха и нижним при «тщательном поиске». Он дает возможность использовать встречный ветер под разными углами, что значительно облегчает нахождение ИЗ. В зависимости от индивидуальных особенностей собаки навык «челночного» поиска, кроме апортировки, можно вырабатывать и другими способами. Например, с вялой или слишком возбудимой собакой, отвлекающейся внешними раздражителями, нужно бегать по линии «челнока», держа ее на поводке с применением контрастного метода дрессировки. Другой метод заключается в том, что дрессировщик, оставив собаку на старте, отбегает на 15–20 метров поперек направления ветра и подзывает ее к себе. Собака бросается к дрессировщику и обычно обгоняет его. Как только собака пробежит в этом направлении 10–15 метров, он останавливается и бежит по зигзагу «челнока» в противоположную сторону, опять подзывая ее к себе. Собака вновь его догоняет и перегоняет и т. д.

Вариант обучения «подводке» без помощника и поводка заключается в том, что дрессировщик на виду у собаки бросает апортировочный предмет на 10–12 метров и после небольшой выдержки посылает ее на поиск. Когда собака находит предмет, он подает на расстоянии команду «Голос!», затем подзывает ее — снова «Голос!» и, дав команды «Ищи!», «Веди!», следует за ней к месту нахождения. Для собак с дефектом в подаче голоса, но обладающих хорошими поисковыми способностями, оповещение о найденном источнике запаха и подводка к нему делается с помощью поноски-указателя, которая подвешена на ее ошейнике.

При всех перечисленных и других вариантах выработки поисковых навыков главное внимание обращается на заинтересованность собаки нахождением. Обучение ее поиску в спасслужбах проводится не после ОКД, а с первых же дней занятий и продолжается параллельно с ним до испытаний. Если в течение 3–5 дней собака не проявила к нахождению ИЗ интереса, значит, она для ПСС не годится.

Для проведения занятий учебную группу делят на команды с постоянными составом по 3–5 дрессировщиков с собаками в каждой. При такой организации дрессировщик не нуждается в специальных помощниках, при надобности ими могут быть члены его же команды. Не работающие в это время собаки обычно внимательно наблюдают за работающими, что дает возможность использовать подражательный метод дрессировки, особенно эффективный для молодых собак. Такая организация позволяет одному инструктору проводить занятия с 2–3 командами, которые к концу учебного года хорошо срабатываются и образуют коллектив, способный слаженно работать в зоне ЧС.

Из многолетней практики следует, что наиболее целесообразно для закопки как источник запаха применять нательное белье с запахом определенной силы и проводить на нем половину всех занятий. Нательная рубашка или штаны, ношенные не менее суток, называются «стандартными закопками». При выполнении «носящим» интенсивной физической работы этот срок сокращается до 2-х часов. Совершенно нет необходимости закапывать на занятиях более крупные предметы. Закапывание же человека следует производить во второй половине учебного года. Применение каждым дрессировщиком трех «стандартных закопок» с различными запахами позволяет постоянно разнообразить задание для собак. Например, четыре дрессировщика одной команды, обмениваясь закопками, дают этим возможность каждой собаке на одном занятии работать с двенадцатью различными запахами. При необходимости можно обмениваться закопками и между командами.

Технические приемы значительно экономят расход времени для учебных занятий большой группы. Удобен способ разбрасывания закопок на большой площади с кузова грузовой автомашины. След от колес не оставляет запахового следа и служит заметной границей между участками для занятий каждой команды и расчета. Для заброски на большое расстояние применяется механическое катапультирование.

Для стационарных полигонов, плацев хорошо зарекомендовала себя методика В.К. Карпова[8]. По ней на полигоне сооружается разветвленная сеть крытых траншей. Их тупиковые отсеки, расположенные на различной глубине, имеют отверстия диаметром 10–15 см, которые идут на поверхность земли и закрыты решетками. Над отверстиями делаются завалы «руин», «леса» и проч. Помощники в роли «пострадавших» проникают в тупиковые отсеки и регулируют выход своего запаха согласно запланированного для каждой команды, каждого расчета. Завалы на поверхности и тупиковые отсеки для смены обстановки изменяются. Этот метод сберегает драгоценное время занятий, позволяет работать собаке на незаслеженной поверхности рельефа.

Специальная подготовка собак ПСС, которая проводится параллельно с тренировкой для повышения класса, включает приучение: 1) к взрывам и выстрелам, 2) огню и дыму, 3) запаху крови и трупа.

Без сигнальных ракет не обходится ни одно поисково-спасательное мероприятие, поэтому к резким звукам собаку следует приучать постепенно с раннего возраста, начиная с ударов в ладоши и трещотки. Позже — совершать с ней прогулки вблизи тиров и стрельбищ. При артиллерийских выстрелах, например обстрелах лавинных склонов, собак следует удалять на расстояние вместе с проводниками, которые отвлекают их игрой и различными приемами. Один из них состоит в том, что проводник, сидя на земле, прячет голову собаки себе под мышку и одобряет ее поведение лаской, успокаивающим тоном. Собаки, никогда не слышавшие орудийных выстрелов, нередко убегают от них на несколько километров и из-за срыва нервной деятельности (невроза), теряют работоспособность. Спокойная реакция большинства собак на звук грома и охотничьих — к ружейным выстрелам — это привычка, выработанная в филогенезе, то есть в течение жизни многих поколений.

По отношению к огню собаки не имеют инстинктивного страха, так как в онтогенезе (в своей жизни) с пожарами у них нет отрицательных ассоциаций. Это обстоятельство не облегчает их поиск в зоне пожаров, а затрудняет, так как ожог лап и других частей тела будет жестоким уроком на всю жизнь. Привычная осторожность собак к огню костра (из филогенеза) не облегчает этот вопрос, так как опасен не сам огонь, в который никакая собака не полезет, а неожиданное падение горящих обломков, огненные смерчи, горячие газы, град искр и проч. Единственно, чему можно и нужно обучить собак для избежания указанных опасностей, это — спокойно следовать рядом с проводником как на поводке, так и без него.

Попав впервые в своей жизни на задымленное пожарище, даже бывалые, опытные собаки откажутся работать или вскоре выйдут из строя, наглотавшись дыма. Молодые и возбудимые — сгоряча подпалят шерсть, обожгут лапы, после чего долго будут бояться запаха дыма. В основе приучения собак к задымленному участку лежит общеизвестный принцип дрессировки — постепенный переход от легкого к трудному, от простого к сложному. В начале тренировок задымленность на участках должна быть минимальной, и, постепенно ее увеличивая, приближают к уровню задымленности в «реальной обстановке» лишь через 2–3 месяца. Дым от сжигания материала, содержащего ядовитые химические соединения, может вызвать отравление не только собаки, но и проводника. Дым даже без ядовитых примесей (дерево, солома) является для собаки сильным отвлекающим раздражителем, затрудняющим нахождение «пострадавших». По этим причинам, тренировки на задымленном участке должны проводиться с соблюдением следующих правил:

1. При разведении костров для создания на месте поисков задымленности пользоваться не загрязненным топливом — хворостом, соломой и проч. При сжигании обрывков толя и других отбросов на строительных свалках пользоваться индикаторами для определения в дыму примесей серы, фосфора и других ядовитых веществ.

2. Для избежания попадания в зону густого дыма, получения ожогов молодые, сильно возбудимые собаки берутся для поиска на поводок.

3. С первых же тренировок собак следует приучать избегать сильных потоков дыма, обходить их и брать запах сбоку или пережидать «дымовую волну».

4. Если собака, попав в зону густого дыма, начала чихать, она не способна обнаружить даже сильный источник запаха. Для восстановления чутья ее выводят с задымленного участка и выгуливают на чистом воздухе.

Такую же передышку, успокоение дают собаке при перевозбуждении ее какими-либо сильными раздражителями, — звуковыми, световыми и проч. При нарушении нервно-психического равновесия у собаки заметно слабеет чутье, поиск.

Запах травмированного пострадавшего с кровотечением отличается от обычного запаха человека, что может смутить и сбить собаку с толку, если она встречается с ним впервые. Собаки реагируют на кровь человека почти так же, как на кровь животных, поэтому на занятиях вполне можно пользоваться кровью, взятой, например, с бойни. На поисковых занятиях с этим новым для собаки запахом помощник проводника прикалывает к своей одежде пропитанную кровью домашних животных тряпку. Она должна быть пропитана не менее чем за 2 часа до занятий для того, чтобы с кровью произошли, как в реальной обстановке, определенные химические реакции. На этих занятиях проводник тщательно наблюдает за изменением поведения собаки, обнаружившей запах человека с кровью. Ни в коем случае нельзя позволять собаке при нахождении помощника лизать тряпку с кровью.

Горная подготовка

Качество работы собак ПСС значительно, снижается на необычном для них рельефе местности и в других непривычных условиях. Поэтому тренировка собак классов «В» и «С» должна включать и горную. Наиболее простым методом этой подготовки является сопровождение собакой дрессировщика на горных маршрутах различной сложности со строгим соблюдением правил передвижения в горах. На рельефе средней трудности наилучший путь собака выбирает сама. На трудных и опасных, — где срыв ведет к падению, она берется на страховку.

На скальных маршрутах наибольшую опасность представляет образовавшийся на поверхности лед, который собака зрительно не замечает. Преодолевая крупные скальные осыпи, собака без затруднения прыгает с камня на камень. На осыпях мелких, которые «плывут» под ногами, многие из них испытывают страх, и неприязнь. Самыми неприятными как для проводника, так и для собаки являются средние осыпи, с качающимися под ногами камнями, трещинами, в которых молодые и возбудимые собаки ломают ноги. Облегчающий прием для занятий на таких участках — пользование микрозакопками.

Тающий пористый фирн и снег даже на крутых склонах для собак трудности не представляет. На крутых ледовых склонах лапы собак не держат, и они переправляются проводниками по веревочным «перилам» и в рюкзаке, как через трещины. Заслуживает внимания факт, что старые, опытные собаки ПСС обладают, как и многие животные высокогорья, удивительным чувством обнаружения «скрытых» от человека опасностей, — припорошенных снегом трещин, готовых рухнуть снежных карнизов и др. Этой, еще не объяснимой наукой, способности следует уделять внимание.

Горные речушки глубиной по пояс человеку собаки преодолевают вплавь или перепрыгивая с камня на камень. Большинство собак умеют плавать от рождения, но не все могут плавать продолжительное время. Тренировка в воде обычно производится с помощью многократных бросаний в нее апортировочных предметов. Неприязнь собак к воде всегда связана с отрицательными эмоциями, испытанными в раннем возрасте — обычно, когда с целью «обучить плаванию», их насильно бросали в водоем. Избавиться от этого недостатка можно лишь постепенным приучением с пищевым подкреплением и ассоциацией с приятным — игрой и плаванием вместе с дрессировщиком, который должен плыть всегда так, чтобы видеть собаку.

Отрицательное влияние высоты над уровнем моря из-за понижения атмосферного давления и нехватки кислорода преодолевается, как и у человека, постепенной акклиматизацией и тренировками на различных высотах. Поведение в высокогорье у разных собак — индивидуально. Так, одна из наших собак, не отличавшаяся внизу ни силой, ни выносливостью, свободно поднималась несколько раз на вершину Эльбруса (5633 м над уровнем моря), тогда как другие, более сильные, выше 4500 м не шли. Критической высотой является 4000 м над уровнем моря, выше которой большинство собак теряют аппетит, становятся вялыми или, наоборот, возбудимыми. При правильной акклиматизации — постепенном приспосабливании организма к новым климатическим условиям — собаки совершенно нормально выполняют поиск и другие приемы на высоте 5000 м.

Тренировка

Целью тренировки является закрепление и совершенствование навыков, выработанных при обучении. При ее отсутствии и редком служебном использовании в коре головного мозга собаки возникает угасательное торможение, в результате чего выработанные навыки постепенно утрачиваются. Поэтому главная задача тренировки — сохранять рабочую форму, не допускать утрачивания выработанных навыков. Вторая задача — в дальнейшем совершенствовании навыков путем увеличения глубины закапывания источников запаха и усложнения условий их нахождения. Физическая тренировка включает бег, прыжки, плавание и обязательно — буксировку лыжника.

Большое количество, но нерегулярное и бессистемное выполнение любых упражнений не только не повышает мастерство собаки, но часто вызывает отрицательное отношение и к тренировкам, и к работе.

Тренировки собак должны проводиться строго по плану, 2–3 раза в неделю, с полной выкладкой, но без переутомления длительными и однообразными упражнениями, которые «отбивают интерес», ведут к заболеванию нервной системы — неврозам. Зарывание человека в снег на глубину более 2 метров производится в глубоких траншеях на лавинном выносе или снежном заносе. Специфическим моментом при тренировке поиску имеет любовь собаки не только к своему проводнику, но людям вообще. Хорошая поисковая собака, найдя и раскопав незнакомого ей человека, визжит и прыгает от радости. Такое поведение собаки как «добронравность» надо поощрять не только восклицаниями «Хорошо!» и лакомством, но и проявлением такой же радости самим проводником и его помощником.

В плане тренировки с «полной выкладкой» чередуют с «неполной», «не досыта», трудные — «предварительные закопки» предметов — с легкими на помощниках. Такое чередование нагрузок заставляет собаку постоянно ждать следующие занятия с радостью и нетерпением.

На спасработах в трудных метеоусловиях, когда пострадавший находится на большой глубине, обнаружение его запаха затруднено, собаки должны уметь делать кроме «первичного» поиска без поводка и «тщательный» поиск на длинном поводке «челноком» или другими способами. Достоинством первого вида поиска является обследование большой площади за короткое время и быстрое нахождение пострадавшего, покрытого тонким слоем снега или грунта. Второй вид позволяет тщательно обследовать площадь поисков не только собакой, но и проводником, который может обнаружить на поверхности мелкие, почти не пахнущие предметы (монета, пуговица), помогающие найти пострадавшего. При «тщательном» поиске проводник подводит собаку к границам замаркированного участка, которые определить самостоятельно она не может. Тренировки по этому поиску особенно полезны для собак молодых и быстровозбудимых. Выполнение приема требует от проводника высокого мастерства: он должен одновременно зрительно обследовать поверхность, держать собаку на поводке, руководя поиском, и не стеснять ее свободы. Хороший результат обучения поисковой работе дает предварительная проработка различных приемов на «лабораторном поиске».







Последнее изменение этой страницы: 2019-04-26; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.205.176.100 (0.026 с.)