ТОП 10:

Терминология: о «дрессировке» и «обучении»



На условных рефлексах, по команде — путем «дрессировки» вырабатываются простейшие приемы ОКД, как у кролика стучать лапами в барабан. При подготовке собак по спецкурсу ПСС пользуются понятием и названием «обучение».

Профессиональное и бытовое понятие «дрессировка животных» означает выработку простейших условно-рефлекторных навыков. Сложные поведения — цепные условные рефлексы требуют участия более сложного механизма ЦНС. Разница между выработкой навыка стучать лапами по барабану — у зайца и сложным поисковым навыком собаки ПСС — большая. Поэтому для этой и других сложных служб пользуются понятиями «обучение-тренировка».

В литературе по психологии и этологии существует научная классификация различных видов научения: ассоциативное, инструментальное, импринтинг, инсайд и другие. Для проводника при подготовке собаки к спасательной работе нужно и просто интуитивно «чуять», что у собаки происходят в голове в каждый момент. Научение поисковым навыкам у разных собак происходит по-разному и по «механизму», и по времени. У одних это поисковое поведение заложено генетически, у других генетически есть только расположенность к нему, у третьих выработку его обеспечивает благоприятное влияние среды в период роста и воспитания, условия среды в период обучения.

Закон Дурова

Выступая против того, чтобы заставлять животных контрастным методом «кнута и пряника» выполнять нужные действия, Дуров пояснял: «Мой способ дрессировки, который я называю эмоциональным, то есть воздействующим непосредственно на разум, сознание животного, построен на другом принципе. Принцип этот, наталкивание животного на определенное движение — творчество, то активное, светлое творчество, которым жизнь идет вперед… Но творчество задерживается страданием. Оно возбуждается радостью. Поэтому мой способ не допускает болевых ощущений, ибо боль заставляет тупеть сознание…»[5].

«…Эта непонятная, чудесная передача психики, — продолжает далее Дуров, — мыслей, чувств, желаний несомненно существует. Из нее-то я и исхожу при работе и она-то и кладется в основание моего метода дрессировки. Животное благодаря радостной, творческой обстановке, вступает со мной в психический контакт и уже заранее смутно предчувствует, предугадывает, что мне от него нужно, что оно должно сделать».

Приведенные высказывания Дурова не исчерпывают, разумеется, всей его системы психического управления поведением животных, которые он разрабатывал с участием академика В.М. Бехтерева.

Пусть приведенные здесь слова великого знатока животных будут для спасателя-кинолога «первым законом».

Производя поиск в трудных метеоусловиях продолжительное время и не находя ИЗ, молодые собаки часто приходят в состояние замешательства и вялости. При проявлении собакой подобного поведения или беспокойства и нервозности проводник должен дать ей небольшой отдых, лакомство, ободрить. Во время отдыха собаки он незаметно зарывает какой-либо предмет со своим или незнакомым запахом и дает ей возможность быстро его найти. Этим приемом он восстанавливает ее бодрое настроение, желание и уверенность найти ИЗ. Молодым собакам следует давать каждый раз лакомство и при нахождении ИЗ. Весьма важно, чтобы с собаки, которой предоставлен даже пятиминутный отдых, была снята шлейка — это даст полный отдых и быстрое восстановление сил.

Подобно надетой шлейке и жилетке проводника, оказывающих на собаку стимулирующее воздействие как дополнительный условный сигнал, так и «разговор с собакой» перед началом и во время поиска активизируют ее работу. Этот прием, дающий положительные результаты лишь при хорошем контакте с собакой, не имеет никакого отношения к «антропоморфизму». Никакая собака, хотя и выполняющая большое количество команд проводника, лишь как на условные звуки, не воспринимает человеческую речь. Но всем известно, один угрожающий взгляд человека или собаки заставляет другую собаку поджать хвост, обойти стороной или зарычать и броситься в драку. Посредством жеста, позы и биополярных сигналов передаются и другие намерения и мысли от одного организма к другому — но далеко не всегда. Добрый, ласковый взгляд заставляет подойти к вам даже незнакомую собаку, но опять — не всегда, а лишь при психической близости и «настрое» каждого организма в данный момент. Эффект также — в интонации голоса, улавливаемой собакой во много раз лучше, чем человеком, а также — ультразвуковой части речи, совершенно невоспринимаемой человеком. Надевая на собаку шлейку, проводник, например, говорит бодрым, уверенным тоном: «Сейчас мы найдем этого парня, Алтай!» и т. п. Это помогает работе всегда!

Интонация и жест

Стандартная команда голосом, являющаяся для собаки условным раздражителем, — лишь пусковой механизм начала поиска. Слуховые способности собак гораздо выше человеческих. Поэтому на учебных занятиях команды голосом подаются громкостью «ниже средней», «спокойной» интонацией. Громкий голос и приказная интонация — это «резерв» для работы в зоне ЧС при большом шуме, отвлечении собаки чем-либо посторонним и проч. «Общим языком», то есть языком общения между дрессировщиком и собакой в сложном процессе поиска-нахождения пострадавшего, является интонация и жест. Даже в лексически выразительнейшем языке любого народа, по данным американского психолога Ф. Сюлже, значимость слов составляет лишь 7 %, интонация — 38 %, жесты — 55 %. При встрече двух незнакомых волков, собак, людей «разговор» начинается посредством зрения, а не слуха. Оба партнера воспринимают друг друга по виду, дополняя интонацией нескольких слов.

Жест, в расширенном понимании, включая движения тела и выражение лица — выразительнейшее средство общения и у людей, и у животных. Это относится к жесту естественному, эмоциональному, но не надуманному стандартному «жесту дрессировки» (как команды «Ко мне!», «Лежать» и др.). Стандартная команда жестом удобна и хороша на учебной площадке ОКД, но не для спецкурса ПСС и других сложных служб в полевых условиях. Здесь жест обогащается эмоциональной напряженностью, выразительностью движений дрессировщика «от носа до пяток».

Для полного контакта и взаимопонимания надо «слиться с собакой», работая как один организм.

При сложных, напряженных действиях, как на охоте, в альпинизме люди общаются кроме голоса «языком невербальным», который для собаки — не просто команда, а средство для «прямого» понимания без слов — биокоммуникации.

Интонация, упрощенно подразделяемая на ласковую, одобряющую, обычную, приказную и угрожающую, имеет десятки других тонов и оттенков, например, — ободряющую, успокаивающую, возбуждающую, командную и др. Одна и та же голосовая команда при изменении интонации условно-рефлекторно может воздействовать по-разному. Необычная интонация вызывает действия, не соответствующие лексическому значению команды, подаваемой собаке. В сложных ситуациях лексика голосовой команды затмевается «невербальным языком» при участии ЭРД и биополя. Только с положительной эмоцией, делая поиск в трудных и опасных условиях заинтересованно, как «любимое дело», а не вынужденное — по команде, собака, желая также угодить своему «вожаку», ищет и находит пострадавшего.

Например, после нескольких часов безуспешных поисков, когда силы проводника и собаки на исходе, делают передышку. Проводник дает собаке ее любимое лакомство, сам пьет крепкий чай, закуривает. Дальше следует не команда, а именно «разговор»: «Алтай! Ал-тай, самый ум-ный, са-мый сильный!.. Сейчас мы его-о най-де-ем! Ал-та-ай, а ну да-вай, давай!..» и т. п. Удачное употребление интонации — могучий импульс, пробуждающий большую потенциальную силу: и физическую и психическую.

Слова «разговора» могут быть и другие, собака все равно понимает не их, а «интонацию» и «невербальность». Эти элементы, как музыка «волшебной флейты», делают чудеса. Это и ободрение, и возбуждение, и подзадоривание, и призыв… Глаза собаки загорелись, ноздри раздуваются, она делает прыжок… Несколько минут яростного поиска — пострадавший найден.

Невербальный язык больше доступен таежному охотнику, который близок к природе, слышит, «как трава растет», а собака понимает и слушается без слов. В английском языке существуют и употребляются в жизни понятия — thought-reading, thought-transfer, thought-wave, смысл которых понять не трудно. В русском обиходе эти понятия неуклюже переводимые как «чтение чужих мыслей, передача мысли на расстояние, мысленная волна» не внушают доверия, приравниваются к нереальному или «магии». Ученые относят этот вид неязыкового общения, как и жесты, запахи, к так называемому «невербальному языку», без условной звуковой лексики. Игнорировать близость «вербального языка» с «невербальным» было бы нарушением метода изучения единства «природы вещей».

Практический вывод — выработку у собаки ПСС всех навыков проводите не на «абстрактных» для нее условных раздражителях — командах, а на «естественных» действиях, жестах. Например, начинать обучение раскапывать — с раскапывания самим проводником, командой «Копай!» лишь сопровождая это действие. Это разновидность «подражательного метода», когда собака подражает не другой собаке, а дрессировщику.

Именно понимание психики собаки, понятные ей интонация и жесты создают взаимопонимание, прочный контакт и привязанность. Одна из форм проявления хорошего контакта — подача собакой голоса в ответ на свист проводника при плохой видимости на большом расстоянии при любых обстоятельствах. Это — пример выполнения не условной команды, а контакта на расстоянии.

Контакт и привязанность

Собаки, как и люди, обладают в разной степени контактностью и привязанностью. Но для большинства и тех и других замена в течение курса обучения одного дрессировщика другим крайне нежелательна во всех отношениях. У любой собаки полный контакт бывает только с одним дрессировщиком/проводником. Упомянутая «передача психики», позволяющая собаке работать по классу «люкс», возможна только при одном постоянном проводнике.

Контакт и привязанность собаки вырабатываются в процессе воспитания, обучения и общения с ней. Без контакта, то есть тесной связи, взаимопонимания в действиях, обучение невозможно вообще. При одинаковых условиях, у одного и того же дрессировщика контакт с разными собаками бывает различный, что зависит не от породы собаки, а от нервно-психических особенностей обоих. На привязанности, то есть чувстве близости, симпатии и преданности дрессировщику целиком основан швейцарский метод обучения. Для выработки прочного контакта необходимо знать типологические особенности ВНД собаки, ее характер и поведение; относиться ласково, но требовательно; быть заботливым и внимательным, особенно в трудной обстановке. Однако всегда и везде дрессировщик — старший, «вожак», доминант… Но доминантность дрессировщика не должна угнетать психику собаки, подавлять ее активность, самостоятельность, инициативу. Однако она должна всегда «быть в руках».

Какое значение имеют эти важнейшие качества составляющих «общий язык» без слов видно из следующих примеров.

Спасработник с собакой переходил ледник с закрытыми снегом трещинами. Вдали гремело — приближалась гроза. Внезапно грохнуло рядом. В тот же миг снежный мост, на котором стояли, рухнул, и они оказались на дне трещины. Трещина не глубокая, но стены отвесные, гладкие и скользкие… Проводник поднял собаку над головой и крикнул: «Вперед!» Собака прыгнула, но соскользнула с края трещины… Еще раз… и проводник услышал над собой лай. Команда «Домой!» — и через час собака привела за собой группу людей.

Охотник с собакой возвращался домой через горный отрог. Когда через него перевалили, собака вдруг взвизгнула, прижала уши и понеслась вниз… Охотник услышал шум, но поздно. Снежная лавина сбила его с ног, понесла вниз. Когда охотник пришел в сознание, почувствовал на лице горячее дыхание. Он расширил ход, прорытый собакой, и выбрался из снежной могилы…

Бывалые собаководы знают, на что способна контактная, любящая и умная собака. В приведенных случаях собаки, преодолев «инстинкт самосохранения», не убежали куда попало, как обычно поступают собаки без достаточной привязанности, а каждая по-своему стала выручать хозяина из беды.

Весьма важно, что в обоих случаях собаки приняли самостоятельное решение, то есть в сложной, угрожающей обстановке проявили большую самостоятельность. Специфика обучения собак ПСС заключается в том, чтобы сделать ее максимально самостоятельной. Для развития этого ценного качества все виды принуждения, угрожающая интонация и жесты должны быть сведены до минимума. В трудных метеоусловиях, дымных руинах, горах, когда собака не видит и не слышит проводника, заставить ее производить поиск принудительно, по команде — совершенно нереально.

Вся работа собак ПСС основана на самостоятельном ориентировочно-поисковом инстинкте и инстинкте свободы. «Рефлекс свободы, — указывал И.П. Павлов, — есть общее свойство, общая реакция животных, один из важнейших прирожденных рефлексов. Не будь его, всякое малейшее препятствие, которое встречалось бы животным на своем пути, совершенно прервало бы течение его жизни. И мы знаем хорошо, как все животные, лишенные обычной свободы, стремятся освободиться…[6].

«Вымуштровать» собаку безотказному выполнению, как в цирке, серии приемов легче, чем обучить самостоятельному, активному поиску. Из практики хорошо известно, что чем собака больше порабощена, то есть чем больше угнетено ее самостоятельное поведение и рассудочная деятельность, тем труднее ее подготовить для ПСС.

В приведенных поступках собак на основе контакта и привязанности к хозяину именно в трудной обстановке и проявилась их рассудочная — полезная человеку деятельность. В том, что животные мгновенно, без специального обучения смогли принять правильное решение, и заключается незаменимая ценность ЭРД как механизма приспосабливания в многообразных, постоянно меняющихся условиях окружающей среды. Вряд ли смогли бы проявить себя так, независимо от породы, «комнатные» или «цепные» собаки, ЭРД которых скована образом жизни. Лучший способ изучения и развития рассудочных действий давать собакам чаще задачи на сообразительность на учебных занятиях, прогулках, создавая обстановку, близкую экстремальной.

На поисково-спасательных работах, проходящих всегда в напряженной, экстремальной обстановке, собаки часто проявляют настолько разумное поведение, что оно кажется «чудом». Из вышесказанного следует:

1) собака ПСС — это не только точнейший прибор, индикатор запаха, но и разумный помощник, к поведению которого надо внимательно присматриваться и больше доверять;

2) в период обучения — избегать «муштровки» собаки, которая тормозит развитие и проявление у нее рассудочной деятельности.

Обучение собаки

К специальным навыкам ПСС относятся: поиск вещей «пострадавшего», поиск «пострадавшего», подача голоса при нахождении, раскапывание найденного ИЗ, за что выставляются оценки по балльной системе. Собаки обучаются также подводке дрессировщика к найденным источникам запаха. Для методического облегчения спецкурс ПСС максимально приближен к программам других спецкурсов клубов собаководства. С этой целью введены вспомогательные приемы — выборка чужой вещи, поиск по этому же запаху «пострадавшего» и его вещей.

Согласно «Программы» (см. приложение) составляется план занятий: ежедневный, недельный, месячный. Всякий план обязательно корректируется ходом учебного процесса. Всегда и везде учитываются индивидуальные особенности дрессировщика и собаки, уровень их контакта. Не менее важен учет места проведения занятий, метеоусловий и других факторов, влияющих на процесс обучения.

Все нужные навыки постепенно формируются на основе первоначально выработанных условных рефлексах. В ПСС стадии их выработки имеют также психо-методические особенности. 1-я стадия — выработка первоначального навыка — связывается с «закладкой» интереса к поиску/нахождению запаха человека, пользуясь игровым элементом. 2-я стадия — закрепления и усложнения навыка — для постоянной заинтересованности «азартить»[7] собаку, давать нагрузку «не досыта», чтобы собаке постоянно хотелось искать еще. 3-я стадия — совершенствование навыка до безотказного выполнения в разнообразных, сложных условиях — нагрузка до полной выкладки, «чтобы узнать потолок» возможностей данной собаки. При максимальной нагрузке во избежание нервного срыва и более тяжелого, продолжительного заболевания ЦНС — невроза — строго следить за поведением собаки.

Обучение собак выборке чужой вещи производится так же, как в защитно-караульной службе. Но выбранный предмет желательно не подносить к дрессировщику, а лишь обозначить взятием его в рот или подачей голоса. Это нужно для того, чтобы в реальной обстановке, найдя одежду или снаряжение, собака не покидала это место, которое в сложных метеоусловиях может быть потеряно, а пронюхивала бы вокруг, где может оказаться и сам пострадавший человек. В основе выработки всех навыков лежит не «принуждение», а «наталкивание» на нужные действия, пробуждение интереса к нему.

Начальное обучение собаки поиску «пострадавшего» и его вещей проводится так же, как при обучении обыску местности. Затем вводятся усложнения. У собак вырабатывают навык нахождения зигзагообразным поиском в направлении против ветра зарытых помощника дрессировщика и двух вещей с его запахом. Условными раздражителями при выработке навыка являются команда «Ищи!» и жест — выбрасывание руки в направлении посыла собаки на поиск. Вспомогательные условные раздражители — команда «Вперед!», восклицание «Хорошо!». В качестве зарываемых вещей используются нательное бельё помощника (планы, рубашка), ношенное не менее суток.

Чтобы собака не подносила к дрессировщику найденных вещей в тот момент, когда она нашла, дрессировщик энергично дает команду «Голос!» и жест рукой. Если для собаки это трудновыполнимо, дается вспомогательная команда голосом и жестом «Сидеть!», вещи привязываются к вбитым колышкам или кустарнику. После закрепления у собаки начального навыка нахождения помощника и его вещей на площади 30x30 м, ее постепенно увеличивают до размеров 70x70 м, глубину закапывания увеличивают до зачетной. Важным моментом для занятий является четкая маркировка углов учебного участка красными флажками, хорошо заметных дрессировщику со старта.

Занятия на одном участке не следует проводить больше трех раз подряд, иначе у собак вырабатывается привычка искать только в знакомых им местах. Во втором периоде занятий на учебном участке с целью усложнения поиска, кроме обычных закопок вещей помощника, делаются «ложные закопки», то есть вскапывание поверхности без зарывания вещей.

Самое главное, что не должен забывать дрессировщик на всех занятиях — поддерживать у собаки постоянный интерес к поиску. Иногда собаке надо дать отдохнуть, иногда — развлечь игрой или переменой обстановки. Поиск всегда и везде должен заканчиваться нахождением источника запаха. Если собака не в состоянии найти его самостоятельно, дрессировщик помогает ей подведением к закопке. Если забыто место закапывания, он должен незаметно подбросить дополнительную вещь (варежку, носовой платок).

На начальном этапе обучения поиску собака поощряется лакомством и одобрительными восклицаниями после каждого нахождения ИЗ. Позже лакомство дается только при особенно быстром и четком выполнении. При нахождении укрытого помощника дают и дрессировщик, и помощник, что повышает заинтересованность собаки нахождениям, ускоряет выработку начального навыка.

Хороший дрессировщик постоянно держит собаку в своем биополе, не допуская ее отвлечения на ненужные раздражители, стимулируя поиск ИЗ бодрящей, побуждающей интонацией. Играют роль не слова команды, а нужная интонация — в данный момент. Чтобы ее «держать в руках», одних команд и окликов недостаточно. Команда «Ищи!» лишь пусковой механизм начала поиска, как, например, сигнал «Старт!» для бегуна. Он сделал рывок… дальше бежит под одобрительную интонацию болельщиков.

В связи с тем, что на закапывание человека по сравнению с вещью идет значительно больше времени и невозможно в сырую погоду, половина занятий может без ущерба проводиться на одних вещах. При закапывании человека в снег или грунт перед лицом его оставляют свободное пространство для дыхания — «воздушную кладовку». Для этого «пострадавшего» кладут головой под хвойный шатер молодой елочки или сооружают над головой свод из глыб снега, досок. При зарывании в очень сыпучий снег и грунт над головой закапываемого ставят обыкновенную плетеную корзину или деревянный ящик с щелями для воздуха, исключающими гипоксию.

Схемы учебных поисков:







Последнее изменение этой страницы: 2019-04-26; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.232.171.18 (0.011 с.)