ТОП 10:

В России началась мусорная реформа. Что она изменит?



В России началась мусорная реформа. Что она изменит?

 

Фото: Сергей Коньков / ТАСС

В России после долгих лет обсуждения стартовала долгожданная мусорная реформа, цель которой — полностью изменить отношение к отходам как у тех, кто их собирает и утилизирует, так и у тех, кто их создает, то есть у обычных россиян. Теперь полномочия и ответственность за всю цепочку движения мусора от баков до полигонов в каждом регионе возлагается на единого оператора. Все без исключения отходы будут проходить через мусоросортировочные заводы для отделения максимального количества сырья, пригодного для вторичного использования. Как и прежде, платить за эти услуги будут граждане, но не вслепую, а согласно тарифу, утвержденному руководством региона. С 1 февраля россиянам начали приходить отдельные «мусорные» платежки. Волна недоумения, прокатившаяся по стране, свидетельствует о том, что многие россияне не понимают сути происходящего. «Лента.ру» разбиралась, зачем и кому эта реформа нужна.

Эпоха свалок

В советское время существовала стройная система сбора и переработки мусора, которую многие считали одной из самых передовых в мире. Сбор мусора, который в официальных документах назывался «твердыми бытовыми отходами», в Москве, как и по всей стране, в советские годы был организован эффективно и нареканий не вызывал.

Отходов города производили тогда гораздо меньше, да и состав их был другим: стеклянные бутылки сдавали в специальные пункты приема стеклотары, пластиковых бутылок еще не было, да и в целом количество пластика и полиэтилена до 1990-х было несопоставимо с нынешним.

Металлолом и бумагу собирали не только пионеры, существовала исправно работавшая система пунктов приема утильсырья, макулатуру сдавали, чтобы получать в обмен дефицитные книги (например, детективы и романы Дюма). Получалось, что мусор предварительно сортировался, что называется, естественным образом, и на свалки его поступало в десятки раз меньше, чем сейчас.

 

Школьники собирают макулатуру, Минск. 15 сентября 1988 года

Фото: Юрий Павлов / ТАСС

Но затем СССР рухнул. А на смену советскому обществу с его коммунальными ценностями в начале 90-х пришло потребительское — с ценностями индивидуальными.

Так что сегодняшние реалии с массой нерешенных вопросов по переработке и утилизации мусора сформировала не советская система, а лихие 1990-е. Именно тогда прекратилось повторное использование макулатуры и сбор вторсырья. Практически одновременно с этим сформировалась новая культура потребления, при которой количество мусора резко увеличилось. Все это, как назло, совпало с наступлением эпохи пластика. Всего за несколько лет стремительно изменилась не только страна, но и состав бытовых отходов, в которых все чаще стали встречаться разовая пластмассовая посуда, пластиковые бутылки и упаковка.

«То, что в несколько этапов прошло в 1990-х, привело к деградации и разрушению централизованной системы, которую сейчас и пытаются возродить, — объясняет профессор кафедры «Архитектурное материаловедение» МАРХИ Петр Жук. — Переход от федерального контроля на региональный уровень, нарушение иерархической системы привели к ситуации, когда разрушились этапы сбора и последующего использования отходов, которые в строительстве, например, служат сырьем для производства многих материалов».

До сортировки и утилизации мусора у государства и тем более у нового российского общества руки не доходили. От него стали просто избавляться, создавая стихийные свалки. Эти места, по словам президента Российской экологической академии Владимира Грачева, взяли под контроль криминальные группировки.

«В 90-е появились огромные свалки, которыми в те бандитские годы и управляли бандиты, — говорит Грачев. — Именно тогда разрослись все эти свалки, которые сейчас вызывают очень много вопросов. Только на свалке в Кучино скопилось почти 25 миллионов тонн гниющего мусора».

 

Вид на территорию мусорного полигона

Фото: Сергей Бобылев / ТАСС

Каждая такая свалка, когда там происходят возгорания, может выделять за неделю по 50 граммов диоксинов (кумулятивных ядов), что в сто раз больше, чем четыре мусоросжигательных завода, которые будут введены в строй в столице в ближайшие годы.

Остановить превращение страны в одну большую помойку попытались путем лицензирования перевозки и захоронения отходов. Такая система работала до 2011 года.

«Получить лицензию было непросто. Это могли позволить себе только владельцы полигонов. Естественно, они и стали королями на этом рынке», — рассказывает ведущий эксперт общественной организации «Зеленый патруль» Ярослав Князев.

Затем лицензии на перевозку отменили. На рынок высыпало множество мелких предпринимателей, которые для видимости имели договор с лицензированным полигоном, а мусор возили на несанкционированные свалки. В последние годы их стало уже настолько много, что дальше откладывать реформу было невозможно.

Теперь, к слову, предотвращение образования новых свалок — одна из основных обязанностей региональных операторов, речь о которых пойдет дальше.

Да мы только за домофон и радиоточку платим 50 и 30 рублей в месяц, хотя с ними ничего не происходит. А мусорный тариф включает вообще все: вывоз, сортировку, утилизацию, заполнение экологических фондов».

Для компаний, взявших на себя ответственность работать по новой схеме, по словам главы ассоциации региональных операторов «Чистая страна», пока ни о какой прибыли речи не идет. «Надо перестать делать из людей, которые убирают страну, монстров», — резюмировал эксперт.

Отстранять население от решения проблем с отходами никто не собирается. Так, сейчас в Московской области на общественное обсуждение выложили проект территориальной схемы, по которой будут работать местные операторы.

«Акцент в схеме сделан на комплексы по переработке отходов. Сбор же будет проводиться двухконтейнерный, — поясняет зампред межведомственного совета Минприроды по обращению с отходами, руководитель московского отделения Всероссийского общества охраны природы Элмурод Расулмухамедов. — Поэтому сортировочных линий будет тоже две: одна с высоким уровнем выхода вторсырья, другая — с низким. Остающиеся отходы прессуются в специальные кубы, которые оборачиваются в пленку. В Подмосковье первые кубы появились в конце лета».

Уборка по волшебству

Эксперты в области обращения с отходами утверждают, что многие россияне до сих полагают, что оставленный ими на улице мусор исчезает куда-то сам собой. Между тем на каждого жителя страны в среднем приходится полтонны отходов за год!

«В поселках и частном секторе люди вообще не привыкли платить за подобные вещи. Они считают, что это должно происходить по взмаху волшебной палочки», — отмечает Ярослав Князев.

Однако никакого волшебства нет. В городах, где часть населения живет в частном секторе («деревяшке»), а другая — в многоквартирных домах, груз платы за вывоз мусора почти целиком ложился на последних. Реформа должна положить конец этой несправедливости.

В новые мусорные тарифы, как уже говорилось, включены все услуги, связанные с отходами. Эти деньги пойдут и на работу по снижению негативного воздействия на окружающую среду от уже накопленного за все предыдущие годы мусора (к началу 2018 года — это 43 миллиарда тонн).

«Это важно понимать тем, кто любит говорить, что они мало мусора производят», — добавил Князев.

Как у них

Многие развитые страны прошли тем путем, по которому теперь движется Россия.

«Германия, Швейцария, Япония — сначала ценник там поднимался, а затем людям было предложено мусор сортировать, и какие-то виды отходов стали у них забирать бесплатно либо даже с доплатой», — объясняет Ярослав Князев.

 

Фото: Matt Cardy / Getty Images

В Европе до 50 процентов отходов идет на переработку, а в России пока только три процента.Отставание возникло и развилось в последние 20 лет. На Западе сортировку отходов сочетают с их сжиганием и превращением в электроэнергию. В России — к примеру, в Наро-Фоминске, Москве и Казани — против таких заводов протестуют, хотя подобные предприятия действуют в Барселоне, Вене, Стокгольме и никого не возмущают. В Амстердаме предприятие соседствует со штаб-квартирой «Гринпис», а в Токио в черте города находится аж 22 мусоросжигательных завода.

Все отходы проходят обязательную сортировку. Пластмасса разбирается на пять компонентов: бутылки, канистры, пакеты, ящики. Отдельно отбираются бумага, стекло, алюминиевые банки. Отдельно — упаковки Tetra Pak, в которых сочетается бумага и алюминий.

Обязательная сортировка

В России теперь — как в Европе: запрещено скидывать мусор на полигоны без предварительной сортировки. Однако необходимых для этого заводов пока не хватает. Эксперты говорят, что никакой ошибки в этом нет: в старой системе такие предприятия появиться просто не могли. Нынешняя реформа положила начало отрасли, которой в современной России никогда не существовало.

«Инвесторы, которые собирались вложиться в строительство мусороперерабатывающего завода, прежде понимали, что никто им ничего везти не должен и не будет, — говорит Руслан Губайдулин. — А теперь, когда правила игры четко определены, предприниматель может построить мусорный завод вместо нового ТЦ, его включат в территориальную схему и повезут сырье».

Национальный проект «Экология» предполагает появление 200 таких заводов по всей стране к 2022 году. В прошлом году уже построили 40 предприятий, и каждое из них сокращает количество захораниваемых отходов на 20 процентов.

«Речь идет о создании рабочих мест в сфере обработки и сортировки, производства товаров с добавленной стоимостью из вторсырья, — отметил эксперт. — Эта отрасль потянет за собой обучение по новым профессиональным специальностям».

В тех местах, где нельзя построить такие предприятия за счет бизнеса или местного населения, расходы на их появление возьмет на себя федеральная компания «Российский экологический оператор». Ее задача — оказывать помощь в решении всех вопросов, связанных с отходами, на региональном и межрегиональном уровне.

Вторая жизнь отходов

Россиянам еще только предстоит освоить сферу производства из вторсырья, которая успешно существует, к примеру, в Швеции, где из выброшенных бутылок делают подвесные потолки, из шлаков — строительные смеси, а из пластиковых бутылок и полиэтиленов — дорожную плитку.

 

Фото: Артем Геодакян / ТАСС

«Мы можем отобрать много пластика, но переработать его в какие-то полезные изделия и создать точку формирования прибыли пока довольно сложно, — говорит Элмурод Расулмухамедов, заместитель председателя межведомственного совета Минприроды по обращению с отходами, руководитель московского отделения Всероссийского общества охраны природы. — Сейчас налажено вторичное использование макулатуры, цветных и черных металлов. Это все. Даже проекты по переработке шин пока далеко не уехали».

Однако реформа, обелившая рынок обращения отходов, может привлечь инвесторов, в том числе международных, уже имеющих опыт работы с вторсырьем.

Будущее мусорной мафии

По словам Руслана Губайдулина, с мусором теперь будет как с электричеством или газом: «Москвичи платят за свет компании Мосэнергосбыт, и вряд ли кто-то согласится на предложение некоего неизвестного лица с проводом в руках купить электричество "задешево". Все понимают, что речь идет о безопасности. К отходам тоже нужно серьезно относиться».

Вскоре даже одну мусорную машину, которая забрала отходы из баков и отвезла не на сортировку, а куда-нибудь в парк, можно будет отследить, а ее водителя и владельца оштрафовать. Регоператоров, кроме всего прочего, обязали оснастить все мусоровозы спутниковыми датчиками.

«Вклиниться сюда жулики не смогут. Для них в новой системе не останется места», — уверен Князев.

Теперь эксперты занимаются созданием по всей стране системы общественного контроля за участниками нового мусорного рынка.

«Совместно с молодежным движением Общероссийского народного фронта (ОНФ) запускаем мониторинг операторов, обучаем активистов, на что обращать внимание во время проверочных рейдов», — говорит Элмурод Расулмухамедов.

Эксперт также рассказал, что ОНФ, как структура более многочисленная, займется работой с населением, проверкой контейнерных площадок, сбором жалоб по их переполнению, а общество охраны природы берет контроль за объектами размещения отходов и раздельным сбором мусора.

В необходимости наладить жесткий контроль за действиями региональных операторов уверен и соавтор реформы — депутат Максим Шингаркин.

 

Фото: Сергей Савостьянов / ТАСС

«Сегодня задача государства и общества — в том, чтобы заставить участников нового рынка выполнять замысел преобразований. Реформа — это джинн, которого уже выпустили из лампы, и затолкать его обратно не получится», — подчеркнул парламентарий.

К слову, контракт с каждым региональным оператором заключается сроком на десять лет и может быть расторгнут раньше времени в случае выявления нескольких системных нарушений.

Дмитрий Саркисов

 

 

Где отложили реформу?

— То есть реформа началась не везде?

— По данным нашего комитета, с 1 января на новую систему обращения с отходами полностью перешли 60 регионов. Ещё 11 — частично. Реформу отложили на разные сроки в Амурской, Архангельской, Курганской, Ленинградской, Владимирской, Омской и Рязанской областях, а также в Еврейской АО, Забайкальском и Хабаровском краях, Ненецком АО, Приморье и Бурятии. Москве, Санкт-Петербургу и Севастополю разрешили сохранить действующую систему обращения с отходами до 1 января 2022 г.

— Когда анонсировали реформу, говорили, что платить надо будет не за квадратные метры, а за каждого прописанного человека. При этом, например, в Нижнем Новгороде в многоквартирных домах считают по метражу, а в частных — «по головам». Почему такая путаница?

— Действительно, с оплатой много путаницы, и некоторые регионы, несмотря на чёткие рекомендации правительства считать с каждого человека, оставили расчёт по метражу. Тем не менее больше чем в 90% субъектов плата берётся за каждого жильца, зарегистрированного в данном помещении.

Почему тарифы такие разные?

— Многие деревенские жители жалуются, что им установили такой же тариф, как горожанам, несмотря на то что много мусора они сжигают в печах, а пищевые отходы складывают в силосные ямы для удобрений...

— Безобразие, что некоторые регионы не сделали дифференциацию тарифов. Есть субъекты, где тарифы одинаковы как для жителей отдалённых сёл, так и для жильцов многоквартирных домов в областном центре, где в супермаркете на 1-м этаже им чуть ли не каждый апельсин завернут в бумажку, положат на подложку из поливинилхлорида и засунут ещё в пакет из полиэтилена... И только два субъекта ввели дифференциацию тарифов для домов с газовым и печным отоплением. Хотя очевидно, что у тех, кто имеет печь, остаётся совсем мало отходов и несправедливо выкатывать им высокий тариф.

Почему мусоросжигательные заводы устарели?

Вообще, плата за мусор будет очень разной по регионам — от 50 до 300 руб. и больше с человека в месяц. Но увидеть картину в целом по стране можно будет только в феврале, когда придут платёжки. В 1/3 регионов тарифы были установлены прямо накануне Нового года. Где-то ФАС по запросу нашего комитета отменила завышенные расценки, где-то субъекты сами начали их снижать, видя пристальное внимание к этой теме. Но главный подводный камень, который мы должны сейчас проверить, — уменьшат ли управляющие компании стоимость жилищных услуг, в которую раньше входила плата за мусор, не будет ли двойных оплат.

— Регионы, в которых реформа началась в 2018-м, как раз говорили о том, что новый платёж появился, а жилищные услуги не подешевели.

— Есть опасения, что нередко будет наблюдаться двойная оплата. Только там, где губернаторы возьмут вопрос под свой личный контроль, этого не произойдёт.

— Кстати, как вы и предсказывали на страницах «АиФ», новый год начался с мусорного коллапса в некоторых городах.

— В ряде регионов действительно начало реформы провалилось плюс добавились традиционные сложности с вывозом мусора в период длинных праздников. При этом хочу подчеркнуть: в конце года Госдумой был принят пакет поправок, которые мы назвали страховкой от мусорного коллапса и которые дали регионам пространство для манёвра. Если бы их не было, наоборот, единичные регионы избежали бы мусорного коллапса.

Подробнее

Зачем шведам наш мусор?

— Глава Минприроды Дмитрий Кобылкин недавно заявил, что мы можем вывозить мусор в Швецию и зарабатывать на этом. Неужели это реально?

— Да, Швеция импортирует мусор из Германии и Великобритании. Но насколько выгодно будет везти его из России, мне пока трудно представить. Хочется посмотреть экономические расчёты правительства, которых мы пока не видели. К тому же шведам интересен только разделённый на фракции мусор. А у нас в 80% регионов не слышали о раздельном сборе мусора, и он даже не включён в территориальные схемы размещения отходов. То есть не предусмотрены разные баки на площадках и отдельные мусоровозы, которые не будут сваливать всё в одну кучу; нет в планах мусороперерабатывающего завода и т. д. Только в 20% регионов (ЯНАО, Мордовии и ряде других) тематика раздельного мусора хотя бы учтена в схемах.

Утилизация мусора: в Японии решили эту проблему, использовав опыт СССР

Да и можно не ехать в Швецию: у нас есть регионы, которые сами готовы покупать мусор. Более 80 предприятий по переработке бумаги, пластика, стекла или металла простаивают, загружены лишь на 30–40%. Они с руками оторвут разделённое сырьё. А смердящая и гниющая на полигонах гадость, которая по-прежнему сваливается под открытым небом, не нужна ни нам, ни шведам.

— Все понимают, что изменения необходимы, что страна завалена мусором и пора наводить порядок. Но почему реформа проводится за счёт простых граждан? Предполагаются ли другие инвестиции?

— По подсчётам нашего комитета, 35–40 млрд руб. в год можно направлять регионам на введение в эксплуатацию мощностей по переработке мусора. Что это за деньги? Это средства экологического сбора. Он взимается с предприятий, которые не могут сами обеспечить переработку упаковки или товаров, потерявших товарные свойства. Сейчас Росприроднадзор собирает эти деньги лишь с 10% компаний, объём сборов всего 3 млрд руб. Потому что платёж, как ни странно, добровольный, за его неуплату не предусмотрена ответственность. Только в конце прошлого года правительство внесло в Думу поправки, которые её устанавливают. Так что резерв для инвестиций в отрасль есть, и его надо задействовать. Причём эти средства законодательно «окрашены» — они целевые и могут пойти только на сортировку и переработку мусора. Потратить их на что-то другое или пустить на очередной полигон нельзя.

 


Александр Гусев после крика из Москвы о мусорной реформе изменил позицию

Фото: v-kurse-voronezh.ru

Губернатор Воронежской области после прилетевшего 10 января окрика из Москвы изменил свою позицию. Александр Гусев признал, что норматив накопления отходов в 3,355 кубометра в год на человека «взвешенная». Хотя на пресс-конференции 25 декабря 2018 года глава региона говорил иначе.

 

— Многих журналистов интересовал вопрос, касающийся роста платежей для населения за вывоз и утилизацию ТКО в связи с переходом на новую схему обращения с отходами. Губернатор подчеркнул, что областное правительство сделает все возможное, чтобы не допустить ощутимого роста коммунальных платежей из-за изменения системы обращения с отходами.

– Изменилась государственная политика по обращению с отходами. Это объективная предпосылка к росту тарифа. Но мы поставили цель сохранить плату на нынешнем уровне – даже если мы не окажемся в числе передовиков в РФ, рост коммунальных платежей не должен превышать 5% к уровню 2018 года, – цитировала губернатора его пресс-служба.

 

— С учетом НДС и НВОС тариф растет, но мы поставили цель его сдержать. Даже если мы не будем в передовиках по переходу на новую реформу, рост должен составить не более 5%. Один из вариантов — отказаться от определения регоператора. Мы понимаем, что можем вызвать негативную реакцию наших коллег из федеральных ведомств, потому что фактически мы не вступаем в реформу. Второй вариант — пересчитывать норму накопления отходов. Я буду отстаивать это решение, — обещал в конце декабря губернатор.

10 января заместитель Министра природных ресурсов Владимир Логинов обратился в прокуратуру с жалобой на действия региональных чиновников при установлении тарифа на услугу региональных операторов и определении нормативов накопления отходов. В Воронежской области были выявлены факты подготовки противоправных действий со стороны руководства региона.

11 января глава региона Александр Гусев во время общения с журналистами навал установленную норму накопления отходов в 3,355 кубометра в год на одного человека «взвешенной».

— С учетом того, что мы все-таки будем внедрять раздельный сбор мусора, я думаю, что это очень близкая к фактической ситуация. Работа по пересчету нормы начнется после ввода раздельного сбора, когда найдем добросовестного подрядчика. Но не думаю, что она будет существенно отличаться от той, которая установлена сейчас, – сказалАлександр Гусев.

Подготовила Алла Серебрякова

Напечатать страницу

Источник: В курсе

11.01.2019 22:22

 

 

В России началась мусорная реформа. Что она изменит?

 

Фото: Сергей Коньков / ТАСС

В России после долгих лет обсуждения стартовала долгожданная мусорная реформа, цель которой — полностью изменить отношение к отходам как у тех, кто их собирает и утилизирует, так и у тех, кто их создает, то есть у обычных россиян. Теперь полномочия и ответственность за всю цепочку движения мусора от баков до полигонов в каждом регионе возлагается на единого оператора. Все без исключения отходы будут проходить через мусоросортировочные заводы для отделения максимального количества сырья, пригодного для вторичного использования. Как и прежде, платить за эти услуги будут граждане, но не вслепую, а согласно тарифу, утвержденному руководством региона. С 1 февраля россиянам начали приходить отдельные «мусорные» платежки. Волна недоумения, прокатившаяся по стране, свидетельствует о том, что многие россияне не понимают сути происходящего. «Лента.ру» разбиралась, зачем и кому эта реформа нужна.

Эпоха свалок

В советское время существовала стройная система сбора и переработки мусора, которую многие считали одной из самых передовых в мире. Сбор мусора, который в официальных документах назывался «твердыми бытовыми отходами», в Москве, как и по всей стране, в советские годы был организован эффективно и нареканий не вызывал.

Отходов города производили тогда гораздо меньше, да и состав их был другим: стеклянные бутылки сдавали в специальные пункты приема стеклотары, пластиковых бутылок еще не было, да и в целом количество пластика и полиэтилена до 1990-х было несопоставимо с нынешним.

Металлолом и бумагу собирали не только пионеры, существовала исправно работавшая система пунктов приема утильсырья, макулатуру сдавали, чтобы получать в обмен дефицитные книги (например, детективы и романы Дюма). Получалось, что мусор предварительно сортировался, что называется, естественным образом, и на свалки его поступало в десятки раз меньше, чем сейчас.

 

Школьники собирают макулатуру, Минск. 15 сентября 1988 года

Фото: Юрий Павлов / ТАСС

Но затем СССР рухнул. А на смену советскому обществу с его коммунальными ценностями в начале 90-х пришло потребительское — с ценностями индивидуальными.

Так что сегодняшние реалии с массой нерешенных вопросов по переработке и утилизации мусора сформировала не советская система, а лихие 1990-е. Именно тогда прекратилось повторное использование макулатуры и сбор вторсырья. Практически одновременно с этим сформировалась новая культура потребления, при которой количество мусора резко увеличилось. Все это, как назло, совпало с наступлением эпохи пластика. Всего за несколько лет стремительно изменилась не только страна, но и состав бытовых отходов, в которых все чаще стали встречаться разовая пластмассовая посуда, пластиковые бутылки и упаковка.

«То, что в несколько этапов прошло в 1990-х, привело к деградации и разрушению централизованной системы, которую сейчас и пытаются возродить, — объясняет профессор кафедры «Архитектурное материаловедение» МАРХИ Петр Жук. — Переход от федерального контроля на региональный уровень, нарушение иерархической системы привели к ситуации, когда разрушились этапы сбора и последующего использования отходов, которые в строительстве, например, служат сырьем для производства многих материалов».

До сортировки и утилизации мусора у государства и тем более у нового российского общества руки не доходили. От него стали просто избавляться, создавая стихийные свалки. Эти места, по словам президента Российской экологической академии Владимира Грачева, взяли под контроль криминальные группировки.

«В 90-е появились огромные свалки, которыми в те бандитские годы и управляли бандиты, — говорит Грачев. — Именно тогда разрослись все эти свалки, которые сейчас вызывают очень много вопросов. Только на свалке в Кучино скопилось почти 25 миллионов тонн гниющего мусора».

 

Вид на территорию мусорного полигона

Фото: Сергей Бобылев / ТАСС

Каждая такая свалка, когда там происходят возгорания, может выделять за неделю по 50 граммов диоксинов (кумулятивных ядов), что в сто раз больше, чем четыре мусоросжигательных завода, которые будут введены в строй в столице в ближайшие годы.

Остановить превращение страны в одну большую помойку попытались путем лицензирования перевозки и захоронения отходов. Такая система работала до 2011 года.

«Получить лицензию было непросто. Это могли позволить себе только владельцы полигонов. Естественно, они и стали королями на этом рынке», — рассказывает ведущий эксперт общественной организации «Зеленый патруль» Ярослав Князев.

Затем лицензии на перевозку отменили. На рынок высыпало множество мелких предпринимателей, которые для видимости имели договор с лицензированным полигоном, а мусор возили на несанкционированные свалки. В последние годы их стало уже настолько много, что дальше откладывать реформу было невозможно.

Теперь, к слову, предотвращение образования новых свалок — одна из основных обязанностей региональных операторов, речь о которых пойдет дальше.







Последнее изменение этой страницы: 2019-04-27; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.226.243.36 (0.017 с.)