ТОП 10:

Марксизм, либерализм и элитизм: принципиальные различия и попытки синтеза. Теория Г.К.Ашина.



Марксистская теория признает не только принципиальную возможность, но и насущную необходимость непосредственного участия масс в политической жизни. Положение, при котором политика есть сфера деятельности узкого круга людей, основатели марксизма считали следствием монополии на власть, принадлежащей эксплуататорским классам. Ликвидация такой монополии, по их мысли, способна стереть грань между политической элитой и остальным обществом. Кроме того, марксистская теория исходила из невербализованной посылки, согласно которой политические процессы — непосредственное продолжение процессов социальных, поэтому социальный состав участников политической борьбы должен представлять, пусть даже и в несколько искаженном виде, весь спектр общественных классов. Другими словами, для Маркса и его последователей не было классов, не способных к выражению и отстаиванию своих политических интересов (исключение делалось только для крестьянства, да и то парцельного), а различные группы политической элиты формировались из тех классов, от имени которых они выступали.

В противоположность этому подходу элитистская концепция выделяет политическую элиту в самостоятельную социальную группу, имеющую собственный корпоративный интерес и корпоративное сознание. Отсюда и термины: правящий, или политический класс. Разумеется, внутри политической элиты существовали различные социальные группы, но речь в данном случае шла, как правило, о социальном составе, а не о выполнении функций социального представительства. Действительно, если политическая элита — это отдельный социальный класс, то и руководствоваться она будет прежде всего своим интересом, и о представительстве ею интересов прочих классов не может быть и речи. Политическая элита, таким образом, является некоей “вещью в себе”, которая, конечно же, реагирует на процессы, происходящие в обществе_6_, и даже обновляет свой состав за счет выходцев из “низов” (“циркуляция элит”), но делает это в соответствии с имманентно присущими ей особенностями — точно так же, как солнечный свет, улавливаемый листьями растений, служит для процесса фотосинтеза, который сам по себе не имеет ничего общего с лучистой энергией.

Обе эти теории — классовая и элитистская, — как это часто бывает в истории научного знания, по-своему правы. Марксистский подход объясняет закрытость политической элиты исторически преходящими причинами; верно и то, что в социальном плане политическая элита не гомогенна (если не считать случаев, когда эта гомогенность достигалась путем сосредоточения власти в руках одного класса), а разбита на группы, каждая из которых представляет интересы какого-либо из политически активных общественных классов. Справедливость элитистской концепции подтверждает следующий факт: даже когда внутри социума исчезают сословные и прочие перегородки, политическая элита не растворяется в окружающем обществе, а воздействие общественных процессов на изменения внутри политической элиты не имеет линейного характера, поскольку ее внутренняя стратификация совпадает со стратификацией общества лишь частично.

19. Современные российские концепции элит (А.В.Понеделков)

20. Современные российские концепции элит (О.Гаман-Голутвина)

21. Современные российские концепции элит (А.В.Дука)

 

19, 20, 21) Современный российский элитизм: трансформация проблемного поля

Мохов В.П. (Пермь)

В самом общем виде, элитизм – способ существования дифференциации общественного пространства, проявляющийся через выделение властных социальных групп. Властная дифференциация есть одно из проявлений неоднородности в обществе; одновременно, элитизм – способ анализа данной неоднородности. Содержательное определение властной дифференциации зависит от исходных теоретических посылок, что определяет множественность существующих элитистских концепций.

В соответствии с приведенным выше определением, элитизм охватывает не только политическую сферу общества, но и экономическую, социальную, духовную, информационную. При этом элитизм – один из способов социальной и властной дифференциации, а с точки зрения пространственного представления общества - это один из его срезов.

В настоящее время понятие элитизма усложнилось, появились его различные трактовки. Если их суммировать, то возможно выделение нескольких наиболее фундаментальных значений понятия «элитизм».

Во-первых, это – тип (аспект) общества, в котором существует деление на элиту и массу. В этом значении элитизм выступает как обозначение качественной характеристики общественного порядка. Так, капитализм (в марксистской терминологии) есть одновременно элитизм (элитистское общество). С нашей точки зрения, подобную характеристику можно применить только к обществам индустриального типа.

Во-вторых, это – тип духовных явлений, отражающих элитную форму властной дифференциации, который существует в форме элитаризма. В сфере идеологии элитизм проявляется как система взглядов, отражающих интересы и мировоззрение элитных групп. Это может быть как открытая апологетика правления «лучших» и «избранных», так и скрытое (в форме эгалитаристских конструкций) обоснование необходимости правления «наиболее сознательной» части общества (например, КПСС в СССР). В сфере социальной психологии элитизм проявляет себя как комплекс общественно-психологических явлений, через которые индивиды или их совокупности отражают деление на «высших» и «низших».

В-третьих, элитизм - феномен научного мира, который существует в нескольких формах: как парадигма научного знания, как методология научного знания; как социально-философская концепция, как школа политологии.

Трансформация современного российского элитизма последовательно прошла три формы. Первая – синкретичная (рубеж 1980–90-х гг.), когда элитизм существовал как «тощая» абстракция; она характеризовалась предельной упрощенностью подходов к анализу элитизма и применению его к российским условиям.

Вторая форма (середина – конец 1990-х гг.) связана с формированием собственно российских концепций, которые стали определять поле будущих теоретических изысканий. В рамках данного периода начинается «прорыв» в российском элитизме, связанный с появлением новаций в проблемном поле. В первую очередь, они связаны с развитием методологических оснований элитизма. Наряду с существовавшим с 1970-х годов подходом Г.К.Ашина, который предложил модель соединения марксизма и элитизма, появились подходы А.В.Понеделковаи О.В.Гаман-Голутвиной. Их роль заключалась в апробации новых теоретических моделей, которые на уровне монографий и диссертаций связывали постулаты элитизма с реалиями российского исторического процесса и новыми (для российского научного сообщества) идеями. В частности, А.В.Понеделков на основе цивилизационного подхода исследовал развитие российских политико-административных элит. О.В.Гаман-Голутвина вводит в элитологию концепт способа развития, ставший эффективным эвристичеcким инструментом создания концептуальной модели развития российских политических элит.

В работах А.В.Дукии В.П.Мохова элитизм реализуется через концепт индустриального общества, что с точки зрения «классического» элитизма является достаточно дискуссионным. Главное, что отличает предложенный в их работах подход, заключается в обосновании положения о возникновении феномена элит в рамках индустриального общества.

Для второго периода характерно широкое распространение элитизма как концепции в широком круге научных публикаций, эмпирических исследований, политической публицистике, региональных исследованиях.

Элита, понимаемая в первую очередь как политическая элита, исследуется как политическая и социальная группа. Внимание исследователей привлечено преимущественно к политическому поведению и социальному облику элиты.

Третья форма складывается в настоящее время и характеризуется качественным завершением генезиса российской элитизма. Можно говорить о том, что российский элитизм нашел свою специфическую научную форму – элитологию как научную субдисциплину. Происходит институционализация данного научного направления, что связано с формированием представительного научного сообщества элитологов, выделением направлений и тем исследований, развитием центров (вузов, кафедр, групп, секторов и других организационных форм), связанных с изучением элит.

Существование каждой из этих форм связано как с факторами общественного развития, которые предопределяли исследовательские приоритеты, специфику элитистской мысли, так и с собственно логикой научного развития.

В настоящее время трансформация проблемного поля современного российского элитизма определяется несколькими тенденциями:

Во-первых, происходит переход от классического элитизма к полиформному элитизму. Главная его особенность – выход за рамки ортодоксии как в осмыслении феномена элиты (например, элитизм в индустриальном обществе), ее структуры (региональные элиты), так и тех явлений, которые с ним связаны (образование, спорт, наука, социальные отношения и др.).

Во-вторых, происходит собственно российское развитие элитизма – на базе отечественного общественного опыта. Как известно, в работах российских ученых уже неоднократно поднимался вопрос о роли западных теоретических схем в осмыслении отечественных реалий. Полагаем, что западные концепции сыграли важнейшую роль в освоении элитистского понятийного аппарата в постсоветской России, однако все более возникает потребность в существенных коррективах в их применении с учетом анализа российского опыта.

В-третьих, происходит теоретическое осмысление применимости элитизма к ряду теоретических концепций (например, полиархии Р.Даля, клиентелизма, неоинституционализма и др.). Элитизм выходит за рамки «плоскостного», двухмерного отражения общественных реалий и начинает все более напоминать многомерную теоретическую конструкцию.

В-четвертых, проблемное поле элитизма меняет политическую составляющую, причем логика ее смены, как полагаем, имеет определенную направленность. Первоначально, в момент легализации, современный российский элитизм носил антикоммунистическую и антимарксистскую направленность, выступая как способ преодоления советской формы идеологии. Затем он приобрел «демократическое» содержание, стремясь совместить основы теории с демократическими политическими декларациями. Наконец, элитизм все более становится «реалистическим», («прагматическим», «утилитарным» и др.), т.е. представляет существование элит как константу общественного устройства вне политических деклараций, идеологической риторики.

В-пятых, формирование проблемного поля элитизма происходит форсированными темпами, что связано с быстрым усвоением основных постулатов элитизма и применением их к новым сферам жизни и отраслям научного знания. Результатом ускоренного формирования проблемного поля стала явная неравномерность в развитии элитизма. Она проявляет себя как парадоксальное сочетание «прорывов» и «пробелов». Если бы изобразить элитизм в форме плоской модели, то он представлял бы звезду с лучами сильно неравной длины.

Таким образом, итогом более чем десятилетнего развития постсоветского элитизма стало расширение проблемного поля, связанное с развитием исследовательских практик, теоретического анализа. Проблемное поле элитизма в определенном смысле переживает фрагментацию, которая, в свою очередь является предпосылкой рождения нового качества научного знания.







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-07; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.207.137.4 (0.005 с.)