ТОП 10:

Предшественники элитизма (Платон, Конфуций, Макиавелли).



Предшественники элитизма (Платон, Конфуций, Макиавелли).

Первые прообразы элитистских теорий нашли отражение в трудах Платона, который одним из первых систематически изложил свои политические идеи в диалогах «Государство», «Политик» и «Законы». Суть их в следующем:

1. Наиболее важной и непосредственной формой существования общества Платон считал государство. Философ стремился нарисовать картину идеальных общества и государства.

2. Подлинная добродетель - истинное знание - возможна только при идеальном государстве. Таким государством Платон считал совершенную аристократию - правление лучших и благородных философов-мудрецов. Другие четыре формы государства - тимократию (правление военных), олигархию, демократию и тиранию он называл несовершенными.

3. Платон первым указал на взаимосвязь политики, государства с социальными изменениями (разделением труда, появлением классов, неравенства).

Иерархия сословий основана на их соответствии трем началам человеческой души - разумному, яростному и деловому. Каждое сословие занято своим делом: философы-мудрецы осуществляют справедливое правление, поскольку только им доступно истинное знание; стражи защищают общество; ремесленники и земледельцы создают материальные средства жизни.

Николо Макиавелли. Он ищет оптимальное соотношение между правителями и народом и видит его в сильной власти. В тоже время Макиавелли осуждает тираническую власть, которая развращает правителей и массу, которая становится "холуйской, лицемерной". Хотя личность политического вождя оказывается в центре внимания Макиавелли, он не сводит политический процесс только к деяниям героев, в его представлении он весьма многокрасочен. Макиавелли различает активных и пассивных участников исторической драмы: это и монарх, и дворянство, и простолюдин, выходящий на городскую площадь и поддерживающий государя или бунтующий против него офицер, участвующий в военном столкновении, ростовщик, субсидирующий политика, церковный деятель и т.д. Он рисует яркие психологические портреты лидеров. Они "неблагодарны, изменчивы, лицемерны, трусливы перед опасностью, жадны до наживы". Макиавелли готов оправдать аморальные средства, при помощи которых правители достигают власти. Чтобы властвовать, правители должны знать главные стимулы человеческой деятельности (а это, по Макиавелли, жажда власти и обладание имуществом), изучать и использовать в своих интересах вкусы, наклонности, слабости толпы и, благодаря этому, господствовать над ней.

Интересна типология методов правления, предлагаемая Макиавелли, которые обеспечивают эффективность власти: это – "львы" (решительные правители, опирающиеся на силу), и "лисы" (гибкие политики, для которых характерны ловкость, притворство, хитрость, это мастера переговоров и закулисных интриг). Решая дилемму, на кого государю делать ставку из двух борющихся сил – на народ или на знать, Макиавелли однозначно выбирает народ. Государю надлежит быть в дружбе с народом, иначе в трудное время он будет свергнут: "он никогда не обманется в народе и убедится в прочности подобной опоры". Макиавелли делает вывод о том, что интересы народа гораздо более совпадают с интересами государства.

Классические теории элит (Г.Моска, В.Парето),

Общим для классических теории элит (В. Парето, Г. Моска, Р. Михельс) является следующее:

· любому обществу присуща элитарность, в основе которой лежат естественные различия людей

· элита обладает особыми качествами, внутренне сплочена

· массы признают право элиты на власть, то есть ее легитимность

· элиты сменяют друг друга в борьбе за власть, поскольку власть никто добровольно не уступает

В. Парето (1848-1923) в своих основных трудах) и «Трактат общей социологии» (1916) сформулировал концепцию, согласно которой равновесие и динамика любой социальной системы детерминируются правящим меньшинством – элитой, проходящей определенные циклы своего развития. Элиты – это то лучшее, что создается в недрах общества; они возникают из его низших слоев, в ходе борьбы поднимаются в высшие круги, расцветают там, а впоследствии вырождаются и исчезают. Им на смену приходят так называемые контрэлиты, которые проходят те же фазы развития и упадка, а затем тоже сменяются новыми элитарными образованиями. При этом смена элит, как правило, знаменует собой чередование у власти разных типов элит, в частности, «лис» (изворотливых, хитрых и беспринципных) и «львов» (обладающих чувством преданности государству, консервативно настроенных и не боящихся применять силу), использующих различные методы управления и властвования. Этот кругооборот, циркуляцию элит Парето назвал «универсальным законом истории». каждая новая аристократия стремится изгнать старую и добится своего участия во власти.

Называет историю кладбищем аристократии. элита-превосходство.

Если первоначально термин применялся к верхам господствующего класса то теперь Парето готов применить его на все сферы деятельности и на самые разнообразные сферы жизнь. Совокупность людей каждый из которой получит в своей деятельности самую высокую оценку того мы и будем называть элитой. Требуются качества: высокая степень самообладания способность убеждать умение искать слабые стороны и применяя силу.

Г. Моска(1858-1941, заложивший в своих важнейших работах («Теория управления и парламентское правление», 1884 и «Элементы политической науки», 1896) основы, функционального направления, рассматривавшего элиту как группу управляющих, выполняющих определенные социальные обязанности.

Правда, вместо понятия «элита» Моска больше оперировал категорией «правящий класс», которая демонстрировала, отличавшими его представителей от остальных, богатством, военной доблестью, происхождением или владением искусством управления, главной причиной его властного могущества являлась высокая степень внутренней организованности и сплоченности данной группы. Именно это свойство и позволяет элите концентрировать в своих руках руководство обществом и государством, объединяя население в процессе перехода от одной исторической эпохи к другой.

Главная задача элиты как особого политического класса состоит прежде всего в укреплении своего господства, В то же время основной функцией государства, является поддержание баланса как в отношениях управляющих и управляемых, так и внутри правящего класса. Отсутствие такого баланса Моска считал причиной формирования режимов, узурпирующих престиж легитимной власти.

Пристальное внимание Моска уделил и процессам изменения состава и преемственности в развитии правящего класса. В частности, выделив демократическую и аристократическую тенденции в его развитии, он подчеркнул, что преобладание последней, выражающей стремление группы управляющих так или иначе стать наследственной и несменяемой, ведет к «закрытию и кристаллизации», а затем – к вырождению элиты.

Доступ в «политический класс», по мнению Г. Моски, открывают: происхождение военная доблесть богатство. По мнению Г. Моски, главная причина властного могущества «правящего класса» – …

внутренняя организованность и сплоченность. Способность управлять людьми, организаторская способность, моральное интеллектуальное. и материальное превосходство. Только при сильном лидере массы успокаиваются а элита становится неуязвимой.

Мохов В.П. (Пермь)

В самом общем виде, элитизм – способ существования дифференциации общественного пространства, проявляющийся через выделение властных социальных групп. Властная дифференциация есть одно из проявлений неоднородности в обществе; одновременно, элитизм – способ анализа данной неоднородности. Содержательное определение властной дифференциации зависит от исходных теоретических посылок, что определяет множественность существующих элитистских концепций.

В соответствии с приведенным выше определением, элитизм охватывает не только политическую сферу общества, но и экономическую, социальную, духовную, информационную. При этом элитизм – один из способов социальной и властной дифференциации, а с точки зрения пространственного представления общества - это один из его срезов.

В настоящее время понятие элитизма усложнилось, появились его различные трактовки. Если их суммировать, то возможно выделение нескольких наиболее фундаментальных значений понятия «элитизм».

Во-первых, это – тип (аспект) общества, в котором существует деление на элиту и массу. В этом значении элитизм выступает как обозначение качественной характеристики общественного порядка. Так, капитализм (в марксистской терминологии) есть одновременно элитизм (элитистское общество). С нашей точки зрения, подобную характеристику можно применить только к обществам индустриального типа.

Во-вторых, это – тип духовных явлений, отражающих элитную форму властной дифференциации, который существует в форме элитаризма. В сфере идеологии элитизм проявляется как система взглядов, отражающих интересы и мировоззрение элитных групп. Это может быть как открытая апологетика правления «лучших» и «избранных», так и скрытое (в форме эгалитаристских конструкций) обоснование необходимости правления «наиболее сознательной» части общества (например, КПСС в СССР). В сфере социальной психологии элитизм проявляет себя как комплекс общественно-психологических явлений, через которые индивиды или их совокупности отражают деление на «высших» и «низших».

В-третьих, элитизм - феномен научного мира, который существует в нескольких формах: как парадигма научного знания, как методология научного знания; как социально-философская концепция, как школа политологии.

Трансформация современного российского элитизма последовательно прошла три формы. Первая – синкретичная (рубеж 1980–90-х гг.), когда элитизм существовал как «тощая» абстракция; она характеризовалась предельной упрощенностью подходов к анализу элитизма и применению его к российским условиям.

Вторая форма (середина – конец 1990-х гг.) связана с формированием собственно российских концепций, которые стали определять поле будущих теоретических изысканий. В рамках данного периода начинается «прорыв» в российском элитизме, связанный с появлением новаций в проблемном поле. В первую очередь, они связаны с развитием методологических оснований элитизма. Наряду с существовавшим с 1970-х годов подходом Г.К.Ашина, который предложил модель соединения марксизма и элитизма, появились подходы А.В.Понеделковаи О.В.Гаман-Голутвиной. Их роль заключалась в апробации новых теоретических моделей, которые на уровне монографий и диссертаций связывали постулаты элитизма с реалиями российского исторического процесса и новыми (для российского научного сообщества) идеями. В частности, А.В.Понеделков на основе цивилизационного подхода исследовал развитие российских политико-административных элит. О.В.Гаман-Голутвина вводит в элитологию концепт способа развития, ставший эффективным эвристичеcким инструментом создания концептуальной модели развития российских политических элит.

В работах А.В.Дукии В.П.Мохова элитизм реализуется через концепт индустриального общества, что с точки зрения «классического» элитизма является достаточно дискуссионным. Главное, что отличает предложенный в их работах подход, заключается в обосновании положения о возникновении феномена элит в рамках индустриального общества.

Для второго периода характерно широкое распространение элитизма как концепции в широком круге научных публикаций, эмпирических исследований, политической публицистике, региональных исследованиях.

Элита, понимаемая в первую очередь как политическая элита, исследуется как политическая и социальная группа. Внимание исследователей привлечено преимущественно к политическому поведению и социальному облику элиты.

Третья форма складывается в настоящее время и характеризуется качественным завершением генезиса российской элитизма. Можно говорить о том, что российский элитизм нашел свою специфическую научную форму – элитологию как научную субдисциплину. Происходит институционализация данного научного направления, что связано с формированием представительного научного сообщества элитологов, выделением направлений и тем исследований, развитием центров (вузов, кафедр, групп, секторов и других организационных форм), связанных с изучением элит.

Существование каждой из этих форм связано как с факторами общественного развития, которые предопределяли исследовательские приоритеты, специфику элитистской мысли, так и с собственно логикой научного развития.

В настоящее время трансформация проблемного поля современного российского элитизма определяется несколькими тенденциями:

Во-первых, происходит переход от классического элитизма к полиформному элитизму. Главная его особенность – выход за рамки ортодоксии как в осмыслении феномена элиты (например, элитизм в индустриальном обществе), ее структуры (региональные элиты), так и тех явлений, которые с ним связаны (образование, спорт, наука, социальные отношения и др.).

Во-вторых, происходит собственно российское развитие элитизма – на базе отечественного общественного опыта. Как известно, в работах российских ученых уже неоднократно поднимался вопрос о роли западных теоретических схем в осмыслении отечественных реалий. Полагаем, что западные концепции сыграли важнейшую роль в освоении элитистского понятийного аппарата в постсоветской России, однако все более возникает потребность в существенных коррективах в их применении с учетом анализа российского опыта.

В-третьих, происходит теоретическое осмысление применимости элитизма к ряду теоретических концепций (например, полиархии Р.Даля, клиентелизма, неоинституционализма и др.). Элитизм выходит за рамки «плоскостного», двухмерного отражения общественных реалий и начинает все более напоминать многомерную теоретическую конструкцию.

В-четвертых, проблемное поле элитизма меняет политическую составляющую, причем логика ее смены, как полагаем, имеет определенную направленность. Первоначально, в момент легализации, современный российский элитизм носил антикоммунистическую и антимарксистскую направленность, выступая как способ преодоления советской формы идеологии. Затем он приобрел «демократическое» содержание, стремясь совместить основы теории с демократическими политическими декларациями. Наконец, элитизм все более становится «реалистическим», («прагматическим», «утилитарным» и др.), т.е. представляет существование элит как константу общественного устройства вне политических деклараций, идеологической риторики.

В-пятых, формирование проблемного поля элитизма происходит форсированными темпами, что связано с быстрым усвоением основных постулатов элитизма и применением их к новым сферам жизни и отраслям научного знания. Результатом ускоренного формирования проблемного поля стала явная неравномерность в развитии элитизма. Она проявляет себя как парадоксальное сочетание «прорывов» и «пробелов». Если бы изобразить элитизм в форме плоской модели, то он представлял бы звезду с лучами сильно неравной длины.

Таким образом, итогом более чем десятилетнего развития постсоветского элитизма стало расширение проблемного поля, связанное с развитием исследовательских практик, теоретического анализа. Проблемное поле элитизма в определенном смысле переживает фрагментацию, которая, в свою очередь является предпосылкой рождения нового качества научного знания.

Троцкий.

* Термидор -- название контрреволюционного переворота, происшедшего во Франции 9 термидора II года по новому республиканскому календарю (27 июля 1794 года). С термидора начался откат революции. В свою очередь, термидорианцев устранил от власти брюмер -- военный переворот 18 брюмера VIII года Республики(9 ноября 1799 года), отдавший власть Наполеону Бонапарту. Как бы то ни было, слово "термидор" вышло из подполья. В июле 1927 года Троцкий попытался более четко обозначить его слишком размытые и политически неясные определения. Он назвал "термидор" "особой формой контрреволюции, совершаемой в рассрочку и использующей для первого этапа элементы той же правящей группы--путем их перегруппировки и противопоставления". Понятие "бонапартизм" у него постепенно вытесняет понятие "термидор". Уже 21 октября 1928 года в качестве возможного контрреволюционного переворота Троцкий рассматривает именно "бонапартистский" вариант. Все это вносило дополнительную теоретическую путаницу. Наконец в 1930 году Троцкий считает необходимым внести ясность. Оппозиция, заявляет он, никогда не утверждала, что контрреволюционный переворот, если бы он произошел, "должен был непременно принять форму термидора, т. е. более или менее длительного господства обуржуазившихся большевиков с формальным сохранением советской системы". Впрочем, при всех метаниях между "термидором" и "бонапартизмом" суть обеих аналогий -- угроза "буржуазного перерождения" -- сохранялась. "Под бонапартизмом мы понимаем такой режим, когда экономически господствующий класс, способный к демократическим методам правления, оказывается вынужден в интересах своей собственности терпеть над собой бесконтрольное командование военно-полицейского аппарата, увенчанного "спасителем". Подобное положение создается в периоды особого обострения классовых противоречий - бонапартизм имеет целью удержать их от взрыва".

Объективная функция этого "спасителя", считает Троцкий, "охранять новые формы собственности, узурпируя политическую функцию господствующего класса.

24) 24. Теории «нового класса»: М.Джилас («Новый класс»), М.Восленский («Номенклатура»)

НОВОГО КЛАССА КОНЦЕПЦИЯ— учение, согласно которому управленцы в коммунистических политических режимах образуют “новый класс”. Эгалитарные лозунги, с которыми пришли к власти коммунистические и леворадикальные партии для представителей нового класса, не более чем камуфляж их стремления к неограниченной, часто тоталитарной власти. Вместо обещанной ликвидации эксплуатации человека человеком в создаваемой ими социально-политической системе к власти приходит новый класс, управленцев, обладающий собственностью на власть.

Концепция нового класса в этом варианте разработана М. Джиласом, обобщившим и развившим взгляды ряда его предшественников. Еще М. А. Бакунин считал, что пропагандируемая К. Марксом диктатура пролетариата — это “деспотизм управляющего меньшинства”, управление “огромного большинства привилегированным меньшинством. Но это меньшинство, говорят марксисты, будет состоять из работников. Да, пожалуй, из бывших работников, но которые, лишь только сделаются правителями и станут смотреть на весь чернорабочий мир с высоты государственной, будут представлять не народ, а самих себя и свои претензии на управление народом”. Российский публицист кон. 19 — нач. 20 в. В. Махайский предупреждал об опасности для рабочих прихода к власти нового, образованного класса, который, подстрекая массы к революции, сам стремится превратиться в господствующий класс. В. И. Ленин, разрабатывая организационные и идеологические основы партии “нового типа”, писал, что она должна состоять из узкого круга партийных функционеров (это был зародыш будущего “нового класса”) и широкой партийной массы. После Октябрьской революции власть партократической элиты была институциализирована в форме номенклатурной системы (И. В. Сталин писал о “своего рода ордене меченосцев”). В 20—30-х гг. Л. Д. Троцкий говорил о бюрократическом перерождении верхушки партии, обвиняя Сталина в том, что он наделил аппаратную партийную элиту бесконтрольной властью, способствуя образованию на ее основе нового господствующего класса. В работе “Преданная революция” он писал, что этот новый класс эксплуататоров необходимо свергнуть, чтобы построить аутентичный социализм.

Этапом в формировании концепции нового класса была книга Дж. Бернхейма “Менеджерская революция” (В его представлении “новый класс” — это класс профессиональных управленцев, который привела к власти научно-техническая революция, который становится элитой общества, оттесняя на периферию класс собственников. Автор описал два типа менеджерского общества — демократический (напр., в США) и тоталитарный (в СССР, гитлеровской Германии, фашистской Италии); утверждения коммунистов об установлении в СССР диктатуры пролетариата он отбрасывал как демагогию, прикрывающую подлинную диктатуру “нового класса”.

М. Джилас, занимавший один из высших постов в Югославии времен Тито и ставший диссидентом, в книге “Новый класс” (1957) дал систематическое изложение теории нового класса. Отметая пропагандистские утверждения о том, что в т. н. социалистических странах нет эксплуататоров, он показал, что там сформировался новый класс, эксплуатирующий общество. Вскрывая механизм эксплуатации “новым классом” трудящихся, он писал: “...перед нами особый класс, с особым видом собственности и власти... Отличительная черта нового класса — особая, коллективная собственность”. Формально собственность на средства производства у нового класса отсутствует; заменой и аналогией частной собственности является близость к власти, которая и обеспечивает возможность распоряжаться всеми богатствами страны; собственностью нового класса является само государство. Конкретизируя концепцию нового класса, М. С. Восленский доказывает, что новьм господствующим классом советского общества явилась номенклатура

 

Лэш.Бард Зодерквист

Автор «Восстания элит» К. Лэш, отталкиваясь от анализа Ортеги, утверждает, что сегодня именно элиты– и есть те, кто утратил веру в остатки ценностей, Запада. Описанный в «Восстании масс» менталитет более характерен теперь скорее для самых высших слоев общества, нежели для массовых низших и средних слоев. «Хотя наследственные преимущества играют важную роль для достижения статуса специалиста или управленца, новый класс должен поддерживать фикцию, что его сила имеет опору лишь в интеллекте. Следовательно, он не ощущает особой благодарности к предкам и не считает себя ответственным перед прошлым. Меритократическая элита находит трудным представить себе общность, даже общность по интеллекту, которая простирается и в прошлое, и в будущее и чье единство определяется обоюдным сознанием долга одних поколений перед другими». Антиисторический бунт современных элит – это и есть то основное событие, которое с одной стороны не позволяет утверждать о завершении вступления в новое осевое время, а с другой оно может быть тем историческим вызовом, ответом на который может послужить его наступление.

Бард и Зодерквист Главные идеи такие: 1. Смена общественных формаций по Марксу существует. 2. Следующим общественным строем будет не социализм и коммунизм, как предсказывал Маркс, а нетократическое общество. В этом он ошибся. 3. Описание нетократического общества рисуется с натуры! Оно реально формируется и уже существует на западе параллельно капитализму (на момент написания книги). Кратко опишу стадии развития.

3. Нетократия (постиндустриальное общество). Правящий класс - нетократы. Профессия - талантливый креативщик в широком смысле слова. Способны создавать уникальный контент: изобретения (идеи), музыка и прочее искусство и т.п. Занимают топовое положение в распределенных профессиональных и других сообществах (сетях, от этого и произошло название), что ценят выше денег. Религия превращается в одну из сетей. Угнетенный класс - консьюмтариат (потребители). Не способны производить идеи и прочий контент. Могут только сидеть на велфере и смотреть телевизор. Работать не надо, поскольку уровень технического развития высок, все автоматизировано, произвести не проблема, работают роботы. В этом, возможно, ошибка. Потому что вместо роботов обычно работают китайцы.))) Но это уже другая история. Книга не о китайцах, а о европейцах. В книге описывается модель глобального управления, основанного на господстве владельцев информационных сетей — нетократов. Притом, по мысли авторов, подобный режим властвования — не отдаленная перспектива, а фактически данность сегодняшнего дня.

26) Теории мирового правительства (мировой элиты). Это «Комитет 300» — верховный контролирующий орган, который управляет миром с 1897 года. Его костяк сегодня составляют триста самых влиятельных людей планеты». Могущественные заговорщики. По утверждению Колемана, на «Комитет 300» работают тайные организации и мозговые центры. Колеман утверждает, что сейчас приспешники Мирового Правительства усиленно промывают людям мозги — переписывают историю, создают «идеальных» людей и работают над сокращением численности населения. Вариаций и предположений, что же представляет из себя гипотетическое «мировое правительство»,однозначных доказательств существования которого пока что не представлено, великое множество. Но все они объединены одним базовым принципом, согласно которому мировое правительство, существующее уже как минимум несколько десятилетий, представляет собой тайную организацию, в которую входят представители экономической, финансовой, политической, информационной и прочих элит. В первую очередь, согласно этим теориям, в мировом правительстве представлены элиты наиболее развитых стран. Учитывая то, что теория мирового правительства тесно связана с другой популярнейшей конспирологической теорией «золотого миллиарда» (о примерно 1-1,5 миллиардах жителей наиболее развитых стран мира, которые прилагают все усилия для улучшения условий своей жизни за счёт остального населения планеты), это неудивительно. Таким образом, мировое правительство этотранснациональное объединение, которое в силу сосредоточенных в руках его участников финансовых ресурсов, властных полномочий и информационно-пропагандистских инструментов оказывает влияние на все значимые события в мире. Мировое правительство фактически стоит над официальными национальными органами управления, осуществляя свою деятельность для выгодного «золотому миллиарду» перераспределения ресурсов и контроля над ними. Если отбросить всяческую шелуху, которая зачастую сопровождает изложение версий о мировом правительстве (заговор сионистов, сатанистов и тому подобное), то стоит признать, что сама концепция не лишена логики.

Последние шестьдесят лет мировой истории это объективный процесс глобализации, объединения и укрупнения структур политического и экономического управления. Наглядный пример – образование Европейского Союза и многочисленных международных финансовых организаций. Национальные признаки играют всё меньшую роль, Интернет и СМИ сделали информационное пространство мира единым. В таких условиях существование наднационального, пусть и неофициального, органа управления представляется не только возможным, но и весьма практичным. Конечной целью такого органа управления может являться создание такого мирового порядка, при котором система будет эффективно функционировать. В итоге это, скорее всего, приведёт к упразднению национальных структур управления и общемировой системе контроля над деятельностью и жизнью членов глобального общества. Первой из таких групп является Совет по международным отношениям, неофициальная организация, существующая с 1921 года, в которую входят преимущественно представители США, что означает ориентацию её деятельности на Западном полушарии. Правда, в чём конкретно состоит эта деятельность, широкая общественность мало кто ведает. Однако, если судить по её профессиональному составу, сфера интересов Совета по международным организациям весьма объёмна и фактически дублирует собой многие государственные органы. В организацию входят политики самого разного калибра (от бывших президентов США до руководителей правительственных департаментов), главы транснациональных бизнес-корпораций, представители банковской сферы, члены высшего военного командования США и некоторых стран НАТО, руководители влиятельных СМИ, высших учебных заведений, специальных служб и международных организаций. Вторая из групп, получившая в последнее время наибольшую известность из-за рассмотрения её характера и деятельности в прессе, это так называемый Бильдербергский клуб, получивший своё название от отеля «Бильдерберг» в Голландии, где в 1954 году состоялось первое заседание этого сообщества. Сам клуб также представляет собой нигде не зарегистрированную группу, в которую входят около четырёхсот наиболее влиятельных людей со всего мира, среди которых руководители государств, важные правительственные чиновники, представители крупного бизнеса и так далее. Ежегодно проводится конференция Бильдербергского клуба, каждый раз на новом месте. Никаких конкретных данных о том, что обсуждается на этих встречах, нет – их участники никак не комментируют эти «посиделки», документальных отчётов не ведётся, представители прессы не допускаются на заседания. Третьей из известных организаций подобного типа является так называемая «Трёхсторонняя комиссия». Об этом неформальном объединении мировой элиты известно куда меньше, чем о Совете по международным организациям или, тем более, Бильдербергском клубе. Просачивается лишь общая информация о том, что эта группа образовалась в 1973 году как своего рода «дочерняя фирма» более старших неофициальных объединений, чтобы сбалансировать деятельность «мирового правительства» с помощью привлечения наиболее влиятельных людей бурно развивающихся азиатских стран.

Предшественники элитизма (Платон, Конфуций, Макиавелли).

Первые прообразы элитистских теорий нашли отражение в трудах Платона, который одним из первых систематически изложил свои политические идеи в диалогах «Государство», «Политик» и «Законы». Суть их в следующем:

1. Наиболее важной и непосредственной формой существования общества Платон считал государство. Философ стремился нарисовать картину идеальных общества и государства.

2. Подлинная добродетель - истинное знание - возможна только при идеальном государстве. Таким государством Платон считал совершенную аристократию - правление лучших и благородных философов-мудрецов. Другие четыре формы государства - тимократию (правление военных), олигархию, демократию и тиранию он называл несовершенными.

3. Платон первым указал на взаимосвязь политики, государства с социальными изменениями (разделением труда, появлением классов, неравенства).

Иерархия сословий основана на их соответствии трем началам человеческой души - разумному, яростному и деловому. Каждое сословие занято своим делом: философы-мудрецы осуществляют справедливое правление, поскольку только им доступно истинное знание; стражи защищают общество; ремесленники и земледельцы создают материальные средства жизни.

Николо Макиавелли. Он ищет оптимальное соотношение между правителями и народом и видит его в сильной власти. В тоже время Макиавелли осуждает тираническую власть, которая развращает правителей и массу, которая становится "холуйской, лицемерной". Хотя личность политического вождя оказывается в центре внимания Макиавелли, он не сводит политический процесс только к деяниям героев, в его представлении он весьма многокрасочен. Макиавелли различает активных и пассивных участников исторической драмы: это и монарх, и дворянство, и простолюдин, выходящий на городскую площадь и поддерживающий государя или бунтующий против него офицер, участвующий в военном столкновении, ростовщик, субсидирующий политика, церковный деятель и т.д. Он рисует яркие психологические портреты лидеров. Они "неблагодарны, изменчивы, лицемерны, трусливы перед опасностью, жадны до наживы". Макиавелли готов оправдать аморальные средства, при помощи которых правители достигают власти. Чтобы властвовать, правители должны знать главные стимулы человеческой деятельности (а это, по Макиавелли, жажда власти и обладание имуществом), изучать и использовать в своих интересах вкусы, наклонности, слабости толпы и, благодаря этому, господствовать над ней.

Интересна типология методов правления, предлагаемая Макиавелли, которые обеспечивают эффективность власти: это – "львы" (решительные правители, опирающиеся на силу), и "лисы" (гибкие политики, для которых характерны ловкость, притворство, хитрость, это мастера переговоров и закулисных интриг). Решая дилемму, на кого государю делать ставку из двух борющихся сил – на народ или на знать, Макиавелли однозначно выбирает народ. Государю надлежит быть в дружбе с народом, иначе в трудное время он будет свергнут: "он никогда не обманется в народе и убедится в прочности подобной опоры". Макиавелли делает вывод о том, что интересы народа гораздо более совпадают с интересами государства.







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-07; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.227.249.234 (0.018 с.)