ОРКЕСТРОВЫЙ РЕПЕТИЦИОННЫЙ КЛАСС; 8:56.



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

ОРКЕСТРОВЫЙ РЕПЕТИЦИОННЫЙ КЛАСС; 8:56.



С мистером Якоби в качестве дирижера оркестр репетирует новый отрывок: новый учебный год – новый учитель. А Лайла ждет вступления виолончелей. Ее указательный палец прямо у ля малой октавы, струны, с которой она начнет играть. Но темное видение вспыхивает в ее мыслях, словно десятисекундный фильм ужасов: как только она зажимает струну, срабатывает установленная в виолончель бомба.

Она знает, что только вообразила это, но ее ладони все же потеют, и ускоряется пульс.

Ужасно громкий новый метроном непрерывно щелкает, смычки скользят по скрипкам в идеальном унисоне, виолончели справа от нее вступают в мелодию, но Лайла даже не пошевелилась.

Ее сердце стучит слишком громко. Могут ли сердечные мышцы слишком сильно сжиматься? Такое возможно? «Успокойся», - приказывает она сама себе. Вступишь в следующем такте.

– Такт 6/4, – шепчет парень возле нее, его голос мурлычет от удовольствия, что Лайла Маркс забылась.

Она начинает играть, и виолончель не взрывается. Пальцами левой руки она вырисовывает ноты и аккорды, правой держит смычок, но руки словно принадлежат кому-то другому, а она лишь приложение к ним.

– Энергичнее! – мистер Якоби перекрикивает все нарастающие звуки.

Когда отрывок отыгран, а преподаватель раздает комментарии, Энни Вин оборачивается, хмурит брови и пожимает плечами, подражая ему. Лайла улыбается через силу.

Урок заканчивается, и она с облегчением отодвигает виолончель.

– Якоби просто шутник. Это было слишком легко, – шепчет Энни. – А Джессике стоило бы почистить зубы. Надо сказать ей.

– Нельзя такое говорить, – шепотом отвечает Лайла.

– Может, мне положить ей на пюпитр ополаскиватель для рта. – Энни морщится и тянет Лайлу к двери. – Джессика сказала, что мисс Колливет собирается открыть кружок французского, и всем записавшимся она поставит пятерки автоматом.

– Энни, – перебивает ее Лайла. – Кажется, у меня... может ли в нашем возрасте случиться сердечный приступ?

Энни рассмеялась.

– Я видела по телевизору шоу, где у молодого парня был сердечный приступ, у него еще было отвратительное кольцо в соске, и когда доктор приложил дефибриллятор, или как он там называется, электричество прошло через металл кольца и доктора шандарахнуло током! – Энни захохотала. – Так что мораль такова: не пытайся спасти человека с пирсингом.

– У кого пирсинг? – Кеннет Чэн идет следом за ними.

– У Лайлы, – отвечает ему Энни.

– Неправда!

Энни смеется и, как только Кеннет уходит, шепчет:

– Ты нравишься ему, но у него огромный нос.

Стук сердца Лайлы перекрывает звуки шумного коридора. Она перекладывает книги, прижимает их к груди, надавливает, чтобы приглушить звук.

– Энни, а у тебя никогда не стучало сердце так громко, что его было слышно и без стетоскопа?

– Нет. – Энни останавливается. – У тебя что-то странное с сердцем?

– Вроде того.

– Все дело в первой учебной неделе, – пожимает плечами Энни. – Из-за этого у тебя сердечный приступ. Эй, а помнишь, как в пятом классе ты уверяла меня, что слышишь, как растут твои кости? Где-то около шести недель я прислушивалась к своим. – Она смеется и идет к кабинету английского, где всегда жарко и душно.

Пот выступает на лбу Лайлы. Успокойся. Она должна пережить школу.

Энни оборачивается и шепчет:

– Если ты умрешь от сердечного приступа и оставишь меня, знаешь, что я с тобой сделаю?

– Что? – спрашивает Лайла.

– Убью тебя. – Смеется Энни.

 
 

ВОСЬМОЕ СЕНТЯБРЯ. ПОНЕДЕЛЬНИК.

КОРИДОР ШКОЛЫ РОКДЭНД; 8:19.

Трипп идет к классу и замечает, как преподаватель музыки вешает какое-то объявление на доску для объявлений.

ВРЕМЯ РАБОТЫ МУЗЫКАЛЬНЫХ СТУДИЙ: 11:26–12:10

СТУДИЯ А: ЧЕТНЫЕ ЧИСЛА – ПАТРИСИЯ КЕНТ;

НЕЧЕТНЫЕ ЧИСЛА – ЭННИ ВИН.

СТУДИЯ Б: ЧЕТНЫЕ ЧИСЛА – ЛАЙЛА МАРКС;

НЕЧЕТНЫЕ – ТРИПП БРОУДИ.

 

– Спасибо. Спасибо! – говорит Трипп.

Мистер Якоби оборачивается и смотрит на него:

– Трипп?

Трипп кивает.

– Вы жизнь мне спасли.

– Ладно, а я и не знал. На складе есть одна гитара. Но программа обучения направлена на группы и оркестры.

– А какая именно гитара?

– Акустическая, стальные струны, но ее струны оборваны, – хмурясь, говорит мистер Якоби. – Новые достаешь сам.

– Пока мне можно будет играть – это пустяки. Домой забирать можно?

Он качает головой.

– Нет. Ты не учишься в музыкальном классе. Технически, пользоваться инструментами могут только его ученики. Мы оставим гитару в студии Б. Кстати, там две девочки, серьезно занимающиеся музыкой, хотели бы репетировать ежедне...

– Я тоже серьезно занимаюсь музыкой.

– Я не оспаривал этого. Если решишь, что тебе не нужна студия, сразу же дай мне знать – я перераспределю ее. Правила увидишь в студии – там можно находиться только одному человеку; компьютерами пользоваться исключительно для музыки, никаких видеоигр или посиделок в Интернете; и убираться за собой.

– Все понял. Спасибо.

Мистер Якоби уходит к кабинету, где репетирует оркестр, а Трипп возвращается к своему классу. Начиная со следующего понедельника, день через день, у него будет ровно 44 минуты счастья. Что-то подтолкнуло его изнутри, и он подпрыгнул в воздух.

– Что это было? – спрашивают друг друга девушки позади него.

– Не знаю. Кто это?

Он смеется.

– Я.

ФОТОСТУДИЯ АБЕЛЬ; 3:58.

Большая и белая студия. В глубине пол и стена покрыты тканью.

Софиты стоят по бокам от ткани, свет направлен.

Фотограф показывает Лайле, где можно переодеться. Переодеваясь в платье для выступлений, она слышит, как папа достает мамину виолончель из чехла. Он объясняет фотографу, что одну фотографию прикрепит к заявке в Коулс, а другую отправит в местную газету, где напечатают статью о ее предстоящем прослушивании в Центре Кеннеди.

Звонит телефон. Она увидела, что звонит Энни, и ее сердце пускается вскачь.

– Ты где? – спрашивает Энни. – Я искала тебе после уроков.

– У стоматолога, помнишь? – шепчет Лайла. – Я же вчера тебя предупреждала.

– Ты уже все? Попроси отца забросить тебя ко мне.

– Я в приемной. Меня еще не приглашали в кабинет.

– Набери мне, когда все.

– Хорошо. – Соглашается Лайла. Спрятав телефон, она вешает рюкзак на крючок.

Глубоко вздохнув, она выходит.

– Отличное платье, – произносит фотограф. – Прекрасный выбор. – Он просит ее встать на ткань, а папа подает виолончель.

 
 

– Ну, это будет очень просто, – говорит фотограф, шагая к штативу. – Пирожок, от тебя требуется только улыбаться.

И Лайла натягивает на лицо улыбку.

Щелк.



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-07; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.231.166.56 (0.009 с.)