ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Как вы будете тестировать двухлетнего ребенка?



Когда я проведал обследование детей в государственном приюте, мне нужно было отобрать детей с дефектами зрения, слуха и неспособных к обучению. И как вы будете проверять слух у годовалого или двухлетнего ребенка? Как вы будете проводить тестирование с двухлетним малышом, если он совершенно глух? Как вы обнаружите это? Учтите, что вы для них совершенно незнакомый человек. Дети никогда вас не видели.

Персонал приюта вполне мог решить, что я не в своем уме. Я заставил их заходить в кабинет задом и вести ребенка тоже задом. У меня на столе лежало тяжелое пресс-папье и я незаметно сбросил его на пол. Сотрудник приюта стал смотреть вокруг, а глухой ребенок посмотрел на пол. Он почувствовал вибрацию под ногами. Я смог придумать такой способ проверки, и почему бы вам не придумать подобное? Когда вам нужно выяснить что-либо относительно своих пациентов - наблюдайте. Наблюдайте их поведение.

Детское питание "Паблум"

Шестимесячного ребенка кормят детским питанием "Паблум", и он смотрит в лицо своей матери, которая думает: "Ну и дрянь же это питание - оно так воняет". Ребенок читает эти мысли на лице матери и выплевывает его.

Все, что нужно сделать, это понаблюдать, как маленький ребенок изучает лицо матери или отца. Он прекрасно знает, когда нужно остановиться, чтобы не получить нагоняй. И он точно знает, сколько раз нужно просить конфетку, чтобы получить ее. И неважно, сколько раз родители скажут "нет". Дети прекрасно слышат, как раз от раза "нет" становится мягче. Они знают, когда "нет" звучит очень слабо, и еще одна настойчивая просьба дать конфетку меняет "нет" на "да".

Эриксон хочет сказать, что когда вы были маленьким ребенком, вы могли чувствовать тон и все остальное, что сопровождает слова. Он напоминает, что на нас оказали большое влияние отношения и вкусы родителей, в то время как мы сами были еще слишком малы, чтобы самим проверять их правильность. Такой вид влияния оказывается эффективным в формировании наших привычек, ценностей и вкусов. К сожалению, он не менее эффективно передает нам страхи, предрассудки и фобии родителей.

Когда он рассказывал эту историю психотерапевтам, я полагаю, он говорил им еще вот что: "Почему же в данный момент вы не обращаете должного внимания на эти невербальные сообщения?" И вовсе не случайны эти характерные повторения слов "знать" и "нет". Вероятно, он давал понять пациенту, что в его силах сказать "нет", например, симптому, и что он может "знать" это. Рассказ заканчивается на высокой

ноте словом "да". Скрытый смысл этого состоит в том, что негативность как таковая, символизируемая словом "нет", будет ослабевать и пациент достигнет позитивного результата, успеха или облегчения, символизируемого словом "да".

Сколько существует разных путей!

Однажды моим пациентом был студент университета, который в старших классах был капитаном сразу двух спортивных команд своей школы - бейсбольной и футбольной. Он пришел ко мне перед тем, как собирался поступать в Государственный Университет штата Аризона. Выяснилось, что у него предплечья были разной длины. Они отличались на один дюйм, что было в пределах нормы. Парень обезумел от горя. Он пришел ко мне и сказал: "Вы не понимаете, что значит быть калекой".

Он не мог учиться, не мог работать, не мог заниматься спортом. Это укороченное предплечье сделало его калекой. Врачи выложили его матери все, как есть, и сказали, что у него начинается шизофрения.

Так вот. Когда пациенты говорят мне, что я не понимаю, что такое боль и что значит быть калекой, они заблуждаются. Я понимаю все это. Но мне очень хочется указать на тот факт, что когда меня парализовало после окончания школы, на меня это не повлияло. Да, я мог двигать только глазами. Но я стал изучать язык телодвижений и поз.

И когда в первый год после выздоровления я пошел в колледж, мне повезло увидеть Франка Бэкона в пьесе "Молния". Он стал звездой, произнося слово "нет" во время спектакля с шестнадцатью различными оттенками значения. На следующий вечер я снова пришел в театр и сосчитал все эти оттенки.

Вероятно, Эриксон указывает на разницу между полезным вниманием к различиям и обссесивной или ипохондрической сосредоточенностью на незначительных отклонениях, таких как нормальная разница в длине предплечий.

Иной оттенок зеленого

Одного своего пациента, страдавшего пристрастием к героину, я послал сидеть на лужайку, и он сидел там, пока не сделал потрясающего открытия! У него оказалась повышенная чувствительностью и его восприятие цвета было феноменальным. Просидев часа полтора на лужайке, он ворвался в дом и сказал: "А вы понимаете, что каждая травинка имеет свой особый оттенок зеленого?" И он перечислил оттенки от светлого до темного. Он был так поражен! Количество хлорофилла в каждой травинке разное. Оно зависит от количества дождей и от плодородности почвы.

В другой раз я усадил его на лужайке лицом к востоку. Он вошел в дом и сказала "Кипарисовое дерево на другом газоне поворачивается за солнцем и наклоняется к югу. Я посмотрел и увидел, что на том газоне у вас растут пять кипарисов и все они наклоняются к югу".

Я сказал ему: "Я впервые обнаружил это, когда приехал в Феникс и бродил по городу, присматриваясь к деревьям. Когда я в первый раз увидел гелиотропизм у деревьев, это меня поразило. Мы обычно думаем, что деревья растут прямо. И вдруг оказывается, что у них есть гелиотропизм! По подсолнуху вы можете определить, который час".

Вы когда-нибудь слышали о клумбах с цветами - часами? У моей бабушки была такая клумба часы. Есть цветы, распускающиеся рано утром, некоторые цветы распускаются в семь утра, другие в восемь, в девять, в десять, есть цветы, распускающиеся в полдень. У нее на клумбе росли, к примеру, вечерние первоцветы. Были цветы, которые распускались в половине одиннадцатого или в одиннадцать вечера.

Пациент с повышенной чувствительностью страдал тому же аллергией и научился хорошо отличать оттенки цвета кожи. А благодаря этому - и тона оттенков, и цветовые переходы у растений, воспользовавшись уже выработанной способностью. Разумеется, говоря, казалось бы, только о необходимости наблюдать явления природы, Эриксон исподволь внушает мысль о том, насколько важна "открытость". Его комментарии работают как постгипнотическое внушение, так что каждый раз, когда слушатель увидит гелиотропизм у дерева или вечерний первоцвет, у него возникнет ассоциация с "раскрытием". И, как следствие, не только его восприятие, но и его эмоции могут стать более открытыми.

За границей

Когда я приехал, новая пациентка уже ждала меня. Я записал ее имя, адрес и другие данные и спросил, зачем она пришла ко мне.

Она сказала: "У меня фобия - я боюсь самолетов". "Мадам, - сказал я, - вы сидели в этом кресле, когда я вошел в кабинет. Будьте добры, пройдите в соседнюю комнату, вернитесь и сядьте снова". Она проделала это, хотя и с неудовольствием. "А теперь давайте поговорим о вашей проблеме", - сказал я.

"Мой муж собирается взять меня в поездку за -границу, а я страшно боюсь самолетов".

Я сказала "Мадам, если пациент приходит к психиатру, то откровенность должна быть полной. Мне кое-что о вас известно. Я хочу задать вам неприятный вопрос. Дело в том, что нельзя помочь пациенту, который что-либо скрывает. Даже то, что ему кажется не имеющим отношения к делу". "Хорошо", сказала она.

"Скажите, ваш муж знает о вашем романе?" "Нет, но как об этом узнали вы?" "Ваше тело рассказало мне об этом на своем языке".

Лодыжки ее ног были скрещены. Лично я не могу так сидеть. Ее правая нога лежала поверх левой, и ступня была заведена за лодыжку сзади. Она была полностью закрыта. По опыту я знал, что любая замужняя женщина, имеющая любовную связь и желающая сохранить ее в тайне, закрывается именно так. Она произнесла, "за - границу", сделав большую, чем обычное паузу между словами. Она пришла ко мне со своим возлюбленным. Они встречались уже несколько лет. Затем она пришла одна посоветоваться, не следует ли ей с ним расстаться. Ее возлюбленный тоже приходил ко мне: его каждый день мучили сильные головные боли. У него были проблемы со своей женой и детьми, поэтому я попросил жену тоже прийти ко мне. Я сказал ему, что мне нужно будет поговорить и с детьми. Жена пришла и села в такую же закрытую позу. "Итак, я вижу, что у вас роман", - сказал я ей.

"Да, - ответила она, - вам об этом сказал мой муж?)"

"Нет, - ответил я, - об этом мне сказал язык вашего тела. Теперь я знаю, почему ваш муж страдает головными болями".

Она сказала: "Он сам несколько лет назад предложил мне, чтобы я завела роман. Это оказалось приятным. Потом он понял, что не хочет, чтобы у меня это продолжалось. Я не уверена, догадывается ли он, что я не порвала эту связь, но временами мне кажется, что догадывается".

Тогда я задал мужу вопрос, когда он находился в трансе, дом чего он посоветовал жене завести роман. Он сказал: "Я был чертовски занят в то время и считал, что не выполняю свои супружеские обязанности. Но скоро я почувствовал ревность и попросил ее прекратить. Она пообещала, что порвет эту связь, но я по некоторым признакам продолжаю замечать, что роман не прекратился. Но только я не хочу знать, что это все продолжается".

Я сказал: "Это и есть ваша головная боль. Что вы собираетесь с этим делать?"

"Я оставлю себе эту головную боль", сказал он. Одно время он возглавлял Демократическую партию в Аризоне. Потом он оставил эти обязанности, чтобы иметь возможность уделять больше внимания жене - но было поздно.

Некоторые люди предпочитают терпеть боль, потому что не желают знать что-либо. Таким образом они избавляются от мыслей об этом.

Эриксон заметил, что пациентка произнесла слова "за границу" очень своеобразно. Очевидно, что себя она назвала "границей" из-за своей неверности. От его внимания не ускользает и то, что она сидит определенным образом.

Этот рассказ, как и большинство других, Эриксон использует для нескольких целей. В конце он говорит очень важную вещь: люди имеют право выборам и они могут выбирать симптом и не устранять его, если его утрата приведет к еще большей боли и страданию. В данном случае удар по самолюбию мужа был бы более болезненным, чем головная боль, которой он страдал. Когда он отказался от роли "главы" демократической партии, чтобы взять на себя роль "главы" семьи, было слишком поздно. Головная боль может на каком-то уровне символизировать его осознание того факта, что он был "обезглавлен". Головная боль служит охранительным механизмом, не дающим увидеть ситуацию. Если бы его хватало на то, чтобы встретить лицом к лицу тот факт, что его жена неверна, то он либо испытал бы желание порвать с ней, либо почувствовал бы себя импотентом и слабым мужчиной. Он предпочел остаться с головной болью.

Чихание

Женщина рассказывала мне: "Я была у двадцати шести врачей, которые проводили со мной обследование. Один из них продержал меня в больнице две недели, проводя обследование. Другой тоже проводил обследование и продержал неделю. В конце концов они сказали мне: "Лучше обратитесь к психиатру, похоже, вам слишком нравятся медицинские обследования".

Вот такую историю рассказала мне эта женщина. Я спросил ее: "Что же вы делали необычного во время обследований, что мешало врачам?" Она долго думала, прежде чем ответить, и наконец, сказала: "Я всегда чихала, когда они начинали осматривать мою правую грудь".

Я сказал: "Вам сорок восемь лет, и вы всегда чихаете, когда прикасаются к вашей правой груди. Врачам вы рассказывали, что у вас в молодости была гонорея и сифилис и вы чихаете, когда трогают вашу правую грудь. К тому же, врачи при этом всегда прекращали обследование груди". "Все верно", ответила она. Я сказал: "Тогда я отправлю вас к гинекологу, и вы можете послушать все, что я буду ему говорить по телефону".

Я позвонил гинекологу и сказал: "У меня в кабинете сидит сорокавосьмилетняя пациентка, и я думаю, что у нее в правой груди опухоль. Я не знаю, доброкачественная она или злокачественная. Есть некоторые психологические признаки. Я посылаю ее к вам и прошу внимательно обследовать ее правую грудь. И если что-то окажется не так, то прямо из кабинета везите ее в больницу, потому что это одна из тех пациентов, которые могут убежать".

Он внимательно обследовал ей грудь. И немедленно повез в больницу. Там ей была сделана операция по удалению злокачественной опухоли.

Пациенты непроизвольно выдают страхи, которые пытаются скрыть. В данном случае Эрике о н советует психотерапевтам наблюдать не только явные проявления, но и то, что пациент пытается скрывать. Он обращает наше внимание на то, что пациенты часто выдают скрываемое косвенным образом, пытаясь отвлечь нас в сторону от важного обстоятельства.

Он указывает пациентке, что она без утайки рассказывает о перенесенных в молодости венерических заболеваниях и в то же самое время отвлекает внимание от своей правой груди. Такое неосознаваемое поведение преследовало цель избежать знания об ужасавшем ее диагнозе - раке молочной железы. Эриксон и в самом деле опасался, что ее страх перед знанием своего диагноза (который она сама себе уже поставила) заставит ее избегать операции.





Последнее изменение этой страницы: 2016-04-07; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.239.233.139 (0.007 с.)