ВСТУПИВШЕГО В ДРЕВНИЙ ОРДЕН ФРАНКМАСОНОВ



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

ВСТУПИВШЕГО В ДРЕВНИЙ ОРДЕН ФРАНКМАСОНОВ



И ПРИНЯВШЕГО НИЖЕИЗЛОЖЕННЫЕ ПРИНЦИПЫ

 

(Предлагаемая формулировка — и здесь и далее, — это просто модель. Ее можно пересматривать и переправлять в зависимости от нужд конкретной Великой Ложи. )

 

ОСНОВНЫЕ ПРИНЦИПЫ ФРАНКМАСОНСТВА

 

· Каждый франкмасон подтверждает свою веру в Бога и в бессмертие Души.

· Франкмасон верует в то, что то, как именно он поклоняется Богу, — это его дело, и только его, а как поклоняются Богу другие франкмасоны, — это их дело, и только их. Соответственно, франкмасоны твердо верят в свободу вероисповедания.

· Франкмасонство не предлагает какого-то пути к Спасению. Каждому масону следует искать его там, где он поклоняется Богу, что Братством только поощряется и всячески одобряется.

· Поскольку религия и политика так часто вызывают раздоры между людьми, эти вопросы запрещены к обсуждению в масонской ложе.

· Франкмасонство ищет возможности свести всех людей всех вероисповеданий вместе в Братстве, основанном на взаимном уважении, чтобы совместно трудиться на благо нуждающихся.

· Если религия масона требует от него жизни, наполненной заботой и помощью людям, менее удачливым в этой жизни, франкмасонство предложит ему разнообразные способы претворения в жизнь его сострадательной страсти. В этом вопросе масонство стремится стать идеальным соратником любой нравственной религии.

· Франкмасон никогда не должен ставить свои обязанности по отношению к масонству выше своих обязанностей по отношению к своей семье, к Богу и к своей стране.

 

 

Несколько экземпляров нужно всегда держать наготове, на случай если новый масон захочет отослать отдельные экземпляры священнику или другу-не-масону, продемонстрировавшему заинтересованность данным вопросом. Если у кого-то возникнут какие бы то ни было вопросы по поводу содержащихся в карточке данных, новый брат имеет полное право на них все ответить.

Лучше всего то, что все, о чем говорится в этой части главы, может раздавать Секретарь ложи. Ложа должна чаще принимать совместные решения, поскольку в этом — корень любой масонской деятельности.

У меня есть и другие мысли о работе на уровне символической ложи, но поскольку символическая ложа так важна в масонстве вообще, мне кажется, мне лучше всего изложить их отдельно.

Общие корни масонства

Несколько членов “Святилища” жаловались мне на снижение уровня членства в Шотландском и Йоркском Уставе. “Святилище” набирает своих членов из рядов масонов 32° Шотландского Устава и Рыцарей Храма Йоркского Устава. Когда падает уровень прироста членства в Шотландском и Йоркском Уставах, снижается и уровень членства в “Святилище”, и его члены не видят в этом процессе своей личной вины.

С другой стороны, Шотландский и Йоркский Уставы привлекают своих членов из числа Мастеров каменщиков символических лож. Когда снижаются темпы прироста численности символических лож, это сказывается на членстве в Шотландском и Йоркском Уставах.

Таким образом, в интересах всех масонских организаций заботиться о здоровьи и благополучии местных символических лож. Конечно, в этом направлении наблюдается некое движение, но пока что не было найдено эффективного способа помощи им.

Необходимо рассматривать различные стороны вопроса, и в первую очередь, отношение к проблеме. Отношение это сводится, в первую очередь, к тому, что масон не может добиться степени, высшей по отношению к древней степени Мастера Каменщика, в которую его посвящают в местной ложе. Ему несколько раз повторяют, что выше степеней не существует. Трудно представить себе, что кто-нибудь полностью и совершенно понимает, почему четвертый градус не выше третьего, а тридцать второй — не “стратосферно” выше него. Причина этого в том, что масонство символической ложи зародилось в покрытой пылью древности, а практически все другие масонские системы относительно современны и их происхождение хорошо известно.

Постоянно предпринимаются попытки поддержать древнюю традицию постоянным подчеркиванием того факта, что все более новые системы ни в коем случае не являются системами “высших” градусов: их скорее называют “дополнительными”. Идея в том, что став Мастером Каменщиком, масон больше уже не “повышается”, хотя может уйти относительно далеко “в сторону”. В действительности же, я слышал от многих масонов упоминание о “высших градусах” именно с завистью и пиететом.

Однажды вечером один молодой человек, занимавший высокий пост в Йоркском Уставе, рассказывал мне о своих проблемах общения с ложами на местном уровне. “Некоторые из них, — говорил он мне, — настолько уверились в значительности и главенстве своих местных лож, что полностью удовлетворены уже статусом Мастера. Я им пытаюсь объяснить, что символическая ложа — это как пионерский лагерь, как детский сад. Надо как можно скорее ее “перерасти” и переходить в “институт”, то есть в Йоркский или Шотландский Устав”. Уж он-то точно не считает, что выше степени Мастера ничего нет.

Огромное преимущество дополнительных градусов в концентрации больших фондов и власти. В городе может быть только одна Долина Шотландского Устава и один Храм “Святилища”. У них централизованные казначейства, и они оплачивают работу своих администраторов. Обычно здания у них лучше и больше, чем у десятков символических лож в том же городе, и мероприятия они могут проводить более масштабные и зрелищные. Вступая в организации дополнительных степеней, новый Мастер встречается со многими масонами из своего города и соседних городов и сел. Очень привлекательной для него становится перспектива тратить больше времени на деятельность в этой новой для него организации, чем в символической ложе, собрания которой не так масштабны и зрелищны.

Именно это наверняка является одним из ключевых факторов снижения уровня посещаемости в символических ложах. Офицеры Великих Лож, с которыми я разговаривал, указывали, что всего 8-9 % от общего количества членов постоянно посещают собрания местных лож. Некоторые вообще выходят из них, если их дополнительные масонские организации не требуют от своих членов, чтобы те являлись одновременно “действующими членами лож на местном уровне”. А по мнению большинства, “действующий член” — это тот, кто ежегодно аккуратно отсылает в ложу чек на вступительные взносы. А собственно в деятельности ложи участия можно и не принимать.

Это положение вещей заставляет меня вспомнить об одном разговоре со священником о так называемых “рождественских христианах”, то есть тех, кто посещает только одну службу в год. Священник тогда. Помнится, сказал, что пусть уж лучше человек приходит в церковь раз в год, чем совсем не приходит. Может быть, масонам следует начать с этого? Посетить одно собрание в год?

Не думаю, что где-нибудь примут как правило одноразовое посещение в течение года, но вдруг проблему можно решить, предлагая братьям посещать только собрания, посвященные обсуждению какого-либо конкретного вопроса? Для этого можно даже назначить специальную “комиссию по чрезвычайным ситуациям” из представителей Великой Ложи и Долины Шотландского Устава определенной юрисдикции.

Раз в год Великая Ложа может провести во всех своих ложах месячник Шотландского Устава, например. В этом месяце Долина Шотландского Устава будет всячески поощрять своих членов посещать собрания местных символических лож. Поскольку статистика показывает, что 30 % масонов Шотландского Устава живут вдали от местных лож, они получат стимул приезжать почаще на их собрания в качестве посетителей (визитеров).

В первый год, по крайней мере, такая практика даст старожилам ложи возможность увидеться с братьями, которых они никогда раньше не видели. Кроме того, необходимо в ходе такого месячника обратить более пристальное внимание на оповещение о собраниях, вплоть до предупреждений о них по телефону. На самих собраниях неплохо бы ввести “давно пропащих” братьев в курс дела, что творится в ложе в настоящий момент, кто занимает офицерские должности и каковы достижения ложи за последний год и десятилетие.

Некоторые масоны Шотландского Устава смогут на таких собраниях рассказать о прошлом ложи, потому что они являются ее членами по сорок-пятьдесят лет. Они могут поговорить и о Шотландском Уставе: почему они вошли в число его членов, что они за счет этого приобрели, чем занимается их Долина. Они смогут ответить и на практические вопросы, связанные с членством в Шотландском Уставе. (Если Долины Шотландского Устава ищут кандидатов на посвящение среди Мастеров символических лож, это так и нужно делать, лицом к лицу.)

У Шотландского Устава и Великой Ложи одна общая цель — обретение новых членов. И это прекрасно! Если каждый член Шотландского Устава предложит Великой Ложе хотя бы одного кандидата раз в пять лет, масонство уже будет расти! Будут расти символические ложи, а соответственно, будут расти и дополнительные градусы! (Если хотите статистики, миллион масонов Шотландского Устава такими темпами принесут символическим ложам около двухсот тысяч новых членов в год!)

Та же концепция особого собрания символической ложи сработает и в случаях Йоркского Устава и “Святилища”. Собрания будут тем красивее и увлекательнее, если Рыцари Храма будут в мантиях, а члены “Святилища” — в фесках. Неужели один раз в год — это много?

Я задаюсь этим вопросом, потому что символические ложи обычно не получают практически никакой поддержки, кроме заявлений о поддержке из некоего высокого “далека”. Мне кажется, что настоящая поддержка — в личном участии и практической помощи. Дополнительные градусы просто должны обеспечивать символические ложи всем необходимым. (Это заявление заставит кое-кого воскликнуть: “Ладно, умник, а что необходимо символическим ложам?” И тогда я грустно повешу голову и пробормочу: “Ну, не знаю...”. Я все еще ищу ответ на этот вопрос, как и многие Великие офицеры и главы дополнительных градусов. Здесь я просто делюсь тем, что сам видел и слышал.)

Главное, о чем необходимо упомянуть, говоря о собраниях символических лож, это о том, что совершенно невозможно строить какие бы то ни было обобщения, связанные с управлением масонством. Существует пятьдесят одна Великая Ложа, а символических лож всего около тринадцати тысяч. Наверняка каждая из проблем, о которых я пишу здесь, была в свое время решена в какой-нибудь из этих многих тысяч лож. Если это так, я надеюсь, эти ложи громко и четко заявят о себе, чтобы все учились на их примере.

Когда я пытался докопаться до причин снижения посещаемости масонских собраний, я слышал чаще всего одно и то же: “Скучно, скучно, скучно, скучно!”.

Мне даже говорили, что чем реже проходят собрания, тем выше вероятность того, что на них будут присутствовать все или почти все братья, и всем или почти всем будет интересно. Раньше я уже говорил, что одна из Великих Лож испытывает программу шести собраний символической ложи в год. Другие Великие Ложи вводят летний трех- четыресмесячный перерыв в собраниях. (Нужно отметить, что в ранний период существования масонства ложи собирались только для посвящения профанов и перевода кандидатов в следующие градусы или по другим очень важным причинам, так что ни в одной древней Хартии не устанавливается предельное или среднее количество собраний в год.)

Хороший оратор практически означает — более интересное собрание, но большинство из тех, с кем я разговаривал, считают, что оратора со стороны найти не так-то просто. Они просто не принимают во внимание многие местные группы, которые ждут-не дождутся, кто бы их послушал. В этих группах даже существуют бюро официальных ораторов.

Наверняка членам ложи интересно будет послушать представителей местных департаментов полиции, шерифа, дорожной инспекции (команды ДИ просто великолепно проводят званые вечера). Ораторов могут предоставить департамент пожарной охраны или служба скорой помощи. Можно пригласить директора местной школы, который расскажет о проблемах с дисциплиной и наркотиками. Священник или проповедник может рассказать об основных принципах своей религии и обсудить их с членами ложи. Вы не поверите, насколько интересно бывает послушать представителей егерской лесной охраны, дорожного патруля, даже департамента канализации. Нет ничего плохого в том, чтобы масонская ложа побольше узнала о жизни местной общины.

Меня очень порадовало то, что Великая Ложа Пенсильвании опубликовала для своих символических лож координаты всевозможных ораторов такого рода. Это гигантский шаг в верном направлении.

Единственная проблема с ораторами “со стороны” в том, что они обычно не готовы выступать перед семью-восемью человеками. Для заявки на оратора нужно обеспечить присутствие двадцати-тридцати человек, а то и больше. Например, можно пригласить на такое собрание жен братьев и их старших детей. Даже друзей-не-масонов.

Коль скоро приглашаются жены, можно устроить и совместный ужин, но осторожно. Часто (хотя не всегда) масоны считают, что организовать совместный ужин, значит, что их жены будут готовить еду, накрывать на стол, подавать, убирать со стола и мыть посуду. Наверняка это не всем понравится. Однажды я, помнится, спросил жену, не хочет ли она сходить в ресторан. Она ответила: “Хочу”. Я спросил: “А куда?”. И то, что она ответила, многому меня научило. Она сказала: “Куда угодно, где не надо готовить и мыть посуду!”. Нужно просто нанять поваров и официантов.

Деловую часть собрания нужно насколько возможно укоротить, чтобы приглашенным гостям не пришлось слишком долго ждать. С ними можно провести краткую предварительную беседу, показать масонский видеоролик или предложить им лотерею с небольшими призами.

Что же касается самой программы, я теперь говорю как специалист, побывавший во многих ложах, больших и малых. Вне зависимости от размера зала собрания стулья необходимо переставить с таким расчетом, чтобы оратор и слушатели хорошо видели друг друга. Если братьев в зале меньше, чем стульев, неплохо было бы рассадить их поближе друг к другу или вдоль одной стены, чтобы оратор сидел или стоял напротив. (Если вы сами когда-нибудь читали своей семье рождественское предание, вы поймете, зачем. Вам бы понравилось, если бы во время этого чтения все члены вашей семьи расселись вокруг вас?) Чем ближе оратор будет к слушателям, тем приятнее ему будет.

В очень большом зале, мне кажется, необходима система громкоговорителей и микрофонов, чтобы оратор не думал, как громко ему следует говорить или сколько он сумеет протянуть, пока не охрипнет. Любой зал следует приспособить к нуждам оратора. Слух о таких залах разносится быстро.

Еще один способ сделать масонские собрания более интересными — это лишний раз проверить самих себя. Это называется “масонский форум” или просто “встреча”. Это отличный новый подход, при котором члены ложи сами принимают участие в организации “развлечения”. Обычно это десяти-пятнадцатиминутное выступление одного из братьев по той или иной теме, за которым следует дискуссия за круглым столом. Она будет более эффективной, если председательствовать будет хороший организатор, который проследит за тем, чтобы все присутствующие высказали свое мнение. В любой группе всегда есть те, кого не нужно долго просить высказаться по любому поводу. Главное же — научить высказываться тех, кто обычно отмалчивается. Как бы тихо они ни сидели поначалу, иногда бывает просто удивительно, насколько уравновешенные, интересные суждения они высказывают, как глубоко проникают в суть обсуждаемого вопроса. И их самих радует то, что их мнением интересуются и нуждаются в нем. (Даже недопонимание — это пища для размышлений... и обсуждения.)

Открытый форум с приглашенными на него женщинами может стать настоящим откровением, если заставить их разговориться. У некоторых из них есть четко определенные мнения по самым различным вопросам — я сам удивился, услышав, насколько интересными они бывают, — и наверняка им понравится, если у них появиться возможность, поделиться с другими тем, что их волнует, что им нравится, а что — нет.

Ради повышения уровня посещаемости стоит потрудиться. Попытайтесь привлечь внимание к тому, что станет действительно необычным собранием. Позвоните его участникам, разошлите приглашения. Скажите давно отсутствующим братьям, что другие скучают по ним и мечтают встретиться. И что важнее всего, заставьте всех почувствовать, что их рады видеть!

Установите цели работы на текущий год. Франкмасонство будет расти, и расти постоянно и быстро, если каждая ложа привлечет по шесть новых членов на каждую сотню постоянных членов в год. Однако эту цель практически невозможно выполнить, если бремя привлечения новых членов год за годом всей тяжестью падает на плечи лишь восьми-девяти из этой сотни постоянных членов. Те, кто не посещает собрания, также должны принять в этом участие, пусть только по телефону или по почте.

Перепишите сыновей и внуков членов ложи с указанием в списке возраста. Это золотая жила новых членов ложи, если следить и ухаживать за ней. Посылайте им открытки на день рождения. Включайте в планы работы мероприятия для мальчиков или для всей семьи.

Нужно также тщательно планировать и интересно проводить масонские дружеские встречи, чтобы они также не превратились в скучную обязаловку. Очень помогают видеофильмы. Их много и они доступны повсюду: просто поспрашивайте. Один из самых лучших из тех, что я видел, очень короткий, всего пятнадцать минут, снят Великой Ложей Массачуссетса. Лучший полнометражный фильм, идущий около часа, — это “Невидимое путешествие”, снятый Великой Ложей Иллинойса. Там есть все: симфонический оркестр, разыгранные актерами костюмные церемонии, фрагменты фильма “Человек, который мог стать королем” с Шоном Коннери и Майклом Кейном в главных ролях, фотографии братьев ложи Баннака, Монтана, превратившихся в народных дружинников, избавивших свой город на золотом прииске от беглых каторжников и прочих бандитов. Еще одну документальную передачу, снятую по заказу Южной юрисдикции Шотландского Устава, ведет Эрнест Боргнин. Она называется “На крыльях слов”.

Истина в том, что отдельным ложам трудно помочь, если они не определили, какая помощь им нужна и не готовы ее принять. Подумайте об этом, поговорите, все проанализируйте, что-то предложите, опять обсудите, только поподробнее. Поделитесь своими предложениями (и своими успехами!) с офицерами своего района и с Великой Ложей.

Сейчас много говорят о том, как помочь символическим ложам привлечь новых членов и сохранить “старых”. Уже действуют несколько программ. Однако ясно, что не существует иного способа получить скорейшую и наиболее эффективную помощь символической ложе, кроме древнего правила: “Помоги себе сам!”. Кроме того, помощь, которую ложа оказывает сама себе — самая надежная и наверняка самая приятная.

“Ибо тот угоден Богу, кто дает с радостью...”

Однажды вечером я участвовал в обычной радиопередаче в Сан-Антонио, штат Техас. В студии раздавались обычные звонки, как “за” масонство, так и “против” него. После пары ругательных звонков в эфир пробилась одна женщина и начала со следующего: “Вы представить себе не можете, как меня злят все эти помои, которые выливают на масонов!”. А потом она рассказала о себе.

Еще маленькой девочкой, живя в Айдахо во время Второй мировой войны, она постоянно болела и очень от этого страдала. И наконец у нее нашли редкое и опасное сердечное заболевание. Ей необходима была операция, но поскольку большинство врачей в то время были на службе, эту операцию могли провести только в двух больницах, одна из них была в Калифорнии, а вторая — в Энн Арбор, штат Мичиган.

Мичиганские врачи поместили девочку в свою больницу, но предупредили ее лечащего врача о том, что в военное время он не может рассчитывать на донорскую кровь. Семья девочки сама должна была предоставить больнице восемнадцать пинт крови ее группы. Местные больницы и банки крови отказали. Родители девочки были в отчаянии.

Когда ее дед приехал к ним в воскресенье на ужин и увидел, какая атмосфера царит за воскресным столом, он спросил, почему это все такие грустные. Девочка объяснила ему, что ей никто не дает донорской крови. “И тогда, — сказала женщина, — дедушка обнял меня и сказал:

— Не волнуйся, милая. Это я беру на себя.”

Отец девочки очень рассердился и обругал дедушку за то, что тот обнадеживает больного ребенка обещаниями, которых, как он сам знает, не сможет сдержать. Дедушка ничего не ответил, просто надел пальто и ушел.

А через пару недель дедушка снова приехал к ним с сообщением, что кровь готова “и еще пара пинт, для ровного счета”. Отец девочки, чуть не лишившись речи от удивления, спросил, как деду удалось то, чего не могли сделать больничные врачи. И дед объяснил, что он просто поговорил с братьями своей масонской ложи. Те, в свою очередь, поговорили с братьями других лож, связались с Великой Ложей... Одни пообещали другим, те — третьим, и все сдержали слово. Девочка отправилась в больницу Энн Арбор, и операция прошла успешно. Вскоре девочка уже бегала и играла с подругами. А когда она выросла, она позвонила в эту студию и закончила свою историю словами: “Это было почти пятьдесят лет тому назад, и с тех пор я каждый вечер молюсь за франкмасонов. Если бы эти люди не сделали тогда невозможного ради ребенка, которого никогда в жизни не видели, я бы вам сейчас не звонила!”.

Как еще выразить дух масонского самопожертвования?! Изменилась вся атмосфера передачи, а также тон всех последующих звонков. Маловероятно, что общественность не поднимет масонов на щит за их милосердие, но к сожалению, она так мало о нем знает.

Во-первых, с детства мы учимся тому, что добро нужно делать тихо, не крича об этом. Добрые деяния теряют, по крайней мере, часть своей цены, если ими хвастаться или, еще того хуже, попрекать. Сегодня это понимание добрых деяний претерпело значительные изменения, по мере того, как страховые компании, биржи труда, больницы и даже религиозные организации учреждают отделы по связям с общественностью. Они хотят, чтобы мир видел, какие добрые дела они делают, поскольку эта реклама помогает им увеличить количество членов и пожертвований. Возможно, масонам следует присоединиться к общей современной тенденции развития благотворительности. Им есть, о чем рассказать.

Недавно Великий Секретарь Великой Ложи Пенсильвании решил отдохнуть пару часов в субботу вечером и послушать футбольный репортаж. Его отдых был прерван междугородным телефонным звонком из Техаса. Звонившая пояснила, что она представляет Общество Женской Взаимопомощи. К ним за помощью обратилась девушка, которая не могла связаться с сестрой в маленьком городке в Нью Джерси. Ее сестра заболела, и ее нужно было доставить обратно в Техас. Единственное, что она знала о местоположении городка, это то, что ближайший к нему аэропорт был в Филадельфии. Общество Женской Взаимопомощи посадило эту девушку на самолет, который через час приземлится в Филадельфии. Но куда ехать дальше, она не знает.

Сотрудница Общества очень хотела помочь, но не знала, как и с чего начать. Она просто ухватилась за соломинку: девушка в разговоре упомянула о том, что “папа был масоном”. Сотрудница позвонила в Великую Ложу Техаса, и там ей дали телефон Великой Ложи Пенсильвании. К счастью, в Храме Великой Ложи кто-то был в тот момент, и он дал ей телефон Великого Секретаря. Теперь, не поможет ли он дочери масона?

Великий Секретарь, живший в Филадельфии, не переадресовал ее другому и сам не стал искать, кого бы занять этим делом. Он сам поехал в аэропорт и несколько часов провел там в ожидании и поисках неизвестной девушки из Техаса. Через брата-масона, работавшего в службе безопасности аэропорта он выяснил, что это за городок, в котором находится ее сестра. Поскольку общественный транспорт туда не ходил, он сам отвез ее к сестре. По дороге девушка рассказала ему, что хочет взять на прокат грузовик, чтобы перевезти сестру в Техас, вместе с мебелью и прочим скарбом. Отъезжать она решила на следующее утро.

Приехав к заболевшей, Великий Секретарь принялся названивать братьям. Ему повезло, и его коллега из Великой Ложи Делавара оказался дома. Он тут же пообещал прислать назавтра четверых братьев, которые помогут девушке взять напрокат грузовик и погрузить на него свои вещи.

Позаботившись об этом, Великий Секретарь отправился в ближайший магазин и привез оттуда картонных коробок, в которые помог сестрам запаковать их белье, посуду, фарфор и прочее. Закончили они в три часа ночи, и он отправился домой, в Филадельфию, усталый, но довольный.

Как и было обещано, наутро у двери дома сестер появились четверо братьев делаварской ложи, которые помогли арендовать грузовик и погрузить мебель и остальные вещи. Когда же грузовик отъехал, они еще долго стояли у дороги, улыбаясь и махая руками на прощание, пока две девушки, во исполнение своих молитв, спокойно ехали домой, в Техас.

Здесь были задействованы три масонские Великие Ложи из разных уголков страны; пятеро масонов, ни секунды не раздумывая, пожертвовали своими выходными, чтобы помочь людям, попавшим в беду. Они пожертвовали своим временем и своими деньгами добровольно, только лишь из желания помочь. Получили эту помощь две дочери техасского масона, которых они никогда до этих пор не видели и, скорее всего, больше никогда и не увидят. За свое сострадание они и не могли надеяться получить какую бы то ни было награду. Кое-кто может прочитать это все и удивленно нахмуриться, не понимая, зачем же эти люди сделали то, что сделали. Гарантирую, этот удивленный читатель никогда не поймет, что такое франкмасонство.

Наверное, кто-то видел этих четверых людей, грузящих вещи в грузовик в воскресенье утром и мысленно пожурил их, что они не в церкви. А по-моему, они как раз этим и служили Господу. (“И что сделал меньшому моему брату, сделал то и мне”.)

И таких рассказов о масонском милосердии не счесть.

Иногда в нем принимает участие вся ложа, например, помогая вдове и детям покойного брата или проводя рождественские вечера. Братья одной ложи заметили, что дворик соседнего со зданием ложи дома престарелых выглядит как-то голо, и целый день в полном составе засаживали его деревцами. Одна калифорнийская ложа сама купила строительные материалы, инструменты и своими силами в свободное от работы время починила, обновила и снабдила автоматической системы охраны дом пожилой четы, не имеющей для этого собственных средств. Другая ложа взяла на себя устройство обеда, игр и лотерей для пикника в пользу слепых от рождения в местной школе.

Благотворительные акции на государственном уровне — на уровне пятидесяти одной Великой Ложи — снабжены гораздо бóльшими ресурсами, чем у отдельных лож. На территории юрисдикций более чем двух третей Великих Лож находятся дома престарелых для пожилых масонов и их жен или вдов, а также сиротские дома для детей, которые могут вообще никак не быть связаны с масонами. Поддержкой Великих Лож пользуются также программы лечения алкоголиков и наркоманов. Во многих Великих Ложах проводятся и другие благотворительные акции, например, поддержка Олимпиады Инвалидов, дорожный патруль “Долой мусор!”, благотворительные обеды для бедных на Рождество и День Благодарения.

Все “дополнительные” масонские организации принимают участие в благотворительности, зачастую помогая тем, кому, не будь масонов, просто не к кому было бы обратиться. Рыцари Храма Йоркского Устава поддерживают Тамплиерский Глазной Фонд, который помогает в лечении глаз как молодым, так и пожилым, особенно если у них ограниченны средства и расходы по лечению не охвачены страховкой. Здесь детям делают операции, не только улучшающие зрение, но и избавляющие их от таких пороков, как косоглазие, например, которое так часто вызывает насмешки со стороны глупых одноклассников. Пожилым людям делают операции на катаракте и других глазных заболеваниях старения, которые могут привести к слепоте, если их не лечить. В программе обеспечения населения очками и контактными линзами могут принять участие просто все и каждый.

Меньшие дополнительные масонские организации создают свои собственные программы помощи нуждающимся. “Гроты” Северной Америки заполняют такую важную в наше время социальную нишу, как зубоврачебная помощь детям-инвалидам, семьи которых не могут позволить себе еще и эти больничные расходы. Первая проблема здесь появляется, когда зубной врач говорит: “Ну что же, открывайте ротик пошире...”. Нормальные дети реагируют немедленно, а ребенок-инвалид может этого не сделать по многим причинам. Иногда у ребенка нарушено строение нижней челюсти. Для успешного лечения детей-инвалидов необходимы специальные знания, а иногда — очень часто — специальное оборудование. И таких специалистов можно пригласить к себе через “гроты” Иллинойса, Огайо и многих других юрисдикций.

“Высокие Кедры Ливана” принимают наибольшее участие в программах помощи детям, страдающим от мышечной дистрофии. За последнее десятилетие они пожертвовали более полумиллиона долларов “Национальному Комитету по Мышечной Дистрофии”. Они назначают целевые премии для врачей, работающих в этой области, а также стипендии для студентов-медиков. Однако эта их деятельность носит гораздо более личностный характер, чем просто подписывание и рассылка чеков. С помощью программ индивидуального посещения, больничных визитов и устройства рождественских и других праздничных вечеров они хотя бы немного облегчают жизнь детям, томящимся в своей таинственной физической тюрьме.

Шотландский Устав принял в свои объятия более миллиона масонов в одних только Соединенных Штатах. Вся система данного послушания разделена на две юрисдикции, каждую из которых возглавляет Верховный Совет 33-го градуса. Северная юрисдикция со штаб-квартирой в Лексингтоне, штат Массачуссетс, охватывает пятнадцать северо-восточных штатов, и около четырехсот тысяч членов. Южная юрисдикция, со штаб-квартирой в Вашингтоне, округ Колумбия, охватывает тридцать пять штатов и около полумиллиона членов.

Особенно выделяются среди множества прекрасных примеров благотворительности Южной юрисдикции Шотландского Устава две прекраснейшие и отлично оборудованные больницы: Техасская Детская Больница Шотландского Устава в Далласе и Детский Медицинский Центр Шотландского Устава в Атланте. Последний — это просто поразительное учреждение, которое, говорят, вдохновило руководителей “Святилища” на его больничные программы. Долины Шотландского Устава штатов Алабама и Теннесси финансируют программу обеспечения всех школьников новыми ботинками и носками. Одна только Долина Ноксвилла поставила в местные школы около ста сорока тысяч пар новой детской обуви.

Практически каждому известен, по крайней мере, один ребенок, который ну просто никак не может научиться читать и писать. Учителя и даже иногда родители считают их умственно отсталыми или “тугодумами”. Еще труднее жить ребенку, не овладевшему навыками устной речи, настолько не овладевшему, что для него практически невыполнимый труд — произнести хотя бы одно связное предложение. Дети, страдающие этим расстройством, страдают со временем все больше и больше, потому что никто не понимает, что им нужно и что они хотят сказать. Эти страдания могут со временем привести к настоящим эмоциональным взрывам, к насилию, когда ребенок швыряет все, что в состоянии поднять, и бьет все, до чего в состоянии дотянуться. Взрывы эти сопровождаются плачем и криком, которые раздражают окружающих. Все чаще эти дети на всю жизнь получают ярлык “эмоционально неуравновешенный” или “психически нездоров”.

Около двадцати лет назад несколько масонов Шотландского Устава из Колорадо вдохновились идеей создания и снабжения всем необходимым клиники для жертв данного расстройства развития. Эта клиника заполнила общественную нишу, которую отчаянно необходимо было заполнить, и сама идея с распростертыми объятиями была принята Южной юрисдикцией Шотландского Устава. Теперь от побережья до побережья и от мексиканской до канадской границы таких больниц более сотни. Одна — даже на Аляске.

Некоторыми больницами руководят местные Долины Шотландского Устава, которые также обеспечивают их хорошо обученным персоналом; другие больницы находятся под эгидой местных Центров здравоохранения, а Долины Шотландского Устава “только” финансируют их. В каждой больнице работают специалисты профессионалы, включая патологов и терапевтов. Процедурные снабжены односторонними зеркалами, чтобы родители, сидя в соседней комнате, могли наблюдать за процедурами и продолжить их дома. Масоны Шотландского Устава на добровольных началах помогают в перевозке, конторской работе и просто делают то, что нужно в данный момент.

Ничего удивительного нет в том, что глядя на эту развитие этих центров, масоны Шотландского Устава Северной юрисдикции не могут не признать их значение и роль. Кто-то из них принял решение организовать уже в своей юрисдикции Центры Детских Расстройств Речи, причем, с полного благословения масонов Южной юрисдикции, так что скоро в каждом штате появится по центру лечения от афазии и дислексии.

Более шестидесяти лет главным направлением благотворительности Северной юрисдикции Шотландского Устава были капиталовложения в изучение причин и возможностей лечения шизофрении. Этот разрушительный психоз — самое широко распространенное и страшное психическое заболевание наших дней. Постоянная поддержка включает в себя миллионы и миллионы долларов, вкладываемых в исследовательские общества и стипендии и займы для отдельных ученых из ведущих медицинских университетов и колледжей.

Лучше всего из всех масонских благотворительных предприятий общественности наверняка известны больницы “Святилища”: девятнадцать больниц для детей-инвалидов и три Ожоговых Института “Святилища” для детей с ожогами второй-четвертой степеней. Поразительнее всего в этих больницах — в свете нынешнего головокружительного взлета цен на лечение — то, что в них нет отдела оплаты. Помощь опытных врачей и медсестер больные получают здесь совершенно даром. Кроме того, они не получают поддержки от страховых фондов или правительства. Финансирование больниц является продуктом специальных мероприятий по сбору “Святилищем” пожертвований, членских взносов и ренты с существенного начального банковского капитала.

От побережья до побережья, а также в Гонолулу, Мехико и Монреале функционируют девятнадцать ортопедических больниц для детей-инвалидов. Они специализируются на лечении детей, страдающих от врожденных и благоприобретенных болезней позвоночника, костей и суставов. Также бесплатно детям предоставляются протезы, инвалидные коляски и прочее необходимое оборудование.

Три Ожоговых Центра “Святилища” успешно работают в Цинциннати, Бостоне и Галвертоне. Многие считают их лучшими в мире центрами для лечения маленьких пациентов, которых бесплатно привозят сюда отовсюду, вне зависимости от расстояния.

Большинство детей с ожогами привозят в Центры “Святилища” сразу после несчастного случая, но некоторых — после лечения в других больницах. Несмотря на то, что там их выписали с диагнозом “здоров”, они не в состоянии пользоваться конечностями, а потому им необходима коррективная операция. Еще у некоторых открылись после операции деформации, поэтому они приезжают в центры для пластической или восстановительной операции.

Бесплатное обслуживание включает в себя далеко не только операции и послеоперационное лечение, но и перевозку в Центр и из Центра и для детей, и для их родителей. Если последние не могут сами оплатить гостиницу, им оплачивают и эти расходы на все время лечения ребенка. Я уже не говорю опять о бесплатных протезах, инвалидных колясках, костылях и обучении пользоваться всем этим. Позаботились члены “Святилища” и о физио- и психотерапии.



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-07; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.236.118.225 (0.02 с.)