Билет 9. Сложение Монгольской империи. Монгольское завоевание Китая. Монголы в Китае. Их экономическая политика. Елюй Чуцай.



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Билет 9. Сложение Монгольской империи. Монгольское завоевание Китая. Монголы в Китае. Их экономическая политика. Елюй Чуцай.



Монголы появились на северных границах Китая в начале 13 века. Занимались скотоводством, из шерсти собак делался строительный материал для юрт, из кожи — обувь. Первоначально соблюдались традиции родовой общины. С разложением рода в ходе длительной борьбы складывались племенные союзы, во главе которых стояли наследственные правители. Среди глав особенно возвысился Есугэй-батур. Его преемником стал его сын Темучин. В 1206г Темучин был провозглашен всемонгольским правителем под именем Чингис-хана. Он сразу же начал завоевательные походы. Они начались с Западного Ся. В 1229г монголы направились к югу от Великой китайской стены на территории чжурчжэней. Война продолжалась 5 лет и закончилась полным разгромом чжурчжэньского царства. С 1257г монголы наступали на Южносунскую империю с разных сторон. Однако столицу удалось взять лишь в 1276г. В 1280 монголы разгромили остатки китайских войск.

Китай вошел в состав Монгольской империи. Монгольские правители дали ей название Юань. Монголы перенесли свою столицу в Пекин. Из-за разрушительной войны население Китая сократилось в 10 раз. Экономика пришла в упадок, опустели поля и города. В первое время монголы хотели истребить весь китайский народ и сделать на месте городов пастбища. Но советник Чингис-хана Елюй Чуцай убедил его, что традиционные китайские методы управления поддаными могут дать выгоды ханскому двору.

Юаньское правительство делило население на 4 категории по этническому и религиозному принципам:

административная верхушка монголов, которая управляла жизнью и смертью всего населения.

Люди разных рас — иностранцы

3. китайцы-северяне, кидани, чжурчжэни, корейцы

4. китайцы-южане (низший вид)

Население подвергалось всевозможным ограничениям. Людям было запрещено выходить из домов ночью, собираться группами, изучать иностранные языки и военное дело.

Монголы взяли на вооружение китайскую модель развития об-ва, традиционные представления о сущности власти императора, центролизованность управления. Были созданы 15 ведомств, обслуживающих потребности императорского дворца и столицы. Кабинет министров с шестью ведомствами при нем стал главным органом управления. Основа могущества монголов заключалась в военной области.

Для контроля за пределами столицы там создавались центры управления. Под управлением центрального правительства оставался лишь Пекин.

Монголы постепенно приобщались к китайской системе экзаменов, постепенно утвердили свою власть. Однако хар-р общения двух культур складывался не всегда хорошо. Монгольские и китайские власти были в сложных отношениях. В 1291г издают приказ об учреждении публичных школ и академий, определявший принципы набора персонала и его продвижения по служебной лестнице. Монголы с трудом привыкали к непривычной для них культурной среде и политическим традициям. Начиная с 1315г началось регулярное проведение экзаменов ( по конфуцианским канонам и медецине).

Пытаясь представить себя в кач-ве законных правителей — наследников, монголы много внимания уделяли составлению официальных династийных историй. Монгольская политика являлась своего рода компромиссом, уступкой.

Было создана налоговое управление в провинциях, проводились переписи населения. Монгольская знать распоряжалась севером и центром Китая. Политика завоевателей способствовала разорению слабых хоз-в, захватам земель. В ходе покорения исконное население оказалось в положении невольников, чей труд в сельском и домашнем хоз-ве был рабским. Тяжелыми поборами облагались цеховые ремесленники, купцы и их организации также облагались тяжелой податью и платили пошлины. Финансовая политика монголов ухудшила жизнь всех слоев населения. Китайцы, служившие Хубилаю, поднимали мятежи. Преемники Хубилая со временем были вынуждены пойти на сотрудничество с господствующим классом Китая и заполнить учреждения чиновниками из ханьцев.

Билет 10: Антимонгольское восстание «красных войск». Чжу Юаньчжан. Экономические мероприятия в начале правления династии Мин. Государственная организация империи Мин. Ее судебная система. Минские уделы. Переворот Чжу Ди. Внешняя политика, внешние связи и войны империи Мин. Чжэн Хэ. «Закрытие» страны.

К середине 14 века империя Юань пришла в полный упадок. Политика властей разрушительно действовала на жизнь города и населения. Обстановка в стране накалилась. Юаньские власти даже запретили народу хранить оружие. При дворе был разработан план истребления большей части китайцев.

Среди тайных учений особенно получило распространение идея о пришествии «Будды будущего» - Майтрейи. Тайное буддийское общество Белого лотоса призывало к борьбе к захватчиками и сформировало «красные войска». В 1351г восстание приняло массовый хар-х. Движение было направленно на свержение ига и власти Юань. Восстание охватило весь север страны. В 1355г командование войсками принял Чжу Юаньчжан. В 1363г повстанцы понесли большие потери, оставшаяся часть армии присоединилась к Чжу Юаньчжану. Антимонгольское движение в Центральном Китае продолжало крепнуть. Чжу Юаньчжан основался в Нанкине. Одержав там победу, отправился на Пекин, который занял в 1368. последний потомок Чингис-хана бежал на север. Чжу Юаньчжан был провозглашен в Нанкине императором новой династии Мин. Он еще около 20 лет отвоевывал остатки страны. В период монгольского господства хозяйство Китая было истощено и разорено, обширные районы серьезно пострадали также в ходе длительном освободительной войны. Экономические трудности мешали завершить объединение страны. Упрочение позиций Минской династии было невозможным без поднятия экономики. Строя свой режим на прежней феодальной основе, новые правители не могли игнорировать тот факт, что они поднялись к власти на гребне мощной волны народного движения. Это нашло отражение в ряде экономических мероприятий императора. Его указы упраздняли наиболее тяжелые формы эксплуатации населения, получившие распространение при монгольском господстве. Были освобождены многие категории рабов, строго запрещалась частная работорговля. Новая династия подтвердила традиционное деление земель в стране на государственные и частные. Этот правопорядок был использован прежде всего для воссоздания земельных фондов государства. В распоряжение минского правительства постепенно перешли огромные земельные площади. Произошло довольно широкое перераспределение земли в пользу государства; размеры казенных земельных фондов значительно возросли. Опираясь на эту экономическую базу, Чжу Юань-чжан и проводил все последующие хозяйственные мероприятия. Занятые в годы восстания земли были в законодательном порядке закреплены за теми, кто их обрабатывал. Разрешался также дальнейший переход заброшенных полей в руки непосредственных производителей. Крестьяне, начавшие обработку залежных участков, на три года освобождались от налогов и повинностей. Одновременно минское правительство стало переселять потерявших пристанище людей и малоземельных крестьян из населенных районов в менее освоенные местности и выдавать переселенцам участки целины. Поднимающие новь временно освобождались от уплаты налогов; кроме того, казна нередко оказывала им помощь семенами, рабочим скотом. Наделение земельными участками производилось на основе подушного принципа, что имело целью обеспечить для казны возможно большее число налогоплательщиков. В интересах охраны государственной земельной собственности правительство до конца XIV в. сдерживало рост крупных частных владений на осваиваемых землях. Пожалование казенных полей в собственность феодалам было в начале правления Мин сравнительно редким явлением. Ограничивался также переход свободных крестьян в частную зависимость. В годы правления первого минского императора заметно увеличилась и окрепла прослойка крестьян — владельцев и держателей государственной земли.

Проводимый минской властью курс «поощрения крестьянского производства» создал благоприятные условия для возрождения сельского хозяйства. Вслед за восстановлением старых посевных площадей началось довольно быстрое расширение их за счет освоения целины. Только за первую половину царствования Чжу Юань-чжана прирост обрабатываемых земель в империи составил около 1,8 млн. цинов, т. е. более 20%. Вследствие значительного по тому времени увеличения запашек и улучшения положения крестьянских хозяйств в стране стал расти сбор зерна, чему способствовали также успехи в развитии ирригации. В последние годы XIV столетия общий урожай зерновых культур был уже почти втрое больше, чем в конце правления Юаньской династии, и составлял около 33 млн. даней. Увеличивалось также производство крестьянами шелковой нити и конопляного волокна, расширялись посевы хлопчатника, посадки огородных культур и фруктовых деревьев. Восстанавливались торговля и ремесла в городах. Чжу Юань-чжан принял ряд мер, которые отвечали интересам активно участвовавших в антимонгольской борьбе горожан. Освобождение рабов, отмена непомерно тяжелых поборов и повинностей облегчили положение ремесленников, повысили их заинтересованность в производстве. Были снижены налоги и на торговцев, которые получили право беспрепятственно перевозить свои товары по стране при условии выплаты умеренной пошлины. Экономические мероприятия начала правления династии Мин осуществлялись в обстановке победы антимонгольской освободительной войны; в ее ходе народные массы добились некоторого снижения уровня их эксплуатации господствующим классом. Передавая крестьянам часть освободившейся и целинной земли, Чжу Юань-чжан в то же время позаботился об усилении их зависимости от государства. Повсеместно восстанавливалось поземельное и подушное обложение, которое по-прежнему основывалось на строгом учете населения и обрабатываемых полей. Для восстановления этого учета, дезорганизованного длительными внутренними войнами, в 1370 г. была проведена всеимперская перепись населения. Составленные в итоге подворные списки (так называемый Желтый реестр) впоследствии регулярно пересматривались и уточнялись через каждые 10 лет. В 1387 г. минский двор произвел опись всех государственных и частных земель для создания единого поземельного кадастра. Этот кадастр получил название Рыбьечешуйчатого — содержавшиеся в нем земельные карты с сетью межевых линий зарегистрированных участков напоминали изображение чешуи рыбы. Желтый реестр и Рыбьечешуйчатый кадастр стали важнейшими официальными документами, на основании которых осуществлялось обложение тяглых и фактическое прикрепление их к земле. Крупнейшая прослойка господствующего класса — многочисленное чиновничество было освобождено от повинностей и состояло на содержании казны, получая натуральное и денежное жалованье или должностные земельные наделы.

Империя Мин сохраняла типичные черты китайской феодальной деспотии. Император, как и прежде, являлся неограниченным владыкой. Столичная администрация по своей структуре первоначально полностью повторяла образцы предшествующих феодальных династий. Высшим исполнительным органом была назначаемая императором «Верховная палата». Ее глава, первый министр осуществлял повседневное руководство нижестоящими звеньями государственного аппарата. «Верховная палата» непосредственно направляла деятельность традиционных шести ведомств. Отдельно от этих органов стояла особая палата цензоров, надзиравшая за работой столичных и местных чиновников. Провинциальная власть в первые годы Мин была построена по принципу единоначалия. Губернаторы имели широкие полномочия, делавшие их почти самостоятельными правителями.

Унаследовав традиционные формы управления, Минская династия попыталась преодолеть в них те изъяны, которые мешали упрочению ее власти. Чжу Юань-чжан повел решительную борьбу против злоупотреблений чиновников. Особенно суровые наказания были установлены за взятки. Становление империи Мин происходило в сложной политической обстановке. Свергнутая Юаньская династия имела еще много приверженцев не только среди изгнанной за пределы Китая монгольской знати, но и внутри страны, среди китайских феодалов. Чжу Юань-чжан, привлекая к себе влиятельных феодалов, в том числе бывших юаньских бюрократов, и ища их поддержки, в то же время относился к ним с известным недоверием. Опасаясь измены и сепаратизма, он стремился обеспечить надежный контроль за действиями подчиненных, максимально усилить централизацию государственной власти.

С этой целью в 1376 г. была проведена реформа провинциального управления. Вместо всевластных губернаторов в каждой провинции устанавливались три высших должности: гражданского и военного губернаторов и провинциального судьи, независимых друг от друга и подчиняющихся только столичным органам. Такое разделение власти ослабляло самостоятельность местной администрации и облегчало контроль. Дальнейшая централизация была ускорена в связи с раскрытием в 1380 г. крупного антиминского заговора среди чиновничества, корни которого уходили в Монголию. Организатором заговора был глава «Верховной палаты», канцлер Ху Вэй-юн. Жестоко расправляясь с изменниками, Чжу Юань-чжан одновременно осуществил серьезную перестройку центральных органов управления. Он упразднил пост канцлера, а затем вообще ликвидировал «Верховную палату». Функции этого органа, восстановление которого впредь было строго запрещено, отныне переходили лично к императору.

Активную роль в процессе централизации системы управления сыграла конфуцианская идеология. Известные конфуцианские ученые, знатоки древних книг, с самого начала формулировали основные принципы политики минского двора.

Явным противоречием централизаторскому началу в деятельности Чжу Юань-чжана было создание им института «удельных» князей из сыновей и внуков императора, насчитывавших к концу его царствования несколько десятков человек. За каждым из них с рождения закреплялся «удел». По достижении совершеннолетия князья переезжали туда на жительство, получая часть местных налоговых поступлений.

Минские «уделы» в отличие от европейских являлись условным пожалованием без права гражданской и судебной власти. Однако «удельным» князьям были даны значительные военные полномочия. При их резиденциях-ставках учреждался штат придворных и охранные войска. Эти резиденции становились подобием императорского двора. Еще при жизни Чжу Юань-чжана многочисленные принцы крови стали плести интриги друг против друга и повели скрытую борьбу за наследование престола. Лишь суровый нрав основателя династии удерживал его отпрысков от открытых распрей и междоусобиц.

После смерти Чжу Юань-чжана группа придворных, минуя сыновей императора, возвела на престол его внука Хой-ди. Молодой император вместе с частью сановников решил ликвидировать княжеские «уделы». В ответ осенью 1399 г. один из наиболее влиятельных князей, Чжу Ди, поднял мятеж против нового государя.

Чжу Ди был четвертым сыном Чжу Юань-чжана. Его «удел» находился на севере страны с резиденцией в Пекине. Сам он приобрел солидный военный опыт и влияние в пограничных войсках, неоднократно участвуя в походах против монголов. Возглавив мятеж, Чжу Ди двинулся из своей базы на юг, на столицу империи. В четырехлетней войне против армии императорского двора он одержал победу. В 1403 г. его войска взяли Наньцзин. Император Хой-ди бесследно исчез во время штурма города; Чжу Ди провозгласил себя императором под девизом Юнлэ (1403—1424). Утвердив свою власть и сделав столицей сначала Наньцзин, а затем, с 1421 г.,— Пекин, он восстановил в стране режим политической централизации.

Внешняя политика:

Предотвращение нового монгольского завоевания Китая. Обострение отношений с державой Тимура. Контакты с европейцами.

Первая половина правления минской династии была отмечена энергичной внешней политикой, свидетельствовавшей о том, что китайская держава стремится утвердить себя как истинный центр мировой цивилизации, не ограничиваясь той ее частью, которая традиционно была объектом китайской экспансии.

В 1381 году Минская империя сумела отвоевать в Юньнани обширные земли на юго-западе. В этих районах Минская империя осуществляла политику двойной администрации: области, где китайское население преобладало, управлялись по минским законам и обычаям, области, где большинство населения принадлежало по крови к местным племенам, управлялось по местным обычаям, в то время как племенные вожди клялись соблюдать порядок и выплачивать дань в обмен на то, что их снабжали китайскими товарами.

Вместе с тем основной задачей империи Мин в то время было предотвращение нового монгольского завоевания. Достаточно успешные бои с монголами почти беспрерывно велись вплоть до 1388гг.

Первоначально усилия правящей династии были сосредоточены на решении задачи полного изгнания из страны монгольских завоевателей. В первые десятилетия XVI в. Китай перешел к наступательным операциям против кочевников. Важную роль в обеспечении безопасности северо-западных границ империи сыграла победа полумиллионной китайской армии в сражении на р. Толе (1410). Успешные для китайских войск военные операции против кочевников продолжались и позднее, однако к середине XVI в. в результате усиления кочевых государств и ослабления империи, ситуация резко изменилась. Свидетельством тому была катастрофа 1449 г., когда китайская армия была разгромлена, а император попал в руки предводителя западных монголов-ойратов Эсена. В этот критический момент с большим трудом удалось отстоять столицу империи. С этого времени именно защита страны от экспансии с северо-запада, т.е. основное традиционное направление внешней политики, выходит на первый план.

Помимо монголов опасным противником Китая с первых лет правления Мин стали японские пираты. Уже в 1369 г. их многочисленные флотилии совершили крупные нападения на приморские районы Шаньдуна. Вскоре опустошительным набегам этих морских разбойников стала подвергаться юго-восточная провинция Чжэцзян, а затем и все морское побережье.

В начале XV в. Китай оказался перед угрозой вторжения со стороны могущественной державы Тимура. Однако поход завоевателей был остановлен в связи со смертью Тимура в 1405 г.

В это же время Китай предпринял вторжение во Вьетнам. Император Чжу Ди в 1407 г. направил туда большую армию, которой удалось завоевать страну. Однако в результате упорного сопротивления вьетнамцев минскому двору пришлось отказаться от своих планов и признать национальное правление во Вьетнаме в обмен на согласие установить с Китаем вассальные отношения (1431).

Развитие феодальной экономики Минской империи вызывало потребность расширения ее внешней торговли. В период между 1405 и 1433 гг. было организовано семь экспедиций в страны Юго-Восточной и Южной Азии. Перед ними были поставлены широкие задачи: осуществление географических открытий, изучение дальних стран, установление политических контактов и возможное включение этих государств в сферу влияния китайской империи. Во главе флотилий в 1405 был поставлен Чжэн Хэ. Непосредственным мотивом, приведшим к Чжэн Хэ организации первой экспедиции, явилось стремление китайских властей найти возможных союзников в борьбе против Тамерлана, готовившего, как это было известно, широкомасштабное вторжение в Китай. Однако китайским кораблям удалось не только достигнуть берегов государств Юго-Восточной Азии, но и продвинуться дальше на Запад, к берегам Индии, Цейлона, Персидского залива и даже доплыть до восточного побережья Африки.

Со смертью императора Чжу Ди, выступавшего инициатором далеких плаваний, в феодально-чиновничьих кругах империи Мин развернулась ожесточенная кампания против «флотилий Западного океана». После отправки в 1431 г. седьмой экспедиции Чжэн Хэ посылка их была вскоре прекращена (т.к. консервативно феодальная власть увидела для себя угрозу).

В дальнейшем минское правительство почти полностью отказалось от активного развития связей со странами Юго-Восточной и Южной Азии, не покровительствовало отправлявшимся за море китайским купцам и переселенцам. Это постепенно привело к потере Китаем преобладающих позиций на торговом пути в Индийский океан, которые были захвачены в результате морских походов Чжэн Хэ.

В 1516 в Гуанчжоу прибыли португальцы, с коими была установлена торговля. Они даже основали несколько поселений в приморских городах. Однако в середине XVI в. эти поселения были ликвидированы китайскими властями, и португальцам для ведения торговли был оставлен лишь небольшой порт у побережья недалеко от Гуаньчжоу. Так образовалась португальская колония Макао ( с 1557), и поныне остающаяся ее владением.

За португальцами последовали голландцы, занявшие в 1624 г. Тайвань, затем англичане, первая экспедиция которых подошла к берегам Китая в 1637 г. Помимо торговцев в Китай прибыли католические миссионеры (Маттео Риччи- голландец, распространявший в Китае христианство).

 

Падение Минской династии.

Маньчжурские племена, являвшиеся потомками воинственных чжурчжэней, некогда завоевавших Китай, обитали за северными границами китайской империи и в начале XVII в. переживали процесс политической консолидации. Особую роль в этом сыграл видный маньчжурский военачальник Нурхаци, сумевший в первые десятилетия XVII в. создать первое государство маньч- журов. Его сын и преемник хан Абахай провозгласил государство Цин (Чистое), став его первым правителем. К этому времени маньчжуры восприняли многие элементы китайской культуры, в первую очередь некоторые важнейшие принципы государственного управления. Управление государством Цин было сосредоточено в шести ведомствах, подобных минс- ким. Маньчжурские правители в своей завоевательной политике опирались на сильное войско, состоявшее главным образом из конницы, разделенной на восемь армий (знамен), в связи с чем оно получило название «восьмизнаменное». В ходе завоевательных походов против Китая, Монголии и Кореи в составе цинских войск были дополнительно созданы восемь армий, состоявших из монголов, а позднее — восемь армий из китайцев, желавших служить маньчжурским правителям. Общая численность маньчжурских вооруженных сил накануне решающего вторжения в Китай насчитывала около 200 тыс. человек. В начале 40-х гг. XVII в. маньчжуры постоянно совершали опустошительные набеги на территорию Китая, уводя с собой тысячи пленных, которых обращали в рабов.

Весной 1644 г. минский генерал У Саньгуй, командовавший армиями, охранявшими подступы к Великой стене, неожиданно предложил маньчжурскому командованию, которое готовилось к очередному набегу на Китай, пропустить их конницу в китайские земли.

Сначала маньчжуры отвергли предложение У Саньгуя, но затем воспользовались предоставленной возможностью и без боя преодолели Великую стену, а армия У Саньгуя присоединилась к маньчжурам в наступлении на Пекин. Стремясь подчеркнуть твердость своего намерения сотрудничать с маньчжурами, У Саньгуй отдал своим воинам приказ изменить прическу на маньчжурский лад — обрить голову спереди, а длинные волосы, оставленные сзади на затылке, заплести в косу. На несколько столетий эта своеобразная прическа стала символом подчинения китайцев новой маньчжурской цинской власти.

Завоевание маньчжурами Китая, начавшееся при поддержке У Саньгуя весной 1644 г., продолжалось почти сорок лет и завершилось лишь в 1683 г. 27 мая 1644 г. в районе Шаньхайгуанского прохода в Великой стене состоялось сражение между войсками Ли Цзычэна и объединенными силами маньчжуров и У Саньгуя. Войско Ли Цзычэна под ударами маньчжурской конницы было вынуждено отступить, затем оставить Пекин и вернуться на запад к старым базам повстанческой борьбы. После вступления в Пекин маньчжуры провозгласили императором Китая одного из сыновей хана Абахая. С этого момента на протяжении 267 лет в Китае правила маньчжурская династия Цин (1644—1911).

 

Билет 11: Движение за реформы. Цензоры. Чжан Цзюйчжэн. Организация Дунлинь. Крестьянская война под предводительством Ли Цзычэна и Чжан Сяньчжуна.
Минские императоры после Чжу Ди, за редкими исключениями вроде реставрировавшего Великую стену Вань Ли, были в основном слабыми правителями. Делами при их дворах обычно заправляли временщики из числа родни императриц и евнухи — картина, очень похожая на ту, что была полутора тысячелетиями ранее в конце Хань. Неудивительно, что на рубеже XV—XVI вв. в стране сформировалось - мощное оппозиционное движение во главе с наиболее влиятельными конфуцианцами, среди которых едва ли не самое видное место занимали члены палаты цензоров-прокуроров, обличавшие в своих докладах императору произвол временщиков и административные упущения в стране, а также требовавшие реформ. В 1498 г. оппозиционерам удалось добиться свержения коррумпированной придворной клики.

Следует подчеркнуть, что выдвигавшиеся предложения не выходили за рамки традиционных представлений о добродетельном правлении и, в сущности, были направлены на возрождение в первую очередь влияния чиновничества, обязанного своим общественным положением личным заслугам и добродетелям. В меморандуме на имя императора, поданном тремя видными сановниками в 1506 г., содержались требования повседневного участия императора в принятии государственных решений, критика за излишнее пристрастие его к развлечениям и роскошному образу жизни. Верховный правитель страны, как говорилось в этом документе, должен вести скромную жизнь, посвящать себя государственным трудам, глубоко изучать конфуцианские каноны, скрупулезно соблюдать положенные ему церемонии.

В докладе содержался призыв провести чистку государственного аппарата, выдвигать на должности людей, известных своей образованностью и безупречными нравственными качествами. Разумеется, евнухи, достигшие своего высокого положения благодаря близости к императору, а не в результате блестящей сдачи государственных экзаменов, должны были быть отстранены от управления государством. Экономические требования реформаторов также вполне укладывались в традиционные рамки представлений об условиях добродетельного правления. Они рекомендовали повысить внимание к земледелию — основе экономики империи, не допускать повышения налогового бремени, проявлять заботу о поддержании ирригационных систем, настаивали на экономии в государственных расходах, выступали против дорогостоящих проектов, строительства роскошных дворцов и т.д. В числе их требований были и смягчение государственных монополий, проведение преобразований в армии.

В 1508 г. на участников реформаторского движения обрушились тяжелые репрессии. Было арестовано 300 столичных чиновников. Несколько лет спустя аресты оппозиционеров возобновились, удар был нанесен по академии Ханьлинь, около 200 видных книжников и чиновников оказались в тюрьмах. Многих из них приговорили к смертной казни, ссылке, конфискации имущества. Те же, кому удалось сохранить жизнь, лишились ученых званий и чинов, превратившись в простолюдинов.

Однако в конце 70-х гг. XVI в. сторонникам реформ удалось прийти к власти, воспользовавшись благосклонным отношением к ним императора, обеспокоенного нарастанием общественного кризиса. Деятельность реформаторов возглавил видный представитель чиновничьего слоя и общественный деятель Чжан Цзюйчжэн. В период его правления осуществлялись меры, направленные на преодоление явлений, связанных с приметами династийного кризиса. Правительство за счет средств, предназначенных для строительства новых роскошных дворцов, выделило ассигнования на ремонт и восстановление ирригационных сооружений, пострадавших в результате разливов на Хуанхэ. Были проведены в жизнь земельно-налоговые реформы, направленные на учет податного населения, преодоление тенденций концентрации земли в руках крупных собственников. В эти годы были проведены последняя самая крупная в истории традиционного Китая перепись населения и учет земли, а в налоговые реестры внесены необходимые изменения.

Еще одной важной мерой, имевшей противоречивые последствия, явились изменения, внесенные в систему сбора налогов. До этого ведущей формой поборов был натуральный налог, взимавшийся зерном (прежде всего рисом, в некоторых случаях пшеницей), а также тканями. Помимо этого в качестве части налога с населения собирались деньги звонкой монетой, а также ассигнациями. Причем исходным считалось зерно, а объем остальных составляющих налога рассчитывался на основе рыночных цен на рис. Суть налоговой реформы, получившей название "единого кнута", состояла в объединении налогов и повинностей в единый налог, а также в коммутации налогов и повинностей, в основу чего было положено серебро. Реформы, проведенные в период правления Чжан Цзюйчжэна, продолжили комплекс мер, принимавшихся минскими правителями начиная с первой четверти XVI в. и получившими завершение лишь незадолго до падения династии. Однако в последней трети XVI в. на этом пути были достигнуты значительные успехи. Переход к новой системе налогообложения отражал сдвиги, связанные с дальнейшим развитием рыночных отношений, а также стремление государства упорядочить систему сбора налогов и увеличить поступления в казну, испытывавшую постоянный дефицит в наличных средствах.

Однако полностью заменить натуральный налог денежным не удалось, но такая цель и не ставилась. Там, где было удобнее продолжать собирать налог в натуральной форме, сохранилась прежняя система (главным образом в рисопроизводящих провинциях, обеспечивавших императорский двор и государственный аппарат зерном). В связи с тем, что денежная часть налогов собиралась медными деньгами, а рассчитывалась на основе рыночного курса серебра, реальная величина налога была подвержена колебаниям, зависившим от рыночной конъюнктуры. С одной стороны, это создавало дополнительные возможности для злоупотреблений, с другой — подрывало прежнюю стабильность налоговой системы. В связи с втягиванием Китая в международную торговлю на протяжении XVI в., в китайскую экономику в значительных количествах поступало серебро, добывавшееся в испанских колониях в Латинской Америке. Однако на рубеже XVI-XVII вв. освоенные залежи драгоценного металла были использованы, рудники выработаны. В связи с этим приток серебра в Китай замедлился, и в этой ситуации произошло изменение рыночных соответствий цен на серебряные ляны и медную монету. Одним из результатов этого было реальное увеличение массы налогоплательщиков, большую часть которых составлял самостоятельное крестьянство, а также увеличение суммы налоговых платежей. Это обстоятельство наряду с прочими, отмеченными выше, стало важной составляющей кризисных явлений охвативших империю в первые десятилетия XVII в. Реформы, проведенные в годы пребывания Чжан Цзюйчжэна на посту государственного канцлера, включали также меры по осуществлению регулярных проверок деятельности чиновничества Император дал согласие на аудиенции сановникам и личное участие в делах государственного управления. Серьезные меры были приняты в этот период и к усилению войск, пограничной стражи более тщательному подбору офицерских кадров. После смерти Чжан Цзюйчжэна противники обвинили своего канцлера в государственных преступлениях, а члены его семьи были истреблены. В самом конце XVI в. борьбу за реформы возглавил опальный сановник и единомышленник Чжан Цзюйчжэна, видный общественный деятель Гу Сяньчэн. Он нашел опору в среде членов академии Дунлинь, расположенной в Уси. Программа, разработанная дунлинцами, в общих чертах совпадала с предложением более ранних реформаторов и была направлена на предотвращение династийного кризиса путем установления гармонических отношений между государством и обществом в результате сокращения налогового бремени и возвышения роли честных чиновников, радеющих о благе отчизны. Важной Частью их предложений явилось принятие мер по прекращению захватов земель самостоятельного крестьянства крупными землевладельцами. В 1620 г. реформаторам удалось добиться прихода к власти молодого императора, согласившегося поддержать их планы. Однако враждебные придворные группировки организовали заговор. Правитель был отравлен, и власть вновь оказалась в руках придворной клики, в которой главную роль играли евнухи. Таким образом, те силы, которые стремились к предотвращению развития тенденций, способных привести к глубокому общественному кризису, чреватому падением правящего дома, проиграли, и это делало перспективу внутренней смуты почти неизбежной.

На первом этапе оппозиционного движения, в котором принимали видное участие ученые мужи из императорской академической палаты (Ханьлинь шуюань), преобладали разоблачения фактов коррупции и мздоимства. Послания такого рода встречали суровый отпор, сопровождавшийся репрессиями, но оппозиция не прекращала своих обличений, скорее даже наращивала усилия в этом направлении. В конце XVI в. она официально организовалась вокруг академии Дунлинь в Уси, возникшей на базе местного училища, которое готовило кадры знатоков конфуцианства, будущих чиновников. К этому времени движение за реформы и выступления за добродетельное правление уже получили всеобщее признание в стране. А такие видные чиновники, как знаменитый Хай Жуй, не только демонстративно, в пределах их власти, шли на обострение отношений со ставленниками двора, с протеже временщиков, не останавливаясь перед суровыми наказаниями казнокрадов и иных провинившихся, но и были готовы, снискав популярность в народе, буквально требовать от императора реформ.

С начала XVII в. сторонники реформ значительно усилили свои позиции. В отдельные моменты им даже удавалось одержать верх, заполучив влияние на того или иного очередного императора. Правда, этот склонный к реформам император вскоре быстро устранялся дворцовой кликой, а на дунлиньцев обрушивались гонения. К их чести следует заметить, что гонения их не страшили и не заставляли предавать убеждения. Не раз и не два очередной влиятельный чиновник подавал на имя императора доклад с обличениями и требованиями реформ и одновременно готовился к смерти, ожидая от императора приказа удавиться (символом такового обычно являлась присылка виновному шелкового шнурка). Власть евнухов и временщиков была свергнута лишь в 1628 г. Но было уже поздно. Страна в это время была охвачена пламенем очередного мощного крестьянского восстания, возглавлявшегося крестьянином Ли Цзы-чэном.

Неурожай 1639—1640 гг. привел к оживлению крестьянской войны(1639—1644). Вождями вновь выступили Чжан Сяньчжун, поднявший восстание в городе, в котором он стоял гарнизоном, и Ли Цзы-чэн, спустившийся с гор. Первый действовал в бассейне Янцзы, второй в бассейне Хуанхэ. Особенные успехи выпали на долю Ли Цзычэна. Он захватил Лоян, трижды осаждал Кайфын. Его армия выросла, в ней укреплялась дисциплина, запрещались грабежи.

К Ли Цзычэну присоединился уроженец Кайфынского округа Ли Синь, имевший вторую ученую степень — цзюйжэнь, выходец из богатой, знатной семьи. К восставшим крестьянам его привело сочувствие угнетенному, голодающему народу; он раздавал населению зерно из своих амбаров; в стихах, которые он писал, называл чиновников и богачей тиграми, волками и шакалами, свирепость которых не оставила людям "ничего, кроме вздохов". На службе у Ли Цзычэна Ли Синь сочинял воззвания повстанцам. Он рекомендовал им на службу некоторых других образованных людей. Происходило такое же, как во время восстания "Красных войск", постепенное присоединение к восставшим выходцев из господствующего класса. Но в восстании "Красных войск" такое проникновение облегчалось тем, что движение имело патриотическую, антимонгольскую направленность. Антииностранной стороны совершенно не было в восстании Ли Цзычэна, которое осталось антифеодальной крестьянской войной. В крестьянской войне XVII в. не играла к тому же сколько-нибудь заметной роли какая-либо религиозная сектантская идеология, столь обычная в крестьянских движениях китайского средневековья.



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-07; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.175.212.130 (0.015 с.)