О тех, кто предрасположен к чахотке по своему сложению и облику, а также в зависимости от страны и натуры



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

О тех, кто предрасположен к чахотке по своему сложению и облику, а также в зависимости от страны и натуры



Это [люди] сутулые, узкогрудые, у которых лопатки [почти] лишены мяса, особенно сзади, и выдаются вперед. Они так сильно выступают, что кажется, будто у такого человека два крыла, и> плечи у него как бы отделяются от [всей] руки спереди и сзади.

[К чахотке предрасположены люди] с длинной и наклоняющейся вперед шеей; горло у них иногда выдается и подпрыгивает; у таких людей много ветров в груди в прилежащих местах, и грудь их раздута, так как она маленькая. Если при этом у таких людей наблюдается слабость мозга, который принимает в себя излишки, и не [вполне) переваривается пища, то все условия, [чтобы заболеть чахоткой], налицо, особенно когда соки у них острые, желчные. А по облику люди быстро получающие чахотку, это, как упомянуто, сутулые, с редкой растительностью и белой с рыжеватым оттенком [кожей], а также те, у кого крепкое, плотное тело, ибо у них часто случаются разрывы сосудов. По натуре подвержены этому люди с более холодной натурой, а возраст, в котором часто бывает чахотка,— от восемнадцати и до тридцати лет. В холодных странах она бывает чаще, поскольку там [нередко] лопаются сосуды и многочисленны [случаи] кровохаркания. Время года, когда это [заболевание] учащается,— осень.

Чего такие люди должны остерегаться. Такие люди должны остерегаться всех едких и острых яств и лекарств и всего того, что заставляет напрягаться органы труди: то есть крика, раздражения, прыжков.

Признаки чахотки.Они состоят в том, что появляется мокрота с материей, имеющей уже описанные признаки гноя по форме, цвету, плотности и прочему, а также постоянная иссушающая лихорадка из-за соседства сердца с местом заболевания. [Лихо­радка] усиливается после еды и к ночи, так же как усиливается [всякая] иссушающая лихорадка вследствие увлажнения тела пищей; об этом мы упомянем в своем месте. Однако с иссушающей [лихорадкой] нередко сочетаются и другие лихорадки — возврат­ная, четырехдневная, пятидневная. Худшая из них — пятидневная, затем идет полутрехдневная, затем — возвратная. Когда начинается чахотка, то появляются также признаки, которые мы перечислим в конце параграфа о нагноении, и больные то и дело обливаются потом, ибо силы у них слишком [слабы], чтобы удержать питатель­ные вещества и распоряжаться ими, а жар растворяет их и застав­ляет течь. Если в мокроте есть струпья, то не остается сомнения, [что у больного чахотка], особенно если в прошлом имели место упомянутые обстоятельства, ведущие к чахотке, а если тело начинает худеть, ногти выгибаются и волосы падают из-за недостатка питания и порчи излишков, значит (предположения) верны.

В начале чахотки цвет лица иногда становится свинцовым, но оно краснеет, когда [из легких] поднимаются пары; в шее и в боках [чувствуется] напряжение, особенно когда " болезнь упрочится; конечности, особенно ноги, раздуваются в последние дни болезни и пухнут вследствие порчи соков и умирания прирожденной теплоты в наиболее отдаленных частях тела из-за дурного качества натуры. Те, у кого причиной чахотки является разъедающий сок, выделяю)1 слюну со вкусом морской воды, очень соленую. Пульс у них бывает устойчивый, умеренной быстроты и небольшой, причем порой наблюдаются отклонения в ту и в другую сторону. Потом, после этого появляется урчание в животе, ложные ребра отклоняются кверху и усиливается жажда. Позыв на еду пропадает вследствие слабости естественных сил, и нередко расстраивается желудок из-за упадка силы. Чахоточный иногда отхаркивает кольца [трубки] и [частицы] тела сосудов, и бывает это при приближении смерти. Если отхаркиваемые частицы сосудов велики, значит, они из легких, а если малы, то из трубки. Часто [чахоточные] отхаркивают камешки, но кольца трубки они отхаркивают, если образовалась большая язва.

В конце болезни мокрота и слюна сгущаются, а потом [отхарки­вание] прекращается вследствие слабости силы, и больные нередко умирают от удушья. А иногда [появление] такой мокроты не • задерживается до конца болезни, и она выделяется в начале, если разновидность чахотки злокачественная и [болезнь] возникла от грубых, не переваривающихся соков. Если отхаркивание прекраща­ется в конце чахотки, то [больные] зачастую не [живут] дольше четырех дней. Иногда прекращение отхаркивания происходит по причине слабости сил; в этом случае дыхание у [больных] иногда до того суживается, что становится как бы неощутимым. Нередко кашель у них усиливается и вызывает непрерывное кровохаркание; если его лечат средствами, препятствующими кровохарканию, то [больные] погибают, хотя у них появляется чувство облегчения, а если им дают кашлять, они умирают скорой смертью от кровотече­ния. Если человек болен чахоткой и у него появляются на лопатках пузыри, подобные бобам, то он умирает через пятьдесят два дня.

Лечение плеврита

 

Необходимо задержать материю, направляющуюся к опухоли, и, отклонить ее с помощью опорожнения и [лекарств], отвлекающих материю в противоположную сторону. Пусть [врач] прочитает то, 4o мы описали в предшествующем параграфе; нам иногда придется е,еще повторять то, что сказано. Мы говорим: средством лечения этой болезни является кровопускание, если кровь одолевает 3. [Кровопу­скание производят] тем способом, о котором говорилось в предыду­щем параграфе, и выводят кровь до тех пор, пока цвет крови больного не изменится — это указывает, что вредоносный избыток крови уже выведен; знай также, что самая черная кровь в теле — та, что находится близ такой опухоли. Однако при [кровопускании] необходимо учитывать силы [больного]: нередко силы не позволяют выводить кровь до такого предела.

Если же [в опухоли] другой сок14, то его выводят не таким, например, лекарством, как миробаланы, или нечто, имеющее вяжущие свойства, но [средством], вызывающим послабление и месте с тем размягчение, вроде лекарств, изготовленных из фиалки, таранджубина, манны и хиджазского сахара; послабляющее дают ночью. Некоторые знающие люди говорят, что лучше всего, по возможности, опоражнивать [тело] путем кровопускания, чтобы не вызвать беспокойства, которое иногда причиняет слаби­тельное; мы уже об этом упоминали. Это тем более [важно], если мокрота очень желчная, в особенности, как говорит Гален, когда очень сильна лихорадка. Гален предостерегает от смолы скаммония, но не предостерегает от ийараджей и харбака, [принимаемых] вместе. Он хвалит действие ячменной воды, употребляемой после применения слабительного, когда с ним покончили 5, [если же пить ее] вместе со слабительным, то она обрывает его действие.

• Надлежит, однако, учитывать направление боли и страдания: если [боль] направляется вверх — к ключице, к грудной кости и выше, то кровопускание предпочтительнее, а если [боль] направляется в сторону ложных ребер, то необходимо применять слабительное само по себе или с кровопусканием, в зависимости от того, что показывает наблюдение: дело в том, что одно лишь кровопускание из басилика не отвлекает от этого места16 такого количества [материи], с которым следовало бы считаться.

О большой необходимости в опорожнении ты можешь, между прочим, заключить, если увидишь, что лекарственные повязки и компрессы не успокаивают боли, или если окажется, что они ее усиливают. Это свидетельствует о переполнении всего тела, и опо­рожнение тогда необходимо, особенно посредством кровопускания. Если же ты отворил кровь и вызвал опорожнение, но проявления [болезни] не утихли, то знай, что прекращение накопления гноя, которого ты добиваешься, затруднительно, и не повторяй кровопу­скания, чтобы материя, которая вызывает созревание опухоли, не текла к ней вяло. [Кровопускание] —одно из мероприятий, которые не способствуют созреванию [опухоли], так как силы [больного] убывают, и кровяные опухоли не созревают благодаря [притоку] материи. А когда опухоль созревает, следует воспрепятствовать, превращению материи в гной и постараться очистить [опухоль] раньше этого при помощи отхаркивания.

Вообще же, если [больному] не отворяли кровь, а опухоль созрела и он отхаркивает зрелую мокроту в порядочном [количе­стве] , и ты к тому же наблюдаешь у него слабость сил, то совер­шенно не делай кровопускания. А если слабость сил препятствует и кровопусканию и послаблению, то необходимо применять клизмы, средние или острые, смотря по тому, чего требует наблюдение, особенно когда боль отклоняется к ложным ребрам. Гиппократ советует при лечении плеврита, когда неизменно чувствуется боль, сильно отклоняющаяся к ложным ребрам, производить опорожнение либо черным морозником, либо филиуном,— а по другой прописи, «диким овощем». Это [растение], похожее на портулак огородный, в котором имеется млечный сок, и оно принадлежит к роду йатту. Если же ты произвел опорожнение и увидел, что боль стала легче, ограничивайся сахарной водой и вареной ячменной водой; ячмень для этого [берут] очищенный и долго кипятят его в большом количестве воды. [Дают также] сок полбы, если нужно подкрепить силы, арбуз, дыню, сок ююбы, сок кордии, фиалковое варенье, семена снотворного мака. Масло, которое употребляют с каким-нибудь из [перечисленных лекарств], это миндальное масло. Некоторые [врачи] запрещают гранат из-за его охлаждающего . действия, но, по-моему, от сладкого граната не бывает [большой] беды. Иногда, чтобы вызвать отхаркивание, употребляют отвары следующих лекарств: очищенного ячменя, ююбы, кордии, фиалки, семян снотворного мака, фиалкового питья и питья из кувшинки — эти два питья лучше, чем джулаб.

Гален предписывал в начале болезни различные виды дийакузы, чтобы удержать материю и заставить ее созреть, [а также] чтобы усыпить больного, а я скажу, что к ним приходится прибегать, если это неизбежно, вследствие сильной бессонницы. Если же [такой бессонницы] нет, то [дийакузу употреблять не следует, ибо] снотворный мак иногда замедляет течение материи и препятствует отхаркиванию, если только, конечно, добавленный к ней сахар не устраняет его вредоносности. Похоже, что дийакуза из семян мака больше подходит для этого, чем [дийакуза} из [его] кожуры.

[Материю], которая задержалась, следует выводить путем отхаркивания. [Надлежит] также умерить питание, чтобы оно было не обильным, а наоборот, легким, в соответствии с тем, чего требует большая или меньшая острота заболевания и его проявлений. Если проявления болезни спокойные, легкие и незначительные, то питай больного отваром ячменя, очищенного и хорошо разваренного: он [способствует] отхаркиванию, отрывает [материю] и укрепляет силы. Если захочешь подсластить [отвар], то подслащивай его сахаром или медом; если это беспокоит, ограничивайся ячменным отваром, пока не уяснишь себе положения, [исходя] в особенности из [качества] мокроты. Если мокроты много, то нет опасности, что материя [слишком] обильна и известно, что следует укреплять силы больного; питай же его отваром очищенного ячменя, и укрепляй его силы. А если мокрота задержалась, то облегчай режим и по возможности ограничивайся ячменной водой и [различными] напитками. Если при плеврите случился понос, а плеврит возник после забха, который рассосался и перешел в плеврит, то это препятствует всякому лечению кровопусканием или смягчением естества; при лечении ограничивают питание [больного] ячменным толокном.

Когда при различных видах плеврита необходимость требует кровопускания, а опухоль еще не созрела, то правильно будет ограничиться [выведением] двух третей количества [крови] и под­готовить [вену] ко вторичному кровопусканию, [смазав] рану оливковым маслом с солью. Ежедневное послабление желудка один или два раза часто избавляет от необходимости в кровопускании. Если за кровопусканием следует обморок или сильное затруднение и стеснение дыхания, то это указывает, что кровопускание не вывело материю болезни. Лучше не смягчать естество при лечении болей в груди в начале заболевания никакими [средствами], кроме легких, вроде клизм и свечек. Большая ошибка поить [больных] сильно охлаждающими лекарствами, если только [плеврит] про­исходит не от желтой желчи, давать им пить холодные и вяжущие вещества или кормить их, например, чечевицей с кислыми приправа­ми и тому подобными [кушаньями]. Знай, что поить холодной водой не подходит при этой болезни и при всех внутренних опухолях, и давай ее как можно меньше. А если жажда противится этому, то примешивай к [холодной воде] сиканджубин, чтобы [сиканджубин] ослабил силу воды и сократилось ее пребывание и нахождение в теле — наоборот, он тогда [быстро] проведет воду и поможет ей проникнуть в тело, и больной получит пользу от отрывающего и разрежающего действия сиканджубина.

Знай, что если при плеврите усиливается пылание и требуется охлаждение, то охлаждают только такими [веществами], которым присущи несколько очищающие и увлажняющие свойства, каковы, например, сок огурца и сок арбуза; что же касается сока тыквы, то хотя он, с одной стороны, и приносит пользу, но иногда вредит и ослабляет, усиливая выделение мочи. А вещества, которых следует избегать, это, например, сок портулака огородного, настой цикория и все, что имеет свойство охлаждать и уплотнять. Твоей главной целью должно быть, чтобы [больной] легко отхаркивал мокроту. Одним из средств усилить отхаркивание является лежание на больном боку. Иногда приходится слегка потрясти [больного] и дать ему выпить несколько глотков подряд тепловатой воды — это очень .помогает, иногда задержка мокроты, вызывающая стеснение дыхания, приводит к необходимости дать [больному] слизать ложку ярь-медянки, а иногда сильная боль вынуждает дать ему выпить одну бакиллу асафетиды с медом, уксусом и водой; это [делают]: при сильной, мучительной боли. Если неподчинение дыхания доходит до храпа и хрипа, возьми столько каленой соды, сколько можно захватить тремя пальцами, ярь-медянки в количестве одной бакиллы, немного оливкового масла, теплой воды и немного меду», а если это не действует, прибавь цветков винограда с перцем и уксусом,— всего этого в теплом виде,— или иссопа, горчицы и кресса с медом и водой в теплом виде; это действует сильней, чем, первый [состав]. Потом, когда больной отхаркнул мокроту, ему дают яичных желтков, чтобы устранить вред от [принятого; лекарства].

Если болеющим плевритом нужна более сильная пища, [им; дают] рыбы из водоемов с каменистым дном,— это [делают], когда спадет лихорадка,— а также хлеба с сахаром и с сливочным» маслом, что способствует созреванию опухоли и отхаркиванию мокроты, и рыбу, варенную с пореем, укропом и солью. Старайся облегчить область живота, чтобы он не теснил грудь: это [достиг] смягчением естества и выведением кала, если он задержался посредством мягкой клизмы, например, из ячменной воды, с неболь­шим количеством свекольного сока. Не следует также допускать,1 чтобы [живот] пучило: знай, что пары от кала и пучение вредят при этой болезни. Очень важно, между прочим, позаботиться о том, чтобы болезнь поскорей созрела, пока [опухоль] не станет гнойной, а если она стала гнойной, следует поспешить ее очистить, пока [гной] не начал разъедать.

Знай, что [при этом] необходимо увлажнение; старайся же его вызвать, чтобы облегчить и ускорить отхаркивание мокроты. Когда же мокрота начинает подниматься и больной минует четвертый день, то [упомянутый] отвар усиливают, прибавляя солодкового корня и венерина волоса.

Если материя густа, а силы значительны и нет повреждения в нервах, то неплохо напоить больного разбавленным сиканджуби­ном, чтобы он отрывал материю; смягчить естество, например, слабительной кассией с сахаром, таранджубин-ом и манной [тоже] будет правильно. Иногда прибегают также к помощи лекарственных повязок и втираний. Первое, что следует применить — это восковая мазь, изготовленная из фиалкового масла и очищенного воска, затем постепенно переходят к животным жирам, слизям и мель­ничной пыли, а потом, понемногу, к более сильным средствам, например, к повязкам с лекарственной ромашкой, корнем алтея и солодковым корнем, [а также] с фиалкой и отваром садовой мальвы. Когда требуется нечто еще более сильное, то употребляют повязки, изготовленные с отварной капустой и вареным фенхелем, а также повязки с горькой полынью, солодковым корнем и некото­рым количеством меда с нардовым маслом.

Знай, что если материя обильна, то холодные лекарственные повязки и мази приносят вред, а если материи немного, то они не вредны так же, как и в том случае, когда опухоль рассосалась и осталось некоторое количество материи. Если произошло полезное опорожнение без кровопускания, то позволительно также применять мазь.

Описание отличили лекарственной повязки. [Бе­рут] листьев фиалки и алтея — каждого по одной части; солодково­го корня — две части, бобовой муки и ячменной муки — того и другого полторы части, ромашки, лекарственной и трагаканта — по одной части. Если материя густа и нужно усилить растворение, то в этот [состав] добавляют льняного семени и, чтобы замесить его, употребляют майбухтадж с воском и фиалковым маслом. Если жар меньше, то вместо фиалкового масла кладут масло касатика или масло нарцисса, а если жар сильней, то вместо горячих добавок, которые мы присоединили к прописи, кладут листья кувшинки, розы и тыквы.

Пропись отличного втирания. Берут воска с гусиным жиром, куриным жиром, овечьим маслом и ланолином и изготовля­ют из него втирание. Оно очень хорошее. К числу лекарственных повязок, которые способствуют созреванию и вместе с тем успокаи­вают боль, принадлежит повязка с ячменной мукой, донником лекарственным и кожурой снотворного мака. Иногда при этом [заболевании] прибегают к компрессам, влажным и сухим; влаж­ные более подходят, когда опухоль похожа скорее на рожистое воспаление, а сухие, когда она похожа на флегмону, но влажные, если не приносят пользы, то не вредят, а сухие, если уже вредят, то вредят сильно. Лучше всего начать с компресса [в виде] губки, смоченной в горяч ей воде; сильнее действует вода морская или соленая. После этого, если нужно, переходят к согреванию паром или оливковым маслом с водой — то и другое [должно быть] горячим. Сильнее [действует компресс] с уксусом, викой чечевице-образной и капустой на шерстяной тряпице, пропитанной маслом. Из сухих разрежающих [употребляют] компрессы с отрубями, затем с просом и затем — солью. Компрессы рассеивают всякую боль и вверху и внизу, если нет препятствия в виде переполнения, вызванного компрессом; что же касается кровопускания, то оно чаще рассеивает боли вверху.

Когда накладываешь лекарственную повязку или компресс, то старайся оградить лицо больного от пара, чтобы не вызвать этим дурноты и стеснения дыхания. Но нередко болезнь [вызывает] сильную сухость и в таком случае полезно, чтобы пар от умеренно влажной повязки или компресса бил в лицо [больного] и уходил [внутрь] при вдохе. Иногда прибегают к лекарствам для лизания, употребляя их [при этих заболеваниях]. Мягче всего и наиболее пригодно для лихорадящих [лекарств] из очищенного промытого воска с фиалковым маслом, особенно если боль сильна. Порой обращаются к кровососным банкам, очистив предварительно тело путем опорожнения и другими [способами] и удостоверившись, что оно очистилось. Если поставить кровососные банки на то место, где болит, от них проявляется великая польза; бывает, что они совершенно успокаивают боль, а иногда отвлекают ее к наружным [покровам]. Лекарственная повязка с горчицей, если наложить ее на такое место, действует так же, как кровососные банки в отноше­нии отвлечения боли.

По истечении седьмого дня болезни древние прописывали лекарство для лизания, приготовленное из миндаля, Семян крапивы, меда и коровьего масла, а также лекарства для лизания, приго­товленные из камеди и смолы терпентинового дерева. Нередко употребляют сильно [действующие] кашки, как [например], атана­сийю. Это хороший способ, который могут применять [лишь] исследователи искусства [врачевания], уверенные, что они поймут, как исправить [вред], могущий произойти от такого лечения, и что [больной] в силах его перенести, они достигают этим исцеляющей степени очищения. Что же касается [наших] трусливых современни­ков, которые не доверяют самим себе в этом отношении, то они опасаются меда и кладут [в атанасийю] вместо меда сахар. Древние советовали также применять сильные очистительные лекарства,- приготовленные с медом, в виде пилюль, которые кладут под язык, а в настоящее .время советуют делать лекарственные повязки, называемые «пахучими», а также [повязки] с майораном и пластырь из руты. Вообще же тому, кто идет по пути, принятому у древних, должно следовать ему с опаской, осторожностью и боязнью, как не прорвалась опухоль или не поднялся большой жар. Но потом ему надлежит быть уверенным в быстром успехе. Если же болезнь удержится до четырнадцатого дня, то не избежать применения кровососных банок и смягчения [пищевого] режима. Если у [больных] усиливается бессонница, то не обойтись без макового питья, а если у них учащается дыхание, то исправить вред можно только увлажнением с помощью, например, слизи семян подорожника блошного, которую глотают раз за разом, или джулаба. Иногда помогает поливать бок теплой водой, чтобы облегчить боль и уменьшить учащение дыхания: как ты уже знаешь, оно приносит вред.

После явного спада [болезни] пользуются баней и избегают сильного охлаждения, если только воспаление не из разновидности рожистых. Избегают также [пищевого] режима, сгущающего материю, и стараются вызвать разрежение [материи]. В упомяну­тых соках и напитках варят в конце болезни порей и горный базилик и дают лизать крапивное семя с медом. Если же опухоль не поддается и [дело] идет к накоплению гноя, то применяют режим, о котором сказано в особом параграфе. Выздоравливающего из числа [больных] плевритом надлежит предостеречь от соленых и едких яств, от переполнения, от пресыщения, от ветра и дыма, ему не следует громко говорить, дуть [в трубу] и совокупляться: если он опять заболеет, то умрет.

Вот то, что мы говорим, если плеврит горячий и истинный. Если же плеврит иной — ложный и без сильного жара, то тебе следует растирать [больного] и применять лекарственные повязки с па­житником и зифтом, а также и кровососные банки.

Лекарственная повязка, полезная в этом слу­чае. Берут золы корней капусты, замешивают с жиром, растирают и делают из этого лекарственную повязку. При слизистых [опухо­лях] начинают лечение с острых клизм и послабления, но не пускают кровь, употребляют рассасывающие в виде упомянутых повязок и компрессов, в которых есть сила, и питают [больного] свеклой, соком капусты и водой нута, оливковым маслом и маслом миндаля, сладкого и горького. Употребляют [также] горячие повязки и компрессы и поят отваром Иосифа Недремлющего, который мы даем пить с маслом клещевины. Что же касается черножелчных опухолей, то при таких опухолях кормят похлебками, Приготовленными из дробленой пшеницы с медом и миндальным маслом, [дают] мягчительные горячие лекарства для лизания и заставляют глотать мягчительные масла, как например, масло сладкого миндаля; [кормят] также мягчительными похлебками из бобов .с небольшим количеством пажитника. Парное молоко, особенно молоко ослицы, приносит пользу. К числу средств, полезных при [черножелчной опухоли], относится следующее: берут куста один дирхам и дают его выпить в ложке жидкого отвара

укропа с бальзамовым маслом или медового питья; это помогает также от злокачественного кашля.

Что же касается воды, скопившейся в легких, то лечение от этого легче, нежели лечение страдающих нагноением, о котором мы скажем [в дальнейшем]. Иногда приходится прибегать к проколу.

 

Меры лечения воспаления легких

 

При лечении воспаления легких идут тем же путем, как и при плеврите, однако лекарственные повязки должны быть в этом случае сильнее и в них вводятся средства, проникающие вглубь. При этом следует больше стремиться очистить [легкое] путем отхаркивания. Вместо того, чтобы ложиться на ту сторону, [которую хотят очистить] отхаркиванием, ложатся навзничь с на­клоном в эту сторону. Если естество при этой [болезни] закреплено, больных следует раз в два дня поить таким питьем:

Пропись. Берут слабительной кассии и изюма, очищенного от косточек — того и другого по три истара, заливают это четырьмя ускурраджами воды и варят, пока [состав] не уварится до половины. Потом его снимают [с огня] и доливают ускурраджу сока паслена. Таково количество питья для сильного больного, а для слабого — половина. Если же естество [больного] мягкое и эта мягкость ослабляет, то его поят уваренным до густоты соком мирта, сладкой печеной айвы и сладкого граната.

Если [воспаление легких] принадлежит к роду машара, то есть рожистых, то лечение его, как мы указывали, труднее, и если что-нибудь помогает, так это сильное угашение [теплоты] известными, очень холодными выжатыми соками овощей, трав и плодов. [Больного] поят охлаждающими и мягчительными лекарствами, например, выжатым соком цикория и ему подобными. Произвести опорожнение от желтой желчи при помощи, например, манны, тамаринда, таранджубина и тому подобного, [тоже] допустимо. Иногда при [воспалении легких] приходится пускать кровь, если имеет место переполнение.

Лечение язв в области груди и лечение чахотки

Что касается язвы, то если она находится в дыхательной трубке, лекарство быстро [доходит] до нее. Больному надлежит лежать навзничь, держать лекарство во рту и глотать слюну мало-помалу, не отправляя ее в горло помногу сразу, так как это вызовет кашель. Нужно расслабить мышцы горла, чтобы [лекарство] спустилось в него, не вызывая кашля. Лекарствами служат [при этом] склеивающиеся и высушивающие средства, о которых упоминается также в параграфе о [чахотке]. А при язвах в груди и в легких, о которых мы уже говорили, туда следует впрыскивать промываю­щие и очищающие. Заболевшему велят лежать на больной стороне, кашлять и раскачиваться, или осторожно раскачивают его. Иногда гной удаляют, предварительно введя в язву подслащенную медом воду инструментом, вытягивающим гной. Когда мы очистили язву от гноя и есть надежда, что его там совсем не осталось, мы употребляем заживляющие лекарства. Среди чистящих и очищаю­щих лекарств для такого заболевания нет ничего [лучше] меда: [это] и очистительное средство, и пища, любезная естеству, которая не вредит язвам.

Что же касается язвы в легких, то меры при ней [применяются] двоякие. Одни из них — это истинное лечение, а другие — уход [за язвой]. Истинное лечение возможно только в том случае, когда болезнь поддается лечению,— мы уже описали,— и состоит в очи­щении язвы, высушивании ее, отклонении от нее материи, задержа­нии катаров и содействии закрытию [язвы]. Тебе уже было раньше сказано о мерах, препятствующих катарам, и это должно быть для тебя основой при лечении данной [болезни]. Суть их состоит в очищении тела, отвлечении материи от головы к нижним конечностям и укреплении головы, дабы в ней не умножались излишки; [следует] также задерживать материю, изливающуюся из головы в легкие, и отвлекать ее в другую сторону. Очищение надлежит производить путем кровопускания и при помощи ле­карств, выводящих различные излишки, каковы, например, [пилю­ли] кукайа, особенно если прибавить к ним бделлия и камеди. Иногда бывают нужны [лекарства], выводящие черножелчные соки, например, повилика и тому подобное.

Нередко необходимо повторно производить опорожнение, чтобы уменьшить количество излишков. Опорожнять следует при помощи лекарств и путем кровопускания, после чего перевязывают надрез и затем повторяют кровопускание, особенно [у больных] с сильным телом.

К числу вещей, полезных для устранения вреда от катаров, относится применение дийакузы, в особенности той, которую .[приготовляют] из мака, как об этом сказано в Фармакопее, а также какой-либо иной [дийакузы]. Одно из средств, помогающих расположить естество к такому способу лечения, это переезд в местность, где воздух сухой. Больного там лечат и поят молоком. Необходимо, чтобы он большей частью [сидел] прямо, с вытянутой вверх и вперед шеей, дабы части легкого лежали одна над другой и части язвы постоянно прилегали друг к другу и пребывали .в1 естественном положении. [Врачу] не следует настойчиво успокаи­вать кашель и [задерживать] сплевывание при помощи средств, препятствующих отхаркиванию мокроты, ибо это очень опасно, хотя

[больному] и кажется, что ему стало легче.

Что же касается лечения [язвы], то при этом применяются меры, способствующие ее отвердению и высыханию, чтобы она не .распространялась и не расширялась. Если это и не дает надежды на [полное] закрытие и заживление язвы, то можно надеяться на .продление жизни больного, хотя это и не приятная жизнь, и больной страдает при малейшей оплошности [в режиме]. Такие высушивающие средства стягивают и сушат легкие и закрывают язву, хотя и не заживляют ее [вполне. Врачу], который идет таким путем, совершенно не следует употреблять [для лечения] молоко, а мед является, [так сказать], колесницей для лекарств от чахотки, и в нем нет вреда для язв.

Очищение язв ] производится] упомянутыми очищающими средствами и отваром иссопа, о котором говорится в Фармакопее [в числе средств] от чахотки. Сильнее [действует] лекарство для лизания из вики чечевице образной с семенами хлопчатника, [тоже] упоминаемое в Фармакопее, а еще более сильное [средство] — лекарство для лизания из морского лука с молоком ослицы. Иногда приходится прибавлять к этим лекарствам слепляющие и склеиваю­щие [вещества]; нередко прибегают также к помощи средств, вызывающих онемение, чтобы прекратить кашель и дать возмож­ность лекарству подействовать; в этом случае требуется подбадри­вающий, укрепляющий режим. Мы перечислили тебе такие очи­щающие лекарства в начале [предшествующих] параграфов и упо­минали о них также в параграфе о нагноении. Обычными среди них являются похлебки из вики чечевице образной и похлебки, изготовленные из муки нута и полбы, в которые кладут сирийского порея, а также самый этот порей в виде отвара и медовые воды, в которых варились чистящие и заживляющие [лекарства]; обо всем этом уже было тебе раньше сказано. [Сюда же относятся] высушивающие лекарственные кашки, например, каммуни и атана­сийа, а также лекарства для лизания из льняного семени; что же касается митридата и терьяка, то если употреблять их время от времени, особенно в начале болезни и когда нет сильного исхуда­ния, а также если нет лихорадки, доводящей до сильного истоще­ния, это приносит пользу. Печатная глина — полезнейшая вещь [при чахотке] во всякое время, так же как армянская глина и все лекарственные повязки, компрессы и очищающие втирания, о кото­рых мы упоминали.

Если язвы в груди и легких застарелые, то полезно давать больному глотать утром маленькую ложечку китрана — одного или с медом, либо с небольшим количеством жидкой май и с медом. Если же [у больного] жар и ты опасаешься горячих очищающих средств, а холодные не помогают, то возьми легкого лисицы, семян фенхеля, чистого, уваренного до густоты сока солодки и выжатого сока венерина волоса с добавлением сгущенной сахарной воды. Это превосходное средство. Иногда при этой болезни применяют различного рода высушивающие и очищающие окуривания, которые производят через воронку. К этим же [средствам] принадлежит и мышьяк с перцем, из которого делают орешки, [прибавляя] яичного белка; сюда же относятся листья сладкой маслины с калом горной коровы и жиром почек козла, а также мышьяк с заячьим калом в равных частях, или яичная скорлупа с мышьяком и жиром; почек козленка или мышьяк с овечьим маслом. Одним из таких [средств] является мышьяк с аристолохией и корой корней растений каперсов. [Всего этого берут] поровну и добавляют меду и топленого коровьего масла. Еще [применяют] орешки пинии с гальбаном и гущей китрана, а также аурипигмент с кунжутным маслом. Всякий раз, как натура [больного] становится излишне горячей, его пользуют в течение нескольких дней камфорными лепешечками, а потом снова прибегают к высушиванию [язвы].

Что же касается питания, то [больному дают] турача, приправ­ленного пряностями и пахучими травами, и в начале [болезни] не запрещают чистого белого вина. [Он должен] постоянно нюхать цветы и все время лежать, пребывая в покое и неподвижности, и избегать гнева и раздражения. Ему не следует сообщать печальных [известий].

Вот одно из средств, которое я многократно испытывал на [людях] с различным телосложением и в различных странах. Больной должен постоянно в течение года каждый день принимать сколько может свежего сахарного джуланджубина, хотя бы очень много и даже с хлебом. Затем следует понаблюдать за ним: если его дыхание стало стесненным от высушивающего действия роз, то его поят в нужном количестве иссоповым сиропом, а если в нем разгорелась лихорадка, ему дают пить камфорные лепешечки. Такого лечения не изменяют, и заболевший выздоравливает.

Если бы не опасение быть обвиненным во лжи, я рассказал бы об этом чудеса и непременно назвал бы количество [джуланджуби­на], которое приняла одна чахоточная женщина. Дело с нею дошло до того, что болезнь ее затянулась и уложила ее в постель, и даже позвали [женщину], чтобы приготовить ей облачение смерти. Но тут один из ее братьев занялся ею и долгое время применял этот способ лечения, и она выжила, поправилась и пополнела. Мне [даже] невозможно сказать, сколько она съела джуланджубина.

Иногда высыхание и похудание больного вынуждает употреб­лять молоко и дуг — это питает, увлажняет, уравновешивает испорченный сок и склеивает язву творожистым веществом, а также очищает ее от гноя и материи вследствие чистящего свойства водянистой части молока. Такой режим часто [приводит] даже к исцелению от злокачественных язв в легких, если только при пользовании их не преследуют цели вызвать затвердение. Наиболее подходящее молоко — молоко женщины, которое сосут [прямо] из груди, затем молоко ослицы и козье молоко, главным образом вследствие вяжущего действия молока козы. Кобылье молоко также принадлежит к средствам, очищающим язвы и облегчающим отхаркивание, но в нем нет, как я полагаю, питательности [козьего молока]. Что же касается коровьего и овечьего молока, то оно несколько грубовато; если можно его сосать [прямо] из вымени, это лучше. Животных, которых доят, следует кормить такой травой, чье действие нужно [для лечения язвы]. Что же касается заживляющих трав, то это, например, вьюнок, «посох пастуха», крушина, «вервие бедняков» и тому подобные. К очищающим и вызывающим отхаркивание принадлежат, например, тимьян, «пчелиная слюна», луговой клевер и [даже] йатту. Тому, кто начал пить молоко, надлежит следить за остальным своим режимом: если он в чем-нибудь ошибается, [молоко] нередко превращается для него в беду.

Один врач, исследователь врачебной науки, описывает, как подобает поить молоком. Вот смысл того, что он сказал, с нашими исправлениями. Надлежит выбрать ослицу, которая принесла [осленка] четыре месяца или пять месяцев назад. Потом берут сосуд для молока и моют его водой; если в него уже доили прежде, то его моют горячей водой, наливают в него горячей воды и потом Оставляют его стоять, чтобы то, что было в нем раньше — если что-нибудь было — растворилось в воде. После этого его снова моют горячей и холодной водой. Затем сосуд ставят в горячую воду и выдаивают в него полускурраджи молока, то есть такое коли­чество, которое дают пить в первый день, если болезнь [протекает] благополучно. В противном случае давай больше, в количестве, какое считаешь и полагаешь нужным. А на второй день пои больного удвоенным количеством молока, выдоенного таким же образом. Если естество в первый день крепит, то положи в [моло­ко] , которое даешь пить во второй день, немного сахару, а в третий день поступай так же, как поступал в первый день. Если же естество не смягчилось на второй день, и особенно если оно не смягчилось к третьему дню, дай больному выпить две ускурраджи молока с двумя данаками индийской соли и с крахмалом — от половины дирхама до полутора дирхамов.



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-07; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.204.227.34 (0.019 с.)