ТОП 10:

Показатели смертности в 2000 – 2015 гг.



Год Численность умерших, человек Абсолютный прирост, человек Темп прироста (убыли), в %
3,8
1,3
3,4
1,4
-70424 -3,0
0,4
-137232 -6,0
-86258 -4,0
-4491 -0,2
-55411 -2,7
0,4
-102796 -5,1
-19385 -1,0
-34526 -1,8
2,2
-2200 -0,1

 

Динамика абсолютных масштабов смертности населения в нашей стране за 2000-2015 гг. с позиций национальной безопасности не имела выраженной тенденции. С одной стороны, за указанный период времени численность умерших в России снизилась на 313919 человек, или на 14,1%. Подробнее уменьшение смертности следует признать позитивным фактом, тем более что был пройден столь тревожный психологический рубеж в 2 млн умерших.

С другой стороны, в текущем столетии число умерших россиян увеличилось в шесть раз, а относительные размеры сокращения этого показателя (в частности, в 2012 и 2013 гг.) были не столь высокими. При этом величина, достигнутая в 2015 г., все равно продолжает вызывать обеспокоенность общества, поскольку в период с 2013 по 2015 г. наметились негативные тенденции увеличения смертности населения. Абсолютный прирост умерших в 2014 г. был в 5 раз больше прироста 2010 г. Имевшее место снижение абсолютной величины естественной убыли российского населения проявилось и в уменьшении интенсивности рассматриваемого процесса.

Число умерших в расчете на 1000 жителей в нашей стране с 2000 по 2015 г. сократилось на 2,2%, или на 14,4%. Такой результат с точки зрения уменьшения демографических потерь общества, видимо, можно признать если и не существенным, то заметным. Тем более что в качественном отношении в соответствии со специальной шкалой удалось добиться понижения общего коэффициента смертности населения с высокого (более 15%) до среднего уровня (менее 15%).

Однако нельзя сказать, что с 2000 по 2003 г. общая интенсивность смертности населения России в целом росла. Затем после некоторых колебаний с 2005 г. пошл пусть и медленное, но непрерывное (кроме 2010 г.) снижение показателя численности умерших на 1000 населения вплоть до 2013 г. Значение этих позитивных изменений вряд ли следует недооценивать, однако не может не настораживать тот факт, что в 2014 и 2015 гг. коэффициент смертности составлял уже не 13%, как в 2013 г., а 13,1%.

Нельзя забывать, что в последние два-три года общий коэффициент смертности составил: в Австралии и Китае – около 7%; во Франции, 9%; в Японии – около 10%; в Германии – около 11%. То есть в большинстве ведущих мировых держав уровень общей смертности населения находится на низком уровне (до 10%) или очень близко к нему. На этом фоне положительные сдвиги, происшедшие в последние годы в Российской Федерации, смотрятся несколько иначе, так как фактически достигнутый рубеж общей смертности с учетом повышения интенсивности деторождения уже не несет серьезную угрозу, но содержит еще большие потенции для укрепления национальной безопасности.

Отдельного разговора заслуживает такая специфическая «беда» российского общества, как смертность населения от внешних причин, приводящая к серьезным по масштабам и, если так можно выразиться, необоснованным демографическим потерям. Ведь смерть людей от случайных отравлений алкоголем, транспортных несчастных случаев, убийств и самоубийств носит противоестественный характер (см. таблицу 9).

 

 

Таблица 9

 

Показатель Темп убыли, в %
Всего умерло от внешних причин смерти, тыс. человек 318,7 164,3 -48,45
В том числе от: случайных отравлений алкоголем 37,2 9,6 -74,19
Всех видов транспортных несчастных случаев 39,6 24,7 -37, 63
Убийств 41,1 11,7 -71,53
Самоубийств 56,9 25,0 -56,06

 

За последние 15 лет в нашей стране в решении задачи сокращения смертности населения от внешних причин, несомненно, достигнуты заметные успехи, о чем свидетельствуют темпы убыли показателей, приведенных в таблице 9. Однако даже они не в состоянии нивелировать все негативные последствия, вызванные высоким уровнем смертности населения в России в начале ХХI века. Ведь все равно после существенного сокращения абсолютных масштабов смертности россиян от отравления алкоголем, транспортных несчастных случаев, убийств и самоубийств их уровень остается весьма значительным по сравнению с другими развитыми странами мира. Приведем такой пример: за все годы войны в Афганистане Советский Союз потерял около 13 тыс. человек убитыми, а немногим меньше людей погибло в России от случайных отравлений алкоголем и убийств только в 2015 г.; при этом почти в 2 раза больше умерли в результате транспортных несчастных случаев и самоубийств. В относительном выражении за 2000-2015 гг. число умерших в России от внешних причин смерти на 100000 жителей снизилось с 219 до 112 человек, или на 48,9%. Но при этом в последние годы аналогичный индикатор смертности населения от внешних причин смерти в экономически развитых государствах мира (в Германии, Японии, США и др.) находился в пределах 30-40 человек на 100000 жителей, то есть в 3-4 раза ниже. Получается, что Российская Федерация продолжает нести внушительные и совершенно излишние людские потери, подрывающие ее демографический потенциал, а в конечном счете, угрожающие и национальной безопасности страны.

В заключение необходимо отметить, что демографическая безопасность является важнейшим элементом национальной безопасности, так как затрагивает все без исключения сферы жизнедеятельности человеческой популяции. В настоящее время обеспечение демографической безопасности в Российской Федерации сопряжено с целым рядом серьезных проблем, среди которых обязательно следует выделить: отсутствие научно обоснованной и эффективной концепции демографической безопасности; сложности перенесения на российскую почву опыта экономически развитых стран; финансовые ограничения реализации концепции демографической безопасности в России; необходимость подготовки кадров, в частности управленцев нового поколения, разбирающихся в сущности и механизме демографических процессов. Предотвращение выявленных демографических угроз, связанных с естественными причинами выбытия жителей нашей страны, носит первостепенный характер, потому что взаимодействие рождаемости и смертности формирует режим замещения поколений, а также серьезно сказывается на динамике численности, размещения и состава населения. Данные компоненты могут несколько сглаживаться за счет других факторов, например, миграционных процессов, но именно они, в конечном счете, определяют место на «демографической карте» мира и дают веские основания задумываться о реальном состоянии национальной безопасности.

Литература.

1. Авдонина Т.М. К вопросу о мерах по борьбе с демографическим кризисом в Российской Федерации // Вестник Саратовской государственной юридической академии. 2015. № 6 (107). С. 39-42

2. Боков А.Н., Карманов М.В., Смелов П.А., Эвштейн Н.Д., Егорова Е.А. Демографические угрозы Российской Федерации в условиях глобализации. Монография. М.:Русайнс, 2015. 170 с.

3. Вершилов С.А., Бородин С.К., Олейник О.П. Демографическое пространство России как фактор ее безопасности // Новая наука: от идеи к результату. 2016. № 5-2 (84). С. 106-107

4. Вишневский А.Г. Многополярность и демография // Россия в глобальной политике.2008. № 1. С. 12-20

5. Емузова Э.А., Панин В.Н., Шебзухова Т.А. Демографическая безопасность как индикатор национальной безопасности современного государства // Вестник Пятигорского государственного лингвистического университета. 2013. № 4. С. 313-315.

6. Карманов М.В., Кучмаева О.В., Петрякова О.Л. Демографическая безопасность: теория, методология, оценка // Экономика, статистика и информатика. Вестник УМО. 2015. №4-1 (69-1). С. 783-787.

7. Прокопович В.П., Земскова Д.А. Демографическое развитие как основной фактор социально-экономической и национальной безопасности в России // Экономика и предпринимательство. 2016. №4-1 (69-1). С. 783-787.

8. Рыбаковский Л.Л. 20 лет депопуляции в России. М.: Экон-информ. 2014. 231 с.

9. Сайфуллин Г.П. Главный резерв обеспечения национальной демографической безопасности в России // Экономика и управление: проблемы, решения. 2016. №8 (2). С. 164-168

10. Станиславский П.В. Демографическая безопасность общества в системе обеспечения национальной безопасности России // Гуманитарный, социально-экономические и общественные науки. 2013. №7. С. 146-150

11. Эпштейн Н.Д., Карманов М.В., Васильева А.В. проблемы интегральной оценки и обеспечения демографической безопасности // Экономика, статистика и информатика. Вестник УМО. 2015. №3. С. 233-237.

12. Smelov P.A., Karmanov M.V., Egorova E.A. Demographic security – what is it? Proc. 2nd Int. Multidisc. Sci. Conf. on Soc. Sci. and Arts SGEM2015. Book l. Vol. l. P. 409-416, 2015. – doi: 10.5593.SGEMSOCIAL2015.B11.S2.053.

 







Последнее изменение этой страницы: 2017-02-22; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.204.169.76 (0.005 с.)