ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Ленинградскому трезвеннику Г. О. Осипову



Дорогой Гордей Осипович!

В субботу, 17 мая 1930 года, от часа до двух, я имел свидание с Братцем Иоанном в Ярославском Политизоляторе и передал Ему поклон от всех Его трезвенников.

Он выглядит вполне бодрым, здоровым и веселым, лицо Его свежее, полное и румяное; более румяное, чем какое было раньше в Бутырской тюрьме, во время моего первого свидания с Ним. Борода и волосы Его такие же, как и раньше.

Свидание происходило без решеток, но в присутствии одного чиновника. Мы все трое сидели за столом и я беседовал с Братцем.

Он несколько раз благодарил меня за посещение, и каждый раз при этом, глаза Его наполнялись слезами. Когда я сказал Ему, что Ленинградские трезвенники подали во ВЦИК просьбу о Нём за подписью 1200 человек, то Он очень обрадовался этому, перекрестился и прослезился.

Затем я сообщил Ему предложение товарища Смидовича, чтобы Он, то есть Братец, подал во ВЦИК просьбу о Себе. Он тоже обрадовался этому и попросил меня продиктовать Ему адрес ВЦИКа: и я продиктовал: "Москва, Кремль, Всероссийскому Центральному Исполнительному Комитету, Петру Герасимовичу Смидовичу". И Он записал его на Своей бумажке.

Потом я сообщил Ему, что Груша, Маня и Нюша уже освобождены и живут в Тверской губернии, чему Он тоже обрадовался.

Но о других лицах говорить мне не пришлось, так как это было запрещено тем чиновником, который присутствовал при нашей беседе.

А когда я рассказал Братцу об антирелигиозных музеях и антирелигиозных выставках в Ленинграде, и о том, что там показывают из жизни Братца, и что говорят о Нём, что Его последователи называют Его Богом, что будто бы Он торговал Своими волосами и ногтями, и вёл контрреволюционную проповедь, говоря, что после Керенского, Ленина и Рыкова будет царствовать Он — Чуриков, то Он сказал, что Он не отвечает за то, что говорили и делали некоторые из Его последователей. Но что Он Сам всегда шёл и теперь идет нога в ногу с Советской властью, так как убеждён что эта власть действует согласно Слову Божию, что хотя она и безбожная, но она делает Божие дело.

Затем я спросил Его, в чём Он нуждается? И Он сказал, что ни в чём Он не нуждается, так как у Него есть всё, что Ему нужно. Так как Он покупает Себе молоко через день в тюремном кооперативе. Обедает Он из общего стола, но мяса не ест. При этом я спросил Его, не переменились ли Его убеждения?

Он ответил, что нет, что Он всё Тот же.

Он просил прислать Ему только следующие вещи: чесноку, прованского масла, летние кальсоны, Библию и молитвенник, что я Ему и принёс. Он сказал, что по ошибке Ему прислали галоши № 8, а нужно было прислать № 9, и это тоже будет сделано.

Очки — пенсне у Него имеются.

Для Его грыжи хороший тюремный доктор прописал и выписал ему бандаж, который Он и носит.

Я принес Ему, с помощью одного трезвенника и одной трезвенницы большую передачу, которую приготовили трезвенники и трезвенницы. Список вещей этой передачи взяли с собой те трезвенницы, которые приезжали в Ярославль из Ленинграда.

Кроме вещей, перечисленных в этом списке, я передал Братцу ещё следующие вещи:

1. Бумагу для написания прошений и других писаний.

2. Карандаш.

3. Книгу: "Азбука Ленинизма", из которой Братец может ознакомиться с Советским строем, с которым мы все должны быть знакомы.

4. Журнал: "Большевик" за 1929 год № 16, со статьей Ярославского о пользе сектантских колхозов, которой Братец очень заинтересовался.

5. Красную книжечку под названием: "Линия партии в колхозном движении", которая продавалась в Ленинградских газетных киосках.

6. Журнал "Безбожник" за 1930 год, в котором говорится о римском папе, и в котором помещён портрет Ярославского.

7. Библию, которую я достал у одного Ярославского трезвенника И...

8. Молитвенник, который я достал у одной Ярославской трезвенницы.

Братец просил прислать Ему подушку, и она была приготовлена Ленинградскими и Ярославскими трезвенниками, но её не пропустили, сказав, что по закону это не разрешается.

В Москве я буду хлопотать, чтобы разрешили передать Братцу и подушку, и тогда через месяц я вновь, быть может поеду на свидание с Братцем.

Братец очень просил не присылать Ему конфет. Сахару и чаю, Он говорит, тоже пока не нужно присылать, так как и того и другого, как Он говорит, хватит Ему ещё на три месяца.

Кто-то присылает Ему газету "ПРАВДУ", а одна Ярославская трезвенница выписала Ему Ярославскую газету: "Северный рабочий".

Когда кончился час нашей беседы, мы встали, простились и поцеловались. И Он передал поклон всем трезвенникам.

Заканчивая это письмо, я и со своей стороны прошу вас передать мой поклон всем трезвенникам.

Ив. Трегубов

20-го мая 1930 года

Примечание.

Это письмо Ивана Михайловича Трегубова, адресованное Гордею Осиповичу, было направлено им Сестрице Братца Иоанна — Агриппине Васильевне Смирновой в Красный Холм, Бежицкого округа, ул. Широкая 66, где Сестрица в то время проживала, после отбывания ссылки.

Таким образом, через неё оно попало в руки трезвенников.

 


№ 81. ЗАПИСКА ИВАНА МИХАЙЛОВИЧА ТРЕГУБОВА





Последнее изменение этой страницы: 2017-02-17; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.239.45.252 (0.004 с.)