ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Твитч: У меня каждую ночь потрясающий секс, Ангел x.



 

Он не лжет. Мы занимаемся сексом каждую ночь.

Я практически живу с Твитчем, вот уже несколько недель. Я бываю дома только для того, чтобы взять одежду и проверить почту. И каждый раз, когда я приношу одежду из дома, он испепеляет меня взглядом за то, что не пользуюсь гардеробной, которую он для меня сделал. Я упрямо настаиваю, что эта гардеробная — жуткая.

— Все уже забронировали, солнышко. Твитч даст тебе адрес. Ты узнаешь все детали на работе, на которую, ты, кстати, уже опаздываешь, — говорю я, смотря на свои часы.

Сверяясь со своими часами, он выплевывает:

— Дерьмо! — и пулей выскакивает за дверь. Не проходит и секунды, как он забегает обратно и, задыхаясь, спрашивает: — Так как мне пригласить ее?

Я говорю ему то, что сама хотела бы услышать:

— Скажи ей, что ты выбирал удачное время, чтобы пригласить ее, и ты долго этого ждал, но не знал, как спросить. Подари ей цветы. Маргаритки, я думаю. И она скажет «да».

— Я не знаю, чтобы я без вас делал, мисс Баллентайн.

Я пожимаю плечами.

— Ты один из моих подопечных. Очень скоро я тебя потеряю. Я хочу помочь, там, где могу. — Какое-то время он смотрит на меня, моргая, а затем опускает вниз подбородок. — Я всегда буду вашим подопечным.

Потом он уходит.

Оставив прослезившуюся меня в кабинете.

 

 

Ты никто, пока кто-нибудь не полюбит тебя.

По крайней мере, так я теперь думаю, когда у меня есть Лекси. Я всегда подозревал, что она мне нужна, потому что именно это твердил мне мой мозг.

Мои разум поврежден более чем в одном месте и, таким образом, мой интерес к ней превратился в одержимость. Добавьте к этому зависимость от тяжелых наркотиков, и проблем будет не избежать. К тому времени, мой разум стал посылать мне сигналы, что Лекси не просто нужна мне, а что я должен заставить ее страдать, за то, что она заставила меня поверить, что моя жизнь когда-нибудь наладится и придет в норму… так долго, пока я буду обладать ею.

Когда мне было восемь, она была со мной. Всего на одну ночь. Судьба — жестокая сука, и та ночь изменила для меня все.

Я мог бы придумать кучу оправданий.

Я мог бы, например, сказать, что я был просто испорченным ребенком, который вырос в испорченного мужчину.

Я мог бы. Но не буду.

Я не люблю ярлыки. Мне не подходят такие слова как ненормальный, неуравновешенный или сломленный. Во мне есть нечто более важное, чего не передать никакими словами. Я состою из слоев, как и любой другой человек. И если начать снимать с меня слой за слоем, то обнаружится почерневшая корка там, где должно быть мое сердце. Но с тех пор, как Лекси вошла в мою жизнь, сквозь эту корку стал пробиваться тоненький зеленый росток, и это вселило в меня надежду, что когда-нибудь даже я смогу стать человеком, который делает чью-то жизнь лучше.

Росток крепнет с каждым днем. И будь я проклят, если кто-нибудь попытается отобрать у меня Лекси. Я убью любого, кто это сделает.

Проводя рукой по волосам, я с трудом сглатываю, и мой желудок ухает куда-то вниз.

Надо принять решение. Никто не посмеет отобрать ее у меня. Так почему же я рискую потерять ее, рассказав правду?

Я знаю, что то, что сделал — простить невозможно. Я мог бы рассказать ей. Хотя я знаю, каков будет результат. Моя девочка бросит меня в ту же секунду.

Дурное предчувствие растет.

Мне так много нужно ей рассказать. И Нокс был прав... петля вокруг моей шеи затягивается. Я едва могу дышать.

— Все в порядке, босс? — доносится обеспокоенный голос из дверного проема, привлекая мое внимание.

Мальчишка.

— Все хорошо, — ухмыляясь, я спрашиваю: — А у тебя? Ты пригласил девчонку или как?

Он бросает на меня беглый взгляд:

— Я бы пригласил, если бы не опаздывал на работу.

Существует лишь несколько вещей, которые не могут подождать. Теперь я знаю это.

Беру телефон, печатаю сообщение, нажимаю кнопку «отправить» и жду. Майкл с каждой секундой выглядит все более нервным, а я улыбаюсь. Мне нравиться думать, что он все еще побаивается меня, хотя ему не зачем меня больше бояться. Это забавно.

Хэппи появляется в дверях позади Майкла.

— Что случилось?

Скрестив руки за головой, я откидываюсь на спинку своего трона и говорю им обоим:

— Ты возьмешь мальчишку с собой сегодня. Хотя сперва ему надо будет сделать небольшую остановку. Потом вы оба займетесь делами как обычно.

Хэппи щурится:

— Не могу. Мне надо... — его глаза впиваются в мои, — ...уладить кое-какие дела.

Черт побери. Я и забыл. Он сопровождает нескольких торговцев сегодня на одну большую сделку, которую нужно обезопасить. Мое лицо принимает озабоченное выражение. У меня нет времени отвезти его лично. Через час у меня встреча.

Я вздыхаю:

— Забудь об этом.

Но потом, я смотрю на Майки. Его лицо становится угрюмым. Дерьмо. Хэппи вскидывает бровь. Я знаю, он взял бы его с собой, ему нужно только мое согласие. Лекси будет в бешенстве.

Так и будет, если она узнает. Если. Если — это хорошо.

Мои губы растягиваются в ухмылке.

— Вперед. Майки, пригласи свою девчонку, потом ты проведешь с Хэппи остаток дня.

Всего за несколько секунд на лице мальчишки сменяется несколько чувств: от удивления и неверия до шока.

— Серьезно?

Не желая видеть бесконечную признательность в его взгляде, граничащую с поклонением, я поворачиваюсь к ноутбуку, отпуская их:

— Идите. Вперед.

Печатая дальше, я притворяюсь, что не замечаю Майкла, который по-прежнему стоит в дверном проеме.

— Спасибо, — он говорит это так тихо, что я едва разбираю. — За все.

Грудь, внезапно, сдавливает.

Я отвечаю также тихо:

— Всегда пожалуйста, — он аккуратно закрывает за собой дверь. А я шепчу в пустую комнату: — Всегда пожалуйста, брат.

 

.

 

Улыбясь как идиот, я наблюдаю, как Майкл сбегает вниз по ступенькам жилого дома. Его глаза широко раскрыты, он выглядит так, будто сейчас упадет в обморок.

Мое сердце пропускает удар, и улыбка сползает с лица.

Он переходит с бега на шаг и идет к машине практически в замедленном темпе. Черт. Похоже парнишке разбили сердце.

Проклятье.

Когда он, наконец, подходит к машине, открывает дверь и садится, уставившись в приборную панель пустыми глазами.

Протянув руку, я легонько сжимаю его за плечо и спрашиваю:

— Что случилось, приятель?

Он открывает рот, но из него не выходит ни звука. Он пожимает плечами. Спустя мгновение он шепчет:

— Она сказала «да».

Я улыбаюсь:

— Что, правда?

Все еще не веря своему счастью, он кивает.

Толкая его в плечо, смеюсь:

— Разве ты не этого хотел?

— Ага. Ну, то есть, конечно. — Он молчит. — Я просто не понимаю, почему она согласилась.

О, блин. Подобные разговоры — это не по моей части.

Я привожу ему лучший пример, который могу придумать:

— Ты видел Лекси?

Его лоб морщится, и он кивает.

— Ты видел Твитча?

Брови все еще нахмурены, он кивает. Потом кивает еще раз. Маленькая улыбочка играет на его губах, и я знаю, что он понял меня. Я говорю ему:

— Противоположности, приятель. Противоположности притягиваются.

Завожу машину, вытаскиваю телефон из кармана и отправляю Твитчу смс-ку.

 





Последнее изменение этой страницы: 2017-02-17; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.216.79.60 (0.012 с.)