ТОП 10:

И да благословит Аллаh Мухаммада и приветствует его, и членов его семьи, и его сподвижников.



 

 

 


[i]

[ii] Его звали ‘Амр бин Шурахбиль Аш-Ша‘би, табиъин

[iii] Его звали Са‘д ибн Малик ибн Синан аль-Хазраджи аль-Ансари, а происхождение его прозвища связано с названием мединского квартала Худра. Он был одним из самых образованных сподвижников, передал большое число хадисов и высказывался по поводу многих вопросов религиозно-правового характера. Скончался в начале 74 года по мусульманскому летоисчислению, когда ему было 86 лет.

 

[iv] Ахмад ибн Ханбаль

Его звали Абу ‘Абдуллах Ахмад ибн Ханбаль аш-Шейбани. Выдающийся богослов, правовед и знаток хадисов. Один из четырех величайших мусульманских правоведов. Впоследствии его воззрения легли в основу ханбалитской правовой школы. Родился в Багдаде в месяце раби‘-уль-авваль в 164 году по мусульманскому летоисчислению. Начал изучать хадисы, мусульманское право и остальные шариатские дисциплины в Багдаде, еще будучи ребенком, а затем отправился в Шам, Хиджаз и Йемен, где продолжил обучение. Во времена правления халифов аль-Ма’муна и Харуна ар-Рашида подвергался гонениям, потому что отказался принять еретические воззрения о сотворении Корана, навязываемые му‘тазилитами. Несмотря на это сумел выстоять и спасти мусульман от опасной ереси. Считается самым выдающимся знатоком хадисов. Переданные им хадисы собраны в сборнике “аль-Муснад”. В нем содержится более 28000 хадисов, которые он отобрал из 750000 хадисов. Абу Зур‘а сказал: «Он написал двенадцать трудов, каждый из которых он знал наизусть. Всего же он знал наизусть один миллион хадисов». Аш-Шафи‘и сказал: «Побывав в Багдаде, я не нашел в нем более богобоязненного, более аскетичного, более набожного и более знающего человека, чем Ахмад ибн Ханбаль». Скончался в Багдаде днем в пятницу, 12 числа месяца раби‘-уль-авваль 241 года по мусульманскому летоисчислению

[v] ЗАЙД ИБН САБИТ

Кто же сильнее в рифме более Хасана и его сына, и кто может быть сильнее в знаниях более Зайда ибн Сабита? Хассан ибн Сабит Итак, идёт второй год по Хиджре... Вся Медина, этот славный город Посланника Аллаха, переполнена людьми, готовящимися к выступлению в поход на Бадр. Благородный Пророк, да благословит его Аллах и приветствует, последним взглядом окидывает первую армию мусульман, которая под его личным командованием выступит на Джихад во имя Аллаха и утверждения Его Слова на Земле. И в этой обстановке к рядам воинов приблизился мальчик в возрасте не более тринадцати лет. По его лицу было видно, что он умён и сообразителен. В его руке был меч, равный по длине его росту или даже чуть выше. Приблизившись к Посланнику Аллаха, он воскликнул: — Да буду я твоим выкупом, о Посланник Аллаха! Позволь мне быть с тобой и сражаться с врагами Аллаха под твоим знаменем. Благородный Посланник, радостно и восхищённо глядя на него, мягко и отечески похлопал его по плечу и с самыми добрыми побуждениями отправил его обратно по причине малолетства.

* * *

Волоча свой меч по земле, мальчик возвращался домой, страшно расстроенный тем, что его лишили чести сопровождать Посланника Аллаха в его первом военном походе. Вслед за мальчиком шла его мать ан-Наввар Бинт Малик, опечаленная и расстроенная не менее своего сына. Ей так хотелось усладить свой взор видом своего мальчика, идущим вместе с мужчинами муджахидом под знаменем Посланника Аллаха. Она очень надеялась также, что её сын займёт рядом с Посланником Аллаха место, которое было предназначено для его отца, если бы он был жив.

* * *

Однако, когда мальчику из ансаров не удалась попытка стать приближённым Посланника Аллаха по причине его малолетства, то его сообразительность подсказала ему другую сферу приближения к Пророку, в которой возраст не имеет никакого значения. Это была область науки и знания Корана... Когда мальчик рассказал о своей идее матери, она пришла в восторг и начала активно помогать ему в этом.

* * *

Ан-Наввар рассказала своим соплеменникам о страстном желании своего сына и поведала им о его идее. Тогда они привели мальчика к Посланнику Аллаха и сказали: — О пророк Аллаха, это наш сын Зайд ибн Сабит, который знает наизусть семнадцать сур из Книги Аллаха. Он читает их точно таким образом, каким они были ниспосланы в твоё сердце. Кроме того, это очень сообразительный мальчик, который хорошо пишет и читает. Он очень хочет тем самым приблизиться к тебе и неотступно следовать за тобой. Поэтому послушай его, если хочешь.

* * *

Благородный Посланник послушал кое-что из того, что помнил наизусть юный Зайд ибн Сабит. Оказалось, что у мальчика есть ораторские задатки, и его речь отличалась ясностью произношения... Слова Корана сияли в его устах, подобно звёздам на чёрном бархате неба. Кроме того, его чтение было чрезвычайно выразительным и трогательным. Он делал уместные паузы, что свидетельствовало о сознательном чтении и хорошем понимании текста. Благородному Посланнику мальчик очень понравился, так как его впечатления превзошли ожидания. Пророк обрадовался ещё больше, когда узнал, что мальчик хорошо умеет писать. Обратившись у нему, Пророк сказал:

— О Зайд, изучи-ка ты иудейскую грамоту. Я не доверяю евреям, ведь они могут исказить то, что я говорю. Зайд ответил: — Слушаюсь и повинуюсь, о Посланник Аллаха. Он тут же уселся за изучение иврита, который освоил очень быстро. После этого все послания, которые Пророк направлял иудеям, Зайд записывал на иврите, а их послания читал ему на арабском языке. После этого по повелению Посланника Аллаха Зайд изучил ассирийский язык так же быстро, как и иврит. Таким образом, юный Зайд ибн Сабит стал личным переводчиком Посланника Аллаха.

* * *

Убедившись в честности, правдивости, точности и правильном понимании всего Зайдом, Пророк доверил ему Небесное Послание, ниспосылаемое на Землю. Он сделал его писцом Откровения Аллаха... Как только в сердце Пророка ниспосылались аяты Корана, он тут же посылал за Зайдом и говорил ему: “Записывай, о Зайд”. И Зайд записывал всё под его диктовку. Таким образом, Зайд ибн Сабит слушал и записывал аяты Корана от Посланника Аллаха постепенно слово за словом, в результате чего выросли его знания... Воспринимая из уст Пророка Божественные аяты в связи с определённым поводом или конкретными обстоятельствами, душа Зайда обогащалась светом истинного пути, а его разум познавал тайны божественного Шариата... В результате этого он стал счастливым юношей, специализирующимся в Коране, и главным источником доведения Божественных знаний для народа Мухаммада после ухода из этой жизни Посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует. Зайд был главным из тех, кто в эпоху правдивейшего Абу Бакра собирал полный текст Корана. Он руководил работой по унификации свитков Корана во времена Усмана. Разве может человеческая душа стремиться к чему-либо более возвышенному, чем это почётное положение? Разве может желать человек большей славы, чем эта?

* * *

Именно благодаря воздействию Корана, Зайд ибн Сабит увидел освещённые им правильные пути решения сложных вопросов, которые ставили в тупик самых умных и проницательных людей. Так, например, в день ас-Сакифы[59] мусульмане разошлись во мнениях по поводу преемника Посланника Аллаха. Мухаджиры сказали: — Халифатство принадлежит нам, поскольку мы заслуживаем этого больше. Некоторые из ансаров заявили: — Нет, халифатство принадлежит нам, поскольку мы более достойны этого. Другие же ансары говорили: — Нет, халифатство должно принадлежать и нам и вам вместе... Ведь Посланник Аллаха, когда использовал кого-нибудь из вас для определённой работы, всегда давал ему в напарники одного из нас. И тут чуть было не вспыхнула большая смута в то время, когда тело Пророка, да

благословит его Аллах и приветствует, завёрнутое в саван, ещё не было погребено. В данный момент все ощущали необходимость услышать твёрдое, решительное и мудрое слово, освещённое истинным наставлением Священного Корана, чтобы в зародыше подавить смуту и показать правильный путь растерявшимся. Это мудрое слово было сказано Зайдом ибн Сабитом аль-Ансари. Обратившись к людям, он сказал: — О ансары! Посланник Аллаха был из мухаджиров, так пусть же и его халиф, подобно ему, тоже будет из мухаджиров. А поскольку мы были ансарами у Посланника Аллаха, то нам следует быть ансарами и у его халифа, а также добрыми помощниками ему в его праведных делах. Затем он протянул руку в сторону правдивейшего Абу Бакра и сказал: — Вот ваш халиф. Присягните ему на верность!

* * *

Благодаря своему знанию и глубокому пониманию Корана в силу своего многолетнего общения с Посланником Аллаха, Зайд ибн Сабит стал наставником и маяком света для всех мусульман. В сложных проблемах с ним консультировались халифы, а простой народ советовался с ним по своим вопросам. Особенно часто к помощи Зайда прибегали в вопросах наследования, поскольку в то время никто лучше него не мог разобраться во всех этих тонкостях и лучше поделить имущество. Обращаясь к мусульманам с проповедью в день аль-Джабийи[60], Умар сказал: — О люди! Если кто-то хочет спросить что-нибудь о Коране, то пусть обращается к Зайду ибн Сабиту... Если кто-то хочет посоветоваться по вопросам права, пусть обращается к Муазу ибн Джабалу... Если кто-то хочет узнать что-нибудь о деньгах и имуществе, то пусть обращается ко мне. Волей Всевышнего и Всемогущего Аллаха я распоряжаюсь всеми денежными средствами и делю их...

* * *

Все, кто искал знаний из сподвижников и последователей, хорошо знали способности Зайда ибн Сабита. Они уважали, чтили и ценили те огромные знания, средоточием которых он являлся. Премудрый Абдулла ибн Аббас, увидев, как Зайд ибн Сабит собирается сесть на своё верховое животное, становился перед ним, держал стремя и поводья, подавая в нужный момент. Зайд ибн Сабит говорил: — Прекрати это, о двоюродный брат Посланника Аллаха! Ибн Аббас отвечал: — Так повелено нам обходиться с нашими учёными... Тогда Зайд сказал ему: — Покажи мне руку. Когда ибн Аббас протянул руку, Зайд наклонился, поцеловал её и сказал: — А так нам повелено поступать со всем родом нашего Пророка...

* * *

Когда Зайд ибн Сабит ушёл к своему Владыке, мусульмане оплакивали его вместе со смертью знаний, которые он унёс с собой в могилу. Абу Хурайра сказал: — Сегодня умер выдающийся учёный мусульман. О, если бы Аллах сделал ибн Аббаса его преемником! В своей элегии поэт Посланника Аллаха Хассан ибн Сабит, оплакивая Зайда, сказал: — Кто же сильнее в рифме более Хассана и его сына? И кто же может быть сильнее в знаниях более Зайда ибн Сабита?

[vi] Его звали Абу Бакр Ахмад ибн аль-Хусейн аль-Бейхаки. Один из выдающихся богословов, хафиз. Родился в месяце ша‘бан в 374 году по мусульманскому летоисчислению в небольшом городке, расположенном недалеко от Нишапура. В поисках знаний долго путешествовал по Хиджазу и Ираку. Отличался глубокими познаниями в области науки о хадисах и прекрасно разбирался в тонкостях шафи‘итской правовой школы. Автор “ас-Сунан аль-Кубра”, “ас-Сунан ас-Сугра”, “аль-Мабсут”, “аль-Асма ва ас-Сыфат” и многих других книг. Аз-Захаби сказал, что все его произведения составляют около тысячи томов. Скончался 8 числа месяца джумада-ль-уля 458 года по мусульманскому летоисчислению.

 

[vii] СУХАЙБ АР-РУМИ

 

 

“Торги были выгодными, о Абу Йахйа, торги были выгодными...”

 

(Мухаммад, посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует)

 

 

Сухайб ар-Руми...

Кто из нас, о мусульмане, не знаком с Сухайбом ар-Руми и не знает хотя бы часть его биографии и что-нибудь из происшедших с ним событий?

Однако многим не известен тот факт, что Сухайб был вовсе не византийцем, а чистокровным арабом. Его отец был родом из племени бану Нумайр, а мать — из племени бану Тамим.

То, из-за чего Сухайба причислили к византийцам, имеет долгую историю, которая описана во многих серьёзных книгах.

Примерно за двадцать лет до выступления посланника Аллаха, да благословит его Аллах и да приветсвует, со своей миссией древним городом аль-Абуллой управлял Синан Ибн Малик аль-Нумайри, назначенный иранским царём.

Самым любимым из детей у него был его пятилетний сын по имени Сухайб.

* * *

У Сухайба было выразительное лицо, умные глаза и рыжие волосы. Он отличался кипучей активностью, был весёлым и общительным ребёнком с открытой и нежной душой, что вселяло радость в сердце его отца, избавляя его от постоянных забот.

* * *

Вместе со своим маленьким сыном мать Сухайба в сопровождении группы приближённых и слуг отправилась на отдых в деревню ас-Саний, которая находилась в Ираке. Одно из подразделений византийских войск совершило налёт на эту деревню.

Перебив охрану, византийцы разграбили её и взяли в плен жителей, среди которых был и Сухайб.

На одном из рынков рабов в Византии Сухайб был продан. С тех пор он начал переходить из рук в руки, служа разным господам. Его участь была подобна участи тысяч других рабов, которые заполняли дворцы Византии.

* * *

Такая жизненная ситуация предоставила Сухайбу возможность познать глубину византийского общества и досконально изучить его изнутри. Своими собственными глазами он увидел, какими рассадниками пороков и грехов были дворцы Византии. Собственными ушами Сухайб слышал невероятно грязные и чудовищные слова, что заставило его всей душой возненавидеть это общество. Он говорил сам себе:

“Общество, подобное этому, может очистить только ураган”.

* * *

Несмотря на то что Сухайб вырос в Византии, возмужал среди её жителей и на её земле, почти полностью забыв арабский язык, он постоянно помнил, что является арабом и выходцем из пустыни...

Тоска по родине не покидала его вплоть до того дня, когда он освободился от рабства и вернулся к своему народу.

Его ностальгия увеличилась ещё больше после того, как он услышал слова одного из христианских прорицателей, сказанные очередному господину Сухайба:

“Пришло время, когда из Мекки на Аравийском полуострове выйдет пророк, который подтвердит миссию Исы Ибн Марйам и выведет людей из тьмы на свет”.

* * *

Когда Сухайбу предоставилась удобная возможность, он бежал от своих господ и направился в сторону Мекки — Матери городов, центру земли арабов и места появления ожидаемого пророка. Когда Сухайб обосновался в Мекке и прожил там определённый период времени, местные жители прозвали его Сухайб ар-Руми, то есть “византийский Сухайб” за его довольно сильный иностранный акцент и рыжие волосы.

Заключив союз с Абдуллой Ибн Джуданом, одним из вождей Мекки, Сухайб занялся торговлей, что давало ему большие доходы и много имущества.

Однако успешные торговые дела и большие доходы не смогли заставить Сухайба забыть слова христианского прорицателя. Всякий раз, когда они всплывали в его сознании, он нетерпеливо спрашивал себя: “Когда же, наконец, это случится?”

Ждать ответа на этот вопрос оставалось ему уже совсем недолго.

* * *

Однажды Сухайб вернулся в Мекку из своей очередной поездки. Там ему сообщили, что Мухаммад Ибн Абдулла послан с миссией и призывает людей к вере в Единого Аллаха, справедливости и благодеяниям, запрещая людям совершать большие и малые грехи. Сухайб спросил:

— Не тот ли это человек, которого вы прозвали Амином (верным, истинным)?!

— Да, это именно тот, — ответили ему.

— А где он живёт? — спросил Сухайб. — Ему ответили:

— Он живёт в доме аль-Аркама Ибн Абу аль-Аркама у холма Сафа... Но остерегайся, чтобы тебя не заметил никто из курайшитов, так как если они заметят тебя, то причинят зло... Ты у нас человек чужой, и твоя национальность тебя не защитит, да и родственников у тебя здесь нет, которые могли бы помочь тебе.

* * *

Соблюдая осторожность и оглядываясь, Сухайб отправился в дом аль-Аркама. У дверей дома он заметил Аммара Ибн Йасира, которого знал раньше. Поколебавшись мгновение, Сухайб подошёл к нему и спросил:

— Тебе что здесь нужно, Аммар? — Аммар в свою очередь спросил его:

— А тебе что здесь нужно?

Сухайб сказал:

— Я хотел бы войти в дом, чтобы увидеться с этим человеком и послушать, что он говорит.

— Я тоже хочу именно этого, — ответил Аммар.

— Тогда давай войдём вместе с благословения Аллаха, — предложил Сухайб.

* * *

Вместе с Аммаром Сухайб Ибн Синан ар-Руми вошёл к посланнику Аллаха, и они внимательно выслушали всё, что он говорил. Слова Пророка зажгли свет веры в их душах, и они дружно протянули ему свои руки, торжественно засвидетельствовав, что нет божества, кроме Аллаха, а Мухаммад — Его раб и Его посланник.

Когда наступила ночь и всё успокоилось, они покинули дом Посланника под покровом темноты, и каждый из них нёс в своём сердце свет, достаточный для того, чтобы осветить весь мир. С этого дня, они постоянно слушали Пророка, наслаждаясь его праведными наставлениями и соседством с ним.

* * *

Вместе с Билялем, Аммаром, Сумайей, Хайабом и другими правоверными Сухайб сполна испытал свою долю унижений от курайшитов. Как и десятки других правоверных, он был подвергнут таким мучениям, что наверное и горы бы их не смогли выдержать. Однако все эти жестокие испытания он встретил стойко и с душевным спокойствием, так как знал, что путь в Рай лежит через преодоление ненавистного.

* * *

Когда посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, разрешил своим сподвижникам переселиться в Медину, Сухайб твёрдо решил сопровождать посланника и Абу Бакра. Однако когда курайшитам стало известно, что Сухайб твёрдо решил переселиться, то они начали чинить ему всяческие препятствия, чтобы помешать в этом. К нему были приставлены соглядатаи, которые следили буквально за каждым его шагом, чтобы Сухайб не смог вырваться из рук курайшитов и увезти от них всё то серебро и золото, которое он заработал, занимаясь торговлей.

* * *

После переселения посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, и Абу Бакра в Медину Сухайб стал выжидать удобный случай, чтобы присоединиться к ним, но такая возможность всё не представлялась, так как соглядатаи зорко следили за ним. Сухайбу не оставалось ничего другого, как применить хитрость.

В одну из холодных ночей Сухайб часто выбегал во двор, как будто по нужде. Всякий раз, едва успев вернуться в дом, он выбегал на улицу снова. Соглядатаи сказали друг другу:

— Успокойтесь, ал-Лат и аль-Узза создали для него заботу в его животе...

После этого они вернулись на свои ложа и заснули. Сухайб прокрался мимо них и отправился в направлении Медины.

* * *

Вскоре после бегства Сухайба соглядатаи проснулись, и, не увидев его, тут же оседлали своих быстроногих скакунов и во весь опор бросились за ним в погоню, пока не настигли его.

Почувствовав приближение погони, Сухайб занял позицию на возвышенности, достал стрелу из колчана, натянул тетиву лука и крикнул:

— О курайшиты! Клянусь Аллахом, вы знаете, что я самый меткий и искусный стрелок из лука среди всех людей! Вы доберётесь до меня не раньше, чем каждой из имеющихся у меня стрел я убью одного человека. После этого я буду драться с вами своим мечом, пока я держу его в руке.

Один из преследователей сказал:

— Клянёмся Аллахом, мы не позволим уйти тебе невредимым и с деньгами... Ты пришёл в Мекку нищим бедняком, а затем разбогател и добился того, что имеешь.

Сухайб спросил:

— А если я оставляю вам мои деньги, вы позволите мне продолжать путь?

— Да! — ответили они.

Сухайб рассказал им, где хранит свои деньги в Мекке. Вернувшись в Мекку, преследователи забрали деньги Сухайба, а затем отпустили его.

* * *

Сухайб держал свой путь в Медину, стремясь бежать со своей религией к Аллаху. Он нисколько не сожалел о деньгах, которые он потратил в расцвете молодости.

Всякий раз, как его охватывала усталость или он чувствовал утомление, в его душе возникало страстное стремление к посланнику Аллаха. К нему сразу возвращалась бодрость, и Сухайб продолжал свой путь.

Когда он достиг деревни Куба, расположенной на удалении двух миль от Медины, его заметил посланник Аллаха. Очень обрадовавшись благополучному прибытию Сухайба, Пророк воскликнул:

— Торги были выгодными, о Абу Йахйа, торги были выгодными....

Он трижды повторил свои слова.

Лицо Сухайба осветилось радостью, и он сказал:

— Клянусь Аллахом, никто не обгонял меня на пути к тебе, о посланник Аллаха. Весть об этом тебе послал никто иной, как Джибриль.

* * *

Действительно, торги оказались выгодными...

Это было подтверждено откровением, ниспосланным с неба. Это засвидетельствовал Джибриль, когда Сухайбу было ниспослано следующее слово Всемогущего Аллаха:

И среди людей есть, кто готов продать себя самого, дабы угодить Аллаху; и Аллах полон сострадания к слугам Своим”.

 

Блажен Сухайб Ибн Синан ар-Руми и добрая ему память.

 

[viii] Поводом для обращения в ислам Хамзы послужило событие, о котором речь пойдёт ниже. Однажды Абу Джахль, проходивший рядом с холмом ас-Сафа, увидел Посланника Аллаха и принялся оскорблять его. Согласно другим сообщениям, он взял камень и так сильно ударил Пророка по голове, что у него потекла кровь, после чего удалился в дом собраний курейшитов, находившийся близ Каабы, и остался там. За всем этим наблюдала из своего жилища вольноотпущенница 'Абдуллаха бин Джуд'ана, дом которой также находился у холма ас-Сафа. Спустя некоторое время после этого с охоты вернулся Хамза с луком через плечо, и она обо всём рассказала ему. Выслушав её, Хамза немедленно отправился к Абу Джахлю и закричал на него: «О желтозадый! Ты оскорбляешь сына моего брата, а ведь и я тоже исповедую его религию!» — а потом ударил его луком по голове и разбил её до крови. На помощь Хамзе поспешили хашимиты, а Абу Джахля были готовы защищать махзумиты, но он сказал: «Оставьте Хамзу, ибо я действительно жестоко оскорбил сына его брата!» Таким образом, получилось, что Хамза принял ислам, не пожелав стерпеть оскорбления, нанесённого его родственнику, и сказав то, что он говорить не намеревался. Но потом Аллах раскрыл его сердце для ислама. Он был самым сильным и могучим из курейшитов, за что

его и стали называть львом Аллаха. Он принял ислам в месяц зу-ль-хиджжа шестого года с начала осуществления Мухаммадом его пророческой миссии. Он пал от руки эфиопского раба Вахши бин Харба, который умел хорошо метать копьё. Его хозяин Джубайр бин Мут'им, желавший отомстить за смерть своего дяди Ту'айма бин 'Ади, который погиб от руки Хамзы в битве при Бадре, пообещал Вахши бин Харбу отпустить его на волю, если он убьёт Хамзу. Спрятавшись за скалу, Вахши стал выжидать, и в тот момент, когда Хамза отрубил голову одному из многобожников, он бросил копьё, которое пронзило тело Хамзы насквозь, после чего Хамза упал и больше не смог подняться.

[ix] Ахмад ибн ‘Али ан-Насаи

Его звали Абу ‘Абд ар-Рахман Ахмад ибн ‘Али ибн Шу‘ейб ибн ‘Али ан-Насаи. Один из выдающихся знатоков хадисов. Родился в местечке Ниса, расположенном недалеко от Хорасана, в 215 году по мусульманскому летоисчислению. Обучался хадисам и методологии хадисов, после чего составил сборник “Сунан ан-Насаи”, который считается самым достоверным сборником хадисов после трудов аль-Бухари и Муслима. Жил в Египте, после чего переселился в Дамаск. Там составил сборник хадисов о достоинствах славного сподвижника ‘Али ибн Абу Талиба, да будет доволен им всевышний Аллах. Затем был подвергнут гонениям и вынужденно переселился в Мекку. Скончался в понедельник, 13 числа месяца сафар 303 года по мусульманскому летоисчислению, в городе Рамля и был похоронен в Иерусалиме.

 

[a1]Мухаммад ибн Исма‘ил аль-Бухари

Его звали Абу ‘Абдуллах Мухаммад ибн Исма‘ил ибн Ибрахим ибн аль-Мугира ибн Бардизбах аль-Джу‘фи аль-Бухари. Эмир правоверных в области знаний о хадисах. Родился в Бухаре в месяце шавваль в 194 году по мусульманскому летоисчислению. С ранних лет изучал хадисы и в течение многих лет путешествовал по мусульманскому миру в поисках знаний. Он передавал хадисы от Ахмада ибн Ханбаля, Йахйи ибн Ма‘ина, Ибн аль-Мадини, аль-Хамиди и многих других богословов. Его учениками были такие известные знатоки хадисов, как Муслим, ан-Насаи, ат-Тирмизи, аль-Фирабри. Является автором сборников “ат-Тарих аль-Кабир”, “аль-Адаб аль-Муфрад” и многих других книг, но самым известным из его трудов является сборник хадисов “аль-Джами‘ ас-Сахих”. В нем собрано 7563 хадиса, которые имам отобрал из 600000 хадисов. Этот сборник считается самой достоверной книгой после священного Корана. Позднее имам признался: «Я включил в свой сборник только достоверные хадисы, хотя я знаю наизусть 100000 достоверных и 200000 недостоверных хадисов». Он также сказал: «Я собрал хадисы от тысячи с лишним шейхов, и от каждого из них – по десять с лишним тысяч хадисов. И нет ни одного хадиса, цепочки рассказчиков которого я бы не помнил». Абу ‘Аммар аль-Хусейн ибн Хурис сказал: «Я не знаю, видел ли я подобного ему. Он будто был создан для хадисов». Скончался в Самарканде в ночь на праздник разговения в 256 году по мусульманскому летоисчислению и не оставил после себя детей.

 

[a2]Муслим ибн аль-Хаджжадж

Его звали Муслим ибн аль-Хаджжадж аль-Кушейри ан-Нишапури. Второй по величине богослов в области методологии хадисов после аль-Бухари. Родился в 204 году по мусульманскому летоисчислению в городе Нишапуре, расположенном рядом с Машхадом. С ранних лет изучал хадисы и много путешествовал по Ираку, Хиджазу, Шаму и Египту. Обучался у величайших богословов своего времени, таких как аль-Бухари, Ахмад ибн Ханбаль, Йахйа ибн Ма‘ин, Абу Хейсама и Ибн Абу Шейба. В свою очередь обучал таких известных знатоков хадисов, как ат-Тирмизи, Ибн Абу Хатим и Ибрахим ибн Мухаммад ибн Суфйан. Автор сборников “аль-Джами‘ ас-Сахих”, “аль-‘Илал”, “аль-Вахдан” и многих других трудов, самым известным из которых является сборник хадисов “аль-Джами‘ ас-Сахих”. В нем собрано 9200 хадисов, которые имам собрал от 220 знатоков хадисов. Этот сборник считается вторым по достоверности сборником хадисов после сборника аль-Бухари. Скончался в Нишапуре в месяце раджаб в 261 году по мусульманскому летоисчислению.

[a3]Абу Хурайра сохранил для исламской нации более тысячи шестисот хадисов из жизни Посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует. Из высказываний историков Вне всякого сомнения, ты, о мой читатель, знаешь эту сверкающую звезду в плеяде сподвижников Посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует. Да и найдётся ли во всей исламской нации человек, который не знает имени Абу Хурайры? В доисламский период джахилийи люди звали его Абд Шамсом. Когда Аллах почтил его Исламом и осчастливил встречей с Его Пророком, то Посланник Аллаха спросил его: — Как твоё имя? — Абд Шамс, — ответил тот. — Теперь твоё имя Абдуррахман, — сказал Пророк. — Да, Абдуррахман. Клянусь тебе жизнью отца и матери, о Посланник Аллаха! — воскликнул он. Что же касается его прозвища Абу Хурайра (отец кошечки)[67], то это объясняется тем, что в детстве у него была маленькая кошка, с которой он очень любил играть. С тех пор сверстники прозвали его Абу Хурайрой. Это прозвище так прижилось и так распространилось, что начало заменять ему настоящее имя. Когда житейские перипетии связали его с Посланником Аллаха, то он часто стал называть его с любовью и в шутку Абу Хирр. Обладатель прозвища даже начал предпочитать прозвище Абу Хирр первоначальному Абу Хурайра, объясняя это следующим образом: — Так называл меня горячо любимый мною Посланник Аллаха. Хирр означает “кот”, то есть существо мужского рода, а Хурайра — это “кошечка”, то есть существо женского рода. А мужской род всегда лучше женского...

[a4]Мухаммад ибн Идрис АШ-ШАФИ‘И

Его звали Абу ‘Абдуллах Мухаммад ибн Идрис ибн аль-‘Аббас ибн ‘Усман ибн Шафи‘ ибн ас-Саиб ибн ‘Убейд ибн ‘Абд Йазид ибн Хашим ибн ‘Абд аль-Мутталиб ибн ‘Абд Манаф аль-Кураши аль-Макки. Один из величайших мусульманских правоведов всех времен, основатель методологии мусульманского права. Впоследствии его воззрения легли в основу шафи‘итской правовой школы. Родился в Газе в 150 году по мусульманскому летоисчислению и, еще будучи ребенком, был привезен в Мекку. Затем долгое время прожил в Египте. Его дед был сподвижников Пророка Мухаммада, мир ему и благословение Аллаха, и встречался с ним, будучи подростком. Скончался в Египте в 204 году по мусульманскому летоисчислению.

[a5]Абу ад-Дарда отталкивал от себя всё мирское руками и сердцем. Абдуррахман ибн Ауф Уваймир ибн Малик аль-Хазраджи, прозванный в народе Абу ад-Дарда, встал рано поутру и сразу направился к своему идолу, которого он установил в самом почётном месте своего дома. Там он тщательно умастил его самыми лучшими и изысканными благовониями из тех, которые были в его большой лавке. Затем он обрядил идола в новые одежды, изготовленные из лучшего шёлка, которые накануне преподнёс ему в дар один из купцов, прибывший из Йемена. Когда солнце поднялось, Абу ад-Дарда вышел из дома, направляясь в лавку. Все улицы и переулки Йасриба были переполнены последователями Мухаммада, которые возвращались после битвы при Бадре. Впереди победителей двигались огромные толпы пленных курайшитов. Увидев их, ад-Дарда устремился к возвращающимся мусульманам и, подойдя к одному юноше из племени Хазрадж, спросил его о судьбе Абдуллы ибн Равахи. Юноша-хазраджит ответил ему: — Он проявил в битве чудеса героизма и вернулся невредимым с большой добычей. Юноша, тем самым, успокоил ад-Дарду и нисколько не удивился его вопросу об Абдулле ибн Равахе. Всем людям были известны связывающие их узы братства. Абу ад-Дарда побратался с Абдуллой ибн Равахой ещё в период джахилийи. Когда пришёл Ислам, ибн Раваха принял его, а Абу ад-Дарда отказался от новой религии. Однако это разногласие не разорвало тесные узы, которые связывали этих двух людей. Абдулла ибн Раваха продолжал регулярно навешать Абу ад-Дарду, увещевал его, призывая принять Ислам, и очень сожалел о каждом дне, прожитом ад-Дардой язычником.

* * *

Абу ад-Дарда пришёл в лавку, расположился на высоком сиденье, и занялся торговлей, подгоняя своих приказчиков... Он ничего не знал о том, что в это время происходило у него дома... В этот момент Абдулла ибн Раваха шёл к дому своего товарища, твёрдо решив воплотить в жизнь один свой замысел... Подойдя к дому ад-Дарды, Абдулла увидел, что входная дверь была открыта, а во дворе находилась Умм ад-Дарда (жена Абу ад-Дарды)[30]. Он обратился к ней: — Мир тебе, о Умм ад-Дарда! — И тебе мир, о брат Абу ад-Дарды! — ответила она. — А где Абу ад-Дарда? — Он ушёл в лавку и должен скоро вернуться. — Разрешишь войти? — осведомился Абдулла.

— Добро пожаловать, — ответила Умм ад-Дарда и впустила его. Затем она ушла в свою комнату и занялась там домашними делами и детьми.

* * *

Абдулла ибн Раваха вошёл в комнату, где Абу ад-Дарда установил своего идола, достал молоток, который он принёс с собой, и, наклонившись над идолом, начал разбивать его, приговаривая: — Истинно, всё, что приобщают к Аллаху, — ложь! Истинно, всё, что приобщают к Аллаху, — ложь... Разбив на куски идола, он ушёл из дома ад-Дарды.

* * *

Войдя в комнату, где стоял идол, Умм ад-Дарда была ошеломлена, увидев идола, превратившегося в груду осколков, разбросанных на полу... Она начала горестно хлопать себя по щекам, восклицая: — Ты погубил меня, о ибн Раваха... Ты погубил меня, о ибн Раваха...

* * *

Вскоре Абу ад-Дарда вернулся домой и застал свою жену, сидящей у двери комнаты, где стоял идол. Она с испугом взирала на него. — В чём дело? — спросила Абу ад-Дарда. — В твоё отсутствие приходил твой брат Абдулла ибн Раваха, — сказала она, — и вот что натворил с идолом. Можешь сам посмотреть. Взглянув на идола, Абу ад-Дарда увидел, что он превратился в груду камней. Страшно разгневавшись, он решил отомстить Абдулле. Однако очень скоро он успокоился, и его гнев утих. Поразмыслив над тем, что произошло, он сказал: “Если бы в этом идоле было добро, то он обязательно защитил бы себя и отвёл зло”. Он тут же направился к Абдулле ибн Равахе, а затем они вместе пошли к Посланнику Аллаха. Там Абу ад-Дарда объявил о своём принятии религии Аллаха. Это был последний язычник в округе, принявший Ислам.

* * *

С самого начала Абу ад-Дарда искренне уверовал в Аллаха и Его Посланника каждой частицей своего тела и души. Он очень сожалел о том, сколько добра он упустил в прошлом, когда понял, насколько опередили его товарищи в познании религии Аллаха, изучении Книги Аллаха, религиозных обрядов поклонения и обретении праведности во имя приобщения своих душ к Аллаху и собственного спасения. Абу ад-Дарда решил непрестанным и упорным трудом днём и ночью нагнать все упущенное им из знаний, с тем, чтобы догнать и превзойти своих товарищей.

В своём поклонении он абсолютно отрешился от всего земного, жадно устремившись к знаниям. Абу ад-Дарда упорно читал и изучал Книгу Аллаха, запоминая аяты наизусть и глубоко вдумываясь в их смысл. Заметив, что коммерция лишает его радости поклонения и мешает ему посещать все образовательные собрания, он без малейшего колебания и сожаления оставил торговлю. Когда кто-то задал ему вопрос, почему он это сделал, он ответил: — До моего обета Посланнику Аллаха, я был купцом. Приняв исламскую веру, я хотел одновременно заниматься коммерцией и поклонением, но когда мне это не удалось, я оставил торговлю и полностью посвятил себя поклонению. Клянусь Аллахом, мне хотелось бы сейчас, чтобы у меня была лавка у входа в мечеть. Тогда бы я не пропускал бы общий намаз, а затем занимался бы торговлей, имея ежедневный доход в триста динаров. Взглянув на задавшего вопрос, он продолжал: — Я не говорю, что Всевышний и Всемогущий Аллах запрещает торговлю, но мне хотелось бы быть среди тех, кого коммерция не отвлекает от поминания Аллаха. Абу ад-Дарда не только оставил торговлю, но и отрешился от всего мирского. Ему претили блеск и мишура всего земного. Он довольствовался чёрствым куском хлеба и грубой одеждой, чтобы только прикрыть свою наготу. Как-то очень холодной ночью к нему зашла группа людей. Угостив их горячей пищей и пригласив переночевать, Абу ад-Дарда не дал им одеял. Укладываясь спать, люди заговорили между собой по этому поводу, и один из них сказал: — Я пойду к нему и скажу об этом. Второй сказал ему: “Не делай этого”. Но первый всё-таки решил пойти к Абу ад-Дарде. Подойдя к двери его комнаты, он увидел Абу ад-Дарду лежащим, а его жена сидела рядом с ним. На них обоих была лёгкая одежда, которая не могла защитить от жары или спасти от холода. Человек сказал Абу ад-Дарде: — Я вижу, что ты спишь в таких же условиях, как и мы! А где же ваши вещи? Абу ад-Дарда ответил: — Наш дом там, и мы сразу же отправляем туда все вещи, как только их приобретаем. Если бы в этом доме у нас что-нибудь было, то мы обязательно отдали бы это вам. На нашем пути, которым мы пойдём к другому дому, есть серьёзное препятствие, которое можно преодолеть только налегке, не быть отягощённым ничем. Поэтому мы не хотим иметь ничего тяжёлого, чтобы успешно преодолеть это препятствие. Ты понял? — спросил он человека. — Да, понял, — ответил тот. — Да воздаётся тебе добром.

* * *

Халиф аль-Фарук хотел отправить Абу ад-Дарду наместником в аш-Шам, но он отказался. Умар продолжал настаивать, и Абу ад-Дарда сказал: — Если ты хочешь от меня, чтобы я отправился к ним учить их Книге их Господа и Сунне их Пророка, а также молиться с ними, то я готов. Эти слова очень обрадовали Умара, и Абу ад-Дарда направился в Дамаск. Прибыв туда, он обнаружил, что многие люди погрязли в роскоши и мирских утехах. Это ужаснуло Абу ад-Дарду, и он призвал людей в мечеть. Когда все собрались, Абу ад-Дарда встал перед ними и сказал: — О жители Дамаска, вы наши братья по религии и соседи по дому. Вы наш союзники в борьбе с врагами. О жители Дамаска! Что же мешает вам отнестись дружелюбно ко мне и внять моему совету? Мне ничего не нужно от вас. Я даю вам совет, а мои расходы

оплачивают другие. Я вижу, как смерть постепенно забирает у вас ваших учёных мужей, а ваши н







Последнее изменение этой страницы: 2017-02-17; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.226.243.36 (0.02 с.)