ТОП 10:

Не бойтесь выглядеть дураком.



Мы все побывали в этой ситуации: нам что-то рассказывают, а мы киваем и соглашаемся, не имея при этом ни малейшего представления, о чем идет речь. Мы боимся попросить объяснений и выставить себя дураками. А после беседы садимся писать статью и видим, что нам еще разбираться и разбираться с тем, чему мы несколько часов внимали с понимающим видом.

Никогда не бойтесь показаться глупыми, задавая элементарные вопросы. Во-первых, даже на пресс-конференции вряд ли вас оскорбят, посмеявшись над вашим незнанием. А если и посмеются – что с того? Что глупее: делать вид, что знаешь, или, не зная, признать это? Если не знаете чего-то, не притворяйтесь, что знаете, лучше спросите. Почти каждый источник готов к тому, чтобы разъяснить журналистам специальные вопросы, и большинство сделает это с радостью, видя, что их темой интересуются.

8. Задавайте вопросы, чтобы получить информацию, а не мнения или впечатления.

Вы беседуете с людьми, чтобы раздобыть факты, и каждый вопрос должен быть построен с учетом этого. Очень легко скатиться к расспросам об их суждениях по тому или иному поводу. Но эти суждения редко отличаются оригинальностью, и после такого интервью кажется, что вы не узнали ничего полезного для статьи. Вряд ли вы узнаете много нового, услышав, что политик правой ориентации не одобряет либеральные реформы. Единственное исключение из этого правила – когда статья посвящена мнениям.

9. Старайтесь не задавать вопросы-штампы.

Спросить кого-то, кто только что пережил трагедию “Что вы чувствуете?” – значит напроситься в ответ на избитую фразу, а то и на категорический отказ отвечать на какие-либо вопросы. Если люди только что потеряли в авиакатастрофе своего единственного сына, каких чувств вы от них ожидаете? Радостного волнения? И тем не менее, каждый день в колонках новостей самые легко предсказуемые эмоции (“Я пришел в восторг, выиграв эти деньги”, “Нас страшно расстроило увольнение без компенсации”) преподносятся с таким видом, будто это плоды внезапного озарения.

Не позволяйте вешать вам лапшу на уши.

Само собой разумеется, необходимо просить разъяснить любые жаргонизмы. Однако большинство фраз, похожих по звучанию на технические термины, на самом деле – эвфемизмы. Любая индустрия, любая компания, любая бюрократическая структура вырабатывает фразы, призванные закамуфлировать реальность.

Имеющие дело с опасными материалами, например военная и ядерная промышленность, лучше других преуспели в искусстве вешать лапшу на уши. Незадолго до окончания вьетнамской войны спикер военного ведомства США полковник Дэвид Опфер заявил на пресс-конференции после одной из бомбежек: “Вы постоянно пишете про бомбежки. Это не бомбежки. Это поддержка с воздуха”.

В Америке, после широко известной аварии на Три Майл Айленд в 1979 году, ядерная промышленность создала целый набор эвфемизмов для описания скверных ситуаций, и эвфемизмы эти были способны кого угодно привести в ярость. В заявлениях говорилось об “аномальном процессе” на каком-нибудь заводе, который привел к “утечке энергии”, а затем к “быстрому окислению”, которое иногда сопровождалось “резидентным распространением плутония”. Все это значило, что где-то произошла авария, приведшая к взрыву и пожару, за которым последовал выброс плутония – но на все эти простые и ясные слова и фразы был наложен запрет. Снимайте запреты с этих слов. Спрашивайте, что они означают.

Прислушивайтесь к ответам.

Порой можно так увлечься обдумыванием следующего вопроса или записыванием ответа, что вы практически не расслышите того, что вам говорят. Через десять минут после интервью обычно поздно оценивать важность – или абсурдность – того, что было сказано. Особенно это верно в случаях, когда люди делают в интервью экстраординарные заявления.

Французский писатель Жорж Сименон как-то сказал в интервью корреспонденту швейцарской газеты “Die Tat” в 1977 году: “Я состоял в связи с 10 000 женщин”. Газета доверчиво опубликовала это заявление. Но даже безнадежно слабый в счете человек мог бы подсчитать: чтобы достичь этой цифры, Сименону пришлось бы одерживать новую победу каждый день на протяжении почти 65 лет – немало для человека в возрасте 73 лет, которому приходилось также выкраивать время, чтобы написать сотню книг. Истинная же цифра, согласно интервью его крайне терпимой жены, данному несколько лет спустя, была около 1200.







Последнее изменение этой страницы: 2017-02-06; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.214.224.224 (0.003 с.)