ТОП 10:

Стратагема № 24. Потребовать прохода, чтобы напасть на Го



Четыре иероглифа
Современное китайское чтение Цзя ту фа Го
Перевод каждого иероглифа Заимствовать путь напасть Го
Связный перевод Потребовать прохода, чтобы напасть на Го
Сущность 1. а) Просить удел Юй предоставить проход для нападения на граничащий с ним удел Го, однако затем использовать предоставленный проход не только для нападения на Го, но и последующего завоевания самого удела Юй. Стратагема захвата предоставившего проход; б) вынудить кого-то исподволь вырыть себе яму/создать условия для собственной гибели/для осуществления того, что идет вразрез с исходными побуждениями/ для чего-то, совершенно отличного от рассчитываемого; протянуть палец, а в итоге лишиться всей руки; в) соблазнить противника некой целью, чтобы затем привести к совершенно другой, утаиваемой от него цели, о которой он не предполагал; двухступенчатая стратагема; стратагема двух целей. 2. а) Якобы желать только прохода через территорию государства, на самом деле замышляя его захват; б) коварными доводами под благовидным предлогом подбивать вражеское государство допустить на свои земли, чтобы затем его захватить; стратагема сокрытия нападения/захвата

Краткое выражение для стратагемы 24 восходит к военному походу VII в. до н. э. К шести событиям во второй год правления (658 до н. э.) луского государя Си-гуна, о которых сообщает скупая [погодная] летопись Весны и Осени, чьим редактором считается Конфуций (551—479), относится следующая запись: «2-й год [Си-гуна]... Юйское [удел (княжество) Юй находился в южной части нынешней провинции Шаньси, около р. Хуанхэ, в уезде Пинлу, к востоку от города Пучжоу] войско и цзинское [удел (царство) Цзинь находился в юго-западной части нынешней пров. Шаньси] войско окончательно покорили Ся-ян» [эта местность и город принадлежали уделу (царству) Го и находились на территории нынешней пров. Шаньси на севере уезда Пинлу]» [«Конфуциева летопись Чуньцю — Весны и Осени». Пер. с кит. Н. Монастырева. М.: Наука, 1999, с. 28 (переиздание книги 1876 года)]. Здесь впервые в летописи Весны и Осени, начинающейся с 722 до н. э., упоминается удел Цзинь. Приведенная запись относится к первому походу задуманной Цзинь в рамках стратагемного плана войны. Тремя годами позже последовал второй успешный поход. Своими двумя военными походами удел Цзинь заложил основу своему дальнейшему могуществу. Подробности разыгравшейся двухактной военной драмы сообщает Цзо-чжуань, комментарий к Веснам и Осеням, который приписывают Цзо Цюмину, историографу владения Лу, современнику Конфуция, но который, по всей видимости, составлен в начале эпохи Сражающихся царств (475—221) и содержит описание 492 войн на временном отрезке в 260 лет.

24.1. [Если] губы погибнут, [то и] зубы замерзнут

В 658 г. до н. э. сановник Сюнь Си [ум. 650 до н. э.] обратился к своему повелителю, цзиньскому государю Сянь-гуну (правил 676—651) со следующими словами: «Прошу вашего разрешения преподнести юйскому правителю яшму из Чуйцзи и упряжку лошадей из Цюй [цзиньский город и удел на границе с инородным племенем ди], дабы испросить у него позволения пройти через его владения». Гун возразил: «Но ведь яшма из Чуйцзи — достояние моего рода, а цюйские лошади — самые быстрые мои скакуны. Что делать, коли он примет мои дары, а прохода не даст?» Сюнь Си ответил: «Раз он не даст нам прохода, то и не осмелится принять наших даров. А коли возьмет наши дары и даст проход через свои владения, будет то же самое, как если бы мы взяли яшму из внутренней своей сокровищницы да поместили ее во внешнюю, а лошадей перевели бы из внутренних конюшен во внешние. Посему не беспокойтесь, мой государь». — «Но ведь у юйского правителя есть советник Гун Чжици!» — «Гун Чжици робок, ему не убедить своего правителя. Тем паче они выросли вместе при дворе, так что из-за близости у юйского правителя нет должного почтения к Гун Чжици. Как бы ни увещевал тот его, юйский правитель не станет слушать».

Засим цзиньский Сянь-гун поручает своему сановнику просить у Юй прохода для нападения на Го. Сюнь Си передает юйскому правителю дары, сопровождая следующим посланием: «Некогда царство Цзи уклонилось от праведного пути (дао). Оно вторглось в вашу область Дяньлин [в 50 км к северо-востоку от Пинлу] и пошло па приступ трех врат города Мин [на территории нынешней upon. Шаньси]. Тогда ваше княжество доблестно сопротивлялось, нанеся поражение Цзи. Сие произошло благодаря сугубо вашей решимости. И вот ныне уклонилось от праведного пути царство Го (в пределах нынешнего уезда Шань провинции Хэнань). Оно возводит пограничные укрепления для нападения на южные области нашей державы. Осмелюсь посему просить вас дать нам проход, дабы покарать Го». Юйский правитель принял дары, предоставил проход и даже вызвался первым ударить по Го. Его советник Гун Чжици стал было того отговаривать, по правитель не послушался. Засим юйский правитель собрал свое войско. Летом цзиньские сановники Ли Кэ и Сюнь Си объединили свою армию с юйским войском, совместно напали на царство Го и захватили Ся-ян, бывшую столицу Го, стратегически важный пункт на южной границе княжества Юй.

Тремя годами позже, в 655 г. до н. э., цзиньский государь Сянь-гун вновь попросил юйского правителя предоставить ему проход для нападения па Го. Гун Чжици, увещевая своего правителя, сказал: «Их нельзя пропускать. Царство Го представляет собой внешний защитный вал для Юй. За гибелью Го придет черед и Юй. Нельзя открывать двери настежь для Цзинь. Нельзя заигрывать с разбойниками. Одного раза вполне достаточно. Пословица гласит: повозка и колеса столь же нужны друг другу, как губы и зубы. Стоит погибнуть губам, и зубы замерзнут. Эта пословица о Юй с Го. Сила Юй и Го — во взаимной поддержке. Если дать цзиньцам дорогу, Го погибнет утром, а Юй вечером. Надеюсь, что вы отклоните просьбу». Юйский правитель возразил: «У правителей Цзинь и Юй — общие предки. Как Цзинь может навредить нам? Вдобавок я постоянно устраиваю богатые жертвоприношения, боги меня поддержат". Гун Чжици показал несостоятельность всех отговорок, но юйский правитель не внял его увещеваниям, дав проход царству Цзинь для нападения на Го. Тогда Гун Чжици пророчески заметил: «Юй падет еще до зимнего жертвоприношения. И случится это при нынешнем походе Цзинь. Цзинь даже не понадобится браться второй раз за оружие». В восьмой месяц осадил цзиньский правитель Шанъян столицу Го, а в первый день двенадцатого месяца завоевал удел Го. На обратном пути цзинское войско стало лагерем в Юй, внезапно напало на Юй и захватило его одним махом. Сюнь Си забрал скакунов с яшмой и, возвращая их Сянь-гуну, довольно заметил: «Яшма все та же, только вот у коней зубы стали больше»[324].

В истории замысла и исполнения стратагемы Сюнь Си, советником цзиньского государя, бросаются в глаза два последовательно совершенных шага. Сначала Сюнь Си дорогими подношениями и ладно скроенной речью сумел вбить клин между княжеством Юй и граничащим с ним царством Го (стратагема 33). Жадный и беспечный юйский правитель не только дал проход войску Цзинь для нападения на Го, но и поддержал его собственным войском. Последовавший затем первый поход Сюнь Си направил исключительно на борьбу с Го. На данном этапе проведения стратагемы княжество Юй оставили в покое. Та часть стратагемы, которую Сюнь Си припас для Юй, еще не проявлена. Напротив, на данной стадии Сюнь Си прилагает все усилия, чтобы завоевать и укрепить доверие юйского правителя.

То, что уже тогда Сюнь Си заглядывал в будущее, а его использование стратагемы носило не только тактический, но и стратегический характер, подтверждает то обстоятельство, что в разговоре, который он вел с цзиньским государем Сянь-гуном до начала первого похода, он дал понять тому, что вернет подносимые юйскому правителю дары. Через три года за первым шагом последовал второй. Почему пришлось повременить со вторым походом, если первый был столь успешен? Потому, что на этот раз Сюнь Си раскрывает свои карты. Оказавшееся беззащитным из-за доверчивости своего правителя княжество Юй удается легко завоевать.

Проводник А стратагемы 24 преследует две цели. Первая — промежуточная, вторая — конечная. Промежуточная цель служит мостками для конечной цели. Конечной цели проводник А может достигнуть лишь посредством промежуточной цели, а ее в свою очередь — с помощью своего противника В. Первая цель предстает для противника В важной и понятной, отчего тот и не подозревает, что А может преследовать совсем иную цель. Таким образом, усилиями А, обращающегося к нему за помощью, В вовлекается в дело. На первом этапе, когда достигают промежуточной цели, В выходит сухим из воды. И лишь на второй стадии проведения в жизнь стратагемы В оказывается ее жертвой.

История об испрошенном проходе для завоевания Го доныне имеет в Китае большое хождение. Издающийся в Пекине журнал Чжунго цзяньшэ (Китай на стройке, октябрь, 1981 г. [с 1990 г. переименованный в Китай сегодня (Цзиньжи Чжунго)]) приводит ее с рисунками, как и выпускаемый государственным отделом печати Тайваня иллюстрированный ежемесячный [двуязычный] журнал Sinorama (кит. Гуанхуа). Тайбэй, октябрь 1996). В обоих случаях выделена одна из частей выражения: «[если] губы погибнут, [то и] зубы замерзнут» («чунь-ван чи-хань»). Этот фразеологизм подчеркивает тесную связь между двумя соседними странами и служит в китайской литературе по стратагемам предостережением от льстивых речей проводников стратагемы 24.

Свой устоявшийся вид выражение для стратагемы 24 приобретает примерно 800 лет назад. "Он одолжил у Юй проход для уничтожения Го», — так начинается стихотворение, в котором Ван Юаньлян (1241 — после 1317) воспевает двух старых игроков в облавные шашки и осведомленность в уловках победителя. В связи с военным искусством ее использует чиновник и писатель Ян Шэнь (1488—1559), проведший последние годы в изгнании в Юньнани (на юго-западе Китая), в своем «Описании гор и рек Юньнани». Ян Шэнь рассказывает, как правителя Дали (на территории нынешнего Далийского автономного округа народа бай, провинция Юньнань) один из враждебных властителей, подвергшийся нападению, просил о подмоге. В ответном послании правитель Дали уличает своего адресата в том, что он попросту замыслил «заимствовать проход для нападения на Го", иначе говоря, посредством далийских войск сначала отбить нападение, чтобы затем, усилившись, захватить оставшийся в одиночестве Дали.

В связи с политическими событиями ученик [дословно «приживала» («мзнькэ»)] Ван Шичжэня (1526—1590) приводит выражение стратагемы 24 в своей пьесе «Поющий феникс» [«Мин фэн ши»]. Строго придерживаясь исторической правды, он описывает борьбу восьми верноподданных сановников с канцлером [дасюэши] Янь Супом (1480—1567) (см. 31.16). На протяжении 20 лет Янь Сун управлял по своему усмотрению государственными делами, которые забросил неспособный, ударившийся в даосизм император [Цзяцзин (правил 1521 — 1566 гг.)]. Среди прочего, Янь Сун не дал решительного отпора ни набегам татар на севере, ни японским пиратам [вокоу] на юге. После того, как Янь Сун предал казни якобы за мздоимство цензора Ся Яня (1482 — 1548), который взялся вернуть отданные татарам земли Хэтао (в нынешнем автономном районе Внутренняя Монголия), первым дал выход своему недовольству управляющий императорских конюшен [цзюй-цзя-сы] военного приказа [бинбу] Ян Цзишэн (1516—1555). С прошением, направленным не против самого Янь Супа, а против его сообщника Цю Луаня (ум. 1552), он отправился ко двору. Свое прошение Ян Цзишэн должен передать лично Янь Суну, чтобы тот вручил его императору, поскольку он единственный из сановников допущен к нему. По пути к Янь Суну Ян Цзишэн рассказывает о причине, побудившей его написать направленное против сообщника Янь Суна прошение: «Тем самым я поставлю в известность Янь Суна о своей стратагеме «дать проход для нападения на Го» и поубавлю ему властолюбия».

Согласно расчетам Ян Цзишэна Янь Сун, прежде чем передать прошение императору, должен прочитать его, испугаться ожидающей его в будущем участи и образумиться. Он скажет себе, что после того, как переданное с помощью Янь Суна прошение возымеет действие, Ян Цзишэн направит императору второе такое же прошение, но уже против него, Янь Суна, если он, Янь Сун, не отступится от старого. Подобные рассуждения, перекликающиеся в некоторой степени со стратагемой 13, оказываются наивными. Янь Сун повелевает убить Ян Цзишэна. Затем остальные четыре министра составляют направленные против Янь Суна прошения на высочайшее имя. Однако за свое мужество и они расплачиваются жизнью. И лишь цензору Цзоу Инлуну и другим удается в дальнейшем лишить Янь Суна должности и звания. Об одном, особо запоминающемся использовании стратагемы 24 в литературном произведении минской эпохи (1368—1644) пойдет речь в разделе 24.9.

24.2. Бисмарк воюет в союзе с Австрией [датская война 1864 года] и против нее [австро-прусская война 1866 года]

Использование стратагемы 24 Сунь Си, советником цзинь-ского государя, Цзинь Вэнь сравнивает с поведением «прусского железного канцлера Бисмарка» («Прием дипломатии — обходной путь», шестая статья серии очерков «Стратегия в дипломатии». Всемирное знание (Шицзе чжиши хуабао). Пекин, № 18, 1990, с. 27). Бисмарку вначале удалось побудить Австрию, соперника Пруссии в Германском союзе, участвовать в 1864 г. в оказавшейся успешной и принесшей значительные приобретения Пруссии военной кампании против Дании. Герцогства Шлезвиг и Гольштейн отходили от Дании, переходя под совместное управление Австрии и Пруссии. Согласно Гаштейнской конвенции от 14 августа 1865 г. Шлезвиг оказался под властью Пруссии, а Гольштейн под властью Австрии. Едва Пруссия добилась благодаря Австрии совместной победы, «как Бисмарк вновь двигает войска и изгоняет Австрию из Гольштейна», пишет Цзинь Вэнь. В итоге прусско-австрийской войны 1866 г. к Пруссии отошло не только герцогство Гольштейн, но и исчез Германский союз, из-за чего Австрия, как член этого союза представлявшая ведущую силу в Германии, оказалась вытесненной за ее пределы, а Пруссия заняла там господствующее положение.







Последнее изменение этой страницы: 2017-02-05; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.237.186.116 (0.012 с.)