ТОП 10:

Внутриполитическое положение Японии в период 1941 – 1945 гг.



Согласно требованиям Потсдамской декларации, Япония была обязана направить свои силы на демократизацию внутренней политики. Были отменены некоторые законы, принятые за время правления фашистских сил, а также провозглашено установление демократических прав и свобод. В частности, в Японии было установлено всеобщее избирательное право. Все военные силы Японии были расформированы, а все военные управленческие институты ликвидированы. Тем не менее в стране еще довольно долго сохранялось влияние профашистских элементов, частично сохранивших свои позиции в отдаленных провинциях.

После всех этих мер в Японии вновь возникли демократические партии. 9 ноября 1945 года была создана партия дзиюто, либеральная по своему настрою, затем так называемая прогрессивная партия — симпото, лидер которой — Кидзюро Сидэхара — был поставлен Макартуром во главе японского правительства, правление которого продлилось не долго: после выборов 1946 года оно ушло в отставку. Правительство, избранное по новым, законам, приняло 3 мая 1947 года новую конституцию страны, где парламент был провозглашен высшим и единственным законодательным органом страны. В новую конституцию была включена статья, декларирующая отказ японского народа от войны и запрещающая Японии иметь собственные вооруженные силы.

К началу тихоокеанской войны в Японии уже существовали «новая политическая» и «новая экономическая» структуры, на­правленные на обеспечение «тотальной мобилизации» японского народа для ведения войны. Довоенные политические партии и профсоюзы были распущены, вся политическая жизнь страны ре­гулировалась государственно-бюрократической Ассоциацией по­мощи трону, существовали серьезные ограничения политических свобод.

Вместе с тем, конституция 1889 г. не была изменена, а ее дей­ствие не было каким-либо образом ограничено. В Японии продол­жал действовать парламент, осуществлялись обычные политиче­ские процедуры, менялись и реорганизовывались кабинеты мини­стров, даже проводились выборы. Японская государственно-поли­тическая система оказалась вполне приспособленной для прове­дения в жизнь любых чрезвычайных мер военного времени без внесения в нее каких-либо формальных изменений. Деятельность японского парламента в ского парламента в 1941-1945 гг. в основном сводилась к годы войны утверждению многочисленных правительственных законопроектов, направ­ленных на обеспечение военных действий. Через 9 дней после на­падения на Пирл-Харбор, 16 декабря 1941 г., открылась 78-я чрезвычайная сессия парламента, созванная специально для ут­верждения срочных правительственных мероприятий, связанных с войной. Она, в частности, приняла новый закон, жестко ограни­чивавший свободу слова, печати и собраний и предусматривав­ший получение специальных разрешений на деятельность не только для новых, но и уже существующих общественных органи­заций. На основании этого-закона были закрыты несколько сот различных обществ.

Следующая, регулярная сессия, работавшая с 26 декабря 1941 года по 26 марта 1942 г., утвердила военный бюджет Японии на 1942/43 фин. г., а также еще 84 правительственных законопро­екта. Среди них был закон о трудовой повинности, предоставив­ший правительству право призывать гражданских лиц мужского и женского пола в возрасте от 12 до 70 лет для работы в любой от­расли промышленности и в любом районе Японии вне зависимо­сти от постоянного местожительства.

В конце января 1942 г. кабинет министров назначил новые парламентские выборы — первые после самороспуска политиче­ских партий. Всю подготовку к ним провела Ассоциация помощи трону. В частности, была создана специальная организация, кото­рая рекомендовала кандидатов для избрания в нижнюю палату. Таким образом заранее обеспечивалась лояльность будущего де­путатского корпуса по отношению к правительственной полити­ке. В результате на выборах, состоявшихся 30 апреля 1942 г., из 466 избранных депутатов 381 чел. (около 82%) был рекомендован Ассоциацией.

Однако даже такой состав парламента не полностью удовле­творил правительство Тбдзё, и оно сделало попытку усовершен­ствовать «новую политическую структуру». 20 мая 1942 г. с одоб­рения премьера было основано Общество политического содейст­вия трону (Ёкусан сэйдзи кай) во главе с бывшим премьер-мини­стром Абэ Нобуюки. Программа общества предусматривала спло­чение всех политических сил страны для достижения победы в войне, создания «сферы совместного процветания» в Восточной Азии и построения «нового порядка» во всем мире. После его соз­дания все сохранившиеся до тех пор политические организации объявили о своем самороспуске.

Последующие сессии парламента продолжали исправно ут­верждать военные бюджеты и правительственные законопроекты, направленные на тотальную мобилизацию материальных и люд­ских ресурсов Японии для ведения войны. Максимум, что позво­ляли себе депутаты — это запросы по поводу неотложных мер для ликвидации нехваток продовольствия в стране.

Ближе к концу войны, когда положение Японии сильно ухуд­шилось, японские правящие круги стали искать новые политиче­ские средства для того, чтобы еще больше сплотить нацию для «решающих военных усилий». Одним из них стало создание но­вой всеяпонской политической организации, которая объединила в себе функции Ассоциации помощи трону и Общества политиче­ского содействия трону (т.е. идеологию и политику).

30 марта 1945 г. состоялся учредительный съезд новой орга­низации, получившей название «Политическое общество Великой Японии» (Дайниппон сэйдзикай). Ее руководителем стал генерал Минами Дзирб. Задачей Политического общества была прямая поддержка всех военных и политических мероприятия правитель­ства. По сути, это была попытка сцементировать японский народ, в котором к тому времени стали проявляться признаки брожения, путем создания массовой политической организации. Такое реше­ние не соответствовало японским традициям и было свидетельст­вом кризиса японской политической системы и замешательства правящих кругов страны.

Другим признаком политического кризиса было беспрецедент­ное решение 86-й парламентской сессии (26 декабря 1944 г. — 26 марта 1945 г.) о резервировании специальных мест в парламенте для представителей Кореи и Тайваня (Корее предоставлялось 7 мест в верхней палате и 23 места в нижней, Тайваню — 3 места в верхней и 5 мест в нижней). Правда, оно так и не было реализова­но, так как выборы предполагалось провести лишь 28 сентября 1946 г.

Последней сессией японского императорского парламента до капитуляции стала 87-я чрезвычайная, прошедшая 9-13 июня 1945 г. Одним из важнейших ее решений стало принятие законов о чрезвычайных мерах военного времени и о добровольной воен­ной службе населения. Правительству были предоставлены пол­номочия призвать в армию любого подданного (мужчин в возрас­те от 15 до 60 лет и женшин — от 17 до 40 лет). Сессия также ут­вердила закон о предоставлении правительству права без одобре­ния парламента осуществлять любые меры военного характера и издавать декреты, имеющие силу закона. Тем самым кабинет ми­нистров получил диктаторские полномочия. Проявления недо- По мере того, как война затягивалась, и вольства войной достижение победы становилось проблематичным, в Японии стали все отчетли­вее проявляться настроения недовольства.

В стране, где отсутствовали легальные политические партии и организации, а профсоюзы были распущены, протест против не­выносимых условий жизни, созданных войной, принимал причуд­ливые формы. Одной из них были массовые прогулы рабочих промышленных предприятий. Так, в 1943 г. около 10% всех рабо­чих Японии не являлись на работу без уважительных причин.

С течением времени количество прогулов все возрастало. В 1944 г. 15% рабочих, занятых на 761 заводе, под различными предлогами уклонились от явки на работу. При этом на некото­рых заводах количество прогульщиков достигало 40%. Массовые прогулы большей частью охватывали промышленности, что было связано, по-видимому, с большим числом отбывающих трудовую повинность на таких предприятиях.

К концу войны число невыходов на работу драматически воз­росло. Если в июле 1944 г. процент не вышедших на работу на предприятиях, производивших вооружение, составлял 18, в судо­строительных доках— 24 и на авиазаводах — 21, то в июле 1945 г. он соответственно повысился до 40, 52 и 51. В первую очередь, это объяснялось массовым недоеданием в результате нищенских зарплат и недостаточного снабжения по продовольственным кар­точкам. Рабочие стремились под различными предлогами не вы­ходить на работу, пытаясь найти способы выживания — уезжали в деревню, чтобы выменять продовольствие и т.п.

Помимо массовых прогулов, в Японии во время войны случа­лись и обычные забастовки и характерные для довоенной Японии арендные конфликты. Например, осенью 1942 г. бастовали рабо­чие предприятий «Фурукава» (префектура Тотиги) и «Хитати» (Токио). Ежегодно возникали 300-400 трудовых конфликтов на промышленных предприятиях и 2-3 тыс. арендных конфликтов в деревне.

Взамен распущенных профсоюзных организаций насаждались «патриотические» профсоюзы, входившие в Общество служения отечеству на производстве (Дайниппон сангё хбкоку кай), соз­данное с целью увеличения выпуска военной продукции и дости­жения «социального мира». Из-за принудительного характера членства его ряды постоянно росли: с 3,5 млн. чел. в апреле 1940 года до 5,8 млн. чел. в июне 1943 г.

К идеологической обработке населения были привлечены и многие деятели культуры и искусства. Активно велась радиопро­паганда, выпускались кинофильмы, прославлявшие японские по­беды. В ноябре 1942 г. в Токио был созван съезд писателей «Ве­ликой Восточной Азии», на котором обсуждались вопросы «духов­ной мобилизации» народов для победоносного завершения войны.

Летом 1943 г. премьер-министр Тбдзё на конференции губернаторов префектур прямо указал, что «народ не должен выражать нетерпения и недовольства» и что ан­типравительственные митинги должны немедленно разгоняться. В стране свирепствовала цензура. В частности, летом 1944 г. «за пропаганду пацифизма» были закрыты популярные общественно-политические журналы «Кайдзб» и «Тюбкброн».

Кроме того в стране насаждались шпиономания и повальная полицейская слежка. Проводились даже многодневные «учения

Открытие II съезда писателен «великой Восточной Азии», Токио, август 1943 г.

по поимке шпионов», когда полиция и жандармерия проводили повальные проверки документов на улицах городов. Под наблю­дением находились все бывшие профсоюзные деятели, руководи­тели и члены давно распущенных левых партий и организаций, ученые, деятели культуры и т.п. Жандармерия ежемесячно при­влекала к ответственности за распространение «вредных слухов» более 6 тыс. чел. В 1944 г. в палате пэров рассматривался вопрос о создании специального комитета, призванного бороться с «не­патриотическими» настроениями населения.

 

 







Последнее изменение этой страницы: 2017-02-05; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.93.74.227 (0.005 с.)