ТОП 10:

Внешняя политика СССР в 60 – 80-е гг.



Во внешней политике руководством страны в 60 - 80-е гг. был сделан ряд принципиально новых выводов по вопросам международного развития, ставших основой внешнеполитической деятельности Советского государства. Прежде всего, применительно к новым условиям были в известной степени переосмыслены идеи политики мирного сосуществования государств с разным социальным строем. Эта политика стала рассматриваться как долговременная. Во-вторых, был сделан вывод о возможности предотвращения мировой войны. В-третьих, представлял интерес, сформулированный тогда же вывод о расширении в изменившихся условиях возможностей для перехода народов различных стран к социализму. Эти выводы демонстрировали отказ советского руководства от некоторых устоявшихся в течение десятилетий представлений о враждебности окружающего мира. Следуя обновлённым подходам к мировым процессам, политическое руководство предприняло ряд внешнеполитических акций, которые, хотя и не всегда отличались последовательностью, отражали изменившуюся в мире ситуацию и противоречивость международной обстановки, были реалистичными.

Начало 50-х гг. ознаменовалось развертыванием кампании за прекращение испытаний ядерного оружия. СССР был первым государством, предложившим конкретные меры по решению проблемы (мораторий на ядерные испытания, сокращение вооруженных сил, разоружение и др.). Запад неохотно откликался на инициативы СССР, поскольку они иногда носили декларативный характер, противоречили провозглашаемым принципам (как, например, вмешательство в события в Венгрии 1956 г., в Карибский кризис 1962 г., в Чехословакии в 1968 г.). Конфронтационный курс западных держав, особенно США, вынуждал советское руководство принимать меры по укреплению обороноспособности стран социалистического содружества, их военной организации - Варшавского договора, настойчиво добиваться принятия Западом требований о запрещении ядерных испытаний.

В 60-е - начале 70-х гг. настойчивая борьба против ядерных испытаний принесла первые успехи - были подписаны Московский договор 1963 г., договоры между СССР, США, Великобританией 1968 и 1971 гг. Однако наметившееся снижение конфронтации и напряженности в Европе затормозилось в 1968 г., когда страны Варшавского договора ввели свои войска на территорию Чехословакии. В западноевропейских правящих кругах появилось понятие «доктрина Брежнева», означавшее стремление руководства СССР корректировать политический курс своих союзников любыми средствами. Тем не менее в 1970 г. советской внешней политикой был достигнут новый крупный успех - подписан мирный договор с Западной Германией и четырехстороннее соглашение по статусу Западного Берлина.

Советское руководство стремилось преодолеть жесткую конфронтацию периода «холодной войны», способствовать разрядке напряженности, возникшей из-за усиления ядерных испытаний крупными державами. Однако идеологизированная внешняя политика СССР не всегда содействовала улучшению отношений между Востоком и Западом, иногда порождала локальные конфликты, тормозившие процессы разрядки международной напряженности. В начале 70-х гг. в СССР был достигнут паритет (равенство) военного потенциала с США. Это значительно укрепило международные позиции Советского государства, усилило его воздействие на мировую политику и сыграло немалую роль в достижении оздоровления международной обстановки, разрядки напряженности в отношениях между СССР и США. В течение 1971 -1972 гг. был подписан ряд документов, нормализовавших советско-американские отношения. В 1973 г. под давлением мировой общественности и благодаря усилиям советского руководства США оказались вынужденными прекратить агрессию во Вьетнаме. В 1975 г. по инициативе Советского Союза было проведено Общеевропейское совещание по вопросам безопасности и сотрудничества народов Европы с участием США, приняты документы, в которых основой межгосударственных отношений провозглашались принципы мирного сосуществования государств с различным общественным строем. Перемены, происходившие в международной жизни, свидетельствовали о возросшей роли СССР в мировой политике, о жизненной силе выдвинутой им в те годы советской Программы мира. В то же время из-за недостаточной научной обоснованности некоторых внешнеполитических шагов и разобщенности действий стран-членов СЭВ, ослабевали международные позиции страны, не были достигнуты цели, выдвигавшиеся в Комплексной программе Совета, не удалось сдержать падение темпов экономического роста. СССР продолжал участвовать в обременительной для экономики гонке вооружений. В конце 1979 г. страна оказалась вовлеченной в войну в Афганистане, что привело к новым обострениям в отношениях между странами Запада и Востока.

 

Документы

Из сообщения ТАСС о запуске первого советского спутника Земли

5 октября 1957 г.

В течение ряда лет в Советском Союзе ведутся научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы по созданию искусственных спутников Земли.

Как уже сообщалось в печати, первые пуски спутников в СССР были намечены и осуществлены в соответствии с программой научных исследований Международного геофизического года.

В результате большой напряженной работы научно-исследовательских институтов и конструкторских бюро создан первый в мире искусственный спутник Земли. 4 октября 1957 года в СССР произведен успешный запуск первого спутника. По предварительным данным, ракета-носитель сообщила спутнику необходимую орбитальную скорость около 6000 метров в секунду. В настоящее время спутник описывает эллиптические траектории вокруг Земли, и его полет можно наблюдать в лучах восходящего и заходящего Солнца при помощи простейших оптических инструментов (биноклей, подзорных труб и т.п.).

Согласно расчетам, которые сейчас уточняются прямыми наблюдениями, спутник будет двигаться на высотах до 900 километров над поверхностью Земли; время одного полного оборота спутника будет 1 час 35 минут, угол наклона орбиты к плоскости экватора равен 65°…

Спутник имеет форму шара диаметром 58 см и весом 83,6 кг. На нем установлено два радиопередатчика, непрерывно излучающие радиосигналы с частотой 20,005 и 40,002 мегагерц (длина волны около 15 и 7,5 метра соответственно). Мощности передатчиков обеспечивают уверенный прием радиосигналов широким кругом радиолюбителей. Сигналы имеют вид телеграфных посылок длительностью около 0,3 секунд, с паузой такой же длительности...

Правда. 1957. 5 октября.

Из послания Председателя Совета Министров СССР Н.С. Хрущева Президенту США Д. Эйзенхауэру по вопросу о прекращении испытаний ядерного оружия

23 апреля 1959 г.

Уважаемый господин Президент, я получил Ваше послание от 13 апреля в связи с возобновлением в Женеве переговоров о прекращении испытаний ядерного оружия. Меня радует, что Вы так же придерживаетесь мнения, что нельзя допустить провала этих переговоров.

Вы спрашиваете, нельзя ли для начала договориться о согласованной приостановке испытаний ядерного оружия только в атмосфере на высоте до 50 км, оставив пока в стороне решение вопроса о прекращении остальных видов ядерных взрывов, т.е. на высотах, больших, чем 50 км, и под землей.

Советское правительство со всем вниманием и обстоятельностью изучило соображения, изложенные в Вашем послании, и считает, что прекращение только тех взрывов ядерного оружия, которые проводятся на высоте до 50 км, не решает задачи.

Если бы мы подписали сейчас такое соглашение, то спрашивается, что это дало бы народам, которые жаждут полного запрещения всех испытаний ядерного оружия? Этим мы только ввели бы в заблуждение общественность, поскольку фактически испытания продолжали бы проводиться под землей и на больших высотах. Таким образом цель, которая стоит перед нами, – не допустить производства новых все более разрушительных видов атомного оружия – не достигается.

С другой стороны, взрывы ядерного оружия на высотах свыше 50 км также отравляют атмосферу и землю, заражая радиоактивными осадками растительность, попавшую в пищу животных и организм человека, как это имеет место в настоящее время. Думаю, Вы согласитесь со мной, что с точки зрения заботы о здоровье людей нет разницы, будут ли выпадать радиоактивные осадки от взрыва, произведенного на высоте 40 или, скажем, 60 км. Следовательно, и с этой точки зрения та цель, к которой мы должны стремиться, опять-таки не достигается. Поэтому народы были бы вправе расценить и осудить заключение договора о прекращении испытаний только в атмосфере на высоте до 50 км как нечестную сделку. И надо ли доказывать, что заключение подобного договора могло бы быть совершено лишь в расчете на неосведомленность общественности, хотя в наше время это исключается, т.к. ученые сразу же поняли бы суть такого договора и разъяснили, что он не решает вопроса, оставляя положение таким же, каким оно было до заключения договора.

Я считаю, г-н Президент, что нам не следовало бы останавливаться перед трудностями, а нужно найти в себе силу воли и понимание необходимости заключить договор, предусматривающий прекращение всех видов испытаний ядерного оружия – в атмосфере, под землей, под водой и на больших высотах.

По-моему, на основе внесенных нами и вами предложений вполне можно найти такое решение вопроса о прекращении испытаний, которое отвечало бы как интересам государств, обладающих ядерным оружием, так и интересам всех других стран, и установить при этом такой контроль, который гарантирует строгое соблюдение договора. <...>

В заключение, господин Президент, я хотел бы выразить надежду, что изложенные предложения Советского правительства встретят понимание с Вашей стороны и между нами будет достигнута договоренность по одному из наиболее важных и наиболее острых вопросов современности. С нашей же стороны мы приложим все усилия к тому, чтобы достичь соглашения о прекращении испытаний ядерного оружия, и можете быть уверены в том, что если мы подпишем документ, то, даже если бы и не было никакого контроля, мы свято будем придерживаться выполнения взятых на себя обязательств, потому что для Советского Союза общественное мнение, мнение народов дороже всего.

Переписка между Председателем Совета Министров Союза ССР и государственными, политическими и общественными деятелями США (15 июля 1958 г. – 8 ноября 1960 г.). М., 1961. С. 80 – 82.

 

Из Заключительного акта Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе. Декларация принципов взаимоотношений государств-участников Совещания

1 августа 1975 г.

«I. Суверенное равенство, уважение прав, присущих суверенитету

Государства-участники будут уважать суверенное равенство и своеобразие друг друга, а также все права, присущие их суверенитету и охватываемые им, в число которых входит, в частности, право каждого государства на юридическое равенство, на территориальную целостность, на свободу и политическую независимость. Они будут также уважать право друг друга свободно выбирать и развивать свои политические, социалистические, экономические и культурные системы, равно как и право устанавливать свои законы и административные правила.

В рамках международного права все государства-участники имеют равные права и обязанности. Они будут уважать право друг друга определять и осуществлять по своему усмотрениюих отношения с другими государствами согласно международному праву и в духе настоящей Декларации. Они считают, что их границы могут изменяться, в соответствии с международным правом, мирным путем и по договоренности. Они имеют также право принадлежать или не принадлежать к международным организациям, быть или не быть участником двусторонних или многосторонних договоров, включая правобыть илине быть участником союзных договоров; они также имеют право на нейтралитет.

II. Неприменение силы или угрозы силой

Государства-участники будут воздерживаться в их взаимных, как и вообще в их международных отношениях от применения силы или угрозы силой как против территориальной целостности или политической независимости любого государства, так и каким-либо другим образом, несовместимым с целями Объединенных Наций и с настоящей Декларацией. Никакие соображения не могут использоваться для того, чтобы обосновывать обращение к угрозе силой или к ее применению в нарушение этого принципа.

Соответственно государства-участники будут воздерживаться от любых действий, представляющих собой угрозу силой или прямое или косвенное применение силы против другого государства-участника... Равным образом они будут также воздерживаться в их взаимных отношениях от любых актов репрессалий с помощью силы.

Никакое такое применение силы или угрозы силой не будет использоваться как средство урегулирования споров или вопросов, которые могут вызвать споры между ними.

III. Нерушимость границ

Государства-участники рассматривают как нерушимые все границы друг друга, как и границы всех государств в Европе, и поэтому они будут воздерживаться сейчас и в будущем от любых посягательств на эти границы.

Они будут соответственно воздерживаться также от любых требований или действий, направленных на захват и узурпацию части или всей территории любого государства-участника.

IV. Территориальная целостность государств

Государства-участники будут уважать территориальную целостность каждого из государств-участников. <...>

V. Мирное урегулирование споров

Государства-участники будут разрешать споры между ними мирными средствами таким образом, чтобы не подвергать угрозе международный мир и безопасность и справедливость».

Хрестоматия по отечественной истории (1946 – 1995 гг.): Учебное пособие для студентов вузов / Под ред. А.Ф. Киселева, Э.М. Щагина. М., 1996.

 

 

ТЕМА XVIII. ПЕРЕСТРОЙКА: ЕЕ ПРОТИВОРЕЧИВЫЙ ХАРАКТЕР, ЦЕЛИ И ОСУЩЕСТВЛЕНИЕ (1985 – 1991 гг.)

1. Предпосылки и цели перестройки

С середины 80-х гг. в Советском Союзе по инициативе ЦК правящей партии, ее обновленного руководства (11 марта 1985 г. на пост Генерального секретаря ЦК КПСС был избран М.С. Горбачев; в течение 1985 – 1986 гг. кадровые изменения коснулись 70% членов Политбюро) стали проводиться реформы, которые вошли в историю под названием «перестройка». Они затронули все стороны жизни советского общества. Вслед за радикальными изменениями в идеологии, общественном сознании, в политической системе общества начались глубинные изменения в отношениях собственности, в социальной сфере. Реформирование проходило быстро, в условиях отсутствия четких и эффективных механизмов реализации целей перестройки, и это крайне негативно сказалось на состоянии экономики, социальной сферы и институтов Советского государства.

Необходимость перемен диктовалась назревшими потребностями общества. К середине 80-х гг. в социально-экономическом развитии СССР усилились негативные тенденции: происходило замедление темпов прироста национального дохода, снижалась производительность труда; затормозился научно-технический прогресс; продолжал снижаться уровень материального благосостояния населения. Страна оказалась на 30-м месте по объему ВНП (валового национального продукта) и в 5-м десятке по жизненному уровню.

В первой половине 80-х гг. правительство, Центральный комитет КПСС, видевшие опасные тенденции, принимали решения, направленные на интенсификацию производства, развитие научно обоснованных методов хозяйствования, расширение самостоятельности предприятий, внедрение в производство новых технологий. Однако эти решения не затрагивали основ командно-административной системы управления, административно-плановой экономики и поэтому не улучшили положения. Экономика оставалась невосприимчивой к достижениям научно-технического прогресса, экстенсивной. Отсталость машиностроения, сырьевая направленность экономики, неразвитость потребительского сектора деформировали структуру производства, не позволяли решать социальные проблемы.

На рубеже 70 – 80-х гг. в мире начался новый этап научно-технической революции (НТР), получивший название «микроэлектронной революции». В Советском Союзе в силу технического отставания не удалось быстро наладить выпуск современной компьютерной техники, а без нее оказался невозможным переход к новейшим технологиям. «Отставание в развитии и использовании вычислительной техники, – констатировал академик Н.Н. Моисеев, – было на самом деле симптомом, точным индикатором смертельной болезни». В таких условиях промышленность и наука мало нуждались друг в друге; с одной стороны, предприятия не предъявляли спроса на научные разработки, с другой стороны, ученые, не имея спроса на свою «продукцию», часто занимались разработкой ненужной тематики.

Отставание в реализации достижений НТР обусловило снижение темпов прироста национального дохода. Так, если в годы восьмой пятилетки (1966 – 1970 гг.) среднегодовые темпы прироста национального дохода составили 7,2%, то в одиннадцатой (1981 – 1985 гг.) – только 3,1%; более чем вдвое сократились темпы роста производительности труда – с 6,8% в восьмой пятилетке до 3,1% в одиннадцатой.

Экономику все больше захлестывал «вал». По валовым показателям многих видов продукции СССР вышел на первое место, но это количество во многих случаях не отвечало требованиям качества. За внешним благополучием скрывались глубинные причины растущего отставания страны от мирового уровня развития. Все больше ввозилось из-за рубежа машин, техники, оборудования. В товарной структуре экспорта стали преобладать сырьевые товары, в первую очередь нефть, цены на которую на мировом рынке выросли в те годы почти в 20 раз. Ее экспорт позволял стране относительно безбедно существовать, выполнять продовольственную, космическую и другие программы.

Только небольшую часть советской экономики составляли наиболее современные производства высокой технологии, но они в основном работали на военные заказы. Экономика страны оказалась предельно милитаризована – в совокупном объеме продукции машиностроения производство военной техники составляло более 60%. Чрезмерная военная нагрузка на народное хозяйство привела к огромным диспропорциям: производство товаров народного потребления, организация снабжения продовольствием, развитие сферы услуг, торговли, транспорта, индустрии отдыха, медицинского обслуживания резко отставали от запросов населения.

В результате экономических трудностей нарастали инфляционные процессы, что вызывало деформации в социальной сфере. Среднегодовые темпы роста доходов на душу населения снизилось – с 5,9% в 1969 г. до 2,1% в 1986 г., что не могло способствовать достижению стабильности в обществе.

Снижалась эффективность управленческой деятельности. Представители трудящихся, избранные в состав Советов всех уровней, не оказывали достаточного воздействия на выработку важнейших политических и государственных решений, выступали скорее в роли посредников, которые передавали волю низов исполнительному аппарату Советов. Действовал отработанный механизм: депутаты Советов собирались на сессии лишь для того, чтобы обсудить и утвердить решения, выработанные бюрократией исполнительных органов; работа сессий носила формальный характер, единогласное утверждение решений было правилом. Действия исполнительных органов власти практически не контролировались выборными органами.

Кризис поразил и КПСС. Ее руководящие органы не обеспечили углубление процесса демократизации общества, начатого ХХ съездом, не довели его до завершения. Постепенно реальная власть в государстве оказалась сосредоточенной в исполнительных структурах КПСС, а зачастую просто у аппарата партийных органов. В самой партии произошло расслоение коммунистов на партийную элиту и рядовую партийную массу, утвердилась пресловутая «стабильность» руководящих кадров, их фактическая независимость от масс.

Административно-командная система привела к тому, что руководящая роль КПСС в обществе трансформировалась в управленческую деятельность по решению текущих хозяйственных, социально-экономических, культурных и других проблем. Административно-распорядительная работа вытесняла политические методы руководства; в результате размывалась авангардная роль организаций КПСС в трудовых коллективах.

Таким образом, кризисные явления затронули все стороны жизнедеятельности государства, особенно же тяжело они отразились на состоянии экономики. К середине 80-х гг. страна утратила темпы своего развития, в середине 80-х гг. отставала от США по производительности труда в промышленности в 2 – 2,5 раза, а в сельскохозяйственном производстве в 5 раз. Затратная, расточительная экономика могла функционировать только в период нефтяного бума (70-е гг.); во второй половине 80-х, когда цена на нефть упала, эта экономика оказалась слабоэффективной, стала источником нарастания трудностей. «Иными словами, – считал М. Горбачев, – какую сферу ни взять, везде все загоняли в тупик. Поэтому перестройка, реформы были нужны». (См.: Горбачев М.С. Новая политика в новой России // Свободная мысль. 1992. № 13).

Ответ на настоятельную потребность в решительных переменах в обществе дал апрельский (1985 г.) пленум ЦК КПСС. Его решения обозначили поворот к новому стратегическому курсу – подъему экономики за счет перераспределения финансовых потоков и новой структурной политики. Были определены основные цели перестройки:

- преодоление чуждых наслоений прошлого, допущенных деформаций и извращений, придание социализму самых современных форм общественной организации;

- создание эффективного механизма ускорения социально-экономического развития общества, поощрение новаторства;

- всестороннее развитие демократии, наиболее полное раскрытие гуманистического характера советского строя, укрепление дисциплины и порядка, уважение к ценности и достоинству личности;

- решительный поворот к науке, соединение научно-технических достижений с экономикой;

- преодоление отставания развития страны в рамках современной цивилизации;

- поиск путей для решения совместными усилиями глобальных проблем, вставших перед человеческим сообществом.

 

2. Перестройка как реформа сверху. Основные этапы и результаты перестройки

Попытки разработать концепцию перестройки, ее философию, стратегию и тактику предпринимались Центральным комитетом партии в течение 1986 – 1987 гг. Ее предполагалось начать с «очищения» и «обновления» социализма, придания ему «новых» форм. В итоге январский (1987 г.) пленум ЦК КПСС объявил о намерении партии радикально демократизировать общество и собственно внутрипартийную жизнь.

Стержнем обновленной модели социализма идеологи перестройки называли всеохватывающую демократизацию советского общества, развитие гласности. Выдвинутый тогда лозунг «Больше демократии!», как заявлял теоретик перестройки А. Яковлев, означал: открытое обсуждение острых проблем экономики и политики, привлечение трудовых коллективов к управлению производством. Считалось, что снятие запретов на открытое обсуждение социально-экономических проблем поможет обществу осознать глубину кризиса, выработать верные пути его преодоления, поставив под свой контроль деятельность власти в лице, прежде всего, партийно-государственного аппарата.

Следует заметить, что в гласности, в этом неоднозначном и многоплановом явлении, власть пыталась соединить экономические формы с политическими. Развитие гласности, начатое сверху, достаточно быстро стало вбирать в себя разные социальные силы и превратилось в мощный поток, удержать который в определенных рамках власти уже не могли. Возникли неформальные клубы. Наибольшую известность получили московские клубы «Перестройка» и «Фонд социальных инициатив», а также ленинградский «Диалектик». Там велись дискуссии по всем вопросам политической и общественной жизни, обсуждались различные варианты экономического развития страны. В своем подавляющем большинстве они выступали в поддержку «перестройки».

Гласность способствовала оживлению деятельности творческой интеллигенции. Со второй половины 1986 г. со страниц «толстых журналов», журнала «Огонек», газеты «Аргументы и факты» и других изданий на общество полился настоящий поток сенсаций. Обсуждались закрытые ранее темы: роль КПСС в обществе, привилегии и возможности номенклатуры, диссидентство и другие. Огромными тиражами печатались произведения В. Набокова, А. Платонова, М. Булгакова, О. Мандельштама. Вся страна буквально взахлеб читала роман А. Рыбакова «Дети Арбата», где наряду с молодыми москвичами действующими лицами были Сталин, Ежов, Ягода. Появились резкие, острые фильмы о воинах-афганцах, о Чернобыле и др. Сенсационными репортажами были насыщены такие телепередачи, как «Пятое колесо», «До и после полуночи», «Взгляд».

Однако на деле гласность, широко поддержанная в обществе, оказалась не только орудием политизации массового сознания. Она обернулась, как показали последующие события, средством перевода эволюционного реформирования в радикальный демонтаж политической системы в целом.

Следующий пленум, июньский (1987 г.), определил направление экономической реформы, суть которой состояла в предоставлении экономической самостоятельности предприятиям. В основу решений пленума были положены предложения известных экономистов Л. Абалкина, Н. Шмелева и др., выступавших за внедрение максимально широкой модели хозяйственного расчета на основе самофинансирования, самоокупаемости, самоуправления. Такой тип экономических отношений должен был превратить предприятия в субъекты рыночной экономики, действующие на основе конкуренции и рыночных механизмов определения цен. Хозяевами предприятий, считали они, должны были оставаться трудовые коллективы, владеющие широкими правами в управлении производством, в решении социальных вопросов. При этих условиях должен был возникнуть социалистический рынок, на котором конкурировали бы коллективные товаропроизводители.

Выдвигавшиеся руководством ЦК задачи социально-экономического и политического развития в условиях перестройки были восприняты с пониманием всеми слоями общества, оценивались как действительно назревшие и реалистичные. И первые шаги по практической реализации идей перестройки, предпринятые в 1985 – 1986 гг., давали обнадеживающие результаты, укрепляли доверие к новому курсу. С одобрением в обществе, например, были встречены энергичные меры по преодолению социальной напряженности, укреплению законности и общественного порядка, по углублению демократического процесса.

Активную поддержку получили внушавшие оптимизм внешнеполитические инициативы советского руководства. Новое в них обусловливалось преодолением абсолютизации классового подхода, которому прежде придавалось приоритетное значение, и выражалось в «новом политическом мышлении». Концепция «нового политического мышления» была сформулирована в книге М. Горбачева «Перестройка для нашей страны и для всего мира». В ней утверждалось, что капиталистический, социалистический и «третий» мир тесно взаимосвязаны, все цивилизационное пространство является целостным и неделимым, в нем существуют глобальные проблемы, которые должны стать сферой приложения усилий человечества. Из этого положения следовал вывод о невозможности решения международных проблем силовыми методами. В качестве нового универсального инструмента решения международных вопросов провозглашался не баланс сил двух систем, а баланс их интересов. Это был действительный поворот в мировой политике. Его результатом стали подписание соглашений между СССР и США о сокращении ракет средней и малой дальности, обычных вооружений и численности армий; улучшение отношений с Китаем и странами Юго-Восточной Азии; подведение черты под «холодной войной»; смягчение противоречий между Востоком и Западом.

Как обоснованная и определяющая задача перестройки воспринимались практические меры по реформированию экономики, ускоренному развитию производительных сил, совершенствованию социалистических производственных отношений. Реализация этой стратегической линии предполагалась на путях глубокой реконструкции народного хозяйства на базе новейших достижений науки и техники, за счет прорыва на авангардных направлениях научно-технического прогресса.

В перспективных планах намечалось удвоить к концу столетия производственный потенциал страны и на этой основе поднять на качественно новую ступень народное благосостояние: в частности, до 2000 г. повысить в 1,6 – 1,8 реальные доходы на душу населения, решить жилищную проблему. Как и в начале 60-х гг., формулировалась задача – обеспечить полное удовлетворение духовных и материальных запросов населения.

Большинство советских людей восприняли идею перестройки как закономерное и своевременное явление. Народ готов был приложить максимум усилий для осуществления выдвинутых задач. Согласившись с оценкой последнего десятилетия как застойного периода в истории страны, трудовые коллективы восприняли первые шаги руководства КПСС с энтузиазмом и поддержали их производственным подъемом.

На Ставрополье, например, был достигнут качественный сдвиг в росте эффективности промышленного производства: продукция ставропольских заводов «Красный металлист», «Электроавтоматика», автокранов, автоприцепов, невинномысского завода «Квант», завода «Пятигорсксельмаш» была включена в общесоюзный перечень важнейших видов изделий народнохозяйственного значения. Менялось положение в аграрном секторе: в первые годы двенадцатой пятилетки среднегодовой темп прироста сельскохозяйственной продукции в крае составил 6,4%, или был в два раза выше, чем в 1981 – 1985 гг.

Заметные перемены происходили в экономике многих регионов. Однако жизнь показала, что благие цели оказались труднодостижимыми. Из-за неразработанности важнейших составных концепции перестройки, отставания Центра с ответами на многие вопросы уже в 1987 г. стали наблюдаться «сбои», курс на ускорение темпов экономического роста начал угасать. Нарастало сопротивление перестройке, которое оказывали аппарат хозяйственных органов и ведомств (перестройка грозила им потерей мест), многие чиновники, сросшиеся с командно-административной системой, а также те партийные работники, которые владели рычагами командно-административного управления. Кроме того, к снижению эффективности производства вели: теневая экономика, нарушения законности и правопорядка, многие другие негативные явления. А больше всего обнажались корни порочности административно-командной системы, ее непригодность служить идеям демократизации и прогресса.

Отягощенная тяжелым грузом прошлого, наша экономика не была способна к ускорению. Реорганизовать ее на принципах регулируемого рынка не удалось. Хозрасчет, введенный на предприятиях, носил половинчатый характер и не способствовал развитию рыночных отношений. Цены на сырье и ресурсы оставались по-прежнему фиксированными и существенно заниженными, обузой для бюджета становились социальные программы. Все требовало решительных и радикальных изменений. В июле 1988 г. был опубликован закон о кооперации, разрешавший создавать кооперативы практически везде. Однако производственные кооперативы, в отличие от торгово-закупочных, не получили широкого распространения. Развитие негосударственного сектора экономики упиралось в отсутствие инфраструктуры, в государственную монополию на сырье и ресурсы, их дефицит. Главным препятствием стал чиновничий произвол. На практике партийным руководством не было проявлено должной настойчивости, заботы о реализации этих идей, о «запуске» рыночных механизмов. К тому же не обошлось без ошибок: сказались экономические просчеты, например, утрата контроля над положением дел в сфере финансов; непродуманной оказалась борьба с нетрудовыми доходами. Антиалкогольная кампания принесла стране ущерб в 200 млрд. рублей. Были, как уже отмечалось, допущены перегибы в организации кооперативного движения. Возникла сеть «коммерческих» магазинов, где цены на товары были запредельными. Дешевые государственные товары скупались и перепродавались в этих магазинах в несколько раз дороже. Вместо обещанного насыщения рынка товарами обострился их дефицит. Все это вызывало социальное напряжение в обществе, вело к поляризации социальных сил.

Реальные сдвиги в проведении экономической реформы обозначились лишь в 1990 г., когда появились законы о малом предприятии, акционерном обществе, совместных предприятиях, коммерческих банках. Вскоре, однако, обнаружилось, что экономические преобразования, попытка перевода промышленности на рыночные отношения привели к спаду производства: в 1991 г. падение ВНП составило от 6 до 10%, а по отдельным отраслям (угольной, нефтяной, текстильной) – до 20 – 25%. О кризисном положении, сложившемся в экономике, свидетельствуют данные в книге Согрина В. «Политическая история современной России. 1985 – 1994 гг.» (М., 1994. С. 106).

Негативные явления в развитии экономики всей страны были характерны и для народнохозяйственного комплекса Ставропольского края. К концу двенадцатой пятилетки здесь также усилились элементы неуправляемости экономикой: дефицит стал всеобщим явлением; складывалось тревожное положение на потребительском рынке – денежные доходы населения возросли за пятилетку в 1,4 раза, а выпуск товаров народного потребления увеличился лишь на 2,8%.

Замедление, а затем и падение производства повлекли за собой быстрое снижение жизненного уровня основной массы населения. В 1990 г. инфляция составила не менее 25%, а рост цен – 40 – 50%. Незначительные компенсации наименее обеспеченным слоям населения не могли остановить ускорявшегося падения их жизненного уровня. В результате с конца 80-х гг. в различных отраслях промышленности стали возникать забастовки, которых страна не знала на протяжении десятилетий; бастующие предъявляли экономические требования: повышение заработной платы, улучшение условий труда и быта; постепенно стали выдвигаться и политические требования – отставки правительства.

Постепенно, по мере развития перестроечных процессов, для многих становилось ясно, что намечается борьба по главному вопросу: что же предстоит – «совершенствование социализма» или радикальный переход к иной общественной системе? Произошло смещение первоначальной стратегической ориентации на совершенствование социализма, курсом перестройки становился дрейф страны в сторону капитализма, хотя ее идеологи об этом вслух не говорили. Становилось очевидным, что политика реформ обусловила процессы развала экономики и финансов, дезинтеграции единого народнохозяйственного комплекса, привела к ухудшению инфраструктуры на постперестроечном рынке, осложнила внешнеэкономическое положение страны, прежде всего в результате безудержного роста внешнего долга.

Отклонения от первоначального курса перестройки не могли не оказать негативного влияния на общественное сознание. Об этом свидетельствовали результаты опроса, проведенного Институтом социологических исследований АН СССР в 1987 г.: только 16% респондентов положительно оценивали ход перестройки, 31,4% отмечали, что она идет медленно и с большими трудностями, а 32,3% считали, что она вообще не осуществляется.

В ходе перестройки приходило понимание того, что ее судьба в целом и важнейшая ее практическая часть – экономическая реформа зависели от состояния политической системы, что без радикальных изменений в политической жизни общества невозможно решение ни технико-экономических, ни социальных задач. Этапом на пути реформы политической системы общества стала ХIХ Всесоюзная конференция КПСС (июнь – июль 1988 г.). В своем докладе на ней М. Горбачев подчеркнул, что основными причинами торможения перестройки являются косность партийного аппарата, сохранение формализма и бюрократизма административно-командной системы, разрыв между словом и делом. С целью разрушения «механизма торможения» и были приняты принципиальные решения по реф







Последнее изменение этой страницы: 2017-02-05; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.209.80.87 (0.019 с.)