ТОП 10:

Привет, Элли. Прости, сейчас не самое подходящее время. Я у родителей в Гилфорде. Давай пообщаемся позже. ХХХ



Я была разочарована. Почему она не хотела говорить? Меня бесило, что она до сих пор меня избегала, ведь мы давно помирились. Раз я обо всем забыли, так почему она не могла сделать тоже самое? Тогда я перечитала ее сообщение. Она быстро ответила, и добавила в конце поцелуи. Она бы этого не сделала, если бы до сих пор на меня злилась.

Она была в Гилфорде и не ненавидела меня. Я неожиданно поняла, это была прекрасная возможность. Я могла бы поехать к ней, прямо сейчас, и увидеться. Это же всего час езды. Я схватила сумку и поспешила в метро.

 

***

Я шла знакомой дорогой к дому родителей Лары. У дома стоял припаркованный серебряный спортивный автомобиль, а это значит, они были дома. Под ногами шумел гравий. Сердце бешено стучало, а ладони вспотели. Я уговаривала себя успокоиться. Я пришла в гости к лучшей подруге, я полжизни провела в этом доме, и ее семья была мне почти родной.

Прикусив губу, я нажал на звонок, закрыла глаза, читая про себя молитву. Господи, души, все кто может, помогите мне, пожалуйста. Пусть она меня не ненавидит. Придайте мне смелости. Александр Македонский, если ты там, помоги мне, как грек греку? Я понимаю это не такое великое событие как твое завоевание мира, но все же…

Дверь открылась и на пороге показалась весьма расстроенная мама Лары. Ее обычно идеально уложенные волосы были совраны в небрежный хвост. На ней была флисовая кофта и леггинсы. Я и не знала, что у нее в гардеробе есть такая одежда. Ее фирменные жемчужные сережки тоже отсутствовали.

– Стефани? У вас все хорошо?

Она взглянула на меня и облегченно вздохнула.

– О, Элли, слава богу, это ты. Я давно ждала, когда же Лара образумиться и позвонит тебе. Проходи. Она в своей комнате.

Я не понимала, что происходит, но все же прошла в дом.

– Она вроде как… мне не звонила. Но можно мне подняться к ней?

– Ох… – ответила Стефани. Она кивнула головой и улыбнулась. – Конечно, прости. Что я держу тебя в коридоре. Ты же помнишь дорогу.

Я быстро улыбнулась и поднялась на второй этаж. Я была сбита с толку. Откуда Стефани узнала о нашей ссоре? Я знала, Лара была близка с мамой, но не настолько же. У нас с Ларой обеих были мамы, от которых иногда хотелось избавиться. Я постучала в ее дверь.

– Да? – крикнула она.

– Это я, – ответила я, и толкнула дверь. Лара сидела на своей кровати, ее длинные светлые волосы были собраны в пучок на макушке. Она была окружена вещами: одеждой, косметикой, книгами, и коричневыми коробками.

Она была в шоке при виде меня.

– Элли, что… что ты тут делаешь?

– Мы… я хотела с тобой поговорить, – тихо ответила я. – Но что происходит? Зачем все эти коробки?

Она посмотрела на меня и расплакалась. За все годы нашей дружбы я никогда не видела ее плачущей. Первые секунды я молча стояла на месте, но потом мои инстинкты взяли надо мной верх, и я бросилась к ней. Мы сидели на кровати, обнявшись. Я обнимала ее, пока она плакала в мой свитер. Вскоре ее плечи перестали содрогаться и она просто шмыгала носом.

– Прости меня, – сказала она, – я … не хотела…

– Лара, перестань, – перебила я. – Все в порядке. У нас все хорошо. Я здесь, и тебе не нужно ни за что извиняться. Плачь сколько хочешь. И объяснишь мне все, когда будешь готова, и я буду рядом и поддержу тебя.

Она улыбнулась, и я обняла ее крепче.

– Ой, – вскрикнула она, – перестань сжимать меня так сильно.

Я засмеялась, и она начала смеяться между всхлипами.

– Господи, Элли. Моя жизнь превратилась в кошмар.

– Лар, в чем дело?

Она вздохнула, начала приглаживать свои волосы. Она всегда так делала, когда нервничала.

– Месяц назад мой папа бросил мою маму. Я узнала об этом спустя пару дней после нашей… после нашего вечера в Махики. Он спал с какой-то малолеткой. Это так предсказуемо. Я не знаю, за что его больше ненавижу, за измену или за такой банальный поступок. В любом случае, мама сходит с ума. Мы не можем продолжать в этом доме, поэтому переезжаем, но пока не знаем куда. Не знаем, сможем ли внять новую квартиру или… в общем я в полной растерянности. Все так сложно.

– О господи, Лара, мне так жаль. Не могу в это поверить. Я в… шоке, и разочарована в твоем отце. Как он мог так поступить с тобой и твоей мамой? – спросила я.

– Знаю, я сама до сих пор не понимаю, – просто ответила она.

Я обняла ее.

– Дорогая, все будет хорошо. Я в этом уверена. У тебя есть твоя мама, и она просто замечательная.

– Знаю. Но хоть она и хорошо зарабатывает, мы не можем оставаться в этом доме. Особенно сейчас, когда большая часть сбережений уйдет на развод. Я думаю, она не хочет здесь оставаться из-за воспоминаний…

– Я понимаю. И какой у вас план?

– Эх… мы пока рассматриваем варианты. Мы можем снять квартиру в Лондоне, или пожить у тети Шарлотты. Но я не уверена что смогу жить с моей скоро разведенной матерью и ее одинокой сестрой в Хертфордшире.

– Боже мой, – выкрикнула я, – почему бы твоей маме не переехать к твоей тете, они же как лучшие подруги, и ей понадобиться поддержка. А тебе не переехать ко мне?

– Элли… я не могу, – шепотом ответила она. – Мне нужен дом. Я не могу поселиться в доме твоих родителей, или у тебя в Кадмене, или… я так не могу.

– Ладно, – ответила я, стараясь скрыть свое разочарование. – Ты права, это глупая идея. Но ты же знаешь, я всегда тебе рада. До конца учебы ты останешься в Оксфорде, но лето можешь пожить у меня. Мы можем провести последнее лето в Лондоне, перед тем как разъедимся. И к концу лета, может, у вас с мамой появится свой новый дом.

– Я… мне кажется, это может сработать. Я не горю желанием провести лето в Хертфордшире. Но Элли, я же была поганой подругой.

– Лара, – сказала я, поднимая руку вверх, останавливая ее речь. – Ты через многое прошла, а меня не было рядом. Это я поганая подруга, а не ты. Твоя жизнь разваливалась на части, а я была такой эгоисткой…

Она ударила меня по руке, сверкая улыбкой от уха до уха.

– Боже, перестань говорить какая у меня дерьмовая жизнь.

– Прости. Серьезно, Лара. Почему ты мне ни о чем не рассказала, после того, как мы помирились?

– Я тебе завидовала, – прошептала она. – Ты всегда с достоинством выходила из всех жизненных передряг, и заметь, у тебя было много странных ситуаций. Но ты всегда оставалась сильной. Я же чувствую себя слабой и жалкой, именно поэтому мне и не хотелось говорить.

– Вот ты, идиотка, – закричала я. – Какое там достоинство. Я же настоящая размазня.

– Это не так. Вспомни развод твоих родителей, ты всегда была такой спокойной. Никогда не плакала, и не делала из этого трагедия, как я сейчас.

– Лара, тогда была совсем другая ситуация. Я провела детство с родителями, которые постоянно ссорились. Для меня было облегчением, когда отец наконец ушел. Но твоя семья не такая. Твои родители всегда казались такими счастливыми, и уход твоего отца полностью изменил вашу жизнь. Это нормально, что тебе грустно. Я бы очень испугалась, если бы это было не так.

– Серьезно?

– Конечно, дурочка, – сказала я, сжимая ее руку. Я почувствовала, как по щекам побежали слезы. Я не могла поверить, Лара прошла через все это в одиночестве, только потому что я была слишком упрямой и не хотела извиняться. Я понимала, прошел целый месяц, но я все равно должна была извиниться. – Лара, ты прости меня. Я даже не могла представить, как сильно ты во мне нуждалась. Я думала, все это время ты на меня злилась, поэтому боялась тебе звонить. Мне следовало быть смелее.

– Но я тоже боялась, – призналась она. – Я вроде как убежала от реальности и скрылась у мамы.

– Но это очень смелый поступок. Ты была рядом, когда она в тебе очень нуждалась. Именно поэтому ты еще не вернулась на учебу? – спросила я.

– Ты же знаешь этих Оксфордских богатеев… все продлевают себе каникулы, – улыбнулась она.

– Ну не знаю, некоторое из нас сегодня сдали дипломы, так как проводили много времени в библиотеке, как и положено прилежным ученицам.

– Рада, что ты ни сколько не изменилась.

Я смутилась и не знала что сказать.

– Что? Почему ты так странно на меня смотришь?

Я закусили губу, продолжая молча улыбаться. Ее глаза стали шире от понимания.

– ИДИ ТЫ! НЕ МОЖЕТ БЫТЬ! ТЫ ЧТО… О ГОСОПОДИ ТЫ БОЛЬШЕ НЕ ДЕВСТВЕННИЦА! – закричала она.

Я захохотала:

– ИМЕННО! Я ЭТО СДЕЛАЛА!

Мы начали пищать, обниматься и прыгать от радости.

– Не могу в это поверить, – сказала она, после того как мы угомонились. – С тем парнем? Черт, я даже не знаю его имени. Я ужасная подруга.

– Я думала мы закончили с «погаными подругами». Мы обе проявили себя не в самом лучшем свете. Ну да ладно. Все случилось на прошлой неделе, так что еще не поздно меня поздравлять. Его зовут Джек. Было не так больно. Мы с ним встречаемся не долго… вернее виделись всего четыре раза, м продолжаем переписываться … хотя я не знаю. – Я упала на кровать, задрав ноги вверх.

Лара легла рядом.

– Это безумие. Я так за тебя рада! Но, боже мой, я целую неделю не знала о твоем новом статусе. Хотя должна была догадаться, стоило тебе войти в комнату. У тебя же РПС.

– Что?

Она усмехнулась.

– О, наконец-то есть аббревиатура, которую ты не знаешь. Это радость после секса.

– У меня был РПС в понедельник, но с каждым днем угасала. Если честно, сейчас надежда почти умерла, потому что он не пишет так часто, как мне бы этого хотелось, и еще я не знаю, хочет ли он быть моим парнем.

– А были ли намеки, что он хочет быть твоим парнем? – поинтересовалась она.

– Нет, но у нас было три свидания. Он всегда был таким милым, ему нравилась моя индивидуальность, а не только мои сиськи. Раньше он часто писал, а теперь пропал, и мне кажется я лишилась девственности с парнем, который сейчас меня избегает. Что мне теперь делать?

– Так, давай по порядку, – сказала Лара. – Я не знаю всех подробностей, но ты обо всем мне расскажешь, потому что ты остаешься у меня ночевать. Но мне кажется, ты должна задать ему этот вопрос. То есть, самое ужасное, что он может сказать – это то, что ему это не интересно, но тогда ты перестанешь гадать и двинешься дальше. По крайне мере ты лишилась девственности не с незнакомцем.

Я кивнула.

– Хорошо. Конечно, я скорее умру, чем спрошу его об этом, но я поняла твою мысль. Черт, я смогу это сделать. Прямо завтра.

Лара кивнула, обнимая меня.

– А теперь расскажи мне все в мельчайших подробностях, что я пропустила за этот месяц, – сказала я.

– Ты такая подлиза. Ладно, расскажу, только потому, что я скучала по нашей болтовне, – Лара улыбалась, но ее глаза все еще были красными от слез. Она рассказал мне о своем отце, об Ангусе, который ей даже ни разу не написал, и о Джезе, который продолжает вести себя, как придурок. Через час беседы наша дружба вернулась в старое русло, чему я была очень рада.

 

Глава 28

 

 

Позавтракав кофе и круассанами, меня осенила мысль позвать Лару на вечеринку Люка. И следующее что я помню, мы возвращаемся в мю квартиру в Кадмене, захватив с собой несколько платьев и туфель из дорогого гардероба Лары.

– Ты уверена, что хочешь пойти сегодня на вечеринку? – обеспокоенно просила я у Лары.

– Угу, сколько раз мне нужно ответить на один и тот же вопрос, чтобы ты поверила в мое желание пойти повеселиться и напиться?

– Я же знаю, ты через многое прошла, и я не хочу силой приводить тебя на вечеринку, где ты никого не знаешь.

– А мне сдается, это ты не хочешь идти на вечеринку, а не я, – сказала она, как и всегда видя меня насквозь.

– Ладно, – простонала я. – Мне немного неуютно. Я не люблю смешивать разные группы. А что если тебе не понравится Эмма? Или ты ей не понравишься? А если там будет Джек?

– Во-первых, дай нам с Эммой шанс хотя бы познакомиться. Мы обе твои подруги, и я уверена, мы весело проведем время, особенно если поблизости будет алкоголь. И, во-вторых, мы уже говорили о Джеке. Ты выяснишь, что с ним произошло, отпустишь эту ситуацию, и продолжишь жить дальше.

Она была права. Она и Эмма были удивительными, и мне повезло дружить с ними обеими. А если Джек решил меня продинамить, то я это переживу. Возможно, я паникую раньше времени, ведь он и раньше пропадал на несколько дней. Да и в последнем сообщении он поцеловал меня в конце, можно считать, я до сих пор ему нравлюсь. Только мне было не по себе… ведь я больше не девственница. И все изменилось.

– Это мой телефон или твой? – спросила Лара, когда мы уставшие лежали на кровати, и услышали сигнал телефона.

Я проверила карман.

– О господи. Это от Джека, – закричала я, открывая его сообщение.

– Я же говорила тебе не паниковать раньше времени, – сказал она. – Давай, читай, что он там тебе написал.

Он написал: Привет, как твой диплом? Ты идешь на сегодняшнюю вечеринку? Эрик пойдет с обожаемой тобой девушкой и пригласил меня. Я пойду, только если и ты пойдешь. – И снова поцелуй в конце сообщения, – радостно дочитала я.

– Ты ведешь себя глупо. Ты всегда ему нравилась. И он хочет пойти на эту вечеринку с тобой.

Я закрыла глаза, чувствуя облегчение.

– Слава богу, я не одна из тех девиц, которых бросают после секса. К тому же мы сегодня увидимся!

Лара закатила глаза.

– Отлично, теперь я буду третьей лишней.

– Или у тебя будет шанс забыть об Ангусе, Джезе и других паршивых парнях, и познакомиться с кем-то новеньким, – сказала, светясь от счастья. – А с другой стороны, теперь ты поймешь каково это быть третьей лишней.

Она застонала.

– Я этого не вынесу. Сорвусь и напишу Джезу, приглашу встретиться после вечеринки. Так у меня будет с кем снять напряжение, пока ты развлекаешься с Джеком.

– Или же ты можешь познакомиться с кем-то еще, – снова предложила я.

– Нет. Сейчас я не в состоянии знакомится с новым парнем. Я просто поеду к Джезу, а ты сможешь привести Джека сюда.

Мое лицо приняло самое невинное выражение

– Или ты с Джезом всегда можешь закрыться в ванной.

 

***

 

К моменту как мы пришли на вечеринку двумя часами позже, моя голова была затуманена бутылкой дешевого вина так, что мне было все равно, когда дверь открыла Ханна.

– Элли, – фальшиво улыбнулась она. – Хорошо, что ты пришла. Привет, я – Ханна. – Она повернулась к Ларе, целуя ее не касаясь щек. Я изобразила рвотные позывы. Почему она притворяется хозяйкой вечеринки, если она здесь даже не живет?

– Привет, – поздоровалась я сквозь зубы, – Как ты?

– О, сама понимаешь, стресс от диплома, Бог ты мой, – выкрикнула она, растягивая каждое слово. – Ты трахаешься с Джеком? Мне сказал Эрик. Вернее, он все мне рассказал.

Я с ужасом уставилась на нее. Прошу тебя боже, пусть знает не все. Прошу, пусть Джек научится держать рот на замке. Я попыталась предать лицу виноватый вид, хватила Лару под руку, и утянула ее за собой в гостиную.

– Может, уже отпустишь мою руку? – сказала Лара.

Я отпустила ее, чувствуя, что начала трезветь.

– Ты ее слышала? Она сказала, что знает все. А если она узнала, что все это время я была девственницей? – прошептала я.

– Элли, не драматизируй.

– Я не драматизирую. Это же будет настоящей катастрофой.

Лара отмахнулась от меня и пошла на кухню, даже не взглянув на компанию симпатичных парней, сидящих в гостиной. Она старалась выглядеть как девушка, которое было плевать, что она пришла на вечеринку где никого не знала. Тяжело вздохнув, я заправила волосы за уши, и пошла за ней.

Я догнала ее в две секунды, но Лара уже привлекла внимание Люка. Сегодня на нем был винтажный джемпер кремового цвета. Мне кажется, именно такой я недавно видела в витрине одного магазина. Его глаза блуждали по ее идеальному телу, волосам, лицу. Я снова ощутила небольшой укол ревности, однако на этот раз это были приятные чувства. Не сколько ревность, а гордость за мою подругу. Ведь обычно друзья детства вели себя по-другому, да и выглядели иначе. Но только не Лара.

Я зевнула, достала телефон, посмотреть, не прислал ли сообщение Джек, но в этот момент вошла Эмма. На ней было блестящее серебристое платье, и выглядела она ошеломляюще. Она стояла под руку с Серхио. Он выглядел иначе, без своей униформы официанта.

– Элли! – выкрикнула Эмма, не обращая внимание на всех пялящихся на нее парней. Она заключила меня в объятия, а после одернула рукав Серхио, привлекая его внимание. Как будто она его теряла. – Серхио, ты же помнишь Элли?

– Привет, – тепло поздоровался он, и тоже меня обнял. Я обняла его в ответ, хлопая по спине.

– И где Лара? – взволнованно спросила Эмма. – Не терпится, наконец, с ней познакомится. И я рада, что вы, девчонки, помирились, и я клянусь тебе, я полюблю ее сразу, как только увижу.

Я указала пальцем на кухню, на Лару и Люка.

– Вон она, уже успела кое-кого подцепить.

– Лара! – позвала ее Эмма, похлопав по плечу. – Наверное, нет смысла представляться, раз мы с тобой единственные подруги Элли. Но я Эмма.

Лара повернулась и улыбнулась.

– Эмма, ну конечно. – Затем они обнялись, и только тогда я поняла, обе мои подруги были блондинками, и обе стройнее меня. И до меня дошло почему наше вино продали за пол цены. Я помчалась к раковине, отодвигая в сторону Люка, наливая себе огромный стакан воды.

Я выпила воду и заново наполнила стакан, и вернулась к девчонкам.

– Приятно наконец с тобой познакомится, – сказала Лара, мило улыбаясь, пока за ней стоял Люк и не сводил с нее глаз.

– Я тоже. У нас с тобой столько общего, и я впечатлена, как быстро тебе удалось подцепить парня. Знаешь, Люк пялится на твою задницу, – невзначай сказала Эмма.

Лара нервно хихикнула, развернулась, смотря на покрасневшего Люка.

– Эмма, да пошла ты, – проворчал он, выходя из кухни, мотая при этом головой.

Я повернулась лицом ко всем.

– Что-то мне не хорошо, – заявила я.

– Ага, ты неважно выглядишь, – подтвердила Лара.

– Но тебе лучше привести себя в порядок, – сказала мне Эмма. – Потому что в дверь только что вошел Мистер Любовничек.

Я повернулась, увидев стоящего в дверях кухни Джека, болтающего с Эриком и обнимающего Ханну. Он меня пока не видел. Я развернулась к девчонкам, глядя на них испуганными глазами. – О боже, это он, – прошептала я. – Я отвратительно выгляжу? Лара, как думаешь, он мне подходит? Боже мой, он меня уже увидел? Помогите! – я задыхалась, схватил их обеих за руки.

– Нет, я серьезно, что у тебя сегодня за мания сдавливать мне руку? – простонала Лара, вырываясь из моей хватки. Я зыркнула в ее сторону.

– Ладно, – спокойно сказала она, приглаживая свои волосы. – Ты нормально выглядишь, он тоже ничего, и ты со всем справишься. А теперь повернись и иди к нему.

Эмма согласно кивнула, прижимаясь к высокому, стройному Серхио, когда я, на трясущихся ногах пошла к Джеку. Слава богу, он пришел. Мои расшатавшиеся нервы начали успокаиваться, как и желудок от испорченного вина.

– Джек, привет, – поздоровалась я, стараясь сделать голос сексуальным и невозмутимым.

Он повернулся ко мне лицом и расцвел в улыбке. Я улыбнулась в ответ, но сдержанно, не желая чтобы моя улыбка стала по-идиотски широкой.

– Элли, – поздоровался он, сгребая меня в объятия. Закрыв глаза, я вспомнила, когда последний раз мы были так близки. На нас не было одежды. И его пенис был… – Как жизнь? – спросил он, заканчивая с объятиями.

– Хорошо, – ответила я. Что же мне такое сказать, чтобы заставить его пригласить меня на свидание? – Я закончила писать диплом.

– Точно, сегодня же вечеринка по этому случаю. Эй, ты должна познакомиться с Эриком.

– Хорошо, – радостно ответила я. Он хотел представить меня своему лучшему другу. Ура, у нас прогресс!

– Эрик, это Элли, – сказал он, и Эрик повернулся в мою сторону. И не просто повернулся, он осмотрел меня с ног до головы, разглядывая мой прикид.

– Привет, – холодно ответил он. По тону его голоса можно было понять, что проверку я не прошла. Я знала, нужно было надеть что-нибудь винтажное. – Джек говорил о тебе, – продолжил он. – Ты знакома с моей девушкой Ханной?

Хорошо, он задал вопрос. Это мой шанс реабилитироваться. Я показала свою самую лучезарную улыбку.

– Ага, мы вместе ходим на лекции по литературе.

Эрик посмотрел на меня, как на самого скучного человека на земле. После вежливо улыбнулся и отвернулся. Очевидно, я провалила и этот шанс. А как же «бог любит троицу?».

– Ну, он тебе понравился? – поинтересовался Джек. Я вскинула свои недавно выщипанные брови. Он ждал моего ответа, и я поняла, он спрашивал серьезно.

– С виду милый парень, – ответила я.

Джек улыбнулся.

– Я думаю, вы, ребята, поладите. Мне кажется у вас много общего.

Для меня это стало полной неожиданностью.

– Ладно, а теперь пойдем, я познакомлю тебя со своими друзьями. – Джек пошел со мной к Ларе и Эмме. Люк заигрывал с Ларой, пока Серхио и Эмма были заняты страстным поцелуем. Я похлопала обеим по плечу.

– Джек! – закричала Эмма, и представила его Серхио, который благодаря своему средиземноморскому радушию заключил его в мужские объятия. Джек неловко ударил его по спине. К нам повернулась Лара, в ожидании, когда придет ее очередь знакомится.

– Джек, это Лара, моя лучшая подруга детства. Лара, а это Джек, мой… – Вот дерьмо. Я замолчала. Лара пришла мне на помощь, и обняла Джека, не дожидаясь пока я закончу предложение.

– Приятно познакомиться, – ответила она. – Элли сказала, что ты много пишешь. Это так клево. Я тоже пыталась писать, но никогда не могла довести дело до конца. Как тебе это удается?

Джек с радостью отвечал на ее вопросы и у них завязалась беседа на тему литературы. Эмма и Серхио стояли рядом, делая вид, что они интересен разговор. Я с гордостью наблюдала за Ларой. Она легко сходилась с людьми, и их разговор был увлеченным и непринужденным. Не то, что мое общение с Эриком.

Я ощутила вибрацию у бедра, разочарованно поняв, что это мой телефон. Мне звонил Пол.

– Ребята, простите, но мне нужно ответить на звонок. – Никто даже не обратил внимание на мои слова, и я вышла из комнаты.

– Пол привет, как дела?

– Элли, мне нужна твоя помощь, – шептал он. – Я сейчас с Влади, и мы собираемся заняться сексом. Но он не знает, что это мой первый раз. Я сам не понимаю, почему звоню тебе. Я просто немного напуган.

– Так, погоди. Не паникуй, – уверенно ответила я, пытаясь быстро привести мой затуманенный алкоголем мозг в порядок. – Послушай, тебе не стоит стесняться своей девственности. Я же тоже была такой до прошлой недели, и сейчас, после того как у меня был секс, я поняла, что в этом нет ничего особенного. Я думаю, тебе следует все ему рассказать.

– Потому что лучше быть честным в отношениях?

– Нет, потому что так будет менее болезненно, если он будет в курсе. Но и честность в отношениях тоже важна.

Пол вздохнул.

– Я знаю, и хочу ему рассказать. А что если он меня отвергнет?

Я прижалась к двери, обдумывая свой ответ. Если бы я сейчас была на месте Пола, я бы по тем же причинам боялась рассказать Влади, но так будет лучше. Если Пол хотел, чтобы у него что-то получилось с Влади, ему нужно быть честным с самого начала.

– Если он отвергнет тебя, то он будет полным придурком, а ты сможешь подарить свою девственность кому-нибудь другому.

– Ты бы так сделала будь ты на моем месте?

– Определенно, – солгала я. – А теперь выходи из ванной и поговори с ним.

– На самом деле я в шкафу. Но спасибо за совет.

– Вы, геи, такие… В любом случае потом расскажешь как все прошло. Удачи!

– Спасибо, Элли, – нервно ответил он, и разъединился.

Я медленно выдохнула. Слава богу, Джек сам догадался о моей девственности. Я бы не осмелилась ему рассказать. В этот момент я была рада за помощь своим неумелым поцелуям девственницы.

 

 

Глава 29

 

 

Мы болтали и пили весь вечер, пока перед моими глазами на начало все расплываться, и голоса не зазвучали приглушенно и удаленно. Я поняла, пришло время идти домой. С Джеком.

– Лара, – спокойно сказала я, – тебе не нужно в туалет?

– Что? – переспросила она, и я поняла, я оборвала ее речь на полуслове. – Нет, спасибо, я в порядке.

Я стрельнула в нее убивающим взглядом.

–Возможно, мне правда нужно в туалет, – сказала она, и мы обе развернулись, вышли с кухни в поисках ванной. Стоило нам войти туда, я заперла за нами дверь.

– Так, экстренное совещание, – озвучила я. – Официально заявляю, я напилась и долго мне не продержаться. Что ты решила? Пойдешь с Люком или позвонишь Джезу? Потому что сегодня мне понадобиться моя кровать.

Она закатила глаза.

– Господи, и так будет на протяжении всего лета?

Во мне проснулось чувство вины.

– Нет, я обещаю. Обычно, я бы не возражала пойти к нему. Но я уверена сегодня меня будет тошнить, и я бы предпочла делать это в своей ванной, а не в его, при этом выслушивая недовольство от девки с колпачком.

– Что еще за девка с колпачком? – спросила он. – А, не важно. Я напишу Джезу, спрошу, сможет ли он меня забрать, или хотя заплатить за такси к нему. – Лара замолчала. – Ого, я почти девушка по вызову. – Она пожала плечами и начала набирать сообщение.

– Хорошо. Я оставлю тебя здесь, и пойду поговорю с Джеком, намекну, что нам пора уходить.

Она кивнула мне в ответ, и я ушла искать Джека. Он болтал с Эммой, пока Серхио и Люк истерично смеялись над чем-то увиденным в телефоне Люка. Мы с Эммой обменялись взглядом, они едва заметно мне кивнула и отошла в сторону.

Я улыбнулась Джеку, сейчас мы впервые за весь вечер остались одни.

– Привет, – сказала я.

– Как дела? – спросил он.

– Да так, я немного устала. Можем мы уже пойдем?

– Пойдем? Что ты имеешь в виду?

– Ну, ты понимаешь. Пойдем ко мне. Я живу всего в паре станций метро отсюда. Хотя метро уже не работает. Значит, поедем на автобусе.

У него был взгляд, который мне так и не удалось разобрать. Он не хочет идти ко мне?

– Хм, хорошо, – согласился он. Я вздохнула с облегчением.

Эмма подмигнула мне, когда мы уходили, и я успела помахать на прощание Ларе, прежде чем мы с Джеком вышли на улицу.

– Ого, как холодно, – сказала я, прижавшись к его руке. Он ничего не ответил, и мы шли молча.

Пройдя не много, я повторила попытку начать разговор.

– Тебе понравился сегодняшний вечер?

– Да, было весело, спасибо, – буркнул он, и опять замолчал. Это было странно. Что-то было не так. Я отпустила его руку, и спрятала их в своих карманах. Я чувствовала холод, но погода была совершенно не при чем.

Мне хотелось спросить в чем дело, но я слишком волновалась. А что если он не хотел идти ко мне? Я отогнала эти мысли, когда мы пришли на автобусную остановку. Меня убивало это молчание. Я взяла себя в руки и спросила.

– Джек, что случилось?

– Ничего, все нормально, – тихо ответил он, и мое опьянение как рукой сняло. В этой ситуации не было ничего нормального. Даже наоборот.

Боже мой. Он явно не хотел ехать ко мне. Теперь я это осознала. Я не оставила ему выбора. За весь вечер мы даже ни разу не поцеловались. Я решила, что он хочет быть со мной, не спрашивая его об этом. Боже мой. Да он шел ко мне домой, но он совершенно этого не хотел.

Я все еще пыталась понять сложившуюся ситуацию, когда к остановке подъехал автобус. – Разве это не наш автобус? – спросил он.

Я стояла молча, до меня дошел смысл сложившейся ситуации.

– Поедем на следующем, – наконец заговорила я. Я повернулась к нему лицом. Сделала глубокий вдох. Мне нужно было вести себя по-взрослому и задать конкретный вопрос. – Джек… ты хочешь пойти ко мне? Ты не обязан этого делать, – выпалила я.

Он нервно хихикнул, хотя я не видела ничего смешного. Он провел рукой по волосам.

– Да, конечно хочу.

– Нет, Джек, я серьезно. Я могу сесть на автобус и поехать домой, а ты можешь вернуться на вечеринку. Мило, что ты проводил меня до остановки. Но все в порядке. Ничего страшного. – мой голос звучал отчаянно, я молилась чтобы это поскорее закончилось.

Джек не отвечал. Затем я увидела облегчение на его лица.

– Серьезно? Элли, ты в этом уверена? Я… я сегодня не в настроении.

Мне стало плохо. Тошнота подкатывала к горлу. Я тяжело сглотнула, но пыталась держаться храбро.

– Джек, за меня не волнуйся. Я устала и хочу пойти домой. А ты возвращайся на вечеринку.

Он опять вздохнул с облегчением. О господи, я словно принуждаю его пойти ко мне. Мне захотелось плакать. Но вместо этого я улыбнулась, обняла его и улыбнулась еще шире. Затем я отвернулась, притворяясь, что читаю рекламу на автобусной остановке, в то время как по щекам бежали слезы.

– Эй, – позвал меня Джек. – Эли, не надо. Не делай … так.

Я вытерла слезы, натянула очередную улыбку и повернулась к нему.

– Как так?

– Так… словно ты расстроена, или взбешена. Дело в том… все так сложно. У меня сейчас столько всего происходит в жизни. Понимаешь, дело не в тебе, а во мне.

Я не верила своим ушам, он использовал такую банальную отговорку.

– Прости меня. У меня правда творится что-то непонятное.

Может, у него родители болели? Я немного смягчилась.

– Джек, что у тебя происходит? Ты же знаешь, ты можешь обо всем мне рассказать.

Он отвел взгляд, приглаживая волосы рукой.

– Это сложно, и я не готов говорить об этом. Если честно, Элли – ты просто замечательная. Я просто не могу сегодня пойти с тобой. Я пришел на вечеринку в надежде увидеть тебя, потому что ты одна из немногих кого я здесь знаю. Мне нравится проводить с тобой время, но я не уверен, что ты сама хочешь, чтобы я пошел к тебе.

Я больше не скрывала своих слез. Как я могла так в нем ошибиться?

– Элли, дело в том, я не хочу идти сегодня к тебе. Я не смогу заняться с тобой сексом. В моей голове сейчас столько мыслей.

Точно, кто-то из его родителей явно умирает.

– Джек, но нам не обязательно заниматься сегодня сексом. Мы можем… – я не хотела предлагать обниматься, – мы можем просто поболтать.

Он протяжно выдохнул.

– Понимаешь… я психологически не готов быть сегодня с тобой.

Вот это да. Я была в шоке, чтобы плакать. И не знала, как на это ответить.

– Но я побуду с тобой до приезда автобуса.

– Нет! – выкрикнула я. – Не стоит, – продолжила я, заставляя голос звучать спокойно. – Автобус придет с минуту на минуту. Так что ты можешь идти.

– Ты в этом уверена?

– Конечно. Мне уже взрослая, и могу сама о себе позаботиться.

– Хорошо. Я позвоню тебе завтра, и если ты свободна, мы могли бы вместе поужинать.

– Да, конечно, – ответила я, и замерла, когда он меня обнял. Потом он развернулся и пошел обратно на вечеринку. Я не могла дышать, пока он не скрылся из виду. Затем я дала волю слезам. Я хныкала и хныкала. Достала телефон и набрала Лару. – Лара, – всхлипнула я, как только она взяла трубку.

– Ты где? – автоматически спросила она.

– На автобусной остановке. На Олд Стрит. Рядом со Старбаксом, – говорила я между всхлипами.

– Не двигайся, – сказала она и повесила трубку.

Я заплакала еще сильнее. Я психологически не готов быть сегодня с тобой, - говорил он. Психологически не готов. Я снова и снова повторяла эти слова. Я села на скамейку. Сидевшие на остановке пьянчуги, медленно встали и оставили меня одну. Даже бомжи не хотели быть со мной рядом.

Глава 30

 

 

Мое тело отказывалось спать. Часы на тумбочке показывали 7 утра. Лара крепко спала рядом. В моей голове всплывали события прошлого вечера. Джек отверг меня на автобусной остановке. Я сидела в одиночестве и плакала. Лара приехала за мной на такси. Я плакала всю дорогу домой. Дома меня стошнило. Я выпила яблочного сока. О господи, яблочный сок. Об одном воспоминании о нем, желудок снова скрутило.

В висках пульсировало. Скривившись от боли, я тихо встала с постели, стараясь не разбудить Лару.

Я пошла в ванную, чувствовала я себя отвратительно. Избавившись от вчерашней одежды, я залезла под душ, даже не глядя на себя в зеркало. Все мое тело болело. Я помнила все события вчерашнего вечера до мельчайших подробностей. Как бы мне хотелось все забыть. Включив воду, я опустилась на дно ванной и сидела, прижав колени к груди. У меня не было сил стоять. Я вставила пробку, чтобы набралась вода и смыла с меня всю грязь.

Набрав полную ванну воды, закрыв глаза, я откинулась на спину. Меня отвергли, и это было больно. Я дважды предлагала себя парням, и оба раза слышала нет в ответ. Какая ирония. В первый раз меня отверг парень и не захотел лишать меня девственности, а второй раз отказал парень, лишивший меня невинности.

И тут до меня дошло. Я стала той девушкой. Дурой, которая отдается первому парню, проявившему к ней интерес, а потом западает на него все сильнее и сильнее, пока он смотрит на нее лишь с жалостью, гадая, как бы побыстрее от нее избавиться, и с помощью своего неуправляемого члена найти себе новую жертву.

Я едва заметно улыбнулась, представив, как Джек бегает по улице, а его член указывает ему путь, как стрелка компаса. И знаете, это помогло. Да, я была всего лишь очередной девчонкой, которую трахнул дерьмовый парень, но я это переживу. Я больше никогда его не увижу. У меня были Лара и Эмма, и они помогут мне забыть, что я отдала девственность парню, который был психологически не готов спать со мной. Неужели я была настолько плоха? Я погрузилась в воду, не обращая внимание на пульсацию в висках и боль в животе.

Я взяла в руки телефон, желая отвлечься от грустных мыслей. Боже мой, там была масса сообщений от Джека. Но у меня не было сил разбираться с ними, поэтому я пролистала их вниз, и увидела одно сообщение от Пола.

Он сказал, что это было чудесно, что я до сих пор был девственником, а после, мы все-таки это сделали! Боли почти не было. Спасибо за совет. П.

Я улыбнулась, хотя бы не все парни психологически неподготовленными подонками!

 

***

Лара сидела на крышке унитаза с обеспокоенным выражением лица.

– Элли, ты уверена, что не хочешь, чтобы я их тебе прочитала? – спросила она.

– Лара, повторяю в сотый раз, я не хочу читать сообщения от Джека. Он меня отверг. Он сорвал мой лотос, а затем отказался пойти ко мне, когда я сама его пригласила. Поэтому, я меня нет никакого желания знать, о чем он там пишет, – спокойно ответила я. Разговоры о лотосе позволили мне обрести внутренний Дзен.

Она расстроено вздохнула.

– Ладно, – и после недолгой паузы продолжила. – А давай я их прочитаю, и если там отличное извинение, объясняющее его поведение, то я говорю тебе об этом. А если нет, то мы просто удаляем его сообщения и больше никогда не упоминаем его имя?

– Хм, нет. Ты что не читала Гарри Поттера. Разве ты не помнишь, что называя его сам-знаете-кто, мы лишь даем ему силу. Поэтому тебе стоит называть его Волан-де-Морт.

– Хорошо, – сказала она, закатывая глаза. – Я могу прочитать сообщения Волан-де-Морта?

Кажется, он совсем не поняла моей метафоры.

– Ладно. Ты можешь прочитать сообщения Джека. Но только по себя.

– О, спасибо, потому что я уже давно их прочитала, и ты тоже должна это сделать.

– Что? – закричала я, от чего пена в ванной взлетела вверх, – Ты прочитала сообщения без моего разрешения?

– Ты бы сделала тоже самое, – ответила Лара, не глядя в мой телефон. – Так вот, он надеется, что тебе уже лучше, хочет пригласить тебя на ужин, и очень надеется на твое согласие. Он угощает.

Я молча лежала в ванной.

– Ну что? Мне написать, что ты согласна?

Я не ответила, пытаясь прислушаться к своим инстинктам. Я закрыла глаза, сосредоточившись на медитации.

– Элли? Ты сидишь в ванной почти четыре часа, и я бы не рекомендовала тебе сидеть тут еще дольше. Посмотри, что стало с твоей кожей.

Я выдохнула и открыла левый глаз.

– Нет, – с твердой уверенностью ответила я. – Ничего ему не отвечай. Это не извинение и не объяснение. И вообще, как он смеет думать, что я все брошу и пойду с ним на ужин? У нас же были планы на вечер.

– Мне все равно, если мы изменим наши планы. Думаю Эмма тоже возражать не будет.

– Дело не в этом! Он не захотел пойти ко мне, когда я его пригласила, так почему я должна бежать к нему, по первому его зову?

– Полагаю, ты права. Просто… это немного странно. Я чувствую, что сходив на ужин т поучить нужные тебя объяснения.

В голове снова возникла мысль о его умирающих родителях. Может, Лара была права.

– Хорошо, думаю, будет лучше все выяснить.







Последнее изменение этой страницы: 2017-01-18; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.226.243.36 (0.04 с.)