ТОП 10:

Развитие японского государства после второй мировой войны



 

Японское государство в условиях оккупационного ре­жима. Победа союзных держав в войне на Дальнем Востоке привела к безоговорочной капитуляции Японии и ее вре­менной военной оккупации американскими войсками, к соз­данию японского правительства, основные направления дея­тельности которого были определеныПотсдамской декла­рацией 1945 г., требованиями ее незамедлительной деми­литаризации и демократизации. Главная ответственность за выполнение этих требований возлагалась на американские оккупационные власти, которым был передан с этой целью ряд государственных функций: осуществление контроля над японскими финансами, над составлением государственного бюджета, внешней торговлей, над всеми органами правосу­дия, полиции и пр.

Демократизация и демилитаризация Японии сопрово­ждались роспуском японской армии, ультранационалисти­ческих и фашистских организаций, отменой целого ряда репрессивных законов, в том числе Закона об опасных мыс­лях, ограничений свободы слова, печати, собраний. Были ликвидированы тайная полиция, Министерство внутренних дел, Военное и Морское министерства, которые в прошлом наиболее ярко воплощали в своей деятельности антидемо­кратический, милитаристский характер японской полити­ки. Под воздействием небывалого подъема демократического движения, под контролем американских властей начал проводиться курс и на искоренение тэнноизма, на развен­чание мифов о "божественном происхождении" императора в Японии.

В декабре 1945 г. на основе директивы оккупационных властей синтоистская религия была отделена от государст­ва, а в новогоднем обращении к народу в 1946 г. император публично отрекся от своего "божественного происхождения". Проведенная вслед за этим демократическая реформа об­разования отменила "моральное воспитание" в духе "импе­раторского пути" в школах.

Эти реформы, знаменующие качественно новый этап в развитии японского общества и государства, не были, од­нако, последовательными. Отделение "синто" от государства не лишило императора роли духовного главы страны, "символа государства и единства нации". Не было выполне­но и главное требование Потсдамской декларации о созда­нии подлинно демократического правительства.

В ряду важных социально-экономических реформ, про­веденных в послевоенной Японии, особое место занимает Закон об аграрной реформе 1946 г., сыгравший значитель­ную роль в перестройке послевоенной социальной структу­ры Японии. Этим законом предусматривались ликвидация помещичьего землевладения, перераспределение излишков (сверх 3 те)* обрабатываемой помещичьей земли путем вы­купа ее государством и последующей распродажи крестья­нам (с преимущественным правом покупки арендаторами). Ограничена была земельная арендная плата, введены так­же ограничения для перепродажи земли с целью пресече­ния ее новой концентрации в одних руках и пр. Помещичье землевладение было, таким образом, уничтожено, частное крестьянское хозяйство стало преобладающей формой зе­мельной собственности, что ускорило развитие капитали­стических отношений в деревне.

* 3 те - около 3 га.

 

Ликвидация помещичьего землевладения должна была происходить вместе с проведением политики декартелиза­ции, устранения засилия финансовой олигархии в промыш­ленности, торговле и финансах страны.

Политикадекартелизации не подорвала существенно ведущих позиций крупного капитала в экономической и политической жизни страны, так как ограничилась лишь роспуском головных компаний ("дзайбацу"), державших контрольные пакеты акций, и преобразованием их прежних дочерних компаний в формально самостоятельные. Запре­щалось также владение акциями других компаний, стои­мость которых превышала 25% их капитала. Она, однако, способствовала оживлению конкуренции, что явилось од­ним из дополнительных импульсов развития послевоенной мирной экономики Японии.

Декартелизация, как и в послевоенной Германии, свя­зывалась с политикойденацификации, демократизации го­сударственного аппарата. Но и здесь чистка государствен­ного аппарата от военных преступников не привела к суще­ственным изменениям в кадровом составе государственного аппарата. Из 300 с лишним тысяч чиновников подверглись "чистке", то есть были отстранены от должности, лишь 1129 человек, из них менее 200 принадлежали к верхушке япон­ской бюрократии.

Реформы существенно не затронули и сферы традици­онных трудовых отношений с укоренившейся системой "по­жизненного найма", оплаты труда в зависимости от возрас­та и стажа, дискриминации в оплате труда женщин и пр. Между тем в 1945 г. был принят закон о профсоюзах, по которому рабочие и служащие получили право на органи­зацию профсоюзов, заключение коллективных договоров, а в 1947 г. - закон о трудовых нормах, запрещающий прину­дительный труд. Устанавливались также 8-часовой рабо­чий день, надбавки за сверхурочную работу, оплачиваемые отпуска, ответственность предпринимателя за охрану тру­да; вводились страхование и компенсации при несчастных случаях и по безработице.

Конституция Японии 1947 г. Важнейшей демократи­ческой акцией послевоенного периода явилось принятие но­вой Конституции Японии 1946 г., которая вступила в силу в 1947 г.

Работа над проектом будущей японской конституции началась весной 1946 г. Она была поручена оккупационны­ми властями дворцовым кругам. Политические партии, с их диаметрально противоположными идейными позициями, подготовили свои проекты, центральное место в которых занял вопрос об отношении к императорской власти. Если консервативная партия дзиюто, например, настаивала на сохранении императорской власти, ограниченной только в праве на издание чрезвычайных указов и пр., то радикаль­ные требования японских коммунистов сводились к установлению в Японии "народной республики".

Проект оккупационных властей исходил из неукосни­тельного соблюдения следующих требований: Япония должна отказаться от войны и уничтожить свои вооруженные силы; суверенитет должен быть передан народу, палата пэров уп­разднена; собственность императорского дома должна по­ступить в распоряжение государства.

Японские министры назвали этот проект "устрашающе радикальным", заявив, что он "совершенно противоречит японским традициям". Особенно бурное возражение консер­вативных кругов вызвали требования о запрете на войну и вооруженные силы, о передаче собственности император­ского дома, которая, как они утверждали, "нарушит нацио­нальную структуру" государства.

Подготовленный в марте 1946 г. официальный проект конституции был основан на проекте оккупационных вла­стей. В нем был учтен ряд предложений из партийных про­ектов. Так, под влиянием проекта японских коммунистов в Конституцию было включено положение о праве граждан требовать возмещения от государства в случае причинения им ущерба незаконными действиями властей (ст. 17, 40), а также о праве японских граждан на "минимальный уровень здоровья и культурной жизни" (ст. 25).

Формально Конституция была принята японским пар­ламентом и утверждена Тайным советом как измененная старая Конституция. Возможность такого изменения была предусмотрена в ст. 7 Конституции 1889 г. Но это была прин­ципиально новая конституция, впервые в истории государственного развития страны построенная на принципах пар­ламентской демократии.

В преамбуле Конституции был закреплен принцип на­родного суверенитета, но наследственная императорская власть была сохранена под давлением прежде всего правых сил и определенных социально-психологических факторов, консервативного монархического сознания большинства японцев, особенно в сельской местности.

Конституция сохраняла династийную преемственность императорского трона. Согласно ст. 1, император является "символом государства и единства народа". Такая формула монархии не встречается ни в одной из современных кон­ституций, что давало возможность некоторым японским государствоведам говорить о том, что в Японии была факти­чески установлена не монархия, а республика.

В явном противоречии со ст. 4 Конституции, отказы­вающей императору в праве осуществлять государствен­ную власть, за ним был закреплен ряд конституционных полномочий: назначать премьер-министра по представле­нию кабинета, промульгировать поправки к Конституции, созывать парламентские сессии, распускать нижнюю пала­ту, подтверждать назначения и отставки государственных министров и других должностных лиц.

Согласно ст. 3, при совершении "государственных дел" император должен руководствоваться "советами" и получать предварительное "одобрение" кабинета, который и несет от­ветственность за его действия. Конституция подразумевает под "государственными делами" императора, таким образом, лишь обязанности процессуального порядка. Но он по-преж­нему оказывает сильное влияние на политическую и идеоло­гическую жизнь страны, в чем его прямо не ограничивает Конституция. Например, в Конституции нет положений, ко­торые исключили бы возможность императора отвергать ре­шения правительства. Тем самым этой "спящей" прерогати­вой резервируются его возможности в чрезвычайных ситуа­циях противодействовать правительственному курсу.

Конституция подрывала не только политические, но и экономические позиции императорского дома. Согласно ст. 88, имущество императорской фамилии было передано государству, национализированы императорская земельная собственность, капиталы в виде акций компаний, банков­ских вкладов, облигаций. Доходы императорской семьи ог­раничиваются ныне бюджетными ассигнованиями, утверждаемыми парламентом. Это положение было закреплено Законом о хозяйстве императорского двора 1947 г.

Вместе с изменением политической роли императора было ликвидировано и старое Министерство императорско­го двора. Вместо него было создано Управление император­ского двора, действующее при канцелярии премьер-мини­стра, которое занимается решением вопросов, связанных с повседневным ведением дел императора и императорского дома, организацией придворного церемониала, содержанием и охраной императорской собственности. Начальник этого управления, в ведении которого находится штат, превышаю­щий тысячу человек, назначается премьер-министром с со­гласия императора.

Несмотря на формально ограниченный характер своих полномочий, Управление императорского двора при прямой поддержке правящей либерально-демократической партии, правительства продолжает играть важную роль в поддер­жании верноподданнических настроений японцев путем проведения многочисленных ритуальных мероприятий, свя­занных с жизнью императорской семьи, и пр. Ритуал, хотя и в меньшей степени, продолжает вплетаться в сферу япон­ской политики. Статья 20 Конституции рекомендует госу­дарству и его органам лишь воздерживаться от проведения религиозного обучения и какой-либо религиозной деятельности, а также принуждать японцев к участию в каких-либо религиозных актах, празднествах, церемониях и обря­дах.

Ни одна из политических партий оппозиции не ставит ныне своей непосредственной целью устранение монархии.

Конституция установила вместо полуабсолютистской парламентарную монархию. Парламенту при этом была от­ведена роль "высшего органа государственной власти и един­ственного законодательного органа страны". В соответствии с этим были ликвидированы органы, стоящие ранее над пар­ламентом, - Тайный совет и др. Сразу же по вступлении Конституции в силу из нее была изъята статья о пожизненном сохранении за представителями знати их титулов.

Японский парламент - двухпалатный орган, состоящий из палаты представителей и палаты советников. Первая (ниж­няя) палата переизбирается целиком каждые 4 года, но мо­жет быть распущена досрочно. Срок полномочий членов па­латы советников (верхней) - 6 лет, с переизбранием через каждые 3 года половины из них. Установленный Конститу­цией порядок выборов палаты советников (ст. 45, 46) делает ее состав более стабильным по сравнению с нижней палатой.

Обе палаты создаются на основе всеобщих и прямых выборов при сохранении относительно высокого возрастно­го ценза (активное избирательное право предоставляется японским гражданам с 20 лет, пассивное - с 25 лет в ниж­нюю и с 30 лет - в верхнюю палату), ценза оседлости, а также требования внесения залога кандидатом в депутаты. Эти условия вместе с мажоритарной системой выборов, установлением в законодательном порядке завышенного пред­ставительства от избирательных округов с преимуществен­но сельским населением подрывают "всеобщий" и "равный" характер выборов в Японии.

Формальное ограничение полномочий верхней палаты по сравнению с нижней (законопроект, согласно Конститу­ции, может быть принят даже при отсутствии одобрения его верхней палатой) не снижает большой значимости па­латы советников в обеспечении политической стабильности в стране. Верхняя палата может быть наделена особыми полномочиями при роспуске нижней палаты, во время со­зыва се чрезвычайной сессии, "если это крайне необходимо в интересах страны", как записано в Конституции.

Главным звеном государственной машины, которое обладает полнотой властных полномочий, является японское правительство и, более того, его премьер-министр. Премьер-министр от имени Кабинета выступает в парламенте по во­просам внутренней и внешней политики, вносит в парла­мент проект бюджета, руководит всеми звеньями исполни­тельной власти и контролирует их.

В Конституции закреплена система "парламентских ка­бинетов". Парламент избирает главу Кабинета министров, высшего исполнительного органа власти. Им становится ли­дер победившей на выборах партии. Премьер-министр на­значает Кабинет министров, который ответственен перед парламентом и в силу этого должен уходить в отставку в случае выражения ему недоверия. Он, однако, может воспользоваться альтернативной мерой - распустить палату представителей и назначить новые выборы. Это право пре­мьер-министра является достаточно эффективной сдержи­вающей мерой для парламента. Статья 66 (абз. 2) закрепляет принцип гражданского правительства, согласно которому ни один из членов Кабинета не может быть военным лицом.

Подчиненное положение министров по отношению к пре­мьер-министру подчеркивает ст. 70 Конституции, согласно которой министры должны уйти в отставку в полном соста­ве, если должность премьер-министра становится вакантной.

С обязанностью премьер-министра докладывать пар­ламенту об "общем состоянии государственных дел и внеш­них сношений" связано право премьер-министра на законо­дательную инициативу. Это право дает ему возможность в условиях длительного монопольного господства одной пар­тии (в настоящее время это Либерально-демократическая партия) в значительной мере определять законодательную деятельность парламента. Конституция предусматривает весьма обширный список полномочий и самого Кабинета: проведение законов в жизнь, руководство внешней полити­кой, заключение международных договоров, организация и руководство гражданской службой и пр.

Среди особых полномочий Кабинета следует выделить его право на издание правительственных указов в целях проведения в жизнь Конституции и законов. (Правительст­ву запрещено при этом издавать лишь указы, которые пре­дусматривают уголовное наказание).

Принцип разделения властей, модифицированный ва­риант американской системы "сдержек и противовесов", особенно отчетливо проступает в японской Конституции и в процедуре импичмента, которая может быть применена в отношении судей, и в полномочиях судов решать вопрос о конституционности любого закона парламента или указа исполнительной власти.

Организации и деятельности судов в новой японской Конституции уделено значительное внимание. Во главу су­дебной системы Японии поставлен Верховный Суд, состоя­щий из Главного судьи и установленного законом числа су­дей. Все судьи, кроме Главного, назначаются Кабинетом, Главный - императором по представлению Кабинета. Су­дьи независимы, действуют "согласно голосу своей совести" (ст. 76) и подчиняются только закону. Исполнительные органы не вправе вмешиваться в деятельность судей. Об­щегражданские суды распространяют свою компетенцию и на представителей исполнительной власти, дела которых находились ранее в ведении административных судов. Ка­кие бы то ни было "особые суды" запрещаются.

Конституция содержит широкий перечень демократи­ческих прав и свобод. Прямо заимствуя из американской Конституции редакцию основных прав граждан, японская Конституция относит к ним "право на жизнь, свободу и стремление к счастью" (ст. 13).

К числу этих прав отнесено и равенство перед законом, подкрепляемое запрещением всех видов дискриминации, за­прещением "пэрства и прочих аристократических институ­тов, всяческих привилегий" (ст. 14). Среди "классических" прав Конституция провозглашает: право "избирать публичных должностных лиц" (ст. 15), свободу "мысли и совести" (ст. 19), свободы собраний, слова, печати (с запрещением цен­зуры (ст. 21)), закрепляя в качестве главнейших гарантий свобод граждан демократические принципы уголовного пра­ва и процесса: право на разбирательство "дела в суде" (ст. 32), право на адвоката (ст. 37), запрещение произвольных аре­стов (ст. 33), обысков (ст. 55), применения пыток (ст. 36) и пр.

Социальные права в Конституции перемежаются с по­литическими. Среди них - запрещение принудительного труда (ст. 18), право на труд (ст. 27), на создание организа­ций трудящихся, включающее право "коллективных пере­говоров" и "коллективных действий" (ст. 28), свобода науч­ной деятельности (ст. 23) и др.

Японская Конституция провозгласила также в качест­ве важной социальной обязанности государства "прилагать усилия для подъема и дальнейшего развития общественно­го благосостояния, социального обеспечения, а также на­родного здравия" (ст. 25). При этом право собственности закреплено в Конституции "в границах закона, с тем, чтобы оно не противоречило общественному благосостоянию" (ст. 29). Небывалый экономический рост дал возможность Японии очень скоро перевести эти конституционные поло­жения из сферы декларации в сферу практической дея­тельности правительства.

Принципиально новым явлением в практике буржуаз­ного конституционализма является включение в Конститу­цию декларации об отказе Японии от войны (ст. 9), а также "от угрозы или применения вооруженной силы как средст­ва разрешения международных споров".

Конституция впервые в истории Японии закрепила так­же автономию местных органов управления. Органы мест­ного самоуправления приобрели право в пределах своей компетенции издавать постановления, взимать налоги, управ­лять своим имуществом и делами.

Районные административные бюро, заменившие в пер­вые послевоенные годы генеральные комиссариаты, сеть сель­ских групп и ассоциаций - оплот консерватизма и фашизма на селе - были ликвидированы вместе с Министерством внутренних дел. Губернаторы префектур, мэры городов и деревенские старосты должны избираться на основе всеоб­щего избирательного права. Губернатором может стать гра­жданин, достигший 30 лет, мэром и старостой - 35 лет.

Координация деятельности центральных и местных органов возлагалась на созданное в 1960 г. Министерство по делам местного самоуправления, которое наделено было вместе с другими центральными министерствами и ведом­ствами правом давать "советы", оказывать "техническое содействие" местным органам, инспектировать их и пр.

Утверждение государственного суверенитета Японии и политика "обратного курса". Послевоенная государственная политика декартелизации и демократизации Японии очень скоро сменилась политикой "обратного курса", ужесточением политического режима. После принятия Конституции 1947 г. перед японским государством встали две главные задачи. Первая, внешнеполитическая задача, - упорядочение отноше­ний с оккупационными американскими властями, конечной целью которого должно было стать утверждение государственного суверенитета, ликвидация всех его ограничений. И вторая задача - восстановление и развитие японской эконо­мики, опоры сильного и независимого, политически стабиль­ного государства, с четкой социальной ориентацией.

Обе эти задачи начали решаться одновременно еще в переходный период, со времени принятия Конституции до середины 50-х гг., когда постепенно снимались ограничения японского суверенитета вместе с тесным включением Япо­нии в систему "западного мира", создавался налаженный механизм государственного регулирования экономики.

Правовые основы для изменения курса демократиза­ции, жестких мер обеспечения политической стабильности были созданы двумя документами оккупационных властей: Декретом о действиях, вредных целям оккупации, и Поло­жением о надзоре за общественными организациями, дея­тельность которых угрожала политической стабильности.

На основе указания оккупационных властей в 1948 г. правительством принимается Закон о трудовых отношениях на государственных предприятиях, на основании которого рабочие этих предприятий, почты, телеграфа, железных до­рог и т. п. были ограничены в своих трудовых и профсоюз­ных правах. Резко ужесточались требования к их участию в забастовках, к ведению коллективных переговоров с прави­тельством и пр. С целью пресечения на этих предприятиях забастовок создавался новый орган - Национальное управ­ление по личному составу. В его компетенцию входило раз­решение всех споров по найму, увольнению, заработной пла­те, а также выработка рекомендаций правительству и пар­ламенту по социальным проблемам, затрагивающим сферу его деятельности. Вслед за этим в 1948 г. вводится новый Закон о контроле над рабочими организациями, предусмат­ривающий разрешительный порядок их создания и переда­чу значительной части профсоюзных полномочий комиссиям по урегулированию трудовых отношений. В 1949-1950 гг. проводится первая широкая послевоенная кампания "чистки красных", сопровождавшаяся арестами и увольнениями ком­мунистов из различных служб, радио, печати, запрещением ряда периодических изданий КПЯ и др.

В 1951 г. был подписанСан-Францисский мирный до­говор между США и Японией, а также "договор безопасно­сти", который вступил в силу в 1952 г. вместе со специаль­ным Административным соглашением. На основании этих документов были формально отменены все ограничения национального суверенитета Японии, в том числе право окку­пационных властей санкционировать принятые японским парламентом законы и бюджет. Американо-японский дого­вор вместе с тем давал США право размещать свои назем­ные, воздушные и морские силы в Японии, а также преду­сматривал использование американских вооруженных сил для подавления "крупных внутренних бунтов и беспоряд­ков в Японии". При этом специально оговаривалось, что Япония будет все в большей мере принимать на себя "от­ветственность за собственную оборону". Так открывался путь к восстановлению военной силы страны.

На основе специального Административного соглашения американские войска, размещаемые в Японии, получали на­звание "гарнизонных войск", чье пребывание в "независи­мой стране" оправдывалось договорно-правовыми основания­ми. На личный состав вооруженных сил США распростра­нялся в силу этого экстерриториальный статус, они были изъяты из-под действия японских законов, получали льготы на пользование железнодорожным транспортом, телефонными и телеграфными средствами связи и пр. Только в 1953 г. япон­ские власти "отвоевали" право привлекать в ограниченном числе случаев американских солдат и офицеров, совершив­ших преступление, к уголовной ответственности.

"Обратный курс" в политике декартелизации укрепил на новой основе позиции крупного японского капитала, уси­лил процесс слияния ранее раздробленных компаний, что привело к возрождению мощных финансово-промышленных групп Мицуи, Мицубиси, Сумитомо и др. Они лишь измени­ли свою организационную и производственную структуры. Отменена была в 1951 г. чистка экономических органов, про­водившаяся ранее на основе требований демилитаризации. Была ликвидирована Комиссия по упорядочению дочерних держательских компаний, непосредственно ведавшая демо­нополизацией, роспуском головных компаний бывших "дзай-бацу". Государство вновь начинает принимать непосредст­венное участие в развитии военного производства. Укреп­ляется взаимодействие государства с "высшими органами" финансово-промышленного капитала, призванными устра­нять разногласия между отдельными предпринимательски­ми группами, вырабатывать основы политики в сфере экономики. Это Федерация экономических организаций, Федерация предпринимательских организаций Японии, Японская торгово-промышленная палата, Общество экономических единомышленников и пр. Важным звеном непосредственно­го сотрудничества и совместной работы представителей крупного капитала и государственного аппарата становится Консультативный совет при премьер-министре по вопро­сам экономики.

В 1960 году в обстановке широкого движения за отмену "договора безопасности", ликвидации американских воен­ных баз на японской территории, вывода из Японии амери­канских вооруженных сил был заключен новый договор "О взаимном сотрудничестве и гарантиях безопасности", фак­тически оформивший японо-американский военный союз. Этим договором предусматривались обязательства Японии усилить свой военный потенциал в целях "отражения об­щей безопасности", а также продлевался еще на 10 лет срок существования американских баз на японской территории. Впоследствии этот договор стал продлеваться автоматиче­ски. Новые положения договора о расширении экономиче­ского сотрудничества (в частности, о предоставлении Япо­нии американских лицензий для производства новейшего вооружения) сопровождались изъятием старых статей, по­зволяющих США принимать участие в подавлении "круп­ных беспорядков". "Охрана мира и независимости страны, обеспечение ее национальной безопасности" были возложе­ны наУправление национальной обороны Японии.

Не имея возможности опираться впредь на военную силу США в наведении внутреннего порядка, правительство в 1952 г., несмотря на массовое сопротивление демократиче­ских сил, принимает новый репрессивный Закон о предот­вращении подрывной деятельности, предусматривающий уголовную ответственность за "внутренние восстания", "гра­жданские беспорядки" и подстрекательство к ним. Закон устанавливал также административно-правовые санкции в отношении "подрывных организаций", даже тех, "которые осуществляли подрывную деятельность в прошлом, а сей­час вызывают опасения, что повторят ее". К этим организа­циям могла быть применена одна из двух "мер регулирова­ния": ограничение деятельности организации или ее рос­пуск. Предусматривалось законом и создание двух специ­альных органов:Управления по расследованию и Бюро об­щественной безопасности. Первому вменялось в обязанность расследовать подрывную деятельность (как соответствующей комиссии США по расследованию антиамериканской деятельности), второму - непосредственно применять “меры регулирования”.

“Обратный курс” был связан и с возрождением военной силы страны, которое началось с формирования так называемого резервного полицейского корпуса в составе 75000 человек, преобразованного в 1952 г. в "охранные войска", с восстановления ее военно-морских и военно-воздушных сил. В 1952 г. при Управлении национальной обороны создан Комитет по планированию развития вооруженных сил. Им был разработан трехлетний план развития вооруженных сил, предусматривающий создание основ сбалансированной системы сухопутных, военно-морских и военно-воздушных войск, оснащаемых американским оружием, поставляемым в порядке безвозмездной помощи. Дальнейшее развитие вооруженных сил Японии происходило на основе пятилетних планов, предусматривающих пополнение армейского вооружения за счет развития отечествен­ного производства.

Качественно новый этап "оборонной политики Японии" обозначился в начале 80-х гг. Об этом свидетельствовал не только рост военных расходов, но и участие Японии в осу­ществлении американских военных программ, в расшире­нии не только экспорта оружия, но и американской военной технологии.

В бюджете на 1987 г., например, военные расходы впер­вые за послевоенные годы превысили 1% от валового на­ционального продукта страны, что свидетельствовало об отказе правительства от традиционного верхнего лимита их роста, установленного в 1976 г. Кабинетом министров. Это означало, что новым "ограничением" военных бюджетов становилась лишь сумма, запрошенная Управлением нацио­нальной обороны на осуществление очередного пятилетнего плана наращивания вооружений. В настоящее время Япо­ния обладает военной силой, формируемой на контрактной основе, оснащенной всеми видами современного вооруже­ния, кроме атомного.

Вместе с формальной отменой ограничений националь­ного суверенитета началось и окончательное оформление политической системы Японии, которое завершилось в се­редине 50-х гг. Произошло объединение левой и правой социалистических партий Японии, восстановлено единство Коммунистической партии, сложилась на основе объедине­ния Либеральной и Демократической партий доминирую­щая политическая сила в лице Либерально-демократиче­ской партии, на долгие годы монополизировавшая государ­ственную власть. Формирующиеся в последние годы коали­ционные кабинеты существенно не затронули этой монопо­лии, которая держится на особой системе "сбора голосов", главным образом, в сельских районах.

В этой системе ключевую роль играют финансовые воз­можности ЛДП как правящей партии, зависимость префек­тур, особенно сельских, от государственного бюджета. Под лозунгом "Хозяйственного развития провинций" правитель­ство выделяет средства местным органам власти, поддер­живающим кандидатов ЛДП, а через организации с правом "особого юридического лица"* (банк Японии, Центральный сельскохозяйственный фонд и пр.) финансирует своих не­посредственных избирателей, представителей мелкого и среднего бизнеса, сельскохозяйственных предприятий, ры­баков, то есть тех, кому закрыты кредиты частных банков.

*"Особое юридическое лицо" - организация, общество, создан­ное на основе специально принятого закона, для выполнения опреде­ленных государственных или общественных задач.

 

Ведущие функционеры Либерально-демократической партии вместе с высшими чиновниками государственного ап­парата, а также представителями крупного бизнеса пред­ставляют собой те крепко связанные круги правящей элиты, в руках которой и сконцентрирована вся государственная власть в стране. Сам премьер-министр лишен возможности принять то или иное решение, не согласованное с мнением "правящей триады", но он выполняет функции своего рода политического арбитра, если в ней возникают разногласия.

Послевоенное развитие японской модели государст­венного регулирования экономики. Значительные после­военные структурно-функциональные изменения в государ­ственном аппарате Японии были связаны, между тем, не только и не столько с возрождением военной организации Японии, сколько с созданием и определением функций мно­гочисленных государственных органов и институтов, при­званных решать сложные задачи восстановления и разви­тия мирной японской экономики.

Эти задачи определили и главные направления вмеша­тельства государства в сферу частного бизнеса: государствен­ное планирование и долгосрочное прогнозирование экономи­ческого развития, стимулирование частного капитала в деле всемерного использования новейших достижений научно-тех­нической революции, многоплановое участие государственных органов в повышении качества японской продукции и пр.

Еще до принятия Конституции, в 1946 г., в Японии на­чала осуществляться на основе Закона "О чрезвычайных мерах в области экономики и финансов" целенаправленная политика экономической стабилизации. С этой целью были созданы"Бюро экономической стабилизации" и "Коми­тет по регулированию цен". Необходимость четкого госу­дарственного регулирования процессов восстановления рас­строенной экономики потребовала разработки первых мо­билизационных экономических программ и наделения Бюро специальными функциями по составлению общегосударственных планов в области производства и распределения то­варов, контроля за обеспечением предприятий рабочей си­лой, финансами, транспортом и пр.

В мае 1947 г. полномочия Бюро были расширены за счет предоставления ему права координировать производствен­ные планы отдельных министерств и надзора за их осущест­влением. С этого времени в Японии стал накапливаться ог­ромный позитивный опыт государственного планирования, принципиально отличного от бюрократического, командного планирования экономики в условиях тоталитарного социа­лизма. Японская модель "административного руководства" промышленностью, основанная на разработке научно обос­нованных планов-проектов, в том числе и долгосрочных, создается вместе с организациями частного бизнеса и воспри­нимается ими как средство наиболее эффективного решения важнейших экономических задач, стоящих перед страной.

Эта широко известная в мире модель основана не на формальных, а на "джентльменских" соглашениях, заклю­чаемых государственными органами и корпорациями, груп­пами корпораций, отдельными предприятиями частного биз­неса, касаются ли они сокращения производства, экспорта новой техники, стандартов качества продукции и пр. Во мно­гих случаях административный орган не наделен в сфере экономики особыми властными полномочиями, и его реше­ния носят убеждающий, рекомендательный характер, но они выполняются в силу корпоративной ответственности, традиционных национально-психологических требований "мораль­ного долга". Законы, касающиеся статуса министерств, опре­деляют в качестве форм "административного руководства" рекомендации, требования, советы, посредничество.

Осуществление первых послевоенных планов стабили­зации промышленности не могло не встретить на своем пути ряд трудностей, связанных с нехваткой средств для госу­дарственного субсидирования промышленности, сырьевых ресурсов, с ростом инфляции, социальной напряженности и пр. Нехватка сырья стимулировала принятие Закона "Об установлении жесткого контроля над угольной промышленностью". В 1948 г. был учрежден Фонд восстановления эко­номики, для финансирования которого были выпущены зай­мы, большая часть которых размещалась в Государствен­ном банке Японии.

Относительная неэффективность этих мер потребова­ла принятия нового плана экономической стабилизации, глав­ной задачей которого стало создание сбалансированного го­сударственного бюджета за счет увеличения налоговых сборов, ограничения выплат субсидий, установления контроля над ценами, внешней торговлей и иностранной валютой. Планировалось также увеличение производства важнейших видов местного сырья и пр.

В 1951 г. Япония достигла довоенного уровня промыш­ленного производства за счет главным образом восстановле­ния старых производственных мощностей. Дальнейший рост экономики страны был невозможен без коренной перестройки всей материально-технической базы промышленности, четких научно обоснованных ориентиров и планов ее развития.







Последнее изменение этой страницы: 2016-12-30; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.235.45.196 (0.013 с.)