ТОП 10:

Андропов Юрий Владимирович (1914 – 1984)



В мае 1953 Андропов поступил на дипломатическую службу, возглавлял 4-й Европейский отдел МИДа (Польша, Чехословакия) и стажировался в скандинавском отделе МИДа, был назначен в октябре 1953 советником-посланником, а затем советским послом в Венгрии (июль 1954 — март 1957) и настаивал на вводе советских войск в Венгрию, а затем играл активную роль в подавлении восстания против коммунистического режима в Венгрии. Ему также удалось уговорить Яноша Кадара возглавить венгерское правительство, сформированное Москвой. По выполнении своей миссии Андропов возвратился в Москву, где занял пост руководителя отдела социалистических стран ЦК КПСС.

По другим данным (воспоминания Крючкова, находившегося в то время на дипломатической работе в посольстве МИД СССР в Венгрии) Андропов в ответ на просьбу венгерского руководства отказался ставить перед Москвой вопрос о вводе советских войск в Будапешт.

С марта 1957 — заведующий отделом социалистических стран ЦК КПСС. На XXI съезде КПСС (1961) был избран членом ЦК (1961—1984), после чего назначен секретарём ЦК (с 23 ноября 1962 по 21 июня 1967). А в 1964 Андропов участвует в смещении Н. С. Хрущёва.

С 18 мая 1967 по 26 мая 1982 — руководитель КГБ. В этом статусе Андропов был утверждён кандидатом в члены Политбюро (с 21 июня 1967 по 27 апреля 1973), а затем и членом Политбюро (c 27 апреля 1973 по 9 февраля 1984). За 15 лет его руководства органы госбезопасности существенно укрепили и расширили свой контроль над всеми сферами жизни государства и общества. Одним из направлений деятельности КГБ была борьба с диссидентским движением и русским патриотическим движением. При Андропове проводились судебные процессы над правозащитниками, использовались различные методы подавления инакомыслия, практиковались различные формы внесудебного преследования (например, принудительное лечение в психиатрических больницах). Андропов получал специальные указания не отвечать на ходатайства об освобождении диссидентов. По инициативе Андропова началась высылка диссидентов. Так, в 1974 был выслан за границу и затем лишен гражданства писатель А. И. Солженицын. В 1980 академик А. Д. Сахаров был выслан в г. Горький, где он находился под постоянным контролем КГБ. Архивные документы также указывают на руководящую роль Андропова в преследованиях диссидентов.

В 1972 году после мюнхенских событий выступил с инициативой создания подразделения по борьбе с терроризмом, которое впоследствии получило название „Альфа“.

Особое внимание Андропов уделял контролю над работой органов госбезопасности стран социалистического лагеря. Андропов был сторонником самых решительных мер по отношению к тем странам социалистического лагеря, которые стремились проводить независимую от СССР внутреннюю и внешнюю политику. В августе 1968 он оказал влияние на принятие решения о вводе войск стран Варшавского договора в Чехословакию. В конце 1979 Андропов был одним из главных идеологов ввода советских войск в Афганистан, а в 1980 настаивал на проведении военной акции в Польше.

В 1974 он стал Героем Социалистического Труда, а в 1976 Андропову (в один день с его оппонентом министром внутренних дел Н. А. Щёлоковым) было присвоено звание „генерал армии“.

В мае 1982 Андропов вновь был избран секретарём ЦК (с 24 мая по 12 ноября 1982) и оставил руководство КГБ. Уже тогда многие восприняли это как назначение преемника одряхлевшему Брежневу. 12 ноября 1982 г. Андропов избран Пленумом ЦК генеральным секретарём ЦК КПСС. Андропов упрочил своё положение, став Председателем Президиума Верховного Совета СССР 16 июня 1983.

Знавшие Андропова свидетельствуют, что интеллектуально он выделялся на общем сером фоне Политбюро застойных лет, был человеком творческим, не лишённым самоиронии. В кругу доверенных людей мог позволить себе сравнительно либеральные рассуждения. В отличие от Брежнева он был равнодушен к лести и роскоши, не терпел взяточничества и казнокрадства. Ясно, однако, что в принципиальных вопросах «интеллектуал из КГБ» придерживался жёсткой консервативной позиции.

В первые месяцы своего правления он провозгласил курс, направленный на социально-экономические преобразования. Однако все изменения во многом свелись к административным мерам, укреплению дисциплины среди работников партаппарата и на рабочих местах, разоблачению коррупции в близком окружении правящей верхушки. В некоторых городах СССР силовые органы стали применять меры, жёсткость которых в 1980-е годы населению показалась необычной. Например, в Ленинграде в рабочее время стали проводиться милицейские облавы в кинотеатрах, крупных универмагах и других местах скопления людей, во время которых тотально проверялись документы с целью выявить прогульщиков работы. Твёрдость проверок была такова, что в некоторые из них попадали прогуливающие уроки школьники, решившие посетить полуденный сеанс кино. Через несколько дней на имя директора школы приходило официальное письмо из силовых органов, докладывавшее о поимке прогульщиков с указанием фамилий. За несколько недель Ленинград погрузился в ужас перед новым режимом, и прогульщики предпочитали сидеть дома, боясь показаться на улице.

При Андропове начался массовый выпуск лицензионных грампластинок популярных западных исполнителей тех жанров (рок, диско, синти-поп), которые раньше считались идеологически неприемлемыми — это должно было подорвать экономическую базу спекуляции грампластинками и магнитными записями.

Политическая и экономическая система оставалась неизменной. А идеологический контроль и репрессии против инакомыслящих ужесточились. Во внешней политике усилилась конфронтация с Западом. С июня 1983 Андропов совмещает должность генерального секретаря партии с постом главы государства — Председателя Президиума Верховного Совета СССР. Но на высшем посту он оставался чуть больше года. Последние месяцы своей жизни Андропов был вынужден управлять страной из больничной палаты кремлёвской клиники.

Его политика не нашла своего завершения — Андропов умер 9 февраля 1984 года.

Горбачев окончил МГУ в 1955-м и, как секретарь комсомольской организации факультета, добился распределения в прокуратуру СССР. Однако как раз тогда правительство приняло закрытое постановление, запрещавшее принимать на работу в центральные органы суда и прокуратуры выпускников юридических вузов. Хрущёв и его соратники сочли, что одной из причин репрессий 30-х годов было засилье молодых неопытных прокуроров и судей, готовых выполнять любые указания руководства. Так Горбачев, у которого два деда пострадали от репрессий, неожиданно стал жертвой борьбы с последствиями культа личности.

Он вернулся на Ставрополье и, решив не связываться с прокуратурой, устроился в крайком комсомола на должность заместителя заведующего отделом агитации и пропаганды. Комсомольская, а потом партийная карьера Михаила Сергеевича развивалась очень успешно. В 1961 он назначен первым секретарем крайкома ВЛКСМ, в следующем году переходит на партийную работу, а в 1966 занимает пост первого секретаря Ставропольского горкома КПСС. В это же время он заочно окончил местный сельскохозяйственный институт. В ноябре 78-го Горбачев вступает в должность секретаря ЦК КПСС. В этом назначении сыграли роль рекомендации ближайших соратников Л.И. Брежнева – Черненко, Суслова, Андропова. Через два года Михаил Сергеевич оказался самым молодым членом Политбюро. Он надеялся в недалеком будущем стать первым лицом в партии и государстве. Этому не могло помешать даже то, что Горбачев занимал, по существу, «штрафной пост» - секретаря, отвечающего за с\х, самый неблагополучный сектор советской экономики. После смерти Брежнева он все еще оставался в этой скромной должности. Но уже тогда Андропов говорил ему: «Михаил, не ограничивай круг своих обязанностей аграрным сектором. Старайся вникать во все дела… Вообще, действуй так, как если бы в любой момент тебе пришлось бы взять всю ответственность на себя». Когда умер Андропов и к власти на столь же непродолжительный срок пришел Черненко, Горбачев стал вторым человеком в партии и наиболее вероятным «наследником» престарелого генсека.

Смерть Черненко открыла Горбачеву дорогу к власти. 11 марта 1985 года пленум ЦК избрал его генеральным секретарем партии. На следующем апрельском пленуме Михаил Сергеевич провозгласил курс на перестройку и ускорение развития страны. Одним из условий успеха преобразований Горбачев назвал гласность. Это было еще не полноценная свобода слова, но, по крайней мере возможность говорить о недостатках общества в печати, правда, не затрагивая членов Политбюро и основ советского строя. Однако уже в январе 87-го Горбачев заявил: «В советском обществе не должно быть зон, закрытых для критики».

Ясного плана реформ новый генсек еще не имел. У Горбачева осталась только память о хрущевской «оттепели». И, кроме того, была вера, что призывы руководителей, если руководители были честны, а призывы правильны, в рамках существующей партийно-государственной системы могут дойти до рядовых исполнителей и изменить жизнь к лучшему. «Настала пора энергичных и сплоченных действий»; «Нужно действовать, действовать, и еще раз действовать», «Поумнеть надо всем, все понять, не паниковать и действовать конструктивно всем и каждому», - призывал он на протяжении шести лет своего правления.

Горбачев надеялся, что, оставаясь лидером социалистической страны, можно завоевать уважение в мире. Он верил, что должно восторжествовать новое политическое мышление, - признание приоритета общечеловеческих ценностей над классовыми и национальными, необходимости объединения всех народов и государств для совместного решения глобальных проблем, стоящих перед человечеством.

Все свои реформы Горбачев проводил под лозунгом: «Больше демократии, больше социализма». Однако понимание социализма у него постоянно менялось. Еще в апреле 1985-го Горбачев говорил на Политбюро: «…не секрет, когда Хрущев довел критику действий Сталина до невероятных размеров, это принесло только ущерб, после которого мы до сих пор не можем собрать черепки». Но очень скоро пришлось собирать новые «черепки», поскольку гласность привела к такой волне антисталинской критики, какая и не снилась в годы оттепели, хотя уже тогда антисталинская критика давала о себе знать.

В отличие от курса на гласность, когда достаточно было распорядиться ослабить, а потом и вовсе фактически отменить цензуру, остальные его начинания представили собой

сочетание административного принуждения с пропагандой. В конце своего правления Горбачев, став президентом, пытался опираться уже не на партийный аппарат, как его предшественники, а на правительство и команду помощников. Михаил Сергеевич все больше склонялся к социал-демократической модели. Академик Шаталин утверждал, что ему удалось превратить генсека в убежденного меньшевика. Однако Горбачев отказывался от коммунистических догм слишком медленно, только под влиянием роста антикоммунистических настроений в обществе и вспышек митингов за Ельцина. Плакаты на митингах гласили: «Дядя Горби обманул нас, мы за Ельцина, он честный!», «Народ и Ельцин Едины». Но даже в ходе августовского путча 91-го, Горбачев еще рассчитывал сохранить власть и, вернувшись из Фороса (государственная дача в Крыму), заявил, что верит в социалистические ценности и во главе реформированной компартии будет за них бороться… Очевидно, перестроить себя он так и не сумел.

В последнем выступлении в качестве Президента Советского Союза Михаил Сергеевич поставил себе а заслугу, что «общество получило свободу, раскрепостилось политически и духовно».

И действительно, реальными стали свободные выборы, свобода печати, религиозные свободы, представительские органы власти, многопартийность. Права человека были признаны высшим принципом.

Внешняя политика Михаила Горбачева, окончательно ликвидировавшего «железный занавес», обеспечила ему уважение в мире. В 1990 году Президент СССР был удостоен нобелевской премии мира за деятельность, направленную на развитие международного сотрудничества.

В это же время нерешительность Горбачева, его стремление найти компромисс, устраивающий и консерваторов, и радикалов, привели к тому, что преобразования в экономике страны так и не начались. Не было достигнуто и политическое урегулирование межнациональных противоречий, разваливших в итоге «сильный, могучий, нерушимый» Советский Союз.

 



Документ 1

 

 


ИЗ СТАТИСТИКИ О СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОМ ПОЛОЖЕНИИ НАСЕЛЕНИЯ СССР В КОНЦЕ 80-Х – НАЧАЛЕ 90-Х ГГ.1

Среднемесячная заработная плата рабочих и служащих, занятых в народном хозяйстве, составила:

В 1985 Г. – 190 Р. В 1989 Г. – 240 Р.

В 1987 Г. – 202 Р. В 1990 Г. – 270 Р.

В 1988 Г. – 220 Р. В 1991 Г. – 530 Р.







Последнее изменение этой страницы: 2017-01-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.229.122.219 (0.011 с.)