ТОП 10:

Манифест 19 февраля 1861 года



Манифест об отмене крепостного права

18 февраля 1855 года на российский престол вступил 37-летний Александр II. 19 февраля 1861 года император подписал Манифест об отмене крепостного права.
Отмена крепостного права сопровождалась реформированием всех сторон жизни российского общества, что вызвало волну исследований событий данного периода отечественной истории.
Вопросы отмены крепостного права и последствий этой реформы, ее отражения в жизни российского общества постоянно являлись (и продолжают являться) предметом изучения ученых.

Итоги и последствия реформы

Результаты реформ середины XIX века, в том числе и отмены крепостного права, постоянно являются предметом исследования и анализа со стороны ученых.
Так, для большинства советских историков реформы – это водораздел, отделяющий период феодализма от периода капитализма, для многих западных исследователей – рубеж между традиционным и современным обществом.
П.Готрелл предложил иную интерпретацию. Она состоит в том, что «реформы совпали с периодом ускорения экономического роста, а не положили ему начало… Несомненно, реформы имели большое политическое и социальное значение, но их экономическое влияние следует оценивать весьма осторожно» .
Если иметь в виду точный смысл законодательства 1861 года, то надо признать, что оно и не было рассчитано на единовременную перестройку помещичьего и крестьянство хозяйств, тем более – на единовременный переворот в экономике в целом. Время достижения конечной цели реформы – отделения крестьянского хозяйства от помещичьего и образования крестьянской земельной собственности – не устанавливалось, хотя предполагалось, что переход всех крестьян на выкуп совершится через 20 лет. Этот расчет Н.Милютина оправдался с абсолютной точностью: уже к 1870 году около половины временнобязанных крестьян перешло на выкуп, к 1881 году их стало 85%, и тогда правительство признало обязательным выкуп для оставшихся 15% .
С переходом на выкуп надельной земли крестьяне номинально становились собственниками, однако сам по себе этот юридический статус не означал свободного развития самостоятельного мелкого крестьянского хозяйства, к чему стремились реформаторы. Ряд важных положений реформы, на которые они вынуждены были пойти, затруднял осуществление конечной цели. Вопрос о влиянии отмены крепостного права на развитие помещичьего и крестьянского хозяйства еще недостаточно изучен.
В отличие от аграрных преобразований в Австрии и Пруссии, опыт которых учитывался при подготовке законодательства 1861 года, самодержавие не вложило в крестьянскую реформу ни рубля. Напротив, оно сделало ее выгодной для государства. Наряду с малоземельем, обременительными повинностями и выкупными платежами, сдерживала развитие инициативы, самостоятельности, применение новой агротехники в крестьянском хозяйстве община. Вообще следует признать, что, сохраняя общину, законы в определенной степени расшатывали понятия крестьян о собственности. Кроме того, сохранение переделов земли, круговой поруки, специфических форм землепользования означало закрепление преобладания коллективизма над индивидуализмом, «мы» над «я». Это было более чем существенное отличие от западных моделей аграрных преобразований. Слабость понятий о собственности в сознании нации, слабость позиций собственников открывали путь к усилению бюрократии независимо от либеральных целей реформаторов.
Противоположность ставших традиционными выводов новым подходам, предложенным в современной литературе, приводит к одному несомненному заключению: проблема реализации реформы 1861 года требует пристального внимания и дальнейших конкретных исследований, в первую очередь региональных. И они уже появляются. Так, Д.В.Ковалев пришел к выводу, что в московском регионе к концу XIX века развернулся беспрецедентный для России процесс перехода крестьянских общин от традиционного трехпольного хозяйства к интенсивному многопольному с ориентацией на производство новых товарных видов сельскохозяйственной продукции. Вместе с тем, развитие неземледельческих промыслов привело к всплеску промысловой миграции крестьянства. Возникновение противоречия между традиционными социально-правовыми институтами и менявшимися реалиями пореформенной деревни требовало законодательных решений. Это создавало объективные предпосылки для аграрных преобразований П.А.Столыпина .
Интересный и перспективный подход к изучению реализации крестьянской реформы на микроуровне наметил А.Уайлдмен. Учитывая не только цифровой материал, но сам текст уставных грамот, он пришел к выводу, что «отрезки» производились часто по просьбе самих крестьян, заинтересованных в сокращении повинностей, а не в получении большего участка земли. С другой стороны, нужда в деньгах объясняет нежелание помещиков иногда производить «отрезку» надела даже тогда, когда крестьяне этого требовали. А в целом система максимальных и минимальных наделов, принятая реформой, как считает Уайлдмен, обеспечивала, в первую очередь, финансовые интересы государства. Такой подход позволяет понять не только сам факт состоявшейся сделки, но и мотивацию поведения сторон, их представление о своих хозяйственных интересах. Еще одно направление в изучении реализации реформы намечено в специальном исследовании о крестьянах-дарственниках, их хозяйственном положении по сравнению с вышедшей на выкуп деревней .
Разумеется, аграрный сектор после отмены крепостного права развивался. Помещики-предприниматели и часть зажиточных крестьян, сумевших воспользоваться новой ситуацией, в некоторых регионах страны активно развивали товарное хозяйство. Сбор хлеба вырос за вторую половину XIX века в два раза, хлебный экспорт России – в 5,5 раз (7 324 млн. т). К 1890-м годам на рынок поступало 50% от чистого сбора хлебов. Землевладение постепенно, но неуклонно утрачивало исключительно сословный характер. К началу XX века дворянство сохранило только 60% своей земельной собственности. Росло землевладение крестьян-предпринимателей. Вместе с тем далеко не для всей массы крестьян товарное рыночное хозяйство стало реальностью.
Крестьянское дело, которое требовало особого внимания и развития заложенных в реформе 1861 года начал, в течение почти двух десятилетий – до конца 1870-х годов оказалось на обочине правительственной политики. Возникавшие серьезные проблемы не получали решения. Уже в середине 1860-х годов М.Х.Рейтерн в своих всеподданнейших докладах обращал внимание на непосильность, разорительность повинностей и выкупных платежей для освобожденных крестьян. Но ни сам министр финансов, ни правительство в целом не предпринимали никаких мер для решения возникавших в ходе реализации крестьянской реформы трудностей, для достижения конечной цели реформы – создания самостоятельного мелкого крестьянского хозяйства . Ставился, но не был решен вопрос об общине.
К концу XIX – началу XX веков возможность продолжения реформ, решительно и радикально начатых отменой крепостного права, была упущена, что поняли и почувствовали немногие из оставшихся в живых реформаторов. Россия вступала в XX век – век революций и потрясений, которых они так стремились избежать.

Невозможно найти событие в истории России всего XIX века, которое по масштабам и глубине воздействия на все стороны бытия могло бы сравниться с «великими» реформами 1860-1870 годов, локомотивом которых являлась крестьянская реформа.
Именно ее значимостью, поистине судьбоносными для страны последствиями объясняется внимание ученых, публицистов, общественных и политических деятелей к проблеме подготовки и осуществления крестьянской реформы вот уже без малого полтора столетия.
Отменой крепостного права было положено начало эпохе так называемых «великих реформ», коснувшихся различных сторон общественно-политической жизни России и часто в научно-популярной литературе именуемых «революцией сверху» или «переворотом». Однако вплоть до сегодняшнего дня в истории остается ряд нерешенных проблем, касающихся данной эпохи.
С одной стороны, отмена крепостного права в России – это «перелом», «поворотный пункт» истории России. Таковы оценки, в которых сходятся сами законодатели и их оппоненты, современники эпохи в России и за ее пределами, многие исследователи, для которых эта тема всегда представляла и будет представлять интерес.
С другой стороны, в определенные периоды, например, во время революции 1905-1907 гг. или горбачевской перестройки, интерес к истории реформ Александра II приобретал особую остроту и политическую окраску.
В связи с проводимыми в настоящее время в России земельными реформами актуален вопрос отмены крепостного права и наделения крестьян землями и сегодня.
По праву многие ученые называют реформу величайшим прогрессивным событием в русской истории. Она положила начало ускоренной модернизации страны, то есть переходу, притом высокими темпами, от аграрного к индустриальному обществу.
В то же время, как справедливо говорят и другие авторы, интересы помещиков и, особенно, государства в реформе учитывались больше, чем крестьян, что предопределило сохранение ряда фундаментальных пережитков крепостничества и элементов традиционных структур. Следствием этого стала земельная неустроенность крестьян, которые не получили угодий (леса, пастбища и т.д.), что затрудняло хозяйствование.
Сняв остроту противоречий и добившись динамичного экономического развития при относительной политической стабильности в результате реформы, последняя постепенно отказывалась от продолжения либеральных преобразований.
И, как следствие, проблемы, нарастая как снежный ком, в итоге и привели к революционным потрясениям начала ХХ века.

 

 

Операция выкупная — государственно-кредитная операция, которая была организована правительством, в связи с уничтожением крепостного права, с целью способствовать переходу надельной земли в собственность крестьян (см. Временнообязанные крестьяне). Сущность ее состоит в том, что "правительство ссужает под приобретаемые крестьянами земли определенную сумму, с рассрочкою уплаты ее на продолжительный срок" (ст. 4-ая Положения о выкупе), именно на 49 1/2 лет, причем для получения средств на ссуды правительство делает выпуск особых процентных бумаг аналогично тому, как это бывает при обыкновенном долгосрочном кредите. Право на выкуп усадебной оседлости было предоставлено крестьянам общим положением, независимо от согласия на то помещика; но при выкупе одной усадьбы выкупную сумму, исчисленную на основании 13 — 19 статей Полож. о вык., должны были внести сами крестьяне сполна. Выкупная ссуда имела место только при приобретении крестьянами усадебной оседлости вместе с полевыми землями и угодьями. С заключением выкупной сделки обязательные поземельные отношения крестьян к помещикам прекращались. Правительство принимало на себя уплату процентов и капитала по выданным помещикам процентным бумагам, а крестьяне делались из временнообязанных крестьянами-собственниками и становились в непосредственное отношение к правительству по уплате процентов и погашения по выданным выкупным ссудам. Выкуп земли, как общее правило, был поставлен в зависимость от взаимного добровольного соглашения между помещиком и крестьянами. Рядом с этим, выкуп мог быть для крестьян также и обязательный, по требованию помещика; но в последнем случае размер вознаграждения определялся только выкупной ссудой, и помещик терял право на дополнительные платежи. О дополнительных платежах, которые всецело зависели от соглашения между помещиками и крестьянами, статистических данных нет, а потому в настоящее время нельзя выяснить точно действительную стоимость выкупленных крестьянами наделов. Для определения размера выкупной ссуды и выкупных платежей делалась выкупная оценка следующим образом. Годовой оброк, установленный в пользу помещика за отведенный в постоянное пользование крестьян надел, капитализировался из шести процентов, т. е. помножался на шестнадцать и две трети. Из исчисленной таким образом капитальной суммы, которую называли выкупною оценкою, помещику выдавалось 80% (при приобретении крестьянами полного по уставной грамоте надела) или 75 % (при уменьшенном наделе); иногда же допускалась и ссуда полностью (ст. 67 Пол. о вык.). По выкупной ссуде крестьяне должны были вносить ежегодно 6 % в течение 49 1/2 лет со дня выдачи ссуды, причем 1/2 % предназначалось правительством для покрытия расходов по организации и ведению выкупной операции, а остальные 5 1/2% — на уплату процентов по выданным помещикам процентным бумагам и на погашение выкупного долга. Таким образом, больший или меньший размер выкупных платежей за землю зависел от относительных размеров оброка в различных местностях. Но В. платежи, как можно видеть по способу их исчисления, были меньше оброчных платежей. Поэтому для оценки значения выкупной операции не следует упускать из виду, что тягость выкупных платежей была производная, вытекавшая из установленного высокого оброка, и что развитие В. операции было равносильно замене бессрочных, возвышаемых через каждые 20 лет оброчных платежей за землю, находящуюся только в постоянном пользовании, относительно умеренными срочными платежами за ту же землю, переходящую в собственность крестьян. Статистические сведения о ходе В. операции показывают, что наибольшее число В. сделок было заключено в первое время по освобождении. Именно, к 1864 г. из всего числа бывших крепостных приступило к выкупу 16,7 %. Между причинами, которые оказали решительное влияние на ход В. операции, на первом месте следует поставить несоразмерность выкупных платежей за землю с ее ценностью и доходностью, что в особенности имело значение в нечерноземных промысловых губерниях. Здесь требование помещиками выкупа представляло для них прямой экономический расчет, так как помещик, несмотря на сопряженный с этим отказ от дополнительных взносов и потерю на курсе в процентных бумагах (если он желал реализовать в деньгах выкупную ссуду), в сущности как бы продавал крестьянам землю за цену, далеко превышавшую действительную ее стоимость. Правда, при этом он уменьшал свой доход от имения, отказываясь от высокого оброка, но зато гарантировал себя от недоимок, неудовольствий с крестьянами и, наконец, риска понижения оброчных платежей по прошествии 20-ти лет. По 1-е января 1877 г. в 39 губерниях, состоящих на общем положении, число утвержденных В. сделок было 61784; из них состоялось по соглашению с помещиком 21598 (35 %) и по одностороннему требованию помещиков 40186 (65 %). Таким образом, число сделок по требованию помещиков почти вдвое превышает число сделок по обоюдному соглашению, а это несомненно доказывает, что оброчные платежи и основанная на них выкупная стоимость наделов были, в общем, гораздо выше действительной ценности и доходности земли и что В. операция была весьма выгодною для помещиков. По относительному проценту выкупных сделок, совершенных по требованию помещиков, на первом месте стоят все промысловые губернии, где более половины выкупных сделок совершены по требованию помещиков. Другой крупный фактор в ходе В. операции — это потребность помещиков в денежных средствах. С реформою 19-го февраля было связано коренное изменение в способе хозяйничанья или извлечения дохода из земли. Даровой труд отменялся, надо было рассчитывать на наемных рабочих, которые не могли довольствоваться одною натуральной платой. К этому присоединялась еще прежняя задолженность русского землевладения, с одной стороны, и ликвидация, с 1859 года, старых кредитных учреждений — с другой. Ко времени крестьянской реформы в государственных кредитных установлениях состояло в залоге 44166 имений, на которых числилось долгу 425503061 р. При такой громадной задолженности, свидетельствующей о большой нужде помещичьего класса в деньгах, приостановление Высочайшим повелением 16 апреля 1859 г., в видах преобразования государственных кредитных установлений, выдачи из них ссуд под залог помещичьих населенных имений, вызывало настоятельную нужду в новом источнике займов. Устройство частных земельных банков началось только с 1864 г., а до этого времени, с 1861 г., выкупная операция представляла единственный изобильный источник удовлетворения потребности помещиков в капитале. Это естественно вело к тому, что даже многие из противников освобождения были вынуждены соглашаться на выкуп, ради развязки прежних долговых отношений или для получения вновь потребных денежных средств. Правда, положение допускало перевод долга прежним кредитным установлениям на надельные земли крестьян, состоявших на оброке, причем с остальной земли снималось запрещение; но этот способ был все-таки менее удобен с точки зрения получения под залог имения возможно большей ссуды, потому что перевод долга допускался лишь в размере 70% выкупной ссуды. Задолженность дворянского землевладения значительно облегчила финансовую сторону В. оп., так как при переводе помещичьих долгов кредитным установлениям на крестьянке наделы не требовалось выпуска процентных бумаг на всю сумму выкупной ссуды. По балансу В. операции по 1-е января 1881 года, на 748531385 р. 29 к. выкупной ссуды приходилось 302666578 р. 88 к. долга помещиков бывшим кредитным установлениям.

Несоответствие В. платежей действительной ценности и доходности крестьянских наделов вело за собой накопление недоимок и расстройство крестьянского хозяйства; между тем, несмотря на недоимку в 16—17 млн. по выкупным платежам, В. операция в целом не только не дала дефицита, но уже за первые 20 лет дала избытка не менее 40 млн. р., вследствие превышения платежами расходов по операции. Ввиду таких обстоятельств, правительство решило понизить выкупные платежи (Высочайший указ 28 декабря 1881 г.). Понижение было установлено двоякое: 1) общее понижение — для всех бывших помещичьих крестьян, как состоявших в то время на выкупе, так и имевших перейти на выкуп, в силу изданного одновременно указа о прекращении обязательных отношений крестьян с 1 января 1883 г., и 2) добавочное, или специальное понижение, для тех селений бывших помещичьих крестьян, хозяйство которых вследствие неблагоприятных обстоятельств пришло в упадок. Общее понижение было определено в один рубль с душевого надела — в губерниях и местностях "великороссийского положения" и в 6 % с годового оклада выкупного платежа — в местностях, состоящих "на малороссийском положении". По г. Могилевской и белорусским уездам Витебской губ. первоначально было повелено произвести понижение только для тех селений, которые перешли на выкуп до издания указа 2 ноября 1863 г. об обязательном выкупе и не воспользовались, притом, сбавкою в платежах впоследствии, при исправлении выкупных актов; но указом 24 февраля 1884 года общее и специальное понижение было распространено также на прочие селения этих губерний. Совокупное, общее и специальное понижение выкупных платежей по 49 губерниям определилось в 10965474 руб., что составляет 27% годового оклада этих платежей до понижения; но по отдельным губерниям, а тем более по уездам и селениям, этот процент колеблется в весьма широких пределах, от 16% (Херс. губ.) до 92% (Олонец. губ.). В 25 уездах выкупные платежи были понижены наполовину и более против прежнего оклада, а в 57 понижение составляет не более 16%. Из общей суммы понижения выкупных платежей 58% (6382204 р.) пошло на общее понижение, а 42% (4583270 руб.) на понижение специальное. Отношение специального понижения ко всему понижению естественно выше там, где вообще понижение значительнее. В Олонецкой губ., напр., специальное понижение составляет 81% всей суммы понижения, а в Херсонской — только 8,9%.

По указу 28 декабря 1881 г. понижение выкупных платежей было предположено в размере 12 млн. руб. в год, которые предполагалось покрыть: 2 млн. — из общих средств выкупной операции, 7 млн. руб. — из свободных сумм по ликвидации бывших государственных кредитных установлений и 3 млн. — пособием выкупной операции на счет казны.

Кроме понижения платежей, "Положение о выкупе" со времени издания подверглось еще другому, очень важному изменению. Благодаря отмеченным выше причинам, добровольный выкуп в первые 10—15 лет шел весьма успешно. Но действие причин, заставлявших помещиков соглашаться на выкуп или требовать его, с течением времени постепенно ослабевало, так что к 1880-м гг. временнообязанных крестьян оставалось еще свыше 15%. Весьма естественно, что наибольшее число временнообязанных крестьян должно было удержаться в тех местностях, где помещику казалось невыгодным требовать выкупа или согласиться на выкупную сделку при условиях, желательных для крестьян. Положение временнообязанных крестьян, по собранным правительством сведениям, оказывалось крайне неудовлетворительным и в общем гораздо худшим, чем положение крестьян-собственников в той же местности, — а между тем надеяться на добровольный выкуп с каждым годом становилось труднее. Временнообязанные отношения крестьян грозили в некоторых местностях превратиться в вечнообязательные. Ввиду такого положения дела, правительство установило, законом 1881 г., обязательный выкуп, с 1 января 1883 г., для всех крестьян, остававшихся еще к тому времени во временнообязанных отношениях.

Кроме бывших помещичьих крестьян выкуп земель, в силу особых законов и на несколько иных основаниях, был распространен и на две другие обособленные группы: на крестьян удельных и государственных. По полож. 26 июня 1863 г. о поземельном устройстве крестьян государевых, дворцовых и удельных имений, все находившиеся в пользовании этих крестьян земли были предоставлены им не в постоянное пользование, как при наделении помещичьих крестьян, а в собственность, с применением обязательного выкупа. Удельное ведомство предоставило крестьянам в собственность те земли, которые находились в их пользовании, не увеличивая прежних платежей, а обращая их в выкупные, платимые в течение 49 лет. Итак, принцип обязательного выкупа надельных земель, в интересах крестьян завершивший развитие крестьянской реформы, был впервые применен в великороссийских губерниях при поземельном устройстве удельных крестьян, и притом не по политическим соображениям, как это отчасти имело место несколькими месяцами раньше (указ 1 марта 1863 г.) при обязательном выкупе для крестьян Западного края, а единственно в видах попечения о благе сельского населения. Для определения выкупной суммы, следующей с удельных крестьян, их прежний оброк за отведенные им земли капитализировался из 6%; с полученной таким образом выкупной суммы крестьяне должны вносить в течение 49 лет в доход удельного или дворцового ведомства по 6 коп. с рубля. Таким образом, выкуп земель бывшими удельными крестьянами совершен без посредства В. операции, т. е. без выдачи уделу капитальной суммы процентными бумагами. Сумма, следующая удельному ведомству по указанному выше расчету, поступает к нему из государственная казначейства полностью, а крестьяне вносят выкупные платежи в казну, на счет которой падают недоимки по выкупным платежам. В 9 Западных губерниях (Виленской, Гродненской, Ковенской, Минской, Витебской, Могилевской, Киевской, Подольской и Волынской) обязательный выкуп был введен указами 1863 г. Применение его началось для некоторых местностей этой области с мая и сентября 1863 г., для других — с 1 января 1864 г.

В 1932 году выкуп всех надельных земель бывших помещичьих крестьян должен совершенно окончиться. Но в разных местностях крестьяне перешли на выкуп в разное время, начинал с 1861 г.; поэтому прекращение выкупных отношений будет совершаться в период с 1910 по 1932 г. Кроме постепенного, амортизационного погашения выкупного долга, положение о выкупе допускает также досрочное погашение (статьи 165, 169, 162; 161, 162 и 115). Из этих статей в особенности большое практическое значение имеет 165 ст., по которой каждый отдельный домохозяин имеет право внести выкупную сумму, следующую с него по расчету, за находящейся в его пользовании надел, и требовать затем выдела ему соответственного участка, который становится его личною частною собственностью. Эта статья, как показывают специальные исследования, расшатывает общинное землевладение и вообще очень вредно отражается на мобилизации крестьянской поземельной собственности. Выкуп по 165 ст. прогрессивно возрастает: до 1882 г. было выкуплено 47735 душевых наделов в количестве 178 тыс. десятин, а к 1887 г. цифра эта поднялась до 101413 душевых наделов, в количестве 394504 дес., т. е. за 6 лет (1882-1887) выкуплено больше чем вдвое наделов и земли против того, сколько было выкуплено за 20 предшествовавших лет.

Положение выкупной операции к 1 января 1892 г. выражалось следующими итогами:

а) Выкупных сделок и актов, состоявшихся на общем основании положений 19 февраля 1861 г. и 28 декабря 1881 г., поступило в главное выкупное учреждение 94528; из них было утверждено:

 

По добровольному выкупу. По обязательному выкупу. Итого.

По этим сделкам и актам:

 

Число ревизск. душ. Количество десятин. Выкупная ссуда, рублей.
702582564.

б) Выкупных сделок и актов в губерниях Северо-западного, Юго-западного и Белорусского края, на основании законов 1863 г. и других специальных законов, поступило 28751; из них было утверждено:

 

По добровольному выкупу. По обязательному выкупу. Итого.

По этим сделкам и актам:

 

Число ревизск. душ. Количество десятин. Выкупная ссуда, рублей.

и домохозяев. 94864

Всего поступило в главное выкупное учреждение сделок и актов 123279; из них было утверждено:

 

По добровольному выкупу. По обязательному выкупу. Итого.

По этим сделкам и актам:

 

Число ревизск. душ. Количество десятин. Выкупная ссуда, рублей.

и домохозяев. 94864.

Назначено дополнительных выкупных ссуд по 14039 сделкам 5959815 руб. Кроме того, рассмотрено учреждением, но не утверждено, по разным причинам, 1940 сделок и актов, не считая тех, по которым затребованы разные дополнительные сведения.

1. Из 92893 утвержденных сделок по группе а.

Душевой участок (около 3 1/2 дес.).

 

стоит в среднем 106 руб. 05 коп.
Банкового долга на нем 37 руб. 39 коп.
К выдаче причиталось 68 руб. 66 коп.
Стоимость десятины 30 руб. 90 коп.

2. Из 23199 утвержденных актов, вошедших в группу б.

Душевой участок (около 3 3/4 дес.)

 

стоит в среднем 64 руб. 55 коп.
Банкового долга на нем 27 руб. 02 коп.
К выдаче причиталось 37 руб. 52 коп.
Стоимость десятины 17 руб. 19 коп.

Выкуп надельной земли с содействием правительства, установленный для бывших помещичьих и удельных крестьян в 1861 и в 1863 гг., был распространен с 1887 г. и на бывших государственных крестьян, причем сразу был сделан обязательным. По положению 24 ноября 1866 г. о поземельном устройстве бывших государственных крестьян, за этими крестьянами были закреплены в постоянное пользование их наделы, с платежом так называемой оброчной подати (и лесного налога за лесные наделы), устанавливаемой в неизменном размере на каждые 2 0 лет. Таким образом, первая переоброчка должна была наступить в 1886 г.; но с приближением этого срока было решено оброчную подать превратить в выкупные платежи. Высочайше утвержден. мнением государственного совета 28 мая 1885 г. было постановлено преобразовать оброчную подать на основаниях, необходимых для окончательного ее выкупа в сорокачетырехлетний срок, с 1 января 1887 г., с тем, чтобы общая сумма имеющих заменить ее выкупных платежей превышала не более чем на 45 процентов нынешнюю общую сумму этой подати и чтобы распределение выкупных платежей между селениями было, по возможности, соразмерно с ценностью и доходностью состоящих в их распоряжении наделов. На министра финансов было возложено безотлагательно выработать подробности предложенного преобразования оброчной подати. В представлении об этом государственному совету (Высочайше утверждено 12 июня 1886 г.) министр финансов полагал, оставаясь в пределах 45% повышения общей суммы подати, в частности по отдельным губерниям, уездам и селениям, ограничиться меньшим против среднего размером повышения окладов, с распределением соответствующей суммы на другие. При этом установлены были пределы, выше которых не может быть допущено увеличение оброчной подати по отдельным селениям; а именно, было принято, что увеличение оброчной подати по отдельным селениям не должно, вообще, превышать суммы подушной подати, которая слагается с каждого из них, и подесятинные оклады бывших государственных крестьян не должны превышать таковых у бывших помещичьих, в селениях, близких друг к другу и находящихся в сходных условиях поземельного владения. Итак, по закону 12 июня 1886 г., суммы выкупных платежей установляются в законодательном порядке для каждой губернии в неизменном размере на весь срок выкупа, который оканчивается к 1 января 1932 г., т. е. к тому же времени, когда в силу закона об обязательном выкупе земель временнообязанных крестьян, должны будут прекратиться выкупные платежи для последней из приступивших к выкупу групп бывших помещичьих крестьян. Сумма выкупных платежей, назначенная на губернию, распределялась предварительно между уездами, по соглашению министров финансов, внутренних дел и государственных имуществ. Что касается окончательной разверстки выкупных платежей между селениями, то она была возложена в тех губерниях, где владенные записи уже выданы, на особые уездные комиссии, из местного податного инспектора и двух членов уездного по крестьянским делам присутствия, под председательством одного из них. В губерниях, на которые распространяется действие положения 24 ноября 1866 г., но где владенные записи еще не выданы, разверстка производилась чинами министерства государственных имуществ, с участием местного податного инспектора и непременного члена уездного по крестьянским делам присутствия, а в губернии Архангельской и в уездах Сольвычегодском, Яренском и Усть-Сысольском Вологодской губернии — съездами по крестьянским делам, с участием местного податного инспектора. Предположенная уездною комиссией разверстка по отдельным селениям должна была проверяться опросом избранных уполномоченных от ближайших селений. Исправленный таким образом проект разверстки шел в губернское по крестьянским делам присутствие, вместе с протоколами опросов. На основании этих проектов губернское присутствие установляло оклады выкупных платежей по всем селениям губернии. Если при этом оказывалось необходимым сделать изменения в распределении общей по губернии суммы между уездами, то губернское присутствие должно было представлять о том министру финансов, который мог делать соответственные изменения, по соглашению с министрами внутренних дел и государственных имуществ. Окончательный результат определения выкупных платежей бывших государственных крестьян, как показывают статистические данные, сводится к тому, что, несмотря на сделанное по закону 28 декабря 1881 г. значительное понижение выкупных платежей бывших помещичьих крестьян, выкупные платежи бывших государственных крестьян в большинстве губерний на 20 и более процентов ниже, чем у бывших помещичьих крестьян.

 

УСТАВНАЯ ГРАМОТА

документ, фиксировавший отношение помещика с временнообязанными крестьянами в России по "Положениям" 19 февраля 1861. У. г. устанавливала размер пореформ. надела и повинностей (содержала также сведения о дореформ. наделе и повинностях), фиксировала сведения о разверстании угодий и перенесении усадеб и т. п. Должна была составляться помещиком на каждое селение в отдельности (что не всегда соблюдалось) и в случае согласия подписывалась крестьянами; вводилась в действие мировым посредником. Общее число У. г. составило более 111 тыс. Из них подписано крестьянами было менее 50%. Для имений мелкопоместных владельцев делались соответствовавшие У. г., т. н. описи. У. г. составлялись также и в селениях удельных крестьян по Положению 26 июня 1863. У. г. хранятся в обл. архивах, копии - в ЦГИА СССР.

Проведение в жизнь крестьянской реформы практически заключалось в первую очередь в составлении и введении в действие уставных грамот, определявших как размеры отведенной крестьянам земли, так и взимавшихся за пользование ею повинности.

Составление уставных грамот было неразрывно связано с созданием института мировых посредников, а также с организацией сельского и волостного крестьянского общественного управления. Эти крестьянские учреждения, носившие ярко выраженный полицейско-фискальный характер, призваны были оказывать непосредственную помощь мировым посредникам в деле реализации «Положений 19 февраля» и обеспечивать всеми средствами их выполнение. Правительство и дворянство так именно и рассматривали назначение крестьянских учреждений.

Ю. Ф. Самарин в письме к Черкасскому писал: «Опасаясь, чтобы неисполнение повинностей вошло во вкус, мы решились, не выжидая месячного срока, немедленно и единовременно открыть сельские и волостные общества, чтобы по крайней мере была в каждой деревне ответственная за крестьян ими же выбранная и поставленная личность, чтобы было за кого взяться в случае ослушания, чтобы, так сказать, олицетворить безгласное сопротивление масс ...До тех пор ничего нельзя будет сделать»1.

В целях успешной реализации «Положений 19 февраля» Министерство внутренних дел еще в конце марта 1861 г. предложило губернаторам ускорить подбор кандидатов в мировые посредники. В циркуляре министра

1 Отдел рукописей ГБЛ, ф. Ю. Ф. Самарина, д. 33/2. Письмо от 10 апреля 1861 г., л. 10.

внутренних дел Ланского от 22 марта, направленном губернаторам, указывалось: «В настоящее время успех избрания мировых посредников составляет одну из первостепенных забот правительства, а потому считаю нужным обратить особенное, личное вашего превосходительства внимание на всю важность и ответственность этого избрания... От удачного выбора сих лиц,— говорилось далее,— будет во многом зависеть успех предпринятого государственного преобразования...»1.

Правительство всячески форсировало создание института мировых посредников. Так была значительно упрощена система утверждения мировых посредников в должности, а также давалось право губернаторам намечать в качестве кандидатов в посредники тех помещиков, которые состояли как на гражданской, так и на военной службе, и предоставлять им для этой цели либо длительный отпуск, либо даже отставку.

Однако подбор кандидатов в мировые посредники был связан с серьезными трудностями. Большая часть поместного дворянства восприняла реформу отрицательно, и естественно, что эта категория помещиков не совсем подходила, даже с точки зрения правительства, к роли мировых посредников.

Так, Ю. Ф. Самарин в своем письме к Черкасскому, характеризуя состояние этого вопроса в Самарской губернии, писал, что «мировых посредников в некоторых уездах совсем неоткуда взять»2.

Значительная часть лиц, назначенных мировыми посредниками, принадлежала к крепостникам. Об этом свидетельствуют губернаторские отчеты о ходе «крестьянского дела», в которых встречаются неоднократные свидетельства о действиях мировых посредников. Так, смоленский губернатор указывал, что «выбор мировых посредников не везде удачен. Они действуют... не всегда беспристрастно. Они забыли свое высокое назначение быть примирителями и судьями беспристрастными обоих сословий»3.

1 «Сборник правительственных распоряжений по устройству быта крестьян за 1857—1875 гг.». СПб., 1885, стр. 162.

2 Отдел рукописей ГБЛ, ф. Ю. Ф. Самарина, д. 33/2. Письмо от 23 марта 1861 г., л. 8.

3 ЦГИА, ф. Земского отдела Мин, вн. д.( 1-е делопроизводство, оп. 1, д. 47, 1861, л. 164.







Последнее изменение этой страницы: 2017-01-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 100.26.176.182 (0.017 с.)