ТОП 10:

Социальное и гражданское законодательство



Революционное законодательство разрушило принципы старого сословного строя и установило, в соответствии с общими положениями конституций, гражданское равенство и отмену привилегий. В связи с законодательством об аграрном переустройстве и ликвидации остатков феодализма было отменено наследственное дворянство (июнь 1790 г.), а затем и все связанные с прежним дворянским званием привилегии. Секуляризации подвергся статус духовенства. Ликвидировалось монашество, уничтожались конгрегации и духовные ордена, упразднялось самостоятельное имущественное обеспечение монастырей (февраль 1790 г.). С началом Республики были приняты декреты о полном упразднении в стране монастырей, изгнании монахов (август 1792 г.). Перемены коснулись и общинного духовенства. Помимо подчинения его государственной власти в политико-идеологическом отношении и требования присяги от священников (не присягнувших новой власти изгоняли, а затем и причисляли к «врагам народа»), были сделаны шаги по приравниванию статуса священнослужителей к рядовым гражданам, священникам были разрешены браки (июль 1793 г.). Провозглашалось гражданское равенство французов и иностранцев на территории страны, упразднялось рабство («Всякое лицо, вступившее на территорию Франции, свободно» – сентябрь 1791 г.). Однако колониальные владения Франции остановили у себя запрещение рабства, несмотря на начавшиеся расовые и народные волнения. Уравнение в гражданских правах коснулось протестантов (сентябрь 1789 г.), а затем и евреев (сентябрь 1791 г.).

Революционное право не без колебаний, но все же закрепило свободу труда и предпринимательства. Это было одним из важнейших требований «третьего сословия» в критике правовой политики «старого режима». Были упразднены гильдии, цехи и корпоративные объединения, а также предусмотрены запретительные меры против любых попыток возрождения подобного и под этим предлогом ограничения свободы найма и предпринимательства (ноябрь 1791 г.). Хотя принятые по этому поводу законы, с другой стороны, стали препятствием появлению профессиональных объединений рабочих для защиты их прав. В стране вводилась свобода торговли, ликвидировались внутренние таможни, внутренние торговые пошлины. Были введены единые для всей страны меры и вес, основанные на весьма прогрессивной для своего времени метрической системе (август 1793 г.). Согласно Сельскому кодексу (28 сентября 1791 г.) свобода предпринимательства была распространена на крестьянство: они могли впредь по собственной воле выбирать культуры для посева, сами определять время сева, порядок обработки земель, убивать дичь. Отменялись какие-либо монополии, экономические привилегии, привилегии торговли с колониями, перевозки путешественников, а также была полностью реформирована старая налоговая система (см. § 61).

В интересах широкого слоя собственников была расширена свобода собственности и сделок. Конституционно был закреплен принцип неотчуждаемости и неприкосновенности собственности. Вводились новые собственнические права, в том числе права на интеллектуальную собственность. Были признаны права изобретателей и установлен порядок выдачи патентов на срок от 5 до 15 лет (декабрь 1790 г.). Гарантировалось правило театральной свободы. Впервые особую защиту получили авторские права, в том числе художников, как «собственность, совершенно отличная от всех других ее видов». Отменялась личная ответственность и личное задержание за долги (март 1793 г.). Упразднялись ограничения на дарения, а также на совершение денежных операций (которые, впрочем, не должны были превышать санкционированного государством ростовщического процента – 5 и 6%).

В семейном праве получили признание гражданский брак и свобода развода. Брак считался «чисто гражданским договором», вводилась государственная регистрация актов гражданского состояния, ко-. торая должна происходить свободно, без жестких формальностей (сентябрь 1792 г.). Тогда же был разрешен развод по целому ряду причин, в том числе по взаимному согласию или при ссылке на несоответствие характеров. Сокращалась отцовская власть над детьми, но сохранялись традиционные надзорные полномочия семейных советов.

 

Аграрное законодательство

Утверждение нового правового уклада в аграрных отношениях составило особую линию в революционном законодательстве. Во-первых, аграрное переустройство удовлетворяло социальный интерес массы населения и главной движущей силы революции – крестьянства. Во-вторых, именно здесь решительнее всего происходило разрушение собственнических отношений «старого режима». Аграрное законодательство революции носило открыто антифеодальный характер .

Начало крушения феодальных отношений было положено августовскими декретами 1789 г. В соответствии с требованиями наказов избирателей и на основе декларации дворянских депутатов от 4 августа 1789 г. Учредительное собрание провозгласило отмену феодального строя в земельных отношениях. Декретом о феодальных правах (15 марта 1790 г.) аннулировались без всякого вознаграждения повинности и обязанности, вытекающие из личной или крепостной зависимости (серважа), а все прочие подлежали обязательному выкупу. Уничтожались сеньориальные привилегии, связанные с пользованием угодьями, а также сеньориальные суды. Некоторая ограниченность в ликвидации феодальных прав была предопределена позицией наказов от «третьего сословия», которую реализовало в тот период Учредительное собрание. В марте 1790 г. конкретные правовые последствия провозглашенной общей отмены были уточнены. Освобождение от разных форм крепостной зависимости и повинностей, связанных с древними феодальными правами (личная барщина, дорожная повинность, право «мертвой руки» и т. п.), коснулось примерно 1/20 всего крестьянского населения. Запрещалась барщина, кроме как в случае отработок за переданную крестьянам в собственность землю. Выкупу также подлежали только феодальные права в случае передачи крестьянам прав собственности на землю. Все отношения между прежними феодальными владельцами и крестьянами (арендаторами, чиншевиками и т. п.) должны были быть переведены в сферу гражданско-имущественных отношений, и возможные повинности – уже вытекать только из обязательственных отношений.

Одновременно постановили продавать крестьянству национальные имущества (главным образом, секуляризированные церковные и королевского домена) на привилегированных условиях с рассрочкой платежа в 15 лет (15 мая 1790 г.). В августе 1792 г. аналогичные меры были предприняты в отношении земель эмигрантов. Позднее продажа стала производиться мелкими участками, что должно было облегчить доступ к имуществам более широкого слоя крестьян.

После установления республики отмена феодализма была довершена. Декретом 25 августа 1792 г. уничтожались остатки феодального режима, упразднялись безусловно все права, как личные, так и имущественные. Вся земельная собственность по определению отныне считалась свободной от каких бы то ни было повинностей, аннулировались все юридические акты, закреплявшие поземельные платежи и повинности, кроме тех, что были связаны с ранее свершившимся отчуждением собственности в другие руки. Другим декретом отменялись ранее сохранявшиеся привилегии бывших сеньоров в пользовании лесами и водными угодьями. Наконец, декретом 17 июля 1793 г. были уточнены юридические принципы упразднения феодальных прав. Параллельно были отменены принципы старого феодального наследственного права, включая наследственные привилегии, майоратные права, сохранение неделимых имуществ и т. д.

Основным субъектом поземельного права в деревне стала община (декрет 10-11 июня 1793 г.). За нею признавались собственнические права. Однако жители коммуны (старше 21г. – и мужчины, и женщины) имели право произвести безвозмездный раздел общих земель с тем, чтобы по истечении 10 лет стать их полноценными собственниками. Из аграрных отношений практически исключались только неимущие, батраки, арендаторы. Крестьянское землевладение приобрело новый правовой вид.

Уголовное законодательство

Разработка новых принципов уголовного права началась с первых недель революционного переворота. В силу той важности, которую идеология революции придавала этой сфере, и тех претензий, которые предъявляло общество к уголовной юстиции «старого режима», преобразование уголовного права и суда представлялось важнейшим путем обеспечения гражданской свободы.

Комитет для реформирования уголовной юстиции Учредительного собрания был создан в сентябре 1789 г. В него вошли 7 видных правоведов (Type, Тарже, Тронше и др.). Главную роль в выработке принципов реформирования уголовной юстиции (последовавшего по декретам 8 октября – 3 ноября 1789 г.) и уголовного затем свода законов о преступлениях и наказаниях сыграл граф М. Л. Лепелетье. Согласно новой концепции уголовного права, общегосударственные законы должны охватить только общие принципы оценки преступлений и наиболее значительныеих виды. Остальное было отдано в сферу т. н. исправительной полиции и исправительных наказаний местного уровня. Такие кодексы, связанные с организацией местного самоуправления, были приняты в 1791 г. (Кодекс сельских коммун, кодекс муниципальных и исправительных наказаний). 25 сентября 1791 г. был принят и новый общий уголовный кодекс, ставший первым целостным кодификационным актом революции.

Уголовный кодекс 1791 г. состоял из двух частей: 1) о судебных приговорах, 2) о преступлениях и наказаниях. Первая посвящалась в основном судебному процессу. Во второй характеризовались главные преступления. Такая структура была в значительной степени исторической для Франции.

Все преступления по-новому делились на направленные (А) против публичных интересов и (Б) против частных лиц. Наряду с наиболее опасными традиционными преступлениями против личности и против имущества в кодексе впервые появились новые виды: 1) преступления против внешней безопасности – поддержка иностранных держав, шпионаж, разжигание войны; 2) против внутренней безопасности – заговор и т. п.; 3) против конституции – прежде всего нарушения прав избирательных собраний и т. д.; 4) против законов и авторитета власти; 5) должностные преступления. Система наказаний была либерализирована, выведены из обихода особо жестокие по форме наказания, но в целом оставалась достаточно жесткой. Так, смертная казнь полагалась за 48 конкретных видов преступлений (вместо 115 до Революции). Единственным способом ее осуществления была признана гильотина (с1792 г.). Всего кодекс предусматривал 8 видов наказаний: смертная казнь, содержание в кандалах, содержание в смирительном доме, стеснение свободы, простое заточение в тюрьме, депортация из страны, уменьшение прав, наложение ошейника; последние два считались бесчестящими и налагались в процессе выставления у позорного столба. В первые годы революции сохранялось клеймение преступника как дополнительное наказание, но декретами 27 сентября – 30 декабря 1791 г. оно было отменено. Санкции были весьма значительны. За большинство видов предумышленных убийств полагалась смертная казнь, за непредумышленные – до 20 лет кандалов. При стечении всех отягчающих обстоятельств наказание за грабеж, например, могло достигать 24 лет заточения. В оценке преступлений сохранялся в значительной степени подход старого права: главное заключалось в обнаружении злого умысла, а не в объективных последствиях деяния (что также было и в традициях школы римского права). Например, в случае кражи никакого значения не имела стоимость похищенного. От ответственности освобождались несовершеннолетние (в возрасте до 16-20 лет): они передавались для наказания родителям либо в исправительный дом.

Кодекс установил своеобразный институт общественной реабилитации после отбытия наказания: восстановить все права своиможнобыло не ранее 10 лет после истечения срока наказания, при условии двухлетней оседлости, и подтверждалась особым сертификатом от муниципалитета.

В условиях революционной диктатуры и террора кодекс, однако, потерял свое значение для уголовной юстиции. В течение 1793-1794 гг. была принята масса декретов, сформировавших совершенно новые составы преступлений. Наказаниями почти за все новшества полагалась смертная казнь. Преследования распространились на всех, кто выступал за монархию, кто прятал съестные припасы. В ноябре 1791 г. было введено в практику заочное осуждение эмигрантов по обвинению в формировании мятежного сообщества. Принцип объективного вменения распространялся на «враждебных иностранцев», кто не сумел или не успел доказать преданность делу революции и республики. В последний год значительное место в уголовном праве заняли санкции против разного рода «вредителей».

Упорядочение уголовного права было сделано только с восстановлением республиканской конституции. Новый кодекс 1795 г. в основном повторял систематизацию и наказания кодекса 1791 г., но по большей части был посвящен судебному процессу.

 

Французская революция XVIII в. стала самым знаменательным событием Нового времени. В ходе ее были последовательно сокрушены все главные политические и правовые институты «старого режима», включая преобразование социально-правового уклада. В этом смысле процесс формирования политического и правового строя Нового времени, соответствующего новому социальному порядку, стал бесповоротным.

Французская революция XVIII в. получила благодаря своей политической значительности и особенностям времени общеевропейское, а с тем и всемирное значение. Политические события, конституционные и правовые формы, выработанные, отвергнутые и снова выработанные во внутринациональной борьбе, распространили свое влияние на политическую жизнь, а затем и государственный строй многих европейских народов. Для некоторых стали прямым фактором модернизации государственного и правового уклада. В еще большей степени это относится к влиянию политической и правовой идеологии Революции, корнями связанной с общеевропейской философией Просвещения XVIII в.

Французская революция XVIII в. положила начало конституционализму в современном понимании (как выражению принципов народовластия, демократии, гражданской свободы и правового равенства). Вместе с тем утвердившийся конституционализм благодаря особенностям революционного движения, значительности влияния леворадикальных политических доктрин изначально получил деформированный вид.

В ходе Революции возобладала идея о том, что Конституция правит в государстве, что нет свободы без и вне конституции, как и без разделения властей и гарантий политических прав в законе. Исторически это было не более чем абсолютизацией отдельного правового опыта. Во всяком случае это подвело политическую мысль и государственное строительство к подмене Права непременно писаным Законом. Чисто ситуативный политический итог (что Конституция – как бы основа право-государственной пирамиды) оформился чуть ли не в главный принцип всего реформирования Государства.

Абсолютизация политической воли народа привела к тому, что в ходе конституционных преобразований революции национальный суверенитет был неоднократно подменен парламентским (начало чему положила еще Английская революция XVII в.). Как оказалось, это не только не стало оплотом гражданской свободы, но и привело к ее ущемлению, а затем и формированию неприкрытой диктатуры под лозунгами утопических преобразований. Это было тем большим отказом от ранней идеологии Просвещения, чем явственнее в революционной традиции обозначался отказ от признания конституционного значения за юридической властью. Столь важные для революционного переустройства права гражданина вне этой власти оказались практически бесполезными в рамках чисто конституционного закона.

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-12-15; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.226.241.176 (0.007 с.)