ТОП 10:

Общая характеристика общения Общение как форма взаимодействия



Общение, или, как часто определяют этот процесс, коммуни­кация — чрезвычайно широкое и емкое понятие. Это осознанная и неосознанная вербальная связь, передача и прием информации, что наблюдается повсюду и всегда. «Есть даже предположение, что где-то в просторах Вселенной коммуникация соединяет друг с другом гигантские небесные тела, и метафора Лермонтова «И звез­да с звездою говорит» обретает, таким образом, новый неожи­данный смысл» [33, с. 7]. Общение многолико; оно имеет много форм, видов. Педагогическое общение есть частный вид общения людей (например, в сопоставлении с деловым общением (бизнескоммуникацией), семейным общением и т.д.). Ему присущи как общие черты этой формы взаимодействия, так и специфические для образовательного процесса. Поэтому прежде, чем опре­делять педагогическое общение, рассмотрим сначала то, что ха­рактеризует общение как феномен в целом.

История проблемы общения

Проблема слова, речи, выступления, искусства воздействия говорящего на слушателей имеет, как, известно, давнюю исто­рию, насчитывающую более двадцати столетий. Многие важные вопросы этой проблемы были в самом общем виде поставлены и рас­смотрены еще Цицероном. Именно им определены основные коммуникативные (как бы назвали это сейчас) задачи говоряще­го: «что сказать, где сказать и как сказать». Рассматривая каж­дую из этих задач, Цицерон выделил такое качество речевого вы­сказывания, как уместность, поскольку «ведь не всякое положе­ние, не всякий сан, не всякий авторитет, не всякий возраст и по­давно не всякое место, время и публика допускают держать­ся одного для всех случаев рода мыслей и выражений» [228, с. 53]. В наше время это одно из основных правил общения — прави­ло зависимости формы и содержания высказывания от особен­ностей конкретной аудитории. На основании соблюдения орато­ром трех задач — «что, где, как» сказать, Цицерон определял и тип оратора, лучшим воплощением которого был тот, чья речь «будет уместной».

В то же время общение — это новая проблема XX столетия. Ибо, если в Древней Греции и Древнем Риме ораторское искус­ство изучалось в рамках риторики, эвристики и диалектики, то в на­ши дни речевое общение, и в частности педагогическое, изуча­ется уже с точки зрения целого ряда других наук: философии, социологии, социолингвистики, психолингвистики, социальной психологии, общей психологии, педагогики и педагогической пси­хологии, каждая из которых рассматривает ту или иную грань этой в целом комплексной проблемы.

Речевое общение широко исследуется во всем мире. Достаточ­но сказать, что только в США этой проблемой занимаются не­сколько десятков тысяч научных работников. Созданы специаль­ные центры изучения общения (например, Центр Карнеги). При этом до сих пор не достигнуто единство в толковании само­го понятия «общение», его форм, механизмов. Естественно, что исследователи по-разному, с разных точек зрения интерпрети­руют этот процесс, создавая его различные модели, предлагая разные подходы к его изучению: коммуникативно-информационные интерактивные, деятельностные и др.

Подходы к проблеме общения

С позиции деятельностного подхода общение — это сложный, многоплановый процесс установления и развития контактов между людьми, порождаемый потребностями в совместной дея­тельности и включающий в себя обмен информацией, выработ­ку единой стратегии взаимодействия, восприятие и понимание другого человека. Такая трактовка общения основывается на сле­дующих методологических положениях. Во-первых, она исходит из признания неразрывности общественных, товарно-денежных и межличностных отношений, в качестве средства которых или средств взаимодействия выступают «...язык и деньги» [10, с. 92—93]. Это означает вплетенность общения в систему произ­водственных, общественных отношений, с одной стороны, и от­ражение характера и содержания этих отношений в самом об­щении — с другой. Здесь важно подчеркнуть, что сложность и со­вершенность именно вербального общения позволяют рассматри­вать его как такую форму, «где общие психологические законо­мерности процессов общения выступают в наиболее харак­терном, наиболее обнаженном и наиболее доступном исследованию виде» [109, с. 15].

Во-вторых, такое понимание этого процесса базируется на ут­верждении единства общения и деятельности, предполагающем, что «любые формы общения есть специфические формы совме­стной деятельности людей» [10, с. 93]. Данное положение поз­воляет квалифицировать специфическое для педагогического процесса общение как форму совместной учебной деятельности субъектов.

Утверждение единства деятельности и общения в то же вре­мя не предполагает однозначности трактовки характера связи этих явлений. Они могут рассматриваться как стороны социального бытия человека (Б.Ф. Ломов), как явления, находящиеся в от­ношении род—вид, т.е. общение есть вид деятельности (Г.П. Щедровицкий, А.А. Леонтьев, В.В. Рыжов, Г.В. Гусев и др.). В по­следнем случае возникает вопрос, какая это деятельность: инди­видуальная или коллективная. Будем исходить из того, что воз­можны обе формы деятельности, но само общение не деятельность, а форма взаимодействия людей, занятых различными видами деятельности в общественно-трудовых отношениях. Такая трактов­ка совпадает с общей позицией Б.Ф. Ломова, согласно которой общение — это «не сложение, не накладывание одна на другую параллельно развивающихся ("симметричных") деятельностей, а именно взаимодействие субъектов, вступающих в него как партнеры» [121, с. 252]. Однако разница в трактовке заклю­чается в том, что для Б.Ф. Ломова общение и есть само взаимо­действие, тогда как по приводимому в учебнике определению об­щение — это его форма.

Форма взаимодействия зависит от тех средств, которые используются в общественно коммуникативной сфере деятельнос­ти людей как одном из трех планов взаимодействия человека с ок­ружающей средой, с другими людьми. Сферы человеческой де­ятельности дифференцируются прежде всего в зависимости от из­менения направленности, общей цели жизнедеятельности чело­века. Так, внутри основной цели деятельности человека: созда­ния, сотворения себя и нечто вне себя для других и для себя — могут быть выделены три группы целей: создание продуктов ма­териальной и духовной культуры; принятие, накопление, усво­ение знаний и обмен мыслями, реализация двух первых групп целей для удовлетворения духовной потребности в общении. В соответствии с этим условно разграничиваются три взаимосвя­занные и взаимообусловленные сферы деятельности: общест­венно-производственная (труд), познавательная (познание) и об­щественно-коммуникативная (общение). Существенно, что ана­логичные формы деятельности были выделены Б.Г. Ананьевым на основе подхода к ней с позиции структуры субъекта. Соглас­но этому подходу, сочетание в человеке свойств субъекта труда, познания и общения определяет организацию человека в целом как субъекта деятельности и личности.

Наряду с деятельностным существуют и другие подходы. Так, один из подходов к вербальному общению соотносится с те­орией связи и теорией информации и находит отражение в об­щепсихологических работах Ч. Осгуда, Дж. Миллера, Д. Бродбента, в работах по коммуникации Г. Гебнера, Д. Берло и др. Этот подход, восходя к работам Г. Лассвелла, определившего задачу исследования общения формулой «кто, что передал, по како­му каналу, кому, с каким эффектом»[6], направлен в основном на изучение психологических особенностей приема (восприятия) информации, характеристик коммуникатора и аудитории, усло­вий, средств общения и т.д.. В моделях коммуникации рассма­триваются компоненты (в общем виде: источник—сообщение— канал—получатель) и области их изучения (особенности комму­никатора и аудитории, условия коммуникации, ситуации, сред­ства и т.д., языковая структура, организация и стиль сообщения, его смысловое и семантическое содержание и т.д.). Полученные в экспериментальных исследованиях выводы в основном отно­сятся к эффектам и формам реакции аудитории, т.е. к эффекту обратной связи, характеристике самой аудитории и к области вли­яния коммуникации на систему социальных установок реципи­ентов, например их конверсии. Понятия «информация», «систе­ма», «обратная связь» являются центральными в этом подходе.

Системно-коммуникативно-информационный подход позволя­ет определять критерии, условия и способы эффективности ком­муникации на основе учета специфики протекания психических процессов в условиях передачи информации по каналу связи. При этом уточняется само понятие коммуникации и взаимодей­ствующих субъектов как систем. Как отмечает Ю.А. Шерковин, при соединении систем в коммуникационную цепь оно уже означает зависимость их состояний. В этом случае взаимодейст­вуют функционально согласуемые системы — психика коммуни­катора и психика реципиента (или реципиентов). «Благодаря ком­муникации такие системы могут существовать и действовать в идентичных состояниях эмоционального возбуждения или спокойной рассудочности, беспокойной неуверенности или уве­ренного знания. Они способны иметь одинаковые по направлен­ности и интенсивности установки, пользоваться одинаковы­ми стереотипами в качестве материала мышления» [234, с. 26]. Это положение достаточно важно для характеристики пе­дагогического общения.

Внутри интерпсихологического взаимодействия его субъектов как двух сторон коммуникации существует сложное интрапсихологическое взаимодействие восприятия и производства речевого сообщения внутри каждой из этих систем. Так, если рассматри­вать этот процесс в ходе чтения лекции лектором А и слушания лекции слушателем Б, то А Б представляет собой сложное ин­терпсихологическое взаимодействие, тогда как и А, и Б каждый внутри себя как системы также осуществляют прием, переработ­ку информации и принятие решения. Слушатель Б не просто принимает информацию от А, он ее перерабатывает, включая потен­циальную готовность говорить на основании принятого реше­ния. В то же время слушатель Б получает информацию и от дру­гих слушателей, т.е. вступает в сложную систему внутриаудиторных отношений. Лектор А не только источник информации, но и в то же время приемник информации, поступающей по ка­налам обратной связи от аудитории и т.д. Другими словами, ин­терпсихологическая система осуществляет не только одну функ­цию выдачи или приема информации, но всю ее коммуникатив­ную обработку, только в обратном ко всей цепи порядке, т.е. от при­ема к выдаче. Таким образом, коммуникативная цепь А ↔ Б пред­ставляет собой макросистему, внутри которой в пределах каждой системы происходит прием, обработка и принятие решения. В си­стеме Б, представляющей «класс» или «аудиторию», этот процесс еще более усложняется за счет установления многоканальных свя­зей между всеми слушателями [см. 11, с. 123].

Коммуникативный подход позволяет наглядно представить схему педагогического взаимодействия, во всем многообразии вхо­дящих в нее звеньев (источник, ситуация, канал связи, обрат­ная связь и т.д.), что используется современной педагогикой. Но дан­ный подход не вскрывает внутренней природы этого взаимодей­ствия, характера двусторонней активности его объектов и т.д. Для то­го чтобы вскрыть эту природу, необходим подход, позволяющий не только установить связь говорящего и слушателей, но и оп­ределить ее психологические механизмы. Это можно сделать, толь­ко проанализировав потребности и мотивы, цели и задачи дея­тельности, ее психологическую структуру, особенности субъек­тов, другими словами, на основе деятельностного подхода.

Существует также и более общий социально-психологический подход к интерпретации речевого общения с позиции взаимодей­ствия людей, интеракционизма. В русле этого подхода подчер­кивается неразрывность связи коммуникации (или общения) и других более широких планов взаимодействия людей [163; 164; 11, с. 100-116].

Функции общения

Для определения сущности общения важным оказывается раз­виваемое в последние десятилетия представление о его функци­ональной и уровневой организации (Б.Д.Парыгин, Г.М. Андре­ева, А.А. Бодалев, А.А. Брудный, А.А. Леонтьев, Б.Ф. Ломов,Л.А.Карпенко, В.Н. Панферов, Е.Ф. Тарасов, Я. Яноушек и др.). Так, определяя общение как «взаимодействие людей, содержа­нием которого является взаимное познание и обмен информа­цией с помощью различных отношений, благоприятных для процесса совместной деятельности» [160, с. 162], В.Н. Панфе­ров выделил в общении четыре момента: связь, взаимодействие, познание, взаимоотношение, соответственно наметив и четыре под­хода к изучению общения: коммуникативный, информационный, гностический (познавательный) и регулятивный. Б.Ф. Ломов описал три стороны (функции) общения: информационно-комму­никативную, регуляционно-коммуникативную и аффективно-коммуникативную, подчеркивая обязательность собственно ком­муникативного компонента как приема и передачи сообщения, регуляции поведения и наличие отношения, переживания, т.е. аффективного компонента.

В настоящее время распространен подход, согласно которо­му в общении рассматриваются коммуникативная, интерактив­ная и перцептивная стороны [10. с. 97—98]. Существенно, что все эти стороны общения проявляются одновременно. Коммуника­тивная сторона реализуется в обмене информацией, интерактив­ная — в регуляции взаимодействия партнеров общения при ус­ловии однозначности кодирования и декодирования ими знако­вых (вербальных, невербальных) систем общения, перцептивная же — в «прочтении» собеседника за счет таких психологических механизмов, как сравнение, идентификация, апперцепция, ре­флексия. В зависимости от степени сформированности группы обу­чающихся в коммуникативном воздействии учителя может быть больше выявлена та или другая сторона этого процесса.

Субъекты общения несут собственную функциональную на­грузку и рассматриваются как изначально реализующие разные функции общения. Так, согласно А.А. Брудному, в коммуника­ции (общении) могут быть выделены три начальные функции: активационная — побуждение к действию; интердиктивная — запрещение, торможение («нельзя—можно»); дестабилизирую­щая — угрозы, оскорбления и т.д., и четыре основные функции общения: инструментальная — координация деятельности путем общения; синдикативная — создание общности, группы; само­выражения; трансляционная. Последняя представляет для педа­гогического общения особый интерес, так как «эта функция ле­жит в основе обучения: через общение и происходит обучение личности, как институциональное, санкционированное и организованное государством, так и собственно индивидуальное, не­формальное, происходящее в процессе повторяющихся контак­тов с людьми, способными передавать данному лицу свои зна­ния и навыки» [33, с. 34].

Более детальный анализ функций общения позволяет диффе­ренцировать контактную, информационную, побудительную, ко­ординационную, функцию понимания, эмотивную функцию ус­тановления отношений и функцию оказания влияния (Л.А. Кар­пенко). Анализируя речевое общение, Р. Якобсон выделил шесть основных функций речи, существенно дополняющих три основ­ные функции языка, названные еще в начале 40-х годов Н.С. Тру­бецким (экспликативную, апеллятивную, экспрессивную). По Р. Якобсону [250], основными функциями речи являются:

1. Эмотивная (экспрессивная, аффективная) — отношение го­ворящего к сообщаемому («Как жаль, какая неприятность!», «Сно­ва дождь пошел»).

2. Конативная — побуждение адресата к действию, просьба,

приказ.

3. Референционная (когнитивная, денотативная) — выра­жение мысли.

4. Поэтическая — демаркация реального и воображаемого.

5. Фатическая — поддержание контакта (например, «Алло», «Привет», «Как живете?»).

6. Метаязыковая — уточнение, регуляция собственного вы­сказывания.

Несколько иначе речевые функции определил М. Холлидей [249]. Наблюдая за речевым развитием своего сына, он выделил семь функций речевого поведения: инструментальную (удовлетворение материальных потребностей); регулирующую (контроль поведе­ния окружающих); взаимодействия (поддержание контакта); личную (самопредъявление); эвристическую, поисковую (почему?); воображаемую (внутренний мир); информативную (сообщение новой информации). Очевидна многосторонность содержания иназвания речевых функций. Важно то, что все они широко ис­юльзуются при интерпретации педагогического общения, отра­жая разные стороны коммуникативного взаимодействия.

Характеристики общения

Рассмотрим общие характеристики общения с тем, чтобы с этих позиций охарактеризовать в дальнейшем педагогическое общение обучающего и обучающихся (учителя и учеников, препода­вателя и студентов).

Формальная сторона процесса речевого общения может быть охарактеризована на основе типологии речевого поведения (ре­чи), опсанной А.А. Холодовичем. Он предложил пять бинар­ных признаков идентификации речевого акта: средство выраже­ния, коммуникативность, ориентированность, квантификативность, контактность [226]. Так, по признаку «средство выражения» общение может быть звуковым или письменным. Признаком «ком­муникативность» автор отмечает наличие или отсутствие парт­нера и в случае наличия — либо непосредственную (например, диалог), либо опосредованную коммуникативность — через по­средника, через третье лицо (например, перевод). «Ориентиро­ванность» означает либо переходность (один говорит, другой (другие) слушает), либо взаимность (два собеседника попере­менно говорят и слушают). «Квантификативность» определяет количество слушателей (один — много) и характер воспринима­ющей стороны. По терминологии А.А. Брудного, в этой связи раз­личают два вида общения: аксиальное и ретиальное (сетевое). При­знаком «контактность» отмечается наличие или отсутствие со­беседника в поле зрения. По сочетанию названных признаков те­оретически возможны 32 типа речевого общения. В терминах этой концепции педагогическое общение может характеризоваться пре­имущественно как звуковое, непосредственное, контактное, пе­реходное (которое должно быть взаимным), массовое и аксиально-ретиальное.

Определяя общение как процесс установления и поддержания целенаправленного, прямого или опосредованного теми или ины­ми средствами контакта между людьми, так или иначе связан­ными друг с другом в психологическом отношении, А.А. Леон­тьев выделяет следующие его характеристики: контактность, ориентириванность, направленность, семиотическую специализа­цию и психологическую динамику процесса. В последней редак­ции они определены А.А. Леонтьевым как семиотическая специ­ализация и степень опосредованности, ориентация общения и пси­хологическая динамика [109, с. 65—78]. При этом некоторые из ранее названных характеристик он наполняет новым содержани­ем. Так, отмечается двоякая природа направленности: на изме­нение особенностей взаимодействия людей и изменение их самих. При определении ориентации отмечается не только направ­ление обмена информацией, но и социальная или личностная природа самой направленности ориентации. На этой основе А.А. Ле­онтьев, Б.Х. Бгажноков выделяют два типа общения — личностно ориентированное и социально ориентированное. Они отли­чаются коммуникативной, функциональной, социально-психоло­гической и речевой структурой. Высказывания в социально ори­ентированном общении адресуются многим людям и должны быть понятны каждому. Поэтому к ним предъявляются требования пол­ноты, развернутости, прозрачности, точности и высокой культу­ры. Содержание семиотической специализации общения под­черкивает важность объединения всех средств — вербальных и не­вербальных — для повышения эффективности речевого воздей­ствия. Контактность рассматривается по степени сближения во времени и пространстве произносимого сообщения и его воспри­ятия. Важной характеристикой общения является его психоло­гическая динамика, определяемая особенностями воздействия сло­весной информации.

В зависимости от того, каковы степень и характер воздейст­вия словесной информации на психику человека, различают: со­общение, убеждение и внушение [163]. По этим характеристи­кам можно вслед за А.А. Леонтьевым определить, например, лек­цию как социально ориентированное общение «с различной пси­хологической динамикой (но предполагающее в основном убеж­дение и информирование), приближающееся к межличностному общению (беседа) по характеру используемых в нем средств и по социальной опосредованности» [108, с. 12].

Добавим к перечисленным еще две характеристики обще­ния: репрезентативность и полиинформативность. Первой обозна­чается субъектная представленность говорящего (учителя или уче­ника) в тексте, второй — многоплановость речевого общения, где реализуются одновременно все его характеристики (содержатель­ность, выразительность, воздейственность), отражаются разные уровни (предметный, смысловой и т.д.).

Социальная природа репрезентативности определяется тем, что беспредметного общения между людьми нет, оно всегда содержа­тельно, исторически конкретно и «..может существовать толь­ко по какому-либо конкретному поводу, в определенных видах общественной деятельности и отношений — производственно-технических, экономических, политических, нравственных и др.» [38, с. 16]. Эти виды деятельности влияют на общение и от­ражаются в нем. Репрезентативность предполагает, что всякое об­щение отражает индивидуально-личностные особенности общающихся, например учителя (преподавателя) и учащихся (студен­тов), их культурный уровень, возраст, пол, а также интересы, по­требности, вкусы, наклонности и т.д. Особое значение приобре­тает анализ речевого общения, его основных форм, продукта об­щения — текста, который позволяет вскрывать и те социально-общественные отношения, в которые включены реализующие это общение люди, их личностные особенности.

Не менее важной характеристикой речевого общения явля­ется полиинформативность. Она заключается в том, что переда­ваемое в процессе вербального общения речевое сообщение име­ет сложное коммуникативно-предметное содержание, представ­ляющее собой единство собственно содержательного, вырази­тельного и побудительного планов высказывания. Естественно, что каждый из них может быть более или менее явно выражен, но их внутреннее единство определяет полиинформативность вербального (речевого) общения в общественно-коммуникативной деятельности людей. Таким образом, речевое (вербальное) обще­ние описывается по меньшей мере семью характеристиками: контактностью, ориентированностью, направленностью, семиоти­ческой специализацией, динамикой, репрезентативностью, поли­информативностью.

§ 2. Педагогическое общение как форма взаимодействия субъектов образовательного процесса







Последнее изменение этой страницы: 2016-12-15; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.172.233.215 (0.008 с.)