Субъекты римского частного права.



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Субъекты римского частного права.



а) Правоспособность и дееспособность. Для определения правового положения (status) отдельных лиц (субъектов права) римские юристы употребляли понятия правоспособность и дееспособность (capacitas juridica и capacitas agendi). Понятие правоспо­собности не было определено в трудах римских юристов. Однако многие сохранившиеся фрагменты свидетельствуют, что римляне под понятием правоспособности подразумевали свойство лиц (субъектов) быть носителями прав и обязанностей. В связи с тем, что права и обязанности, входящие в понятие правоспособности, относились к разнообразным вещам, было принято делать различие между правоспособностью в публичном праве (jus publicum) и пра­воспособностью частного права (jus privatum).

Правоспособность в области публичного права (политическая правоспособность) состояла из частичной или полной возможности отдельных субъектов участвовать в общественной жизни римского государства как носителей активного и пассивного избирательного права (jus suffragii и jus honorum), служить воинами в римских легионах, быть участниками римских религиозных и светских празд­неств и в целом поступать как лица, которым позволено влиять на течение государственных дел. Будут ли эти полномочия увеличи­ваться или уменьшаться, чаще всего зависело от этнической при­надлежности, социального положения, пола и личных способностей каждого индивидуума.

Правоспособность в области частного права (частно-правовая способность) состояла из возможности отдельных субъектов быть носителями частичного или полного права в частной жизни, что означало признание за ними возможности пользоваться римскими установлениями семейного права (jus connubii), установлениями имущественного права (jus commercii) и установлениями процессу­ального права (legitimatio activa et passiva). Объем полномочий от­дельных субъектов в области частного права в основном зависел от положения в семье, но также и от причин, от которых зависели полномочия в области публичного права.

В трудах римских юристов понятие дееспособности также не было определено. Однако, римляне под этим понятием подразуме­вали способность субъектов права самостоятельно выступать в пра­вовом процессе, т. е. самостоятельно пользоваться признанными пра­вами и самостоятельно исполнять собственные обязанности. Иными словами, дееспособными признавались те лица, которые были спо­собны от своего имени и по собственному разумению предприни­мать правовые действия, лично осуществлять достигнутые права и лично исполнять взятые на себя обязанности. С этой точки зрения дееспособность разделялась на две подгруппы: дееспособность в узком смысле, или способность от своего имени и по собственному разумению предпринимать правовые действия, и способность лич­но отвечать за собственные противоправные поступки соответствен­но так называемой деликтной ответственности. Дееспособность — большая или меньшая — зависела главным образом от возраста, способности суждения и пола отдельных субъектов.

б) Субъекты права. На основе установлений римского пра­вового порядка лишь люди могут быть носителями прав и обязан­ностей, или субъектами права, ибо право и существует ради лю­дей: hominum causa опте jus constituturn est. Между тем, это не означало, что в Риме лишь индивидуумы могут быть признаны субъектами права. Юридическими лицами могут быть признаны и юридически оформленные коллективы, и отдельные имуществен­ные объединения, предназначенные для длительного удовлетворе­ния потребностей определенного круга лиц. Кроме того, субъекты права делились на индивидуально определенные, или физические лица (person ae physicae) и юридические лица (person ae morales или person ae juridicae).

 

Правоспособность физических лиц.

Физические лица, или люди как индивидуумы, когда-то не были субъектами права. В родовом общественном устройстве, когда пра­ва еще не существовало, действовало обычное правило, согласно которому лишь представители рода на территории рода как равно­правные товарищи, могли пользоваться благами совместной жизни и с одинаковой возможностью участвовать в решении злободнев­ных проблем. Все другие физические лица — представители других родов — были врагами. Эти лица были объектами, которы­ми представители рода, в меру собственных сил, могли свободно располагать и которые могли даже уничтожать.

С расширением родовой организации (период военной демократии) и с ее перерас­танием в государство право свободного проживания на территории родового союза или созданного им нового государства признавалось не только за членами родового союза и не только за лицами, по этническому происхождению принадлежащими к народу, основав­шему государство. Такое право признавалось и за всеми покорен­ными и присоединенными племенами. При этом, представители по­коренных племен, в отношении располагаемых ими прав, оказыва­лись в худшем положении, чем представители рода, организовав­шего государство.

Кроме этих групп свободных жителей — во все времена существования римского рабовладельческого общества — были и лица, за которыми не признавалось даже право на жизнь. Это были физические лица в положении рабов.

Три указанных круга лиц, из которых одни пользовались правами, гарантированными правовым порядком, другие — лишь правом на жизнь и свободу, а третьи не имели никаких прав, в источниках римского права были обозначены как круг лиц, пользующихся правом гражданства (sta­tus civitatis), круг лиц, пользующихся правом свободы (status liber-tatis) и круг лиц, находящихся соответственно в положении рабов (in statu servitutis). Поэтому, освещая вопросы правоспособности фи­зических лиц, римляне говорили о status civitatis, status libertatis и о положении людей, не обладающих ни одним из этих статусов, находящихся в рабском состоянии, в положении объектов права.

1). Правоспособность римских граждан (status civitatis). Gives romani или физические лица в положении римских гра­ждан (status civitatis) не были одинаковы и равноправны. Содержа­ние их прав было различным не только в отдельные периоды раз­вития римского государства, но и в зависимости от места, которое в данном общественном слое занимали отдельные индивидуумы. Впро­чем, в Риме не существовало ни реальной, ни формальной демо­кратии даже для граждан римского государства.

а) Приобретение гражданства. Римское гражданство при­обреталось по рождению (jus sanguinis) или путем натурализации (naturalisatio).

С тех пор как, согласно римскому праву, было запрещено уби­вать и бросать детей, кроме уродов (portenta, monstra, prodigia) и детей, очевидно не способных к существованию (personae debiles), право римского гражданства, по большей части в момент рож­дения, получали дети от брака между римскими гражданами, внебрачные дети римских граждан и дети, рожденные женщиной, которая в момент родов была рабыней, если во время беременности хотя бы некоторое время пользовалась гражданскими правами (fa­vor libertatis). В порядке исключения, дети, рожденные римской гражданкой, находящейся в браке с перегрином без jus conubii, со­гласно уложению lex Minicia, достигали положения перегринов.

Правоспособность ребенка наступала в момент, когда роды были завершены, то есть когда ребенок отделялся от пуповины (partus perfectus). Чтобы достигнуть правоспособности римского гражда­нина, ребенок, отделенный от пуповины, должен был быть живым. В классическом праве существовал спор между сабинианцами и прокулеанцами, следует ли считать живым ребенка, подавшего ка­кой-то любой признак жизни, или только закричавшего после ро­дов. Победило мнение сабинианцев, что достаточно любого призна­ка жизни.

Гражданских прав, то есть правоспособности пользоваться jus proprium civium romanorum, не могло получить не родившееся дитя. В виде исключения, для неродившегося ребенка, чей отец умер после зачатия, но до родов (postumus), существовало правило, на основе применения которого за еще нерожден­ным ребенком сохранялось наследное и неко­торые другие имущественные права при двух условиях: ребе­нок по смерти отца должен был родится живым и не позднее деся­ти месяцев после смерти предполагаемого отца.

Лица, которые не были гражданами Рима по рождению, могли достичь римского гражданства путем натурализации. Натурализа­ция могла быть публичной или частной.

Частная натурализация лиц без гражданства допускались ка­ждым pater familias (главой римской семьи) путем адопции, или усыновления лиц, рожденных вне римской семьи. Такое же дейст­вие оказывали манумиссии, или освобождение из рабства. Между тем, в классический период римское гражданство получали не все освобождаемые рабы, но только те, которые были освобождены оп­ределенным формальным способом. Гражданства достигали и те рабы, которые были освобождены согласно предписаниям lex Fufia Caninia и Lex Aelia Sentia. Только в постклассическом праве возобладало мнение, что любой раб, освобожденный господином-гражданином, независимо от способа освобождения, должен был получать гражданские права.

Публичная натурализация, по решению государственных ор­ганов (сенат, консулы, преторы, правители провинций, принцепс или император) могла быть обычной или в виде исключения.

Обычная натурализация давалась лицам, выполнившим опре­деленные условия. Предполагаемые условия были более благопри­ятными для лиц в положении латинов и более тяжелыми для лиц в положении перегринов. Натурализация в виде исключения дава­лась тем лицам и даже целым городам и отдельным народам, кото­рые имели выдающиеся заслуги перед Римом. Так, например, по lex Plautia Papiria (89 год до н. э.) римское гражданство получили все свободные жители Италии, а по constitutio Antoniana (212 год н. э.) и все свободные жители империи, кроме тех, кто находился в положении покоренных. В конце концов, по beneficium principale Юстиниана и они получили гражданство, и с тех пор все свободные жители римского государства были и его гражданами.

б) Содержание римского гражданства. В ходе развития рим­ского государства оформились группы публично-правовых и част­но-правовых полномочий, которые и составляли содержание рим­ского гражданского права. Между тем, многие из этих прав, да и целые их группы, не существовали ни как гражданские права за все время развития римского государства, ни как права, которые в одинаковой мере были доступны всем его гражданам.

В области публичного права (политические права), например, было принято считать гражданскими правами: jus suffragii или ак­тивное избирательное право (право граждан подавать голоса на собраниях); jus honorum или пассивное избирательное право (пра­во граждан быть избранными носителями публичных служб); пра­во вступать в легионы; право участвовать в религиозных или свет­ских празднествах и право принимать участие в общественной жизни государства.

Все эти гражданские права существовали в старом Риме и во время республики. Между тем, во время принципата, когда были отменены собрания и когда Рим ввел постоянное плат­ное войско, исчезли и jus suffragii и jus honorum, как и право нести службу в легионах. Точнее говоря, во время домината римские гра­ждане остались без каких-либо публичных или политических прав. В этом отношении римское гражданство было лишено всякого со­держания.

Дееспособность физических лиц.

Физические лица, обладающие правоспособностью (capacitas juridica), могли и не обладать дееспособностью (capacitas agenda), или способностью от своего имени и по своему разумению предпри­нимать правовые действия и лично отвечать за совершение проти­воправного действия (деликтов).

В римском праве с древнейших времен отмечен тот факт, что самостоятельно располагать собст­венными правами и самостоятельно отвечать за противоправные действия могут лишь те физические лица, которые своим возрас­том, своими психическими, моральными и физическими качества­ми и, согласно представлениям римлян, своим полом гарантируют, что в своих правовых действиях могут вести себя как разумные люди. В тех случаях, когда из-за недостаточного возраста, поло­вых, психических, моральных или физических недостатков субъ­екта права не существовало таких гарантий, по установлениям рим­ского права у таких дефектных субъектов исключалась дееспособ­ность целиком или частично.

Недостаток дееспособности таких лиц возмещался установлением опеки, действующей за субъекта, кото­рый не мог быть дееспособным по природе (малолетние и женщи­ны), соответственно установлением опекунства, действующего за субъекта, который по природе мог быть дееспособным, но не обла­дал этим свойством из-за личных недостатков (люди с психически­ми расстройствами, транжиры, люди с серьезными физическими недостатками и т. д.)

1). Дееспособность малолетних. Малолетними, или impuberes, в римском праве считались лица мужского и женского пола, не достигшие пубертатного возраста, т. е. половой зрелости. Половая зрелость, пубертатный возраст, лю­бого лица мужского пола определялся индивидуально, а для лица женского пола существовало юридическое допущение, что оно дос­тигает половой зрелости в 12 лет и что с этого времени может быть выдано замуж. Это решение древнего права уже в классический период защищали сабинианцы, в то время как прокулеанцы счита­ли, что и для мужчин необходимо установить наступление половой зрелости с 14 лет. Мнение прокулеанцев разделял и Юстиниан.

Малолетние лица, или impuberes, до семи лет назывались in­fantes. В это время они были полностью недееспособны. После семи лет они входили в группу лиц, называемых impuberes infantia majores (малолетние лица, вышедшие из детства). Дееспособность im puberes infantia majores была ограничена: они имели право совер­шать правовые действия, которыми улучшали свое имущественное положение (meliorem condicionem facere), и не имели права совер­шать действия, в результате которых это положение ухудшалось (deteriorem condicionem facere).

Установления римского права, связанные с деликтной ответ­ственностью малолетних, были несколько иными. Со времени, ко­гда восторжествовало начало субъективной ответственности за про­ступки в уголовном и в обязательственном праве, считалось, что могут быть ответственны за проступки, кроме лиц в пубертатном возрасте (совершеннолетние лица), и подростки, называвшиеся im­puberes pubertati proximi (подростки, близкие к совершеннолетию, более взрослые малолетние). Иными словами, среди несовершенно­летних ответственности за проступки подлежали самые старшие несовершеннолетние (с 10 лет), в то время как эта ответственность не обременяла infantes и более младших (impuberes infantiae majores).

2). Дееспособность совершеннолетних женщин. Женщины sui generes после 12 лет освобождались из-под опе­ки над несовершеннолетними. Это не значило, что при этом они достигали полной дееспособности. Женщины оставались ограниченно дееспособными и подпадали под власть опекуна над совершенно­летними женщинами (Tutor mulierum). Это решение римского пра­ва было плодом примитивного представления, что женщины "ргор-ter levitatem animi" или "propter sexus infirmitatem et rerum foresi-um ignorantiam" не способны отдавать отчет в своих действи­ях. Дееспособность женщин под опекой tutela mulierum была не­сколько шире дееспособности impuberes infantia majores. Ко­гда римляне окончательно убедились, что нет серьезных причин для отказа женщинам в дееспособности, сначала их обеспечи­ли правовыми средствами при помощи которых можно было выну­дить опекунов соглашаться с теми правовыми действиями, которые совершали женщины, а потом было отменено и все это уста­новление в целом.

3). Дееспособность лиц с психическими, моральными и физическими недостатками. Физические лица, отстающие в своем психическом развитии настолько, что не могли отдавать отчет в своих действиях, если такое их состояние было длительным и сопровождалось признаками идиотизма (dementia, amentia) или бешенства (furor), лишались дееспособности на время болезни. Если расстройство проявлялось у этих лиц время от времени, а в интервалах они были спокойны (lucida mtervalla), то они обладали дееспособностью в этих интерва­лах.

Ограниченной дееспособностью обладали и транжиры, или prodigi, т. е. лица неразумно расходующие наследное имущество и таким образом ставящие под угрозу существование семьи. Они об­ладали дееспособностью, которая по содержанию уравнивалась с дееспособностью impuberes infantia majores.

Иногда ограничивалась и дееспособность лиц с физическими недостатками, но лишь в связи с теми правовыми действиями, чья форма не могла быть исполнена из-за постоянного физического не­достатка.

4). Дееспособность лиц моложе 25 лет. Когда в классический период развития римского права стало очевидно, что совершеннолетние лица мужского пола, которым ис­полнилось 14 лет, все же недостаточно опытны, и не могут без опас­ности вступать во все увеличивающийся и усложняющийся право­вой оборот, римские преторы в случае, когда эти лица по молодости терпели ущерб, разрешали, если им было меньше 25 лет, так назы­ваемое restitutio in integram ob aetatem, или право на возвращение к исходному состоянию из-за их возраста. Договаривающиеся с лицами младше 25 лет избегали этой возможности, если при за­ключении сделки кроме юноши присутствовал, т. е. участвовал спе­циально с этой целью приглашенный римский гражданин, или по­печитель (curator), который своим присутствием гарантировал, что в данной сделке нет элементов обмана. Это периодическое пригла­шение опекуна стало со временем постоянным.

Таким образом, лица младше 25 лет, после прекращения опеки над ними, не достигали полной дееспособности, так как были вынуждены иметь попечите­ля. Дееспособность этих лиц была несколько больше дееспо­собности impuberes infantia majores. В сущности, после введения этого установления граница совершеннолетия и полной дееспособ­ности располагалась между 14 и 25 годами для мужчин, а когда женщины были освобождены от опеки, и они становились совер­шеннолетними в этом возрасте. В виде исключения и по особому разрешению императора мужчины могли достигать дееспособности в 12 лет, а жениться в 18-летнем возрасте (venia aetatis или дос­рочная эмансипация).

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-12-28; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.214.224.207 (0.012 с.)