Глава XII. СУБЪЕКТИВНАЯ СТОРОНА ПРЕСТУПЛЕНИЯ



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Глава XII. СУБЪЕКТИВНАЯ СТОРОНА ПРЕСТУПЛЕНИЯ



 

§ 1. Понятие и значение субъективной стороны преступления

 

Субъективная сторона преступления, согласно теории уголовного права, представляет собой психическую деятельность лица, непосредственно связанную с совершением преступления <1>, и является внутренней сущностью любого преступления. Если объективная сторона - это внешняя сторона общественно опасного посягательства, то субъективная сторона - его внутреннее содержание, характеризующее психические процессы, которые протекают в сознании лица, задумывающего или (и) осуществляющего преступление.

--------------------------------

<1> См.: Рарог А.И. Квалификация преступлений по субъективным признакам. СПб., 2003. С. 52; Игнатов А.Н., Красиков Ю.А. Курс российского уголовного права. М., 2001. Т. 1: Общая часть. С. 207.

 

Термин "субъективная сторона" в уголовном законодательстве не употребляется. Однако законодатель раскрывает его, используя такие понятия, как "вина", "мотив", "цель", характеризующие психическую сущность поведения субъекта с разных сторон.

Вина является обязательным свойством любого преступления. Она отражает психическое отношение виновного к совершаемому им общественно опасному деянию (действию или бездействию) и наступившим в результате этого общественно опасным последствиям. Она может быть умышленной и неосторожной. Мотив представляет собой внутреннее побуждение, вызывающее решимость совершить преступление. Цель преступления - это представление о желаемом результате, к достижению которого стремится лицо, совершающее преступление. Мотив и цель являются факультативными элементами состава преступления.

Указанные элементы составляют субъективное основание уголовной ответственности, которое является так же обязательным, как и объективное основание (действие или бездействие). Игнорирование признаков субъективной стороны может привести к объективному вменению, т.е. привлечению к уголовной ответственности за невиновное причинение вреда. Никакое причинение вреда не может быть признано преступлением, если отсутствует вина лица, причинившего вред. Принцип вины принадлежит к основополагающим законодательным установлениям (ст. 5 УК).

Уголовно-правовое значение перечисленных признаков субъективной стороны различно. Если вина является обязательным элементом любого состава преступления, то мотив и цель принадлежат к факультативным признакам и становятся обязательными, когда сам законодатель включает их в число признаков конкретного состава преступления, например в ч. 1 ст. 209 УК, предусматривающую ответственность за бандитизм. Обязательным признаком этого состава преступления названа цель нападения на граждан или организации.

В теории уголовного права в понятие "субъективная сторона" предлагалось включить такие признаки, как эмоции, аффект и заведомость <1>.

--------------------------------

<1> См., напр.: Якушин В.А. Субъективное вменение и его значение в уголовном праве. Тольятти, 1998. С. 170.

 

Эмоции представляют собой душевные переживания, чувства. Они хотя и присущи в той или иной степени любому человеку, однако правового значения не имеют, поскольку законодатель не относит их к числу признаков составов преступлений. Указание в статьях Особенной части УК на психотравмирующую ситуацию (ст. 106 УК) или состояние аффекта (ст. ст. 107, 113 УК) не колеблет этой позиции, так как ни эмоции, ни аффект в этих случаях не являются элементами психического отношения виновного к общественно опасному деянию и характеризуют в большей мере обстановку совершения преступления, что дало основания для отнесения таких преступлений к числу привилегированных составов.

Что касается заведомости, то этот признак означает "особый технический прием, применяемый для характеристики субъективной стороны" <1>, который понятиями "эмоции" и "аффект" не охватывается и равнозначным им не является.

--------------------------------

<1> Рарог А.И. Указ. соч. С. 61. См. также: Российское уголовное право: В 2 т. / Под ред. Л.В. Иногамовой-Хегай, В.С. Комиссарова, А.И. Рарога. М., 2007. Т. 1: Общая часть. С. 161.

 

Элементы субъективной стороны преступления отражены в законе. Так, в ряде статей Особенной части УК прямо определена форма вины, например в ст. 111 "Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью", ст. 109 "Причинение смерти по неосторожности".

В некоторых случаях законодатель не указывает в диспозиции форму вины, однако включает в число обязательных признаков состава такой, который однозначно свидетельствует о наличии определенной формы вины: например, разбой (ст. 162 УК) всегда совершается с целью хищения чужого имущества. Указание на цель означает, что преступление совершается умышленно. Следовательно, в этом и подобных случаях элементы субъективной стороны преступления вытекают из закона.

Субъективная сторона ряда общественно опасных деяний может быть определена путем указания на неосторожное причинение последствий. Так, в ст. 264 УК (нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств) указывается: "повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью человека" (ч. 1). Указание на неосторожное отношение к последствиям означает отнесение такого деяния к числу неосторожных.

Иногда форма вины определяется при помощи различных приемов толкования <1> диспозиций конкретных статей Особенной части Кодекса. Необходимость применения приемов толкования возникает, как правило, в отношении преступлений, субъективную сторону которых законодатель сам не определяет, например нарушение правил безопасности на взрывоопасных объектах (ст. 217 УК). Это деяние, повлекшее определенные последствия (ч. 2), отнесено законодателем к числу неосторожных преступлений. Однако в ч. 1 статьи предусмотрена ответственность за нарушение таких правил, "если это могло повлечь смерть человека либо повлекло причинение крупного ущерба". Отсутствие указания в данной части на неосторожное поведение виновного дает основание считать, что это преступление может быть совершено как умышленно, так и по неосторожности. Иное толкование данной нормы было бы, по мнению ряда ученых, необоснованным ограничением, поскольку любое, в том числе и такое нарушение правил безопасности на взрывоопасных объектах, создающее угрозу наступления определенных последствий, которое характеризуется неосторожной формой вины, представляет довольно высокую степень общественной опасности, и исключение в этих случаях уголовной ответственности не является достаточно обоснованным <2>.

--------------------------------

<1> О понятии и приемах толкования см.: Галахова А.В. Толкование Особенной части УК в постановлениях Пленума Верховного Суда РФ. М., 2009.

<2> См., напр.: Комментарий к Уголовному кодексу РФ / Отв. ред. В.И. Радченко; науч. ред. А.С. Михлин, И.В. Шмаров. М., 1996. С. 379.

 

В УК максимально точно определена субъективная сторона конкретных общественно опасных деяний. Однако до логического конца эта работа не доведена. В тех случаях, когда законодатель прямо указывает в диспозиции статьи на форму вины, все ясно. Но при нарушении различного рода правил отсутствие в законе указания на форму (или формы) вины приводит к появлению различных точек зрения, что негативно отражается на правоприменительной практике.

Значение субъективной стороны преступления многопланово. Прежде всего точное установление всех элементов субъективной стороны - необходимое условие правильной квалификации общественно опасного деяния. Верховный Суд РФ в постановлениях Пленума и определениях по конкретным уголовным делам требует учитывать все элементы субъективной стороны. По данным выборочных исследований, более 30% отмененных или измененных приговоров было вызвано ошибками, связанными с неустановлением или неточным установлением признаков субъективной стороны.

Так, Л. был привлечен к ответственности за убийство своего приятеля Л-ко. Решив отметить день рождения Л., приятели распили в сарае бутылку водки. Начавшийся спор из-за того, кто должен идти за следующей бутылкой, перерос в драку. Во время драки Л. схватил нож, лежавший на импровизированном столе, и ударил Л-ко в ягодицу. Л-ко вышел из сарая, лег в кустах и через некоторое время скончался. Верховный Суд РФ не согласился с квалификацией действий Л. как убийства из-за отсутствия умысла на причинение смерти. Таким образом, ошибка при анализе субъективной стороны повлекла за собой неправильную квалификацию содеянного Л.

Значительна роль субъективной стороны и при разграничении преступлений, сходных по объективным признакам, как об этом свидетельствует приведенный выше пример. Вопросы квалификации и разграничения сходных составов преступлений тесно связаны между собой, так как правильная квалификация деяния предполагает и правильное отграничение конкретного преступления от смежных общественно опасных деяний.

Содержание субъективной стороны помогает определить степень общественной опасности как преступного деяния, так и лица, его совершившего. Например, заблаговременная подготовка преступления, обдумывание деталей его совершения, как правило, свидетельствуют о более высокой степени опасности виновного по сравнению с лицом, совершающим преступление внезапно, под влиянием каких-то обстоятельств.

Наконец, анализ субъективной стороны позволяет четко отграничить общественно опасное деяние, влекущее уголовную ответственность, от непреступного поведения, хотя и причинившего вред правоохраняемым интересам. Например, не является преступлением неосторожное совершение деяния, наказуемого лишь при его умышленном совершении.

Так, И. был признан виновным в убийстве, совершенном при превышении пределов необходимой обороны (ст. 108 УК). Верховным Судом РФ дело было направлено на повторное рассмотрение, в результате которого выяснилось, что лишение жизни посягающего было причинено по неосторожности, тогда как убийство при превышении пределов необходимой обороны может быть совершено только умышленно. Неосторожное причинение любого вреда посягающему не может влечь уголовной ответственности вследствие отсутствия состава преступления.

Таким образом, правильное определение субъективной стороны имеет большое юридическое значение для квалификации деяния и для индивидуализации наказания, а равно является необходимым условием соблюдения принципов уголовного права - законности, вины, справедливости, гуманизма.

 

§ 2. Понятие вины

 

Вина, являясь основным компонентом субъективной стороны, представляет собой психическое отношение лица к совершаемому им общественно опасному действию или бездействию и их последствиям, выраженное в форме умысла или неосторожности.

УК 1996 г., расширив и углубив регламентацию института вины, выделил самостоятельную гл. 5 - "Вина". Кроме уточненных и обновленных определений умысла и неосторожности (ст. ст. 25 и 26) в данной главе содержатся и три новые статьи: формы вины (ст. 24); ответственность за преступление, совершенное с двумя формами вины (ст. 27); невиновное причинение вреда (ст. 28).

Объем и содержание гл. 5 УК явились результатом последовательной научной разработки основных положений субъективной стороны, а также многочисленных дискуссий о вине, имевших место в теории уголовного права.

Ни один институт уголовного права не вызывал в теории такого количества дискуссий и споров, как понятие и содержание вины. Не ослабевает интерес к проблеме вины и в настоящее время. Большинством ученых вина понимается как определенная реальность, которая должна быть познана и установлена в процессе расследования и рассмотрения уголовного дела судом.

"Вина в совершении преступления (как умысел и неосторожность) объективно существует вне сознания правоприменителя (судьи, следователя). Она входит в предмет доказывания при производстве предварительного расследования и судебного разбирательства" <1>.

--------------------------------

<1> Наумов А.В. Российское уголовное право: Общая часть: Курс лекций. М., 1996. С. 206.

 

Вина, представляющая собой психическое отношение лица к совершаемому им общественно опасному действию (бездействию) и его последствиям, включает в себя интеллектуальные и волевые признаки. Интеллектуальные и волевые признаки учитываются законодателем при определении умысла и неосторожности как форм вины.

В жизни интеллектуальные и волевые признаки взаимосвязаны и образуют единый психический процесс, поэтому выделение их является условным и необходимо для уяснения содержания и значения вины.

Интеллектуальные признаки отражают познавательные процессы, происходящие в психике лица. Это основанная на мышлении способность человека понимать как фактические признаки ситуации, в которой он оказался, и последствия своего поведения в этой ситуации, так и их социальный смысл. Поэтому интеллектуальный момент означает осознание общественной опасности своего поведения и предвидение тех опасных последствий, которые возможны в результате такого поведения.

Волевые признаки представляют собой сознательное направление умственных и физических усилий на принятие решения, достижение поставленных целей, удержание от действий, выбор и осуществление определенного варианта поведения и пр.

"Элементами вины как психического отношения являются сознание и воля, которые в своей совокупности образуют ее содержание. Таким образом, вина характеризуется двумя слагаемыми элементами: интеллектуальным и волевым" <1>.

--------------------------------

<1> Уголовное право России: Общая часть / Под ред. А.И. Рарога. М., 2009. С. 124.

 

Все поступки людей детерминированы. Однако влияние внешней среды на поведение человека всегда опосредуется его сознанием и волей. Таким образом, поступки людей нельзя считать механической реакцией на внешнюю среду. Конкретная ситуация порождает волевой акт, лишь преломляясь через интересы, взгляды, привычки, особенности психики и другие индивидуальные черты личности.

Поведение любого вменяемого человека носит сознательный и волевой характер. Возможность господствовать над собой и законами внешней природы человек приобретает благодаря своему общественному существованию и опыту.

Свобода воли - это способность человека выбирать варианты поведения, предвидеть и оценивать последствия своих действий (бездействия) на основе познания объективной действительности с учетом требований морали и права.

Поэтому ответственность человека за свое поведение определяется не только тем, что он причинил своим деянием общественно опасный вред правоохраняемым интересам, но и тем, что эти действия (бездействие) предварительно прошли через его сознание и волю, сопоставлены им с различными аспектами окружающей действительности и явились выражением его субъективных намерений, желаний и интересов.

В уголовном законе понятие "вина" не раскрывается, указывается лишь, что вина является родовым понятием умысла и неосторожности.

Не дается определения вины как родового понятия и в уголовном законодательстве большинства зарубежных стран. Исключение составляют, например, Уголовные кодексы Республики Беларусь (ч. 1 ст. 21) и Украины (ст. 23), которые определяют вину как психическое отношение лица к совершаемому действию (бездействию) и его последствиям, выраженное в форме умысла и неосторожности. Очевидно, что это определение (с учетом имеющихся терминологических различий в названных Кодексах) не выходит за рамки определения, предлагаемого в теории уголовного права.

Основными категориями, характеризующими вину, являются ее содержание, формы, степень и сущность.

Содержание вины характеризуется интеллектуальным и волевым моментами и означает объем знаний и намерений лица, совершившего преступление.

Понятие "содержание вины" носит несколько абстрактный характер, поскольку им охватывается такое различное психическое отношение к деянию, как умышленное и неосторожное. Этот абстрактный характер отражается, как правило, в определениях данного понятия. Под содержанием вины понимается совокупность тех элементов и процессов, которые обусловливают существование, развитие и смену форм. "Содержание конкретной вины - это содержание умысла или неосторожности в конкретном преступлении" <1>. Представляется, что выделение содержания вины как родового понятия содержания умысла и содержания неосторожности вряд ли теоретически и практически обосновано. Умысел и неосторожность характеризуются столь разным психическим отношением к правоохраняемым интересам (антисоциальным - в умышленных и легкомысленно-пренебрежительным - в неосторожных), что объединение их в едином понятии содержания вины исключает возможность определения этого понятия с указанием каких-либо конкретных признаков, если только не пойти по пути простого их перечисления. В правоприменительной же практике требуется установление конкретных признаков содержания умысла и неосторожности и, как правило, говорится о содержании конкретной формы вины, т.е. умысла или неосторожности, а не вины вообще. Чаще всего в практике речь идет о содержании умысла и значительно реже о содержании неосторожной вины. Однако раскрытие содержания неосторожной вины не менее важно, поскольку помогает установить, что именно (легкомыслие, забывчивость, самонадеянность, небрежность и т.п.) явилось причиной общественно опасного поведения лица, а установление этого - необходимое условие индивидуализации наказания.

--------------------------------

<1> Дагель П.С., Котов Д.П. Субъективная сторона преступления и ее установление. Воронеж, 1974. С. 58.

 

В юридической литературе делались попытки классифицировать понятие вины с точки зрения ее содержания. Выделялись: 1) психологическое содержание вины; 2) социально-политическое и 3) уголовно-правовое.

Психологическое содержание вины основывается на изучении процессов, объективно происходящих в психике людей. Речь идет о реально существующем психическом отношении человека к окружающей действительности. Здесь значительную роль играет психология.

Социально-политическое содержание вины "базируется на материальном определении преступления как виновно совершенном общественно опасном деянии, запрещенном уголовным законом под угрозой наказания" <1>.

--------------------------------

<1> Угрехелидзе М.Г. Проблема неосторожной вины в уголовном праве. Тбилиси, 1976. С. 17.

 

Уголовно-правовое содержание вины заключается в том, что "будучи отражена в уголовном законе, вина приобретает значение признака субъективной стороны состава преступления, выражаемого в умысле и неосторожности и обязательного для любого состава" <1>.

--------------------------------

<1> Там же.

 

Очевидно, что такая классификация имеет определенные основания, так как строится с учетом различных признаков, характеризующих понятие вины. Однако интерес она представляет исключительно для теории уголовного права.

Формы вины определены законодателем (ч. 1 ст. 24 УК) и представляют собой определенное сочетание интеллектуальных и волевых признаков, характеризующих отношение виновного к совершенному им общественно опасному действию (бездействию) и его последствиям.

Помимо содержания и форм вины в уголовно-правовой литературе и правоприменительной практике используются и такие понятия, как "степень вины" и "сущность вины".

Степень вины - количественная категория, относящаяся к оценочным понятиям и свидетельствующая о большей или меньшей степени опасности не столько самого деяния, сколько лица, его совершившего.

В теории уголовного права высказывалось мнение, что в статью о понятии вины должна быть включена следующая часть: "Степень вины лица, т.е. мера пренебрежения охраняемыми законом правами и интересами граждан, государства, общества, выраженная в разновидностях вины и мотивах деяния, учитывается при квалификации преступления, назначении наказания и применении иных уголовно-правовых мер" <1>.

--------------------------------

<1> Иванов Н.Г. Модельный уголовный кодекс. Закон и право. М., 2003. С. 107.

 

Понятие "степень вины" широко употребляется как в теории уголовного права, так и в судебной практике. Степень вины определяется совокупностью формы и содержания с учетом всех особенностей психического отношения лица к обстоятельствам преступления. Она зависит от объективных обстоятельств преступления, характера общественно опасного деяния, особенностей психического отношения к действию или бездействию, мотива и цели преступления, обстоятельств, характеризующих личность виновного, поскольку они выразились в вине субъекта, а также от причин или условий, повлиявших на формирование умысла или обусловивших содержание неосторожного деяния, и пр.

В уголовно-правовой литературе отмечалась целесообразность легализации такого показателя, как степень вины. В этом плане представляет интерес определение степени вины в теоретической модели Уголовного кодекса. В ст. 27 говорится: "Степень вины лица, т.е. интенсивность его психического отношения к совершаемому общественно опасному деянию, выразившаяся в форме вины и ее видах, а также мотивах, целях и эмоциональных переживаниях, учитывается при определении тяжести преступления, назначении наказания либо иных мер уголовно-правового воздействия".

Под сущностью вины понимается психическое отношение субъекта к окружающей действительности, характеризующееся либо сознательным противопоставлением своей воли правоохраняемым интересам (при умысле), либо пренебрежительным, недостаточно внимательным отношением к этим интересам (при неосторожности) <1>.

--------------------------------

<1> Подробнее о сущности вины см.: Дагель П.С., Котов Д.П. Указ. соч. С. 62 - 70.

 

Сущность вины, как представляется, категория не столько правовая, сколько социальная, выраженная в отрицательном отношении к тем социальным благам, интересам, ценностям и пр., которые охраняются законом государства.

Понятие "сущность вины", как правило, не используется в правоприменительной практике и представляет интерес в плане теоретических исследований, ибо выявление общественно-политической сущности фактов, т.е. внутренних закономерностей развития действительности, позволит учитывать их в законодательной деятельности.

Рассмотрение признаков, характеризующих вину, позволяет дать определение этому понятию.

Наиболее распространенным понятием вины в теории уголовного права является ее определение как психического отношения лица к совершаемому им общественно опасному действию или бездействию и к наступившим в результате этого общественно опасным последствиям.

Более полное определение вины предложено А.И. Рарогом: "Вина есть психическое отношение лица в форме умысла или неосторожности к совершаемому им общественно опасному деянию, в котором проявляется антисоциальная, асоциальная либо недостаточно выраженная социальная установка этого лица относительно важнейших социальных ценностей" <1>.

--------------------------------

<1> Рарог А.И. Указ. соч. С. 78. См. также: Уголовное право России: Общая часть / Под ред. А.И. Рарога. С. 126 (автор главы - проф. А.И. Рарог).

 

§ 3. Формы вины

 

Как уже отмечалось, основными признаками психической деятельности человека являются сознание (интеллектуальный признак) и воля (волевой признак). Их различные сочетания, степень интенсивности и полноты отражаются законодателем при конструировании форм вины.

Форма вины - это установленное законом определенное сочетание интеллектуальных и волевых признаков, свидетельствующих об отношении виновного к совершаемому им действию (бездействию) и его последствиям.

Для признания того или иного сочетания психических признаков определенной формой вины необходимо, чтобы:

1) это сочетание давало основания рассматривать поведение лица как виновное, т.е. в нем должно отразиться отрицательное отношение личности к правоохраняемым интересам;

2) различные формы вины характеризовались различным сочетанием интеллектуальных и волевых признаков, определяющих отношение лица к общественно опасному действию (бездействию) и его последствиям;

3) это сочетание, характеризуя различную степень общественной опасности как самого деяния, так и личности виновного, имело практическое значение <1>.

--------------------------------

<1> Некоторые ученые предлагают называть этот признак эмоционально-волевым (Комментарий к Уголовному кодексу РФ. М., 1998. С. 51 - 54).

 

Форму вины, как уже отмечалось, зачастую определяет законодатель, указывая ее в диспозиции статей Особенной части УК. В некоторых случаях форма вины определяется указанием законодателя на отношение к последствиям, что характерно для неосторожных преступлений.

Стремление к максимально точному определению форм вины в конкретных составах вытекает из провозглашенных УК 1996 г. принципов справедливости, законности и вины.

Отсутствие в УК 1960 г. в ряде случаев указания на форму вины приводило к появлению в теории уголовного права различных точек зрения, что неизбежно отражалось на правоприменительной практике. Так, в результате опроса 100 практических работников по вопросу о том, какая форма вины предполагается при заражении венерической болезнью (ч. 1 ст. 115 УК 1960 г., ст. 121 УК 1996 г.), 52 опрошенных заявили, что вина может быть как умышленной, так и неосторожной, 46 - допускали возможность лишь умышленной вины, 2 - от ответа воздержались <1>.

--------------------------------

<1> См.: Угрехелидзе М.Г. Указ. соч. С. 17.

 

Действующий УК признал наказуемыми лишь те неосторожные преступления, относительно которых имеется специальное указание в соответствующей статье Особенной части. В ч. 2 ст. 24 говорится: "Деяние, совершенное только по неосторожности, признается преступлением лишь в случае, когда это специально предусмотрено соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса". Отсюда большинство правоведов делают вывод, что если законодатель не конкретизирует в статье Особенной части форму вины, оставляя данный вопрос открытым, то это преступление может быть совершено как умышленно, так и по неосторожности. Однако вопрос остается открытым, как уже отмечалось, в отношении некоторых статей, предусматривающих ответственность за нарушения определенных правил безопасности конкретных видов работ (например, ч. 1 ст. 215, ч. 1 ст. 217 УК и др.).

Законодатель, установив вину в двух формах (умысел и неосторожность), подразделил каждую из них на виды. Умысел, согласно ст. 25 УК, может быть прямым или косвенным, неосторожность (ст. 26 УК) - легкомыслием или небрежностью. Это деление форм вины на виды явилось новеллой УК 1996 г. Однако в теории уголовного права такое подразделение было известно уже дореволюционному уголовному праву и воспринято правоприменительной практикой с XIX в.

Верховный Суд РФ в своих постановлениях неоднократно обращал внимание судов на необходимость тщательно учитывать формы вины, поскольку они обладают специфическими признаками, влияющими не только на характер, но и на степень общественной опасности. Это требование Верховного Суда РФ нашло отражение в санкциях статей Особенной части Кодекса, предусматривающих значительно более мягкое наказание за неосторожные преступления, аналогичные по своим последствиям умышленным (напр., ст. ст. 105 и 109, ч. ч. 1 и 2 ст. 261 и др.). В соответствии с категоризацией преступлений (ст. 15) неосторожные преступления не могут быть отнесены к группам тяжких и особо тяжких деяний.

Выделение двух форм вины обусловлено тем, что они, являясь разновидностями одного понятия - вины, в то же время имеют специфические черты, определяющие как квалификацию преступлений, так и индивидуализацию наказаний.

Разграничение умышленной и неосторожной вины определяется прежде всего психологическими особенностями совершения преступления, а именно интеллектуальными и волевыми признаками. Если при умысле виновный предвидит возможность (прямой и косвенный умысел) или неизбежность (прямой умысел) наступления общественно опасных последствий, то при небрежности он этих последствий не предвидит, а при легкомыслии хотя и предвидит эту возможность, но не считает ее реальной (интеллектуальный признак). Еще более существенные различия характерны для волевого признака. Если при прямом умысле субъект желает наступления общественно опасных последствий, а при косвенном сознательно их допускает или относится к ним безразлично, то при легкомыслии он самонадеянно рассчитывает на их предотвращение, а при небрежности, не проявив должной внимательности и предусмотрительности, последствий не предвидит.

Определенные различия умышленной и неосторожной вины обусловлены, кроме того, и нравственно-психологическими чертами личности виновного. Умышленного преступника по общему правилу можно охарактеризовать как антисоциальную или асоциальную личность, сознательно идущую на совершение преступления. Для неосторожного преступника характерны такие черты, как невнимательность, легкомысленное отношение к соблюдению правил предосторожности, завышенная самооценка, неосмотрительность, пренебрежительное отношение к интересам других лиц и пр.

Деление вины на формы имеет практическое значение. Форма вины определяет характер общественной опасности деяния и позволяет отграничить преступное деяние от непреступного. Так, доведение до самоубийства (ст. 110) предполагает наличие умышленной вины. Доведение до самоубийства по неосторожности уголовной ответственности не влечет.

Форма вины определяет квалификацию в случаях, когда законодатель дифференцирует уголовную ответственность за совершение общественно опасного деяния. Например, умышленное уничтожение или повреждение имущества (ст. 167 УК) либо неосторожное уничтожение или повреждение имущества (ст. 168 УК). Определяя квалификацию, форма вины в то же время позволяет провести четкое разграничение общественно опасных деяний, сходных по их объективным признакам.

Форма вины учитывается законодателем при классификации преступлений. Так, неосторожные преступления ни при каких условиях не могут быть отнесены к группам тяжких и особо тяжких преступлений (ст. 15 УК).

Форма вины всегда учитывается судом при индивидуализации наказания и определении условий его отбывания. Так, лица, осужденные за неосторожные преступления, отбывают такое наказание, как лишение свободы, в колониях-поселениях (ст. 58 УК).

 

§ 4. Умысел и его виды

 

Умысел - наиболее распространенная форма вины. Умышленно совершается большинство преступлений.

Понятие "умысел" дается в ст. 25 УК. В зависимости от психологических особенностей он делится на прямой и косвенный, основные признаки которых раскрываются в разных частях указанной статьи.

Преступление признается совершенным с прямым умыслом, если лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействия), предвидело возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желало их наступления (ч. 2 ст. 25 УК).

Преступление признается совершенным с косвенным умыслом, если лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействия), предвидело возможность наступления общественно опасных последствий, не желало, но сознательно их допускало или относилось к ним безразлично (ч. 3 ст. 25 УК).

В приведенном законодательном определении прямого и косвенного умысла содержится указание на следующие признаки умышленной вины:

1) осознание лицом общественной опасности своего действия (бездействия);

2) предвидение возможности или неизбежности (при прямом умысле) наступления общественно опасных последствий;

3) желание их наступления (прямой умысел) или сознательное их допущение либо безразличное к ним отношение (косвенный умысел).

Первые два признака характеризуют процессы, происходящие в психике субъекта, и поэтому составляют интеллектуальный элемент (компонент) прямого и косвенного умысла.

Третий признак, заключающийся в желании или сознательном допущении последствий либо безразличном к ним отношении, составляет волевой элемент (компонент) умысла.

При прямом умысле осознание лицом общественной опасности своего действия (бездействия) означает понимание как фактической стороны своего деяния, так и его социальной значимости, т.е. опасности для системы конкретных общественных отношений, охраняемых уголовным законом.

Так, В., привлеченный к ответственности по ст. 198 УК за уклонение от уплаты налога, осознавал, что, включая в декларацию о доходах неправильные данные, значительно занижая сумму полученного дохода, он нарушает соответствующие нормы налогового законодательства, вводит в заблуждение налоговые органы. Вместе с тем он понимал и то, что не выполняет свою конституционную обязанность и в бюджетную систему России не поступают денежные средства, которые должны были бы поступить.

Осознание общественной опасности, как правило, предполагает и осознание противоправности деяния. По этому вопросу в литературе высказывались различные мнения. Некоторые ученые в понятие умысла включают и осознание противоправности деяния <1>. Однако другие ученые полагают, что сознание противоправности не является обязательным признаком интеллектуального элемента умысла <2>, поскольку возможно умышленное преступление без знания запрещенности такого деяния уголовным законом. В подтверждение этого мнения обычно ссылаются на невключение законодателем осознания противоправности в определение умысла и приводят данные социологических исследований: например, не всем гражданам известно, что оставление человека, которому требуется неотложная помощь, в опасном состоянии при определенных условиях влечет за собой уголовную ответственность (ст. 125 УК). Однако такие лица могут быть привлечены к ответственности, поскольку в настоящее время продолжает действовать правило, согласно которому незнание закона от ответственности не освобождает (при отсутствии экстремальных условий).

--------------------------------

<1> См.: Пионтковский А.А. Учение о преступлении по советскому уголовному праву. М., 1961. С. 350.

<2> См., напр.: Комментарий к Уголовному кодексу РФ / Отв. ред. В.И. Радченко; науч. ред. А.С. Михлин, И.В. Шмаров. С. 36.

 

В ряде случаев законодатель признает деяния умышленными лишь при осознании их противоправности. Это прежде всего преступления со специальным субъектом, когда на лицо возлагается выполнение или обеспечение соблюдения каких-то правил и обязанностей. Например, за нецелевое расходование бюджетных средств (ст. 285.1) к ответственности привлекается должностное лицо получателя, которое израсходовало полученные бюджетные средства на цели, не соответствующие условиям их получения.

Иногда в статьи Особенной части УК законодатель включает признак "заведомость". Например, в ст. 196 УК "Преднамеренное банкротство". Указание в статье на заведомость в отношении незаконных действий означает осознание субъектом противоправности деяния. Например, заведомо незаконное задержание (ст. 301 УК).

Осознание общественной опасности совершаемого деяния включает представление субъекта и о тех факультативных признаках объективной стороны, при которых совершается преступление (способ, место, время и др.).

В литературе высказывалось мнение, что эти признаки не охватываются интеллектуальным моментом умысла. Однако, как полагают большинство ученых, эти признаки являются индивидуальными фактическими признаками именно действия или бездействия и в таком качестве должны включаться в содержание умысла <1>.

--------------------------------

<1> См., напр.: Российское уголовное право: Общая часть: Учебник / Под ред. В.Н. Кудрявцева, А.В. Наумова. М., 1997. С. 138; Рарог А.И. Указ. соч. С. 80.

 

Необходимость установления в действиях виновного наличия осознания общественной опасности



Последнее изменение этой страницы: 2016-12-27; просмотров: 99; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.89.204.127 (0.02 с.)