Южный узел в восьмом доме - Северный узел во втором доме



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Южный узел в восьмом доме - Северный узел во втором доме



Перед тем, как служить своему народу, следует понять, чего он от тебя хочет.

Этот человек привязан к тем традициям прошлого, которые имеют отношение к восьмому дому: свадебным обрядам, стилю похорон и поминок; вообще он склонен чтить память предков и героев, павших смертью храбрых за родину, а также святых, принявших мученическую смерть за веру. Ему очень импонируют групповая и национальная этика и система ценностей, которые, в том виде, как он их воспринимает, представляются ему фундаментом и незыблемой основой развития общества. При этом пути и цели его развития он склонен ставить, ориентируясь в гораздо большей степени на личную этику и систему ценностей, и пока его личная и групповая этика и мораль не сбалансированы, человеку будет довольно трудно занять отчетливую позицию по отношению к основам и тенденциям развития своего общества.

Во внутренней жизни человек может иметь постоянные кризисы развития, поскольку самые устойчивые программы его подсознания рассчитаны на переходные режимы (внешней жизни и самой психики), а нормальное существование рассматривается с этих позиций и потому кажется несущественным и скучным (аспект профессионального революционера). Наоборот, освоению подлежат программы ориентировки окружающей среде и выработки индивидуальной этики, которая в какой-то момент может начать противоречить коллективной, подсознательно воспринимаемой как незыблемый фундамент, а внутреннее развитие человека идет по пути их балансирования.

Южный узел во втором доме - Северный узел в восьмом доме

Вокруг города Обыденности вырастает крепостная стена Чрезвычайности.

Этот человек ценит в традиции то, что составляет фон жизни - природу, общее окружение (городской пейзаж, мелкие предметы быта и т.д.); в людях прошлого он ценит силу убежденности, верность своей идее, то есть личную этику, которую пытается копировать и считает образцом (другой вопрос, насколько это реально получается). В появляющихся социальных новшествах он, в первую очередь, ценит то, что они хоронят отжившее прошлое, и пристрастно наблюдает за тем, как это происходит (иногда, при сильном Cеверном узле, участвует сам). Ему также интересно, какие способы преодоления различных напряженных и маргинальных ситуаций предлагают новые социальные течения, и он может активно включиться в соответствующую деятельность.

Внутреннее развитие требует выработки баланса личной и групповой этики: первая представляется незыблемой основой, допускающей лишь незначительные изменения, вторая, наоборот, подлежит освоению и согласованию с личной. Это не так просто и, возможно, человеку придется сменить не один коллектив и потратить немало труда для того, чтобы обнаружить свою истинную этику и личную систему ценностей, не приходящие в неразрешимые противоречия с долгом перед коллективом и его системой ценностей.

Глава 9. ДЕВЯТЫЙ ДОМ

Символические управители Стрелец, Юпитер, в заточении Меркурий.

Девятый дом представляет третью фазу развития "я": его идеал, то есть, то, каким человек хотел бы быть. Вопрос об идеале девятого дома (сознательном и подсознательном) далеко не прост, в частности, потому, что он должен быть ориентирован на существующую вокруг человека реальность, а на вопрос: "Как мой идеал будет вести себя в данной ситуации-" человек часто не может дать никакого ответа, кроме горького признания: "Он никогда не должен в нее попадать". Таким образом, идеал "я" девятого дома это практический идеал, то есть образ, рассчитанный на существование в той самой реальности, в которой живет человек.

Тем не менее, наиболее неприятные моменты своей жизни человек склонен вытеснять, особенно при формировании своего идеала, поэтому последний часто живет в более культурной и чистой обстановке, нежели сам человек, и это неправильно, поскольку корректировать свое поведение, обращаясь к идеалу, следует постоянно, а особенно в те моменты, когда этого меньше всего хочется - для того чтобы низшее начало, выпущенное на свободу, не так откровенно праздновало свое существование.

Идеал "я" не следует путать с высшим "я" человека, которое есть, для того, в конечном счете, Абсолют. Идеал "я" это гораздо более скромный образ, не рассчитанный, в частности на борьбу с низшим началом человека. Идеал "я" скорее обозначает самую дальнюю из видимых целей развития, и по мере того, как человек духовно растет и его понимание жизни и своих возможностей расширяется, идеал "я" должен соответственно видоизменяться. Но в любом случае борьбу с низшими программами подсознания ведет сам человек, а не его идеал "я", который лишь указывает цели развития и правильное поведение в любых ситуациях.

Идеал "я" формируется с помощью примеров, которые кажутся человеку достойными подражания (любимые герои книги, кинофильмов, исторические лица, великие люди: ученые, проповедники, святые и т.д.), а также с помощью конкретных людей, играющих роль духовных учителей, непосредственно формирующих идеал "я" человека и открывающих новые взгляды и точки зрения на мир, то есть расширяющих ему сознание. Иногда, впрочем, расширение сознания происходит само собой ситуативно, без непосредственного участия духовного учителя; в этом случае характерным признаком девятого дома является качественная перестройка картины мира, происходящая всегда с определенным внутренним напряжением и (хотя бы временно) плохим пониманием происходящего. Этим расширение сознания (девятый дом) отличается от практического обучения (третий дом), когда картина мира не перестраивается, а дополняется, оставаясь качественно такой же.

Традиционная астрология относит к девятому дому высшее образование, религию и философию; это справедливо, пока восприятие этих дисциплин ведет к перестройке картины мира человека; если же она уже сформирована и не меняется от дальнейшего оперирования соответствующими понятиями, девятый дом уступает место другим (третьему - расширение картины мира, седьмому - философские диспуты и т.д.).

То же самое относится к путешествиям в дальние края и освоению чужих культур. Пока эти путешествия (сама дорога, заметим, проходит под восьмым домом) совершались непосредственно в физическом теле и достаточно медленно (пешком или, в лучшем случае, на лошадях), они, конечно, приводили к существенным изменениям картины мира человека, так же как и постижение чужих культур, которое проводилось преимущественно методом полного погружения в них. В XX веке ситуация существенно изменилась, поскольку дальние путешествия через экран телевизора идут в основном по третьему дому, так же как и постижение чужих культур методом просмотра из окна поезда или туристического автобуса, и центр тяжести девятого дома в наше время постепенно перемещается в сторону непосредственной перестройки психики и внутреннего мира (гуманистическая психология, духовные поиски и др.).

Под девятым домом во многом идет воспитание детей: расширение их сознания, перестройка картины мира, создание идеала "я". Здесь человек выступает в роли духовного учителя своего ребенка, и если он действительно добивается включения у него девятого дома, он должен в этот момент включить его и у себя, что означает, в первую очередь, отказ от дидактики и очевидных (обоим) истин, но, наоборот, апелляцию к интуиции и врожденному нравственному чувству и самосознанию ребенка: доброте, благородству, религиозности. Открытие духовных каналов (высокая октава девятого дома) происходит у духовного учителя и его ученика одновременно, и если момент воспитания или обучения является проходным для родителя, таков же он и для ребенка.

По девятому дому идет религиозность, в том ее виде, которая наиболее понятна неверующим: религиозная философия, религиозные идеалы, религиозное самосознание и картина мира; по нему же идет социальная групповая этика, то есть принципы взаимоотношений между людьми, принятые в коллективах, к которым принадлежит человек.

Положение девятого дома в карте покажет общие кармические задачи, высшие цели и идеалы, которые человек в течение жизни должен конкретизировать и стараться им следовать.

На первом уровне проработки девятого дома идеал "я", если вообще существует, крайне фрагментарен, конкретен и приземлен. Обычно он представляет эклектическое собрание образов любимых артистов, героев книг или кинофильмов, а также знаменитостей, никак не осмысленных и не приведенных в согласование друг с другом, или с самим человеком и обстоятельствами его жизни. По сути это отдельные черты внешности (мужественная линия челюсти, роскошный бюст) и конкретные умения (загадочно улыбаться и метко стрелять), до черт характера воображение человека не доходит.

Характерной особенностью идеала "я" на этом уровне является его примитивность и полная оторванность от жизни самого человека: идеал живет в другом, гораздо более ярком и интересном мире (по существу довольно однообразном: драки чередуются с любовными утехами и автопрогулками до ближайшего кабака с видеобаром) и совершенно неприложим к истинной реальности человека, что его нисколько не смущает, скорее, наоборот: мысль поместить идеал в свою жизнь вызовет у человека сильный протест и ощущение, близкое к святотатству, а идея подражания идеалу сильна лишь в юности, а затем умирает естественной смертью, чтобы никогда не возродиться. С возрастом идеал несколько меняется, тугой бицепс может уступить место аналогичному кошельку, но в главном все остается по-старому; вообще идеал очень устойчив и меняется редко и с большим трудом, всегда вопреки воле человека.

Расширение сознания в жизни этого человека большая редкость и такая же травма, поскольку картина мира очень ригидна и, соответственно, ее перестройка болезненна; обычный взгляд на чужую культуру и дальние страны: "Подумаешь, эка невидаль! У нас все это тоже есть и давно известно", или, еще проще, "Все вранье, с первого до последнего слова", в том числе и по поводу документальных съемок. Духовных учителей этот человек отвергает или безжалостно профанирует, жестко переключая девятый дом на третий или седьмой, и, соответственно, сам на роль духовного учителя не годится, хотя может придерживаться противоположной точки зрения; формирование идеалов и расширение сознания своим детям производит директивно и насильственно, главным образом, с помощью угроз и лозунгов ("Если не будешь матери помогать, убью, сволочь!", "Кто сильнее, тот будет жить, как человек").

Религиозная философия примитивна, Бог чаще всего видится как императивная и карающая фигура, идеи возвышенной любви и абстрактной этики практически отсутствуют, групповая социальная этика не осознается, но при включении группового эгрегора имеет над человеком полную власть. На этом уровне идеал "я" накладывается в первую очередь на других, которые, как чувствует человек, обязаны ему соответствовать, и лишь потом на себя.

На втором уровне проработки девятого дома идеал "я" по-прежнему фрагментарен и схематичен, но теперь уже содержит черты не только внешности (их роль ослабевает), но также характера и морального облика, например, стойкость, мужество, преданность, способность к бескорыстной любви и т.д. Теперь человек не отрывает полностью идеал "я" от условий своей жизни, хотя прекрасно понимает, что жить в этих условиях постоянно идеал не сможет - быстро погибнет, покончит с собой или умрет от отвращения и безысходности. Тем не менее, когда человеку иной раз удается вести себя в соответствии с идеалом, он получает определенное удовлетворение, а когда его поведение идет вразрез с принципами идеала, долго перед собой оправдывается или вытесняет поступок в подсознание.

На этом уровне идеал уже имеет некоторую власть над человеком, поэтому у последнего появляется искушение подправить идеал так, чтобы тот не мешал ему жить. Это делается в двух противоположных направлениях: с одной стороны, идеал приземляется, искусственно профанируется, приближаясь к актуальному состоянию человека, а с другой - непомерно возвышается, становясь неприменимым к реальной обстановке. В обоих случаях человек получает свободу действий в более широкой области, не будучи в ней стеснен контролем своего идеала "я", и не ощущает перед ним чувства вины или нарушенного долга, хотя с кармической точки зрения безусловно ведет себя неправильно.

Расширение сознания и перестройка картины мира на этом уровне происходят чаще и более гладко, чем на предыдущем, но все же довольно болезненны и надолго остаются в эмоциональной памяти, не только отрицательными, но и положительными переживаниями. И все же человек относится к включению девятого дома очень настороженно, инстинктивно оберегая свою картину мира от более чем гомеопатических воздействий. Теперь у него появляются фрагменты религиозного и философского сознания, но они плохо стыкуются друг с другом и слабо связаны с его повседневной жизнью.

Духовное ученичество возникает эпизодически и может принести большие результаты, но на продолжительный контакт с духовным учителем человек не способен ввиду слишком большой нагрузки сильного девятого дома на подсознание и отсутствие правильной этики общения с гуру. То же относится и к путешествиям в дальние страны и постижению чужих культур: здесь картина мира перестраивается изредка, но все же иногда человек способен к глубокому восприятию непривычной информации и энергетики, результатом чего является не только расширение сознания, но и перестройка психики.

Этот человек в принципе ставит себе задачу формирования идеалов и расширения сознания своих детей, но делает это от случая к случаю, довольно неумело, и плохо понимая, как это, собственно говоря, нужно делать; впрочем, принцип прямого давления сменяется принципом увещевания. В религиозной картине мира Бог воспринимается как единая монолитная фигура, в главном императивно-устрашающая и требующая от человека, под угрозой отлучения от церкви, любви к людям, хотя не вполне понятно, откуда ее взять. Идея возвышенной любви присутствует, но довольно абстрактна, а в проявленном виде анемична; абстрактная этика воспринимается на уровне моральных афоризмов философов и народной мудрости.

Личная социальная этика начинает отделяться от групповой, но не сильно, и во всех существенных случаях ей все же подчиняется. На этом уровне человек не требует от других подчинения своему идеалу "я", но считает, что этот идеал общезначим.

На третьем уровне проработки девятого дома идеал "я" служит человеку одним из важнейших инструментов, помогая находить правильные решения в большинстве трудных жизненных ситуаций. На этом уровне идеал последователен, хотя и не всегда, и уже гораздо более полон, то есть обладает многими чертами характера, имеет определенные взгляды на разные стороны жизни, может быть, даже жизненную программу и целую философию. По крайней мере, человек не жалеет сил на его обдумывание и формирование, ощущая идеал не только как важнейшую часть своего "я", но и как источник энергии и информации, а также формообразующую силу для внешних образов "я" пятого дома (роль которых описана в главе 5). На этом уровне человек по-прежнему иногда украдкой профанирует свой идеал, но делает это тайком от самого себя и вопреки велению совести, которая на этом уровне относится к подобным действиям крайне отрицательно. Другими словами, на этом уровне власть идеала "я" над человеком, его сознанием и подсознанием весьма велика, и действовать против него, а тем более, его намеренно искажать и опошлять, человеку очень трудно.

Расширение сознания и частичная перестройка картины мира на этом уровне существенные, но не слишком редкие события в жизни человека, и он относится к ним скорее положительно, чем отрицательно, и с сильным религиозным чувством, от почтения до благоговения. На этом уровне сильное включение девятого дома воспринимается как высокое Божественное откровение, что дает человеку возможность установить правильное отношение к своим духовным учителям и, что тоже очень важно, умение их увидеть, так же как и потенциальных духовных учеников.

Теперь уже человек умеет помочь формированию идеала "я", в том числе и собственным детям, и выраженное расширение сущностного сознания имеет для него вполне конкретный смысл. Теперь человек совершенно по-другому относится к путешествиям в дальние страны и возможности окунуться в чужую культуру: для него это в первую очередь открывающаяся возможность приобретения духовного опыта, расширения сознания и своего видения Бога. При такой установке восприятие чужой культуры идет очень глубоко, и она становится частью внутренней культуры человека не меньше, чем родная, усвоенная в детстве. Все эти процессы сопровождаются глубокой перестройкой психологии и психики, но человек не властен над этими процессами, хотя и старается отслеживать их своим сознанием.

В религиозной картине мира Бог представляется многоликим, обладающим разнообразными внешними и внутренними проявлениями и регулярно направляющим жизнь человека в ту или другую сторону. Его внимание воспринимается человеком как возвышенная любовь к миру и его отдельным фрагментам и проявлениям, и этому своему чувству человек придает особое религиозное значение, понимая (и чувствуя), что оно питает все остальные виды его любви. На этом уровне личная абстрактная этика и философия приобретают вполне экзистенциальное звучание и могут быть развиты на уровне представляющем интерес и для других. Личная социальная этика уже отделена от групповой, а в каждой группе человек ориентируется в своем поведении на свои кармические обязанности именно перед ней (в той мере, в которой он их себе представляет). Теперь человек уже понимает, что идеал "я" у каждого человека свой, но некоторые черты (касающиеся общечеловеческой этики и ценностей) все же считает обязательными для любого идеала "я".

На четвертом уровне проработки девятого дома человек рассматривает создание идеала "я" как один из важнейших моментов своей внутренней (и духовной) жизни. Этот идеал разработан очень тщательно и подробно и имеет сильный энергетический канал в высший кармический эгрегор человека, так что его созданием и постоянной корректировкой занимается не только сам человек, но и (главным образом) его Бог.

Человек поддерживает постоянную связь со своим идеалом, который, в свою очередь, играет основную роль при создании и энергетическом наполнении внешних образов "я", и человек производит впечатление духовного лица в любом своем образе и состоянии. Это означает очень высокий уровень эволюционного развития, когда человек может явить миру Бога в любом своем обличье и любой ситуации, в которой окажется; другое дело, что воспринять и оценить это адекватно можно лишь при достаточной собственной подготовке и духовном уровне.

Расширение сознания и перестройка картины мира на этом уровне идет постоянно, человек все время учится и всегда дает возможность духовного развития всем, находящимся в связи с ним. Вокруг него возникает очень сильное энергетическое поле, в котором гораздо отчетливее и легче развязываются кармические узлы. Изучение этим человеком чужой культуры влияет не только на его собственную, но ведет к установлению связи между соответствующими эгрегорами и дает им новые силы и возможности дальнейшего развития.

На этом уровне человек может видеть Бога в любом объекте и явлении внешнего мира, его религиозное видение очень подробно и своеобразно, и если он сможет его как-то описать (для чего хорошо иметь мажорный аспект Меркурия к Нептуну или девятому дому), может получиться интересная религиозно-философская система, хотя, как правило, малопонятная, поскольку религиозное видение на высоком уровне плохо передается словами обычного языка. Идеалы "я" других людей этот человек воспринимает как рабочие инструменты их эволюционного развития и никакие черты не считает обязательными для всех идеалов.

Ситуация девятого дома касается формирования идеала "я" или его конкретных проявлений в жизни человека. Идеал формируется, например, в моменты, когда человек, выбрав себе образец для подражания, пытается с ним идентифицироваться. Более сложная ситуация девятого дома это внутренняя работа по формированию идеала, когда человек создает его по указаниям высшего "я", преодолевая сопротивление и "добрые советы" низшего, но в то же время учитывая свою реальную внешнюю обстановку. Сформированный идеал "я" может включить у человека совесть, чувство долга или дать непосредственный импульс действия; отличительным признаком активизации девятого дома служит характерное возвышенное состояние духа или настроения самого человека, которое трудно спутать с любым другим.

Другой вариант включения девятого дома это моменты расширения сущностного сознания, сопровождающиеся существенной перестройкой картины мира человека. Обстоятельства и события, которые были неважными, вдруг приобретают первостепенное значение, а значимые, наоборот тускнеют и делаются вовсе несущественными; совершенно по-другому смотрится связь событий, причин и следствий, перемещаются фокусы внутреннего внимания и т.д. Иногда это происходит само по себе, иногда при разговоре с психологом и на психологической группе, иногда просто в результате разговора с человеком, который впоследствии осмыслится как моментальный духовный учитель. Правильный неформальный разговор со своим ребенком обязательно в некоторой степени включит девятый дом, и родитель может понять это по характерному чувству общего морального и душевного подъема, а также по необычно серьезным и глубоким глазам ребенка, который и некоторое время после будет обнаруживать присутствие души и элементы совести без соответствующих напоминаний извне.

Для ситуаций девятого дома характерно ощущение тайны, чего-то ранее непостижимого, неизведанного, бывшего загадкой, теперь немного раскрывающейся (этим девятый дом отличается от третьего, где тайна не чувствуется). Можно выразить это несколько по-другому: если вам (психологически) в данный момент все ясно и понятно, то девятый дом у вас полностью выключен, даже если вы находитесь за много тысяч километров от родины, слышите чужую речь и видите совсем непривычную культуру.

Высокий уровень включения девятого дома это ситуации, когда у человека формируется общая религиозно-философская картина мира, проясняются общие моральные и этические установки (отношение к добру и злу в себе, мире и других людях, роль эстетики в эволюции, отношения с Богом и т.д.). При этом иногда возникает связь с высшим кармическим эгрегором, который дает человеку его личные этические установки и высшие цели на данный период жизни. Сильный девятый дом дает человека, у которого (кармически) должен быть развитый идеал "я", играющий в жизни этого человека большую роль. Во всяком случае, этот человек будет часто склонен брать себе различные образцы для подражания, при этом беспощадно идеализируя соответствующих людей, то есть приписывая им определенные черты, которых у них может и не быть, и игнорируя все остальные.

Идеал (хотя бы и примитивный) у этого человека будет сильным, но какую именно роль он сыграет в его судьбе, сказать трудно, это зависит от уровня проработки девятого дома и направления искажения этого идеала низшим "я". Если идеал слишком приземлен, он ограничит прямое духовное развитие человека, но может заставить его пройти многие испытания на низшей из тех ступеней эволюционной лестницы, где располагается человек и тем самым осмотреть и отработать эволюционные хвосты, то есть в данном случае идеал сыграет роль черного учителя.

Если же, наоборот, идеал будет слишком высок и неприменим к реальности человека, он обречет его на пассивность и попутно ненавязчиво, но очень убедительно продемонстрирует иллюзорность и бесполезность высших идей и устремлений, при всей их внешней привлекательности, то есть в данном случае идеал выступит в роли серого учителя, перекрывающего и профанирующего высшие духовные каналы человека, и преодолеть это воздействие будет довольно сложно. Этих двух крайностей следует избегать, что не очень просто, поскольку человека все время в том или ином виде будет тянуть в духовную жизнь, религию, возвышенные обсуждения и такую же любовь - и все это будет постоянно подвергаться искушению жестокой профанации при пораженном девятом доме или выхолащивания при гармоничном. Человека будет манить тайна дальних стран и загадка непознанных чужих культур, и в его жизни будет много странного, плохо понятного и с трудом объяснимого, и все это ему нужно будет постичь и объяснить людям, но не в виде информации, а в качестве духовного откровения.

Слабый девятый дом дает человека с незначительным стремлением к формированию идеала "я", хотя следует заметить, что роль этого идеала с эволюционным развитием человека возрастает, и, независимо от силы девятого дома, у развитой личности этот идеал достаточно проработан. На среднем уровне этот человек не склонен фанатически подражать или отождествляться с кем бы то и было, и ему непонятно, зачем это делают другие; в частности, он не чувствует изнутри особой поддержки (моральной или энергетической) при правильном (как он ощущает) своем поведении, и хотя при грубых моральных нарушениях совесть его, конечно, мучает, и чувство долга ему тоже знакомо, он воспринимает их как путы и гири, не видя ничего хорошего в необходимости следовать их велению. Ощущение духовного смысла и значения идеала "я" приходит к этому человеку существенно позже, чем при сильном девятом доме.

Этот человек особенно не стремится к расширению сознания и перестройке картины мира, но и не испытывает перед этими состояниями ужаса (кроме первого уровня проработки девятого дома), и в случае необходимости это может у него получиться лучше, чем он думает. Однако при отсутствии императивной необходимости расширения сознания есть соблазн не заниматься им вовсе, и тогда возможен глубокий застой, преодолеваемый насильственным кризисом (обычно в связи с тяжелыми внешними событиями, и человек скорее всего почувствует, что карма таким образом учит его уму-разуму, раз уж по-другому не получается).

Духовное учительство и ученичество будут этому человеку плохо понятны, особенно при сильном третьем доме, когда практическому обучению отдается гораздо больше внимания. Вместе с тем, когда духовный учитель появится, а человек будет к этому готов, он отнесется к учителю беспристрастнее, спокойнее и правильнее, чем при сильном девятом доме, и обучение может пойти очень успешно, разумеется, если приложить необходимые усилия. Интерес к абстрактной философии, в том числе религиозной, не акцентирован, и своих детей человек будет скорее учить конкретным вещам, чем воспитывать в них идеалы и общую устремленность, что, впрочем, может быть, и неплохо, поскольку эту палку лучше вообще не брать в руки, чем перегнуть. Идеал "я" воспитывается у ребенка преимущественно по ходу его жизни в семье, а не в результате родительских нравоучений.

Гармоничный девятый дом дает человеку очень хорошие отношения с его идеалом "я", конструктивность которых, правда, зависит от его дополнительных усилий. У этого человека будет в жизни много положительных примеров, людей и художественных образов, которых он будет считать своим идеалом. Однако реально созданный им идеал "я" будет, если не заниматься этим вопросом специально, недостаточно требователен к человеку; позиция: "Вообще-то надо бы вот так, но, учитывая все сложившиеся обстоятельства, несовершенство мира и человеческой природы вообще и твоей, в частности, можно и наоборот". Духовные учителя будут говорить правильные вещи, и человек будет охотно менять свою картину мира и совершенствовать идеал до определенного порога, где эго твердо скажет: нет, и даже если выразит свою позицию в мягкой форме, преодолеть ее будет очень трудно.

Для этого человека характерен интерес и способности к религиозно-философскому познанию мира, общему осмыслению жизни (своей и вообще), любовь к путешествиям в дальние страны и поверхностный интерес к чужим культурам - для потребности глубокого проникновения в них нужен хотя бы один напряженный аспект к девятому дому; большие (не сразу видимые) трудности с истинным религиозным идеалом.

Проработка дает глубокое постижение чужих эгрегоров и способность к созданию синтетической культуры, религии, философии; поверхностное отношение дает эклектичную картину мира и мировоззрение. Этот человек любит тайны и загадки, но они слишком легко находят у него ответы; если он привыкнет к тому, чтобы разбираться в ответе до конца, он обнаружит, что жизнь гораздо интереснее, чем он обычно думал.

Пораженный девятый дом дает очень напряженные отношения с идеалом "я". Человек никак не может его выбрать; ему сначала нравится и приводит в восхищение что-то одно, и он пытается этому следовать, потом он вдруг в этом разочаровывается и думает: "Как я мог увлечься такой ерундой, когда на самом деле гениально совсем другое!" Правда, совсем другое при ближайшем рассмотрении тоже может оказаться дешевкой или подделкой.

В результате идеал "я" имеет эклектично-дисгармоничный вид, и все время страстно перекраивается, поэтому человек в себе неуверен и отдает распоряжения и приказы слишком энергично, недвусмысленно, и плохо ориентируясь в реальной обстановке. Иногда идеал чересчур требователен к человеку, иногда чересчур снисходителен и не обращает внимания на вопиющие нарушения, и нуждается (в чем и заключается проработка аспекта) в постоянном контроле и внимании со стороны высшего "я", иначе формированием идеала вплотную займется эго со всеми вытекающими отсюда последствиями. Человек с запущенным, грязным и нечистоплотным идеалом "я" представляет собой очень неприятное зрелище, поскольку этими же качествами будут обладать и все его внешние образы "я", а также личность.

К расширению сознания и перестройке картины мира этот человек относится очень болезненно. У него, по крайней мере, подсознательно, высокие требования к себе в отношении духовного развития, философского и религиозно-философского осмысления реальности, но все это идет с большим трудом, и часто человека не удовлетворяет, в чем ему трудно будет сознаться себе и тем более окружающим.

Проработка дает богатый духовный мир с множеством интересных личностных особенностей, своеобразную картину мира, не лишенную трагизма, но в целом жизнеутверждающую, в отсутствие проработки возможен поверхностный философский нигилизм, особенно с уклоном в атеизм и наивный материализм. Этого человека притягивают дальние страны и культуры, но их освоение идет с трудом; при сильном поражении девятого дома и невозможности жизни на родине может помочь эмиграция, хотя это и не лучший способ проработки аспектов.

Отношения с духовными учителями и учениками очень напряженны и возможны конфликты и, наоборот, очень сильное кратковременное духовное притяжение; все это переживается и прорабатывается с большим трудом, оставляя в душе рубцы, неясности и неразрешенные загадки, от которых, кажется, многое зависит. Проработка может дать высокого духовного учителя человечества, великого писателя или религиозного философа, имеющего большую власть над умами и устремлениями людей.

Девятый дом в знаках

Девятый дом в знаках расскажет о стиле взаимоотношений человека с его идеалом "я" и о характере последнего, а также о стиле расширения сознания и сопутствующей ему перестройки картины мира и психики и отношении к этим процессам и явлениям самого человека, не говоря об особенностях встретившихся на его пути чужих культур и приключениях в дальних краях и странах. Названия аспектов суть наиболее запомнившиеся или наиболее привлекательные для человека географические достопримечательности.

Девятый дом в Овне

Ниагарский водопад.

У этого человека очень пылкий, энергичный и благородный идеал "я". Ему импонируют сила, храбрость, недвусмысленность, конкретность, решительность, собранность. Соответственно, слабость, трусость, нерешительность, расхлябанность и ложь человек в себе очень не любит, ставит в вину или безжалостно вытесняет в подсознание.

Отношения со своим идеалом, в основном, простые и ясные: идеал дает энергичные указания, которые человек немедленно выполняет, фальсифицирует или вытесняет. Здесь идеал слишком груб и однозначно поэтому нужно учиться формировать его, привлекая черты Весов: объективность, разносторонность, тонкие ментальные соображения. При поражении девятого дома человек склонен иногда игнорировать указание своего идеала или отрицать его вообще; тогда последний теряет всякую силу, а человек - совесть и чувство долга, и может в этом состоянии существовать неопределенное время.

Расширение сущностного сознания и перестройка картины мира происходят резко, энергично и порой очень болезненно, но отступать бывает поздно, хотя шрамы и страх подобных ситуаций могут остаться надолго; зато изменение мировосприятия может быть очень значительным. К духовным учителям и ученикам человек относится очень пылко, иногда полностью на них сосредотачивается, что опасно для психики и угрожает нормальному течению процесса обучения, и в таких случаях хорошо приземлиться и в ментальном стиле (третий дом - Весы) освоиться на новых территориях и выучиться чему-то конкретному балансируя девятый и третий дома. Философским и религиозным идеалам человек очень верит, и это его сильно поддерживает, но когда вера кончается, ментальные подпорки ("Ну мы же вчера с тобой договорились и точно выяснили, что Бог есть!") не помогают. Общие кармические указания и высшие цели, которые ставит человеку высший кармический эгрегор, идут к нему огненным откровением, не оставляющим у него сомнения в своем Божественном происхождении.

Девятый дом в Тельце

Египетские пирамиды.

У этого человека идеал "я" плотный, определенный, изменяющийся с большим трудом и крайне неохотно, по крайней мере, на первых уровнях проработки девятого дома. Человеку нравятся такие черты как основательность, весомость, практичность, серьезность, устойчивость, спокойная уверенность в себе, и он не одобряет в себе и других несерьезности, легковесности, пустых фантазий и неуместных эмоций.

Отношения с идеалом непростые, человек ощущает его давление очень сильно, поэтому, особенно при поражении Тельца, возможен комплекс несоответствия идеалу и временами попытки его разбить, поскольку немного его изменить или найти компромисс практически не удается. Проработка идет по пути постепенной трансформации идеала в соответствии с требованиями высшего "я" на материале окружающей реальности; в отсутствие проработки человек либо учится жить, игнорируя идеал, либо делает его крайне примитивным и неприменимым к большей части его жизненных проблем.

Расширение сознания и перестройка картины мира идут тяжело и долго, часто мучительно, и требуют очень серьезных и отчетливо видимых, чаще всего совершенно материальных причин: просто так, без особых доказательств человек не изменит (существенной для себя) точки зрения ни на что. Зато когда перестройка начинается, она идет очень основательно и завершает ее уже совершенно другой человек: возврата к прошлому не будет. К духовным учителям и ученикам человек относится серьезно, вначале (и долго потом) очень недоверчиво, поскольку взаимодействие с ними ощущает как важное и ответственное; при проработке это усердный (возможно, слишком практически-ограниченный) трудолюбивый ученик и ответственный учитель, не жалеющий своих сил и знаний, но столь же требовательный, порой до занудства. Философские идеи нравятся тогда, когда в них ощущается прочная основа и связь с практикой, те же требования и к религии в ее миров<



Последнее изменение этой страницы: 2016-12-27; просмотров: 335; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 54.227.97.219 (0.018 с.)