ТОП 10:

Февральская революция. Возникновение двоевластия.



События 1917 года в России неправомерно рассматривать вне связи с экономическими и социально-политическими процессами, событиями и реальностями периода первой мировой войны. В определенной степени и Февраль и Октябрь 1917 года выросли из этой затяжной и кровопролитной войны.

Многие дальновидные политики того времени с большей или меньшей степенью научной аргументации предсказывали, что мировая война, до крайности обостри-вшая социально-экономические и политические противоречия в рамках всей капиталистической системы и в ее отдельных звеньях, может вылиться в социальные конфликты и даже революции в некоторых из воюющих стран. Возможность такого исторического сценария в скором времени стала свершившимся фактом.

Экономические трудности, лишения и невзгоды в разных формах и в различной степени испытывали все участники войны и в первую очередь 'великие державы. Во всех странах (за исключением США)' наблюдался спад производства, расстройство финансовых систем и перманентный рост социальной напряженности.

История распорядилась так, что первой на путь революции встала Россия. Противоречия во всех сферах общественной жизни проявились здесь особенно сильно, остро и болезненно. Страна переживала глубокий хозяйственный кризис, переплетавшийся с финансовым кризисом. Спад производства наблюдался во всех отраслях промышленности. Закрывались предприятия, падала производительность труда, неудержимо росли инфляция и государственный долг. Упадок переживало и сельское хозяйство. Производство продукции этой традиционной для России отрасли экономики неуклонно снижалось.

' Для США, вступивших в войну на заключительном ее этапе, годы войны были временем превращения в центр экономического и финансового могущества капиталистического мира.

Недовольство тяготами войны росло во всех слоях населения, в том числе и среди широких кругов буржуазии, части патриотически настроенного дворянства и военных. В этих условиях упорное нежелание самодержавной власти идти навстречу справедливым требованиям всех недовольных лишь усугубляло 'и без того взрывоопасную ситуацию.

Все это дополнялось разложением правящей верхушки, нечистоплотными махинациями и интригами в окружении царя и царицы, произволом, коррупцией чиновничества. Свидетельством этому являлась так называемая распутинщина и министерская чехарда. Примечательным в этом отношении был предреволюционный 1916 год.

Николай II неадекватно реагировал на складывающуюся в стране обстановку. Лишенный, по словам С. Булгакова, таких качеств, как государственная мудрость и политическая гибкость, видение перспективы и умение переступать через традиции и привычки, он, вопреки требованиям передовой общественности и Государственной Думы, упрямо назначал на самые ответственные посты непопулярных деятелей. Так в январе 1916 года на пост Председателя Совета министров был назначен Б. Штюрмер, человек крайне реакционных взглядов и прогерманской ориентации. Под стать ему был и министр внутренних дел А. Протопопов. В ноябре Б. Штюрмера сменил не менее реакционный А. Трепов, пробывший на этом посту чуть более месяца. А 27 декабря правительство возглавил высокопоставленный представитель двора, близкий советник царицы во всех ее делах, князь Н. Голицын, по свидетельствам современников, личность безвольная и совершенно неподготовленная к руководству государством. Как пишет в своих мемуарах А. Керенский, Голицын, сознавая это, со .слезами на глазах умолял царя не назначать его на столь ответственный пост. Но его мольбы оказались напрасными, Убийство Г. Распутина 17 декабря группой заговорщиков во главе с князем Ф.Юсуповым и представителем правых партий — Пуршкевичем не внесло существенных изменений в политику царского двора. Царь и его приближенные не искали сколько-нибудь серьезного компромисса с недовольной общественностью. Как выражался В. Маклаков, один из руководителей партии кадетов, царь “сам начал войну со страной”. Не либеральная общественность и революционные партии вызвали революцию, “ее подготовили непосильная тягость войны и ошибки потерявшей 'голову власти”.'

Кризисные явления в экономике и социально-политической сфере являлись мощным стимулятором роста революционного движения, прежде всего рабочего движения. Начиная с 1915 года забастовочная борьба стремительно нарастала: в стачках и забастовках 'в этом году участвовало 539 тысяч человек, в 1916—951 тысяча, а в январе—феврале 1917 года— около 700 тысяч. Неумолимо приближалось время революционного взрыва.

Руководство Государственной Думы во главе с ее председателем М. Родзянко предпринимало отчаянные попытки по спасению страны от надвигающейся катастрофы. Октябристы и представители правых партий, составлявшие большинство в Думе, настойчиво призывали царя пойти на реформы, создать правительство из лиц, пользующихся доверием народа: таким путем они надеялись предотвратить революцию. Но царь упрямо отвергал все разумные предложения и доводы. Он уповал на силу и прислушивался только к заверениям командующего петроградским военным округом С. Хабалова, наделенного специальными полномочиями, и уверявшего, что он контролирует ситуацию и силой прекратит беспорядки в столице.

14 февраля, накануне открытия Государственной Думы, ее председатель М. Родзянко во время доклада царю вновь попытался убедить его в опасности конфронтации правительства с Думой и недопустимости каких-либо насильственных действий. Но в ответ раздались раздраженные упреки в адрес Думы и ее руководства. в отчаянии решился сделать явил: “Ваше Величество, вы асе останется как было... Я что не пройдет трех недель, которая сметет вас, и вы

Заканчивая беседу, М. Родзянко жесткое предупреждение. Он за-выражаете несогласие со мной и вас предупреждаю, я убежден, как вспыхнет такая революция, уже не будете царствовать”'.

К середине февраля 1917 года в стране сложилась революционная ситуация. Именно в это время власти в столице объявили о введении карточной системы. Это еще больше усилило социальную напряженность. События развивались стремительно. 18 февраля на предприятиях столицы начались стачки и забастовки в связи с ростом цен. Рабочие Путиловского завода потребовали повышения заработной платы. Администрация завода 20 февраля объявила о закрытии предприятия, в результате чего безработными стали около 40 тысяч человек. Рабочих-путиловцев в знак солидарности поддержали рабочие других фабрик и заводов. Выступления рабочих смыкались с “хлебными бунтами” женщин-работниц. 23 февраля (8 марта по новому календарю) число забастовок значительно возросло в связи с празднованием Международного женского дня.

В последующие два дня масштабы революционной борьбы расширились, к рабочим стали присоединяться и другие слои городского населения. Столицу охватила всеобщая стачка. По распоряжению градоначальника генерала Балка в отношении демонстрантов была использована вооруженная сила, в ряде районов города пролилась кровь. 25 февраля против народа были брошены казаки, но они начали брататься с толпой. На следующий день волнения и локальные стачки с полицией переросли в вооруженное восстание. А 27 февраля на сторону восставших начали переходить взбунтовавшиеся солдаты петроградского гарнизона. Первыми отказались выполнять приказы своих офицеров солдаты гвардейского Волынского резервного полка, шефом которого был Николай II. Его поддержали солдаты-гвардейцы Преображенского и Павловского полков, а затем и другие части. Это и предопределило судьбу монархии. 28 февраля Петроград полностью оказался в руках восставших. Правительство и военные власти были арестованы.

Февральская революция являлась стихийным проявлением народного недовольства. Она вызревала долго, а проявилась резко и бурно. Б. Пастернак устами литературного героя романа “Доктор Живаго” верно заметил, что эта революция вырвалась наружу как долго задержанный вдох.

Действительно революцию организационно-технически не готовила ни одна политическая партия или организация, хотя наступление ее предчувствовали многие. Даже для большевиков ее быстрая победа была неожиданной. И недаром в ходе революционных событий существовала определенная растерянность в среде ее участников.

Февральская революция была скоротечной, но не бескровной. В ходе вооруженных схваток на улицах столицы было убито и ранено 1382 человека.'

Уже в ходе революции наметились и зримые контуры в расстановке основных политических сил. 27 февраля октябристы и кадеты, чтобы держать ситуацию под контролем и удерживать инициативу в своих руках, сформировали Временный комитет Государственной Думы в составе 12 человек. Его председателем стал М. Родзянко. В состав комитета были включены и два члена Государственной Думы из числа социалистов—трудовик А. Керенский (с марта 1917 года член партии эсеров) и меньшевик Н. Чхеидзе. Комитет обратился к населению, армии и флоту с призывом соблюдать спокойствие и 'порядок, оказать ему помощь “в трудной задаче создания нового правительства, соответствующего желаниям населения и могущего пользоваться его доверием”. А на следующий день было объявлено о переходе в руки комитета правительственной власти.

В тот же день по инициативе меньшевиков и эсеров был создан Временный исполнительный комитет Советов рабочих

' См.: Октябрьская революция. Вопросы и ответы. М., 1987, с. 20. 141

депутатов. Он обратился к коллективам заводов и фабрик, воинским частям, представителям демократических, социалистических партий и групп с призывом выбрать своих делегатов в Петроградский Совет. Выборы проводились по норме:

один делегат от тысячи рабочих и от роты солдат. В результате подавляющее большинство депутатских мандатов досталось эсерам и меньшевикам.

Первое заседание Совета состоялось вечером того же дня, в самый разгар выборов, при незначительном количестве депутатов.' На этом заседании были приняты воззвания “К народу”, “К солдатам”, “К населению Петрограда и России”. В последнем из них главная задача Совета формулировалась следующим образом: организация народных сил и борьба за “окончательное упрочение политической свободы и народного правления в России”.

Был избран Исполком Совета в составе 15 человек, председателем которого стал Н. Чхеидзе, а заместителями —А. Керенский и меньшевик М. Скобелев. От большевиков в его состав вошли А. Шляпников и П. Залуцкий. С 1 марта Совет стал именоваться Советом рабочих и солдатских депутатов, поскольку в его работе в полной мере стали принимать участие представители солдат Петроградского гарнизона. Состав Совета ежедневно пополнялся новыми депутатами. И к 18 марта в его работе принимало участие уже около 3 тысяч депутатов, из них 700—800 рабочих, около 2 тысяч солдат, а остальные депутаты представляли революционно-демократическую интеллигенцию2.

Петроградский Совет располагал безоговорочной поддержкой революционных рабочих и солдат, имел все реальные возможности быть властью. Однако эти возможности не были реализованы эсеро-меньшевистским большинством Совета.

1 В разных источниках называются разные цифры количества депутатов, присутствующих яа первом заседании, — от 150 до 250.

См.: Октябрьская революция. Вопросы и ответы. М., .1987, с. 29;

Наше отечество. Опыт политической истории. М., 1991, т. 1, с. 347.

2 См.: Октябрьская революция. Вопросы и ответы. М., 1987, с. 300. 142

Эсеры и меньшевики добровольно уступили власть буржуазным партиям. И причиной тому была не только их нерешительность, но и приверженность к старым историческим схемам и догмам, коих они придерживались еще во времена первой русской революции.

В силу своих мировоззренческих установок они считали, что в России, не завершившей еще стадии буржуазно-демократических преобразований, после победы революции и власть должна находиться в руках буржуазных партий. А поэтому исполком Совета сразу же и безоговорочно откликнулся на приглашение Временного комитета Государственной Думы о проведении 'переговоров по вопросу о формировании правительства.

На переговорах эсеры и меньшевики руководствовались постановлением исполкома Петроградского Совета от 1 марта, в котором Временному комитету Государственной Думы 'предоставлялось право формирования правительства по своему усмотрению и было заявлено о невхождении в его состав представителей Совета. Будущему Временному правительству предъявлялось лишь требование о проведении мероприятий по демократизации общественно-политической жизни страны и быстрому созыву Учредительного Собрания. И ничего не говорилось о немедленном осуществлении социально-экономических преобразований и заключении демократического мира, т. е. всего того, чего так долго ждал измученный нуждой и лишениями народ.

В результате достигнутого соглашения между исполкомом Совета и октябристско-кадетским руководством думского Комитета 2 марта был обнародован состав первого послереволюционного правительства, провозгласившего себя Временным, до. созыва Учредительного собрания. Его председателем и одновременно министром внутренних дел стал видный земский деятель, близкий к кадетам, князь Г. Львов. Остальные министерские посты распределились следующим образом: министр иностранных дел — П. Милюков; военный и морской министр — А. Гучков: министр финансов — М. Терещенко; министр промышленности и торговли — А. Коновалов; министр путей сообщения — Н. Некрасов.

Не желая расстаться с любимым сыном Нашим, Мы Передаем наследие Наше брату Нашему Великому Князю Михаилу Александровичу и благословляем его на вступление на Престол Государства Российского.

...Заповедуем Брату Нашему править делами государственными в полном и нерушимом единении с представителями народа... на тех началах, кои будут ими установлены, принеся в том присягу горячо любимой Родине... Да поможет Господь Бог России”.'

Однако и передача престола Михаилу Александровичу оказалась столь же запоздалой, сколь и готовность царя идти на уступки. 4 марта новый претендент на престол, после короткой беседы с главой Временного правительства Г. Львовым и М. Родзянко, объявил, что примет трон только по просьбе Учредительного собрания. Так и была поставлена последняя точка в 300-летней истории династии Романовых.

Известие о свержении монархии очень быстро распространилось по всей стране. Провинция вполне спокойно отреагировала на все то, что свершилось в столице. Очагов организованного сопротивления новым властям не существовало. Исполнительная власть на местах переходила к назначавшимся Временным правительством Комиссарам. Комиссары существовали и в армии.

По примеру столицы Советы стали создаваться и на местах. Только в марте 1917 года по стране их возникло около 600. Подавляющее большинство из них находилось под контролем эсеров и меньшевиков. И лишь в нескольких Советах (Ивано-Вознесенск, Екатеринбург и др.) большинство принадлежало большевикам.

В стране, наряду с рабочими и солдатскими Советами, создавалась и централизованная система крестьянских Советов, ставших прочной опорой партии эсеров.

Представители буржуазных партий в противовес Советам создавали свои политические центры в виде различных комитетов и комиссий. Нередко на местах власть переходила к создавшимся явочным порядком комитетам общественной безопасности, куда входили представители всех партий, Советов, профсоюзных и национальных организаций.







Последнее изменение этой страницы: 2016-12-13; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 100.24.122.228 (0.009 с.)