Л. Витгенштейн — Д. Дьюи — М. Шлик — Р. Карнап — К. Поппер



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Л. Витгенштейн — Д. Дьюи — М. Шлик — Р. Карнап — К. Поппер



Философия науки,как относительно автономная отрасль философской рефлексии, появилась тогда, когда знания в области естественных наук стали считаться достоверными. Философы объявляли, что знания, приобретен ные с помощью точных и надежных, как математическое рассуждение, исследовательских методов, или обращающиеся к подтвержденным опытом фактам, свободны от личных убеждений, предвзятости и интересов. Только такие знания настоящи (в смысле абсолютной истины) и пригодны. Уважение, с каким относились к естественным наукам с Нового времени, привело к тому, что в XIX веке для многих философов наука, воспринимаемая как "готовый" продукт культуры, стала также особым предметом рефлексии Для обозначения поднимаемых проблем был введен термин "философия науки".

Философию науки нельзя считать отдельным философским направлением, скорее это — относительно автономная и многогранная отрасль философской рефлексии. Ее специфический характер является источником затруднений при установлении как объема содержания, так и определения самого термина "философия науки" И, хотя имеется согласие относительно того, что она должна устанавливать критерии правильности и правомочности научных суждений и теорий, а также выявлять место и роль, которую наука выполняет в современной культуре, но ее предмет бывает определен очень по-разному Иногда философия науки отождествляется с метанаукой, иногда — шире -попыткой конструирования идеальной модели науки Бывает и так, что она понимается как социо-психологическое исследование науки или этический анализ вопросов исследовательской практики

Проблему добавочно осложняет тот факт, что, кроме рефлексии над общей наукой, существуют философии отдельных наук, такие как философия математики, философия физики, философия права и т п. Их возникновение является следствием сужения исследований, их обращения к одной отрасли науки, причем открытым остается и сам вопрос об отношениях между общей философией науки философией отдельных наук.

Истоки современной философии науки. Философия науки — несмотря на то, что свою основную задачу усматри-

вает в исследовании науки, ее принципов и целей, не представляет собой однородного, философского течения. Это вытекает из двух групп причин: одна имеет свой источник в самой науке, особенно в процессах развития, как достижениях так и кризисах, происходящих в дедуктивных, эмпирических и гуманитарных науках. Вторая имеет философскую родословную и связана со способом решения основных проблем эпистемологического характера. Вид предпринимаемых вопросов и способ их представления философией науки зависит как от состояния самих знаний, так и от принятой данным конкретным исследователем философской ориентации. Иначе говоря, на почве философии науки сама наука является не только предметом философской рефлексии, но и полем, на которых ведутся традиционные философские споры.

Нет сомнений, чтоосновное влияние на форму современной философии произвелпозитивизм, особенно такие мыслители, как: О. Конт (1798—1857), Д. С. Милль (1806— 1873), Р. Авенариус (1843—1896), Е. Мах (1838—1916). Основным предметом их интересов была проблема познавательной ценности человеческих знаний. Они считали ценным такое познание, которое должно опираться на опыт, а единственной, познавательно ценной формой знаний, по их мнению, является эмпирическое описание фактов. Все то, что выходит за пределы опыта (напр., традиционные философские онтологические проблемы, проблема объективности познания, наличие ценностей) является излишним и не имеющим никакой научной ценности. Образцом такого "правильного" познания являются отдельные науки, прежде всего, естественные науки.

Принимаемый позитивистами принцип эмпиризма, утвержающий, что источником знаний является опыт, имел двойной смысл генетический (психологический) и методологический. В аспекте психологическом, характерном для раннего позитивизма, предполагалось, что познание происходит из опыта, в подходе методологическом, что оно опытом проверяется и контролируется. Несмотря на разницу в способе интерпретации принципа эмпиризма по отношению к принимаемому предположению, он представлял собой своего рода норму, позволяющую установить научную ценность суждения Этот принцип выполнял функцию критерия демаркации между научными и метафизическими суждениями.

Позитивисты всю действительность сводили к фактам; по их мнению чистый факт и является элементарным явле-

нием В таком смысле единственной задачей науки остается описание фактов и приведение их в порядок Исследовательский процесс должен стало быть проходить согласно следующей директиве сперва наблюдай и собирай данные а потом обобщай их в виде законов и научных теорий.

Согласно методу индукции предписывающему поведение исследователя, развитие науки проходило бы кумулятивным способом, путем постоянного прибавления к группе тезисов новых понятий и законов А это означает, что позитивистам чужды понятия научной революции, переворотов, замены одной теории другой, то есть ситуаций, которые имели место в области физических наук, когда теория Эйнштейна заменила теорию Ньютона.

Разыскивая корни современной науки, нельзя не упомянуть значительного участия в этом поискелогистическоготечения. Создатели этого течения, определяемого как британская аналитическая школа, А. Н. Уайтхед (1861—1947) и Б. Рассел (1872—1970) стремились создать идеальный язык науки. Они утверждали, что, так как математические теоремы выводятся из аксиом логики, то любой разговорный язык можно свести к новой понятийной системе. Конструкция этой системы должна опираться на формальную логику и главные выражения натурального языка. Таким образом логика, которая определяет основные структуры нашего мышления, становилась бы моделью для всех философских конструкций.

Значительное влияние на философию науки произвели взляды австрийского философа — представителя аналитической философии — Л. Витгенштейна (1889—1951). Его семантико-эпистемологические анализы отношения между мышлением, как эпистемологической структурой, и языком, как логической структурой, опубликованные в 1922 году в произведении Логико-философский трактат, являлись своего рода библией для этой школы, позволяющей понять суть философии и направление ее реформирования А знаменитый тезис 5.6 трактата: "Границы моего языка обозначают границы моего мира" кажется составляют смысл предпринимаемых ими действий в пользу сведения проблематики всей философии к анализу языка науки. В этом тезисе заключается убеждение Л. Витгешптейна, что связь между миром, который является совокупностью фактов и описываемым этот факт предложением, является разумной только тогда, когда она совершается "внутри" языка и мира. Значит, разумными (правдивыми) становятся только предложения, формулируемые в пределах естест-

венных наук, а всякая философская рефлексия, касающаяся этого соотношения выходит за рамки вне языка и мышления, нарушает логическую границу мышления В этой ситуации единственной разумной, как пишет автор Трактата в тезисе 4112, деятельностью философа является " логичное разъяснение мыслей".

Просматривая концепции, которые повлияли на форму современной философии науки, приходится учесть и предложения представителя прагматизма илиинструментализма ДжонаДьюи (1859—1952) Этот представитель американского прагматизма заявлял, что познание зависит от действия, идеи не копируют бытие, но являются орудием действия. Их ценность зависит не только от соответствия с описываемым предметом, но, прежде всего, от эффективности Он критикует традиционную философию за ее убеждение о возможности достигнуть с помощью чистой мысли полной уверенности, имеющей одновременно статус идеального добра "Когда мы говорим — пишет он, — что целью философии должна быть правда, то даем какое-то нравственное суждение, которое применяется в каждом исследовательском действии Но отсюда ничего не вытекает на тему вида правды, к какой следует прийти: должна ли она иметь чисто теоретический или практический характер, или касаться взаимного отношения между теорией и практикой Когда же говорим, что высочайшим идеалом является созерцание правды для нее самой, то мы сами вводим какой-то императив. А использование аподиктического веления как орудия устанавливания заданий философии нарушает принцип, чтобы все исследования подчинить своей тематике". По мнению Дьюи, это противоречие может победить признание, что всем нашим поведением управляют ценности (желания и цели) Тогда, однако, следует одобрить тезис о взаимной связи философии с практической деятельностью, знаний и расценивания, познания и оценок

Принятая Дьюи рефлексия о науке была в значительной степени критикой классической фундаменталистской эпистемологии (теории познания) Главным ее предметом является вопрос объективности, рациональности и подлинности познания и установление независимых от исследовательской практики принципов познания В настоящее время Оптика традиционной эпистемологии развивается в более Радикальной форме создателем американского постмодернизма Рихардом Рорти

Прагматизм не является единственным философским

течением, тезисы которого выросли из критики классии ческой эпистемологии. Таким течением является также Конвенционализм, а его самыми знаменитыми представителями были А. Т. Пуанкаре (1854—1912), П. Дьюгем (1861-1916). Эти философы на почве эпистемологии выступали как против позитивистских решений, так и против картезианского объективистского идеала познания Почеркивая изобретательную и творческую роль ума в познании действительности, они заявляли тезис приблизительного и подлежащего аннулированию характера человеческих знании По их мнению, аксиомы математических теорий, а также положения естественных наук являются конвенциями, научные теории — просто полезными орудиями практической деятельности В такой ситуации не существуют "чистые", "нагие" факты, о которых говорили позитивисты Неправильным также — по их мнению, с чем также согласны инструменталисты — является убеждение традиционного индукционизма в возможности проведения экспериментов, которые могут через определения дефинитивно опровергнуть данную гипотезу или теорию, поэтому такназываемый кризис эксперимента не существует.

Презентацию корней современной философии науки свели к философским концепциям, возникшим на грани XIX и XX веков Надо, однако, помнить, что эти корни уходят значительно глубже Некоторые вопросы, которыми Нанимается Современная философия, пыталась исследовать уже классическая эпистемология О науке говорили Платой и Аристотель, затем стоики и скепгики, в средневековье — номиналисты, а в эпохе ренессанса — праксисты На форму современной философии науки существенное влияние произвели работы таких философов, как Ф.Бэкон, Г.Галилей, И.Ньютон, Р.Декарт, И.Кант, Д.Юм. Это они начали продолжающуюся до сегодняшнего времени дискуссию о методах исследовательского действия, он спрашивали о возможностях, ограничениях, смысле и цели задач научного знания.

Современные споры о науке. Многие теории, сформулированные философами науки в XIX и в начале XX веков все еще вызывают оживленные дискуссии. Современная философия науки, начало которой определяет неопозитивистский философский манифест "Научное мировоззрение" венского кружка (1929), добавляет к ним новые идеи и проблематику.

Проводимый с 1922 годаМорисом Шликом (18821936)в университете в Вене философский семинар, объединив-

ший многих знаменитых представителей тогдашнего научного мира, главной целью своей деятельности считал образование и развитие научной философии. Результатом работы участников этого семинара, названного Венским кружком, была новая философия, определяемая названием неопозитивизм илилогический эмпиризм.Взгляды неопозитивистов не являются однородными, но их соединяет многое — проблематика, бескомпромиссный эмпиризм, неприязнь к "метафизике", культ науки, использование логического аппарата в проведении анализа, а также общая цель — найти пригодные в науке правила признавать и отбрасывать предложения и теории. Они предлагают существенно изменить самый характер философии. Вместо традиционного объяснения сути действительности, хотят, чтобы философия сосредоточивалась на деятельности, анализирующей познание Предметом философии, подчеркивал М. Шлик — является исследование значения, предметом же науки — искать правду.

Образование научной философии неопозитивистами заключалось в создании современной версии эмпиризма. принцип эмпиризма они развивали в аспекте метологическом — искали методы эмпирического обоснования знаний, как аксиому принимали, что в познавательном плане ценными являются лишь эмпирические знания, т. е. искали критерий научности, который позволил бы отделить научные теории от метафизических. Этим критерием — по мнению М. Шлика и Р. Карнапа, является эмпирическая возможность проверять теории, то есть так называемый критерийили метод верификации, позволяющий установить правдивость предложений путем их сравнения с фактами опыта.

Эпистемологический антипсихологизм заставил неопозитивистов отбросить тезисы генетического эмпиризма, согласно которым составными элементами знаний являются простые, воспринимаемые чувствами, впечатления. По их мнению, эту роль играют элементарные повествовательные, протокольные предложения, описывающие простейший опыт. Их протокольность состоит в том, что они содержат данные, касающиеся времени, места, обстоятельств, а также описания феномена. Предложения эти представляют собой фундамент науки, а их положительной чертой является то, что они поддаются непосредственной проверке во время опыта, а, значит — служат способом доказать их правдивость или неверность.

Тезисынауки имеют характер общих теорий Поэтому,

по мнению неопозитивистов — их проверка должна происходить в двух плоскостях: эмпирической и логической. Эмпирическую проверку можно осуществить после сведения общих предложений к протокольным предложениям. Верификация же логическая состоит в проверке, является ли правильным логическое соотношение между общим предложением и элементарным (или рядом предложений) в формальном плане.

Для неопозитивистов возможность проверять предложения становилась не только критерием дифференциации между наукой и метафизикой, но также условием истинности предложений Согласно с их так называемой верификационной теорией все предложения, которые не подвергаются и, тем более, не могут быть подвергнуты эмпирической проверке, лишены значения. Как таковые — они мнимые, так как не содержат эмпирическо-сенсуалистического содержания Значит они не являются ни фальшивыми, ни правдивыми — они бессмысленные.

Концепция протокольных предложений была источником разногласия среди неопозитивистов. Не все разделяли мнениеРудольфа Карнапа (1882—1945), сформулированное им в работе "Логическая конструкция мира" (1928), о том, что протокольные предложения являются непосредственно и окончательно проверяемыми. Они показывали, что эти предложения не могут считаться научными, так как не выполняют условий интерсубъективной подтверждаемости. Они описывают только непосредственные чувственные ощущения или интроспекции, а, значит, являются субъективными. Их правдивость зависит от конкретных условий.

Под влиянием этой критики Р. Карнап одобрил заявленную О.Нейратомтеорию физикализма, согласно которой язык физики должен быть универсальным языком науки Только тогда протокольные предложения могут стать интерсубъективно проверяемыми, так как приобретут форму единичных сообщений о физических фактах Однако практически невозможно применить вышеназванный постулат, особенно в таких отраслях, как социология, психология, этика.

Другой трудностью, которую не одолевали неопозитивисты, была проблема проверяемости общих предложений, например, прав природы. Права природы являются универсальными положениями, нельзя их полностью редуцировать к протокольным предложениям, а любое количество примеров, подтверждающих данный закон не устанавливает окончательно его достоверности. Следовательно, со-

гласно эмпирическому принципу проверяемости, эти положения должны считаться метафизическими. Этой дилеммы не решает принятый позже Р. Карнапом и Г. Райхенбахом менее ригористический принцип подтверждаемости научныx теорий.

Неопозитивизм, стремясь создать максимально "точную" философию, понимаемую как логика науки, формулировал очень ригористические тезисы. Многие из них он сам ослабил в процессе развития своих теорий. Фальшивость других (например, теории об универсальном языке науки, об уничтожении метафизики, о сведении всякой науки к физике) доказали их "внешние" критики.

Критиком неопозитивистской, или шире, позитивистской концепции науки был Карл Р. Поппер (1902—1994). Как эмпирист и реалист он не соглашался с индукционистической моделью эмпирических наук, то есть с положением, что гипотезы эмпирических наук возникают в результате индуктивных выводов, а также с антиисторическим, статическим образом науки. Он подвергал сомнению также возможность реконструкции логики научного открытия, то есть логики "наткнуться" на новые идеи Вслед за Райхенбахом, он признал, что процесс создания научных знаний надо разделить на два этапа. Первым этапом является формулирование гипотез ("контекст открытия"), другим — проверка и обоснование гипотез ("контекст обоснования"). С точки зрения философа науки, интересным является именно этот второй этан. Контекстом открытия, по его мнению, должна заниматься эмпирическая психология Поэтому в ряде работ он пытался найти ответ на вопрос какой вид умозаключения позволяет признать гипотезу?

К. Поппер разделял убеждение Д Юма о том, что индукгивное умозаключение не представляют собой никакой обосновывающей ценности Кроме того он доказывал, что в науке не применяется ни логическая, ни психологическая индукция, а развитие знаний совершается гипотетически-дедуктивным методом, который состоит в том, что ставятся смелые, с большой информационной наполненностью гипотезы, дедуктивно вводятся логические последствия и они сравниваются с предложениями, которые можно высказывать на основании наблюдения и эксперимента. Констатирование, хотя бы в одном случае, несоответствия между последовательными и "базисными предложениями" обозначает — согласно закону логики modus tollendo tollens — Фальсификацию гипотезы, то есть необходимость ее откло-

нения В случае, когда этого несоответствия нет, данную гипотезу можно принять обоснованной, но ее фальсификацию следует продолжать до момента проявления несоответствия вывода с наблюдением. Он писал, "все законы теории являются предположениями или пробными гипотезами (...) мы можем отбросить закон или теорию на основании нового опыта без необходимости отвергнуть прежний опыт, который вначале привел к признанию этого закона. Принцип эмпиризма вполне сохраняется, так как судьбе теории, ее признания или отклонения решает наблюдение и эксперимент — результат теста. Как долго тeория выносит суровейшие тесты, какие можем запланировать, так долго она признается, если не выдерживает -отбрасывается. Но никогда она не становится выведенной любом значении по данным опыта" Поэтому нравственной обязанностью ученого является постоянно критиковать гипотезы, подвергать их все более суровым проверяющим тестам и "искренно" стремиться к их опровержению.

Какими суровыми должны быть эти тесты? Когда и каких условиях признание не оповергнутой гипотезы является правильным и рациональным? На эти вопросы Поппер не дает четкого ответа. А проблема признания гипотез все еще является предметом оживленных дискуссий в философии.

Научные знания — по мнению Поппера — не являются абсолютно уверенными, но к этой уверенности постоянно стремятся. Научные положения, законы, теории всегда являются гипотезами, которые мы принимаем "на пробу", временно. Поэтому необходимым является их перманентная проверка и замена гипотезами, которые являются богаче содержанием, которые располагают большим информационным содержанием, большей логической простотой большей объяснительной силой. Поппер писал. "теория сильнее, теория богаче содержанием будет также теорией стоящей ближе к правде, разве что ее ложное содержание тоже будет больше Эта констатация представляет собой логичную основу научного метода смелых гипотез и попыток их опровержения. Теория становится тем смелее, чем богаче имеет содержание, но возникает опасность, становится более вероятно, что она окажется фальшивой. Попробуем найти ее слабые стороны и опровергнуть ее. Если это не удается или если опровергающие ее факты опровергают также слабее ту теорию, которая была ее предшественницей, то мы имеем основу подозревать или предполагать, что ее фальшивое содержание не является больше

чем этой более слабой предшественницы, и в связи с этим наша теория в большей степени становится ближе к правде итак, гипотетически-дедуктивный метод образования научных знаний является одновременно методом эволюционного приближения к правде.

Попперовский метод развития науки возник в результате критики позитивистского подхода к научным знаниям. Но находит ли он подтверждение в истории науки? Неужели подлинное развитие науки, замена одной теории другой происходит согласно предлагаемому Поппером фальсификационизму? Всегда ли в случае предусмотренной несогласованности результатов опытов наука руководствуется принципом modus tollendo tollens? Переход от одной теории к другой совершается ли согласно логическим и методологическим правилам, и рациональным исследовательским процeдypaм? Это только часть проблем, которые вызывает фальсификационизм Поппера. Над их решением работают многие современные философы и логики Есть среди них защитники идей, содержащихся в теории Поппера, но есть также его ярые критики: С. Е. Тулмин, Т Кун, Р. К. Фейерабенд, И. Лакатос.

Все они стремятся к одной и той же цели, хотя каждый делает это свойственным ему способом. В их концепциях находятся и общие элементы. Таким общим элементом является убеждение, что развитие науки совершается под влиянием как рациональных исследовательских процедур, так и внешних по отношению к ней факторов, например, определенной философии, исследовательской традиции, парадигмы, общественно-экономических условий и т. п. Они разделяют также убеждение, что развитие науки не состоит в накоплении истин.

***

Предметный диапазон философии науки очень широк. В настоящее время его определяет соотношение: философия — наука — теория культуры. Очевидным становится факт что ее основной чертой будет тематическое разнообразие, множество решаемых проблем. В настоящее время чаще всего обсуждаются и возбуждают больше всех разногласий следующие вопросы.

  • Что можно и следует исследовать — факты или Ценности?
  • Какова структура и динамика узнаваемой действительности, то есть что принять субстанциализм или про-

· цессуализм, феноменализм или структурализм, детерминизмили индетерминизм, редукционизм или холизм, т. п.?

  • Какие цели наука должна предпочитать — познавательные или прикладные?
  • Какие есть познавательные цели у науки: истина приближение к ней или верность объяснения?
  • Какие нужды удовлетворяет наука — познав тельные, общественно-экономические, политические, гуманистические?
  • Каково отношение научных теорий к описываемой ими действительности: описание, объяснение, интеллектуальная констатация или инструмент конвенционного упорядочения опытного материала и предусматривание фактов?
  • Как функционирует наука в культуре — является л она гармоническим элементом культуры или рождает кризисы?
  • Какая этика должна быть обязательной для ученого, каковы приоритетные ценности — нравственные или познавательные?

Задачей философии науки было определить принципы рационального исследовательского поведения, принципа опираясь на которые, можно приобрести какие-то знания обо всей действительности; дать науке теоретическую основу для рациональных действий. Однако вместо этого философия науки открыла исследователям новые трудности и ограничения научных знаний.

Литература

Витгенштейн Л. Логико-философский трактат. М., 1958.

Карнап Р. Значение и необходимость. М., 1959.

Рассел Б. Человеческое познание, его сферы границы. М., 1957.

Уайтхед А. Н. Избранные работы по философии. 1990.

 

 

ФИЛОСОФИЯ ТЕХНИКИ XX ВЕКА



Последнее изменение этой страницы: 2016-12-12; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.238.174.50 (0.013 с.)