ТОП 10:

Эгрегориальный подход для объяснения механизма действия рун



 

На некоторое время отвлечемся от рун и вернемся к тому, что мы изучили в самом начале. А именно, в разделе 1. Мы выяснили, что для осуществления магического действия нам нужно располагать явной силой, сформировать намерение, которое выразится в той или иной мыслеформе, идентифицировать объект воздействия и осуществить это воздействие. Действительно, при чем же здесь руны?

Описанное в разделе 1 магическое действие осуществлялось оператором целиком и полностью самостоятельно, на основе собственной явной силы, самостоятельного формирования мыслеформы и самостоятельной идентификации объекта. Такого рода действие будем называть прямым колдовством. В том смысле, что никакого вмешательства, помощи извне оператор не получает. Он действует абсолютно самостоятельно. В этом сила прямого колдовства. Но в этом же и его слабость.

Сила данного метода состоит в том, что оператор вправе делать то, что ему заблагорассудится. Никто не накладывает на него никаких ограничений. При этом к вопросу о несостоятельности утверждений некоторых религиозных вероучений о том, что только де они (единственные и неповторимые) взаимодействуют с неким всеобщим духовным началом мы еще вернемся. А пока воспользуемся собственным здравым смыслом. Здравый смысл нам говорит, что при осуществлении прямого колдовства взаимодействуют лишь две структурные единицы в сфере духа – субъект (он же оператор) и объект. Никаких «третьих сил» в рассматриваемом процессе не наблюдается.

Однако в этом же проявляется и слабость прямого колдовства. Оператору не приходится рассчитывать на помощь извне, он не может использовать многочисленные практические наработки не менее многочисленных поколений предшественников. Но опыт предшественников, вне всякого сомнения, мог бы существенно повысить эффективность магической деятельности оператора. Возможно ли такое? Оказывается, возможно. Как мы уже знаем, в сфере духа существует множество разнообразных обособленных объектов. Некоторые из них обладают настолько чудовищным силовым и информационным потенциалом, что приобщение к такому источнику сразу значительно повысило бы эффективность магии. Такие объекты будем называть эгрегорами. Но данный источник, конечно же, не может быть как бы «бесплатным». Чтобы получить право им пользоваться необходимо, с одной стороны, соблюдать принятые в рамках данного эгрегора правила взаимодействия с ним. А с другой стороны, пополнять эгрегор своей явной силой и информацией. Примерно как-то так.

Вопрос о происхождении эгрегоров оставим пока в стороне. В сфере духа существует немалое, хотя и ограниченное количество действительно значимых эгрегоров. Помимо уже упомянутых правил взаимодействия, очень часто эгрегор характеризуется наличием богов и богинь (политеизм). При этом число богов может равняться одному (монотеизм). В ряде случаев богов вовсе может и не быть. Но там, где присутствует хотя бы один бог непременно присутствует и эгрегор. Сам по себе, вне эгрегора ни один бог существовать не может по определению. Более подробно об этом можно прочитать в уже упоминавшемся учебнике Безымянного ОТМ. Совершенно очевидно, что решение воспользоваться тем или иным эгрегором или не воспользоваться никаким может быть принято исключительно самим оператором. Кроме этого, если это не запрещено правилами данного конкретного эгрегора, оператор может, в зависимости от сложившейся ситуации, воспользоваться разными эгрегорами.

При выборе эгрегора оператор должен руководствоваться, прежде всего, соображениями удобства и практической целесообразности.

Существует тесная взаимосвязь между религиями и эгрегорами. Всякую религиозную систему можно считать составной частью соответствующего эгрегора. С точки зрения стороннего наблюдателя все эгрегоры, а следовательно, и религии практически равны между собой. Выбор эгрегора определяется субъективными предпочтениями каждого оператора.

Нетрудно убедиться, что древнейшие политеистические эгрегоры не содержат внутри себя основы для межэгрегориальных конфликтных ситуаций. Или, иными словами, почвы для вражды на религиозной почве. И наоборот, экстремизм и религиозная нетерпимость являются неотъемлемой составной частью всякой монотеистической системы. Остановимся на этом подробнее.

Действительно, рассмотрим проблему межрелигиозных отношений с двух разных точек зрения – сначала политеистической, а затем монотеистической.

1. Политеизм. Итак, богов и богинь несколько. По меньшей мере, больше одного. А в реальности, по-видимому, не менее двух десятков. Но это не столь важно. В нашей деревне почитают таких-то и таких-то богов и богинь. Хорошо. А ну-ка посмотрим, что там происходит в соседней деревне? Тоже боги и богини, но другие. Ну и что? Богов и богинь же много. Значит, могут быть еще и такие, которых мы можем пока еще и не знать. А вот соседи знают. Надо бы присмотреться к их божествам. Глядишь, кого-нибудь и в наш пантеон пригласим... Собственно, а почему бы нет?

Как видим, причин конфликта на религиозной почве при политеизме не наблюдается. Это можно видеть на некоторых конкретных примерах. Скажем, средневековые рунические заклинания с обращением к Иисусу Христу. А также русские заговоры, пришедшие, очевидно, не от христианства, где всякое колдовство изначально под запретом. А адаптированные к новым религиозным воззрениям дохристианские магические практики. Последнее утверждение, разумеется, нужно рассматривать лишь как предположение.

2. Монотеизм. Рассмотрим теперь другую ситуацию. Итак, есть только один «истинный» Бог. Разумеется, именно тот, которого почитают в нашей деревне. А ну-ка посмотрим, что там происходит в соседней деревне? Тоже боги и богини. Или единственный Бог, неважно. Но минуточку... Бог ведь один единственный. Тот, который наш. Это вся наша деревня знает. Тогда кого чтят соседи? Бога или богов? Ну, уж нет, ничего подобного! Есть ведь только один истинный Бог – тот, который в нашей деревне! А соседский бог – какой же это Бог? Это никакой не Бог. Тогда кто? Ясное дело, самозванец, подделка, ненастоящий бог. Действительно, настоящий же Бог – это тот, который в нашей деревне! А тот бог (или боги) появился для того, чтобы вводить ничего не подозревающих соседей в заблуждение. Это не Бог вовсе, а Его враг: черт, бес, демон, дьявол, Сатана и пр. И его цель совершенно ясна и очевидна – изничтожить ничего не подозревающих соседей. А как же иначе? Зачем же еще может понадобиться какому-то самозванцу выдавать себя за настоящего Бога? Что же теперь делать? Ясно что – немедленно спасать соседей от свалившейся на их головы напасти, от опаснейших заблуждений и нести им свет «истиной веры». Примерно как-то так.

Как видим, предпосылки для конфликтной ситуации на религиозной почве при монотеизме налицо. Таким образом, нетрудно показать нетерпимую к инакомыслию, экстремистскую природу монотеистических систем. Собственно, это всегда наблюдалось и наблюдается поныне. Однако сейчас, к счастью, не Средневековье и физическое уничтожение на религиозной почве никому не грозит. В связи с этим адептам монотеистических систем приходится как-то приспосабливаться к изменившейся ситуации и прибегать к иным методам воздействия. Прежде всего, всячески запугивать людей мнимой опасностью инакомыслия и инаковерия, исключительностью и всесилием их «истинного Бога», который вот покажет проклятым иноверцам «где раки зимуют». Не сейчас, так после смерти. При этом в ряде случаев применяется столь откровенная и совершенно очевидной ложь, что диву даешься, как вполне разумный представитель рода человеческого, Гомо сапиенс может допустить, чтобы ему подобное таки «впарили». Справедливости ради нужно заметить, что никакого реального вреда от этих заблуждений и лжи, мягко говоря, практически нет. Но вот портить нервную систему ни в чем не повинным начинающим операторам, да и просто иноверцам – это адептам некоторых религиозных направлений пока что еще, увы, по силам. Что они и пытаются делать.

Если на основании приведенных здесь рассуждений мне удалось убедить хотя бы одного человека в полной и всеобъемлющей несостоятельности доводов монотеистов всех разновидностей и оградить его тем самым от мыслей типа «а вдруг в этом действительно что-то есть?», то могу считать такой результат вполне удовлетворительным.

А теперь вернемся к рунам. Практикующим операторам не имеет смысла объяснять, что с руническими знаками сопряжены объекты в сфере духа, обладающие невероятно огромным силовым и информационным потенциалом. Им это и так известно. Эти объекты должны быть невероятно древними. Поскольку только за очень и очень длительный промежуток времени духовные объекты в состоянии накопить столь громадный объем силы и информации. Или другой вариант – происхождение и рост этих объектов происходит на самом деле не так, как у «обычного» эгрегора в соответствии с ОТМ. К вопросу о древности руноподобных магических знаков, происхождению соответствующего эгрегора и его связью с эгрегором Асатру (Северной традицией) мы еще вернемся в ходе дальнейшего изучения. А пока сформулируем вполне очевидное предположение. В сфере духа имеется чрезвычайно древний и могучий эгрегор. Назовем его руническим эгрегором.

Как же осуществляется доступ к этому эгрегору? И как осуществляется практическое применение возможностей, открывающихся перед оператором в связи с этим доступом? Предположительно такой доступ может быть реализован через воздействие на мозг изображения той или иной руны, которое передается в мозг о сетчатки глаза через нервную систему. Детально описать весь этот процесс не представляется возможным. Да это и не особо важно. Ясно одно – без изображения руны руническая магия не может даже обсуждаться. Без изображения рун она просто немыслима, принципиально невозможна. Можно, не произносить вслух имени руны. Можно даже не произносить мысленно. Можно не делать никаких кинестетических упражнений. Но не при каких обстоятельствах нельзя обойтись без изображения рунического знака – достаточно простого геометрического рисунка, состоящего из вертикальных и/или наклонных линий. Поэтому и было сделано предположение о взаимосвязи зрительных сигналов и подключению к соответствующему объекту в сфере духа.

Так или иначе, в магии рун мы имеем дело не с прямым колдовством, а осуществление магического действия в связи с взаимодействием с эгрегором. Или, другими словами, эгрегориальный подход в магии (в отличие от прямого колдовства).

Разберем подробнее, как это выглядит в сравнении с описанным выше прямым колдовством. Пусть исходная ситуация точно такая же, как и показанная на рис. 5. Поэтому перенесем сюда копию рис. 5, добавив только еще рунический эгрегор как объект в сфере духа (Рис. 11). Для простоты на рисунке показана только одна из 24 рун (Wunjo).

 

Рис. 11. Исходная ситуация.

 

Рис. 12. Магическое действие.

Чтобы привести объект в веселое состояние объект, очевидно, должен воспользоваться руной радости – Wunjo. С этой руной у рунического эгрегора сопряжена соответствующая мыслеформа – мыслеформа радости. Оператор (субъект) передает руническому эгрегору сигнал в форме этой руны и «оплачивает» реализацию магического действия «пунктами явной силы». В свою очередь эгрегор извлекает требуемую мыслеформу и присоединяет ее к объекту (Рис. 12).

Здесь следует обратить внимание на то, что часть силы эгрегор тратит на осуществление магического действия, а другую часть оставляет себе. Своеобразная «оплата за предоставленные услуги». Может показаться, что эгрегориальный подход по сравнению с прямым колдовством неэффективен – силы приходится тратить не только для осуществления магического воздействия, но еще и эгрегору. Однако на самом деле такой подход обычно намного эффективнее, чем это может показаться на первый взгляд.

Отчасти потому, что эгрегор как бы страхует оператора от возможных ошибок, предоставляя уже апробированную и проверенную мыслеформу. Важно правильно сформулировать намерение и в соответствии с ним подобрать руну или руны.

Отчасти потому, что взаимодействие с рунами позволяет оператору мобилизовать такой силовой потенциал, воспользоваться которым не представляется возможным при использовании прямого колдовства. Лично я предпочитаю подходить к выбору между прямым колдовством и рунической магией в зависимости от особенностей каждой конкретной задачи.

Следует отметить, что взаимосвязь оператора с эгрегором может быть исключительно взаимно однозначной. Иными словами, изображение каждой руны может приводить к установлению связи и взаимодействию лишь с одним энергоинформационным (назовем его так) объектом внутри рунического эгрегора. С другой стороны, каждый такой энергоинформационный объект может вызвать только ограниченное по своему характеру магическое воздействие на человека, являющегося объектом этого магического действия. Или, что то же самое, для получения иного результата оператору следует воспользоваться другой руной. Если бы в рунической магии не соблюдалось хотя бы одно из двух из перечисленных условий, достаточно было бы иметь одну универсальную руну «на все случаи жизни».

Результат магического действия показан на рис. 13.

О правилах взаимодействия с руническим эгрегором подробно поговорим чуть позже. А пока, раз уж мы затронули вопросы эгрегоров с точки зрения рунической магии, попытаемся насколько это вообще возможно разобраться в тонкостях данного эгрегора. А для этого нам, прежде всего, следует рассмотреть вопрос о том, когда и как появились руны.

 

Рис. 13. Результат магического действия.

 

 

***

Происхождение рун

 

 

Вопрос о происхождении рун относится, прежде всего, к соответствующим научным дисциплинам. В связи с этим здесь используется метод научного познания. Но об ограниченности этого метода в изучении вопросов, напрямую связанных с магией мы уже говорили (см. раздел 2). Так или иначе, применение научного подхода при рассмотрении вопроса, связанного с происхождением рун в подавляющем большинстве случаев неразрывно связывают с возникновением и эволюцией письменности. Поэтому, за редким исключением, историю появления и эволюции рунических знаков исследователи связывают с письменностью, часто игнорируя магическое применение рун. Мы же, основываясь на магической практике, вправе предположить, что появление и начертание рун и руноподобных знаков на разных предметах, прежде всего, связано с их магическими значениями.

Поэтому при рассмотрении вопроса о происхождении рун нам придется внести в результаты чисто научных исследований свои коррективы. Какие именно? Нам известно два момента.

1. Для рун и руноподобных геометрических знаков магического назначения определяющее значение имеет визуальное их изображение, рисунок.

2. В связи с магическим назначением изображений не имеет смысла заострять внимание на надписях, имеющих ярко выраженную функциональную принадлежность к письменности. А первостепенное внимание следует обращать на предметы, обозначаемые археологами как предметы культа или как украшения. А также как предметы, назначение которых достоверно не установлено.

Именно с этих позиций попробуем рассмотреть имеющиеся данные археологии и смежных дисциплин.

По мнению Антона Платова, который в среде рунических магов не нуждается в отдельном представлении, первый руноподобный объект относится к позднему (нижнему) палеолиту. Речь идет о «Межиречском знаке», изображении на черепе мамонта, найденном на территории Украины (Межирич). Находка датируется 18 – 19 тыс. лет назад (Рис. 14).

Ниже приведено описание, цитируемое по работе И.Г. Пидопличко:

«Большой интерес представляет выполненный красной охрой культовый рисунок на лобной части черепа мамонта. Этот череп во время раскопок найден при входе в жилище. Лежал он лобной частью вниз (что способствовало сохранению рисунка в пределах квадратов 2 и 3. Композиция рисунка и его расположение свидетельствуют о том, что этот разрисованный череп находился при входе в жилище в вертикальном положении, будучи вкопанным в землю максиллярной частью. Рисунок размером 30 х 30 см представляет собой набор сплошных ломаных линий (ширина – 8 – 10 мм), выходящих из одного места и располагающихся кустообразно. Всего таких линий тринадцать, не считая некоторых коротких, не сплошных. Между сплошными линиями
группами расположены округлые пятна диаметром 8 – 12 мм. Пятна плохо сохранились, однако 31 пятно поддается опознанию. В отношении семантики рисунка высказаны различные мнения, однако наиболее вероятным допущением является то, которое определяет этот рисунок как изображение огня. Рисунок расшифровывается как полуреалистическое изображение языков пламени и искр»

 

 

 

Рис. 14. Межиричский знак.

Далее, находки, сделанные в Индии.

Печати из Мохенджо-Даро .

III—II тыс. до н. э.

Стеатит. Размеры:

1) 2,4 x 2,4 х 0,53 см; (Рис. 15 а).

2) 2,65 x 2,7 х 0,83-0,86 см (Рис. 15 б).

Национальный музей, Исламабад. http://artclassic.edu.ru

 

 

 
 

 


а) б)

 

Рис. 15. Печати из Мохенджо-Даро

 

а) На квадратной печати изображен трехглавый зверь, сочетающий в себе черты трех важных культовых животных — быка, единорога и антилопы. Животное могло символизировать то или иное божество, либо обозначать природную стихию или время года.

б) На квадратной печати изображен бог в виде обнаженного мужчины с тремя лицами, сидящего на троне в позе йога. На руках у него браслеты, на голове — замысловатый головной убор. По сторонам рогов, украшающих головной убор божества, изображены пять символов. Из середины головного убора поднимается ветвь священного фигового дерева с тремя листьями. Руки, увешанные браслетами (семь на левой и шесть на правой) покоятся на коленях. Пятки божества плотно прижаты друг к другу, ступни выступают за края трона.

И еще. Цитируется фрагмент работы «Происхождение и расселение современного человека», П. М. Долуханов, доктор географических наук, заслуженный профессор Ньюкаслского университета (Великобритания), www.inauka.ru :

«Датировки в пределах 120—60 тыс. лет были получены для фрагментов скелета человека современного облика на нескольких памятниках Южной Африки. При раскопках пещеры Бломбос на южном побережье ЮАР в слое, возраст которого превышает 70 тыс. лет, был выявлен набор перфорированных раковин Nassarius kraussianu, а также две пластины из охристого материала, покрытые сложным геометрическим орнаментом. Любопытно, что весьма схожий орнамент встречается на памятниках верхнего палеолита Восточно-Европейской равнины, таких как Тимоновка, Межирич, Елисеевичи-1 и Юдиново» (Рис. 16).

 

 

 

Рис. 16. Находка из пещеры Бломбос, Южная Африка.

 

Как видим, находки предметов с изображениями руноподобных объектов характеризуются тем, что они чрезвычайно разбросаны как в пространстве, так и во времени.

Но и это еще все. В систематизированном виде археологические находки с изображением руноподобных объектов приводятся в пока еще не законченной работе кандидата исторических наук Валерия Косарева http://kosarev.press.md/ , где, в частности, в разделе «От знака к тексту» имеется его работа «Долгая дорога в рунах» http://kosarev.press.md/Runesmenue.htm .

В работе в систематизированном виде приведены именно научные, т.е. фактические данные о хронологии и географии находок предметов с руноподобными изображениями. Здесь под термином «древнейший», разумеется, ни в коей мере не может подразумеваться раннее средневековье, к которому обыкновенно относят момент появления рун Старшего Футарка. В связи с этим представляется необходимым привести некоторые дополнительные сведения.

Во-первых, по принятой в археологии периодизации (числа справа от названий археологических периодов – это годы до н.э.):

 

1. Палеолит 2 750 000 – 10 000

1.1. Нижний (ранний) 2 750 000 – 100 000

1.1.1. Олдувай 2 750 000 – 700 000

1.1.2. Др. Ашель 800 000 – 300 000

1.1.3. Ср. Ашель 350 000 – 100 000

1.1.4. Мустье 120 000 – 40 000

1.2. Верхний (поздний) 40 000 – 10 000

2. Мезолит 10 000 – 5 000

3. Неолит 6 000 – 2 000

 

Во-вторых, приведу также некоторые термины, поскольку автор рассматриваемой научной работы вкладывает несколько иной смысл в категорию «руны»:

«В данном исследовании рассматриваемые знаки (signs) подразделены на дописьменныепраруны (prerunes), знаки архаических письменных систем – руны (runes) и современные письменные знаки, независимо от системы (иероглифическая, силлабическая, фонетическая) – литеры (letters). Между первыми двумя категориями выделяются проторуны (protorunes) – переходные символы, функция которых неясна, но которые, безусловно, предшествовали ранним письменным знакам – рунам»

Как видно из приведенной на следующей странице таблицы, наши далекие предки начали изображать руноподобные знаки еще в раннем палеолите. Практически сразу, как только научились рисовать и обрабатывать разные предметы.

 

На систематизированных рисунках можно увидеть вполне современные руны Старшего Футарка:

 

3. Teiwaz.

4. Thurisaz, возможно Wunjo.

7. Gebo.

12. Thurisaz.

16. Fehu, Algiz.

17. Gebo, возможно просматривается Laguz.

21. Kenaz.

22. Gebo.

24. Gebo, Hagalaz.

26. Трудно понять, несколько похоже на Kenaz, Laguz.

27. Eihwaz, возможно Sowulo.

31. Teiwaz, возможно Laguz, Wunjo, Ansuz.

Про руну Isa и говорить не приходится…

 

А теперь приведем описания соответствующих фрагментов таблицы:

 

3. Знаки оружия или нанесения удара («стрелки», «копья»). Изображались близ пораженного зверя или на нем. Верхний палеолит, Франция. Крупно изображены аналогичные знаки на фигурке животного из пещеры Истюриц, Франция. Здесь видно, что это вряд ли изображения стрел, дротиков или копий.

4. Клавиформы, по А. Столяру. Палеолит Западной Европы.

7. Слева вверху – косой крест на изваянии головы, нижний палеолит: Гросс Пампау, Германия, 200-300 л. н., эпоха H. erectus. Левее – косой крест и дуга, мустье, время неандертальцев. Ниже по центру – косой крест с каменного «знака лона», верхний палеолит Франции, H. sapiens. Еще ниже – крестовидно-антопоморфная фигурка, составленная из пятен (dots).

12. Авиаформы и клавиформы. Некоторые неидентифицированы. Схожие начертания мы встречаем и в историческое время, в том числе у айнов.

16. «Лапы зверя», видимо, знаки опасности. Ориньяк – солютре, гл. обр. Франции. Внизу справа: знак в форме «трезубца» рядом с живописным изображением охрой головы быка, из пещеры Ляско, Франция; возможно, тот же символ.

17. Неидентифицированные знаки в рамках одного сюжета, верхний палеолит Франции.

21. Нарезки на стилизованной женской фигурке из Мезина, павлов, верхний палеолит.

22. Знаки на бусах из оленьих клыков (Сен Жермен ла Ривьер, Франция, верхний палеолит) очень похожи на систему счета. На некоторых из них крест сочетается с прямыми насечками, на других нанесены насечки без креста, их число варьирует.

24. Гравировки на охре, Африка, 77 тыс. л. н. Здесь различимы некоторые знаки, которые дошли до наших дней в начертаниях букв разных алфавитов.

26. Гравировки из Бильценслебена, Германия, средний ашель, Homo erectus.

27. V- и W-образные гравировки из Бачо Киро, Болгария, мустье, неандертальцы.

31. Мужские (α), женские (β) и общие знаки (α + β) палеолита по А. Леруа-Гурану.

 

Как видим, отдельные графические изображения пришли в наше время практически в неизменном виде со времен Ашеля. Так или иначе, примерно половина Старшего Футарка имеет возраст, исчисляемый сотнями тысяч лет.

 

 

Но, как оказалось, и это еще не все… Но сначала небольшая справка:

Камень – интерес к камню восходит к очень древним временам. Он сопровождал
человека с его первых шагов. Об этом говорят коллекции манупортов на стоянках олдувайской культуры. Манупорты - это просто необработанные камни, принесенные человеком за десятки километров. История человечества начинается с изготовления человеком первых каменных орудий (ок. 3 млн. лет назад). 2,6 млн. лет назад датируется одна из самых древних стоянок Гона в С.-В. Африке. (Матюшин Г.Н. Археологический словарь. - М.: Просвещение: АО "Учеб. лит.", 1996. - 304 с.)

Теперь небольшой фрагмент из работы В. Косарева:

«Ко времени нижнего палеолита, точнее – к олдувайской эпохе, относятся первые символические манупорты, многие из которых можно отнести к разряду lusus naturae – «каприз природы». Древнейшие люди по каким-то определенным критериям выделяли их среди других естественных предметов, попадавшихся им на глаза, и приносили на стоянки. Трудно сказать, как и для чего они их хранили и применяли, но эти сборы и коллекции не были случайными.»

И еще:

«Особый класс символических манупортов, чаще всего никак не дорабатываемых, составляют обломки камней и гальки, на которых различаются изображения, отчетливо напоминающие будущие руны и литеры.»

 

 

Рис. 17. Манупорты.

 

Разумеется, не может быть и речи о том, чтобы делать какие-то утверждения, которые, на мой взгляд, при рассмотрении столь чудовищного интервала времени просто были бы неуместными. Но согласитесь, уж очень все это напоминает… вполне современные наборы рун. Только вот интервал времени составляет, по-видимому, не менее 3 000 000 лет, что, конечно, не может не поразить всякое воображение. Кстати, викканцы, на основании тех же работ В. Косарева тоже выдвинули предположение о невероятной древности Викки (на мой взгляд, вполне обоснованное): http://girin.livejournal.com/16650.html

Не исключено, что выяснятся столь же древние корни некоторых других магических систем. Ну а касательно магии рун можно предположить (разумеется, только предположить), что некие чудовищно древние аналоги современных наборов рун могли существовать еще три миллиона лет назад, когда гоминиды (еще даже не люди в современном понимании) не умели еще ни обрабатывать камни, ни их раскрашивать. Просто собирали и хранили камни, в том числе с определенными рисунками. Нельзя также исключить, что зарождение рунической магии и мантики (да, мантику тоже нельзя исключить) зародилось еще в то немыслимо далекое время.

Однако все это ставит под большое сомнение эгрегориальную теорию магии рун (а возможно, Викки и некоторых других магических систем). Действительно, трудно предположить, чтобы гоминиды выбирали камни с определенными природными узорами на них затем, чтобы затем, на протяжении поколений наполнить силой и информацией изначально «пустые» объекты в сфере духа. Гораздо более правдоподобной выглядит обратное предположение – о том, что гоминиды знали, чувствовали, что за определенными геометрическими изображениями скрываются объекты невероятной силы. Этим можно объяснить поиск, перенос и хранение манупортов, А также (значительно позднее) рисование простеньких геометрических знаков.

Но в этом случае нам придется сделать другое предположение – о том, что рунический эгрегор не имеет ту природу, которая описана в теории эгрегоров в ОТМ. Вернее, не соответствует действительности только лишь гипотеза о происхождении этого эгрегора – вначале энергетически и информационно «пустые» рунические знаки постепенно, тысячелетие за тысячелетием, накапливали в себе силовой и информационный потенциал, который мы наблюдаем в настоящее время. Более правдоподобной выглядит гипотеза о том, что стоящие за рунами чудовищные энергоинформационные объекты… были всегда. По крайней мере, не менее 2,5 – 3 миллионов лет назад.

Приведу еще одну цитату из работы В. Косарева:

«В этом исследовании я пытаюсь показать единое, панойкуменное происхождение протознаков (или прарун), восходящих к эпохе нижнего палеолита. Вид и значение первобытных символов изначально определялись коренными свойствами психики гоминид. Подобно тому, как функциональное назначение орудия определяло схожесть форм; независимо от места изготовления или социобиологических особенностей местной людской популяции, примерно так же формы символических знаков, которые выражали «первобытную концепцию» и даже «перцепцию», основанную на подсознательных ощущениях и связанных с ними сакральных представлениях, в любой географической точке оказывались идентичными или близкими по начертанию.

Создание символических знаков, как многих других артефактов, было в первобытности деянием эвристическим, «правополушарным», продуцируемым подсознанием»

Не менее убедительно В. Косарев показывает географическую всеобщность рунических знаков. Это видно из нижеследующей таблицы.

В этой таблице использованы следующие сокращения:

НВП – нижний и верхний палеолит;

ДКИ – древнекитайские иероглифы;

ДТюР –древнетюркские руны;

ДТиР – древнетибетские руны;

ПТ – петроглифы Тэмии;

ПИ – петроглифы о. Итуруп;

JOM – различные знаки эпохи Дзёмон;

ИЭП – знаки икуниси и других этнографических предметов айнов.

 

Таким образом, ответить на вопрос о происхождении самих рун, рунического эгрегора и магии рун не представляется возможным. Ибо само время их происхождения теряется в глубине доисторических эпох, восходит к самому «утру» человеческой расы. Точнее даже еще дочеловеческой…

 

***

7. Другой вариант объяснения механизма действия рун

 

 

На основе изложенного в предыдущем разделе материала, хотелось бы остановиться еще на одном моменте. При рассмотрении эгрегориального подхода в магии мы приняли допущение, что эгрегор представляет собой некий внешний по отношению к оператору объект (естественно, принадлежащий сфере духа). При этом мы полностью опирались на теорию эгрегоров, изложенную в ОТМ.

Собственно, это уже отмечалось выше. Однако, сопоставляя приведенные выше археологические данные с этой концепцией, мы сталкиваемся с некоторыми трудностями логического характера. Действительно, очень сложно себе представить, чтобы гоминиды Ашеля (и тем более Олдувая), едва научившись, принялись бы рисовать неизвестно для какой цели «пустые» знаки. Гораздо правдоподобнее выглядела бы гипотеза, что эти знаки имели аналогичное (или почти аналогичное) магическое значение, что и в настоящее время. Нельзя, конечно, исключать определенные эволюционные изменения системы на протяжении столь чудовищного промежутка времени. Но так или иначе вариант эгрегориальной модели рун становится сомнительным.

Однако происходящие процессы и явления в связи с взаимодействием с рунами (а в более широком смысле, возможно, что и с любыми эгрегорами вообще) можно попытаться объяснить альтернативным путем. А именно, на основе предположения, что некоторые магические «ключи», являющиеся обязательными атрибутами того или иного эгрегора (в нашем случае это изображения рун), приводят не к взаимодействию с некими внешними объектами, а вскрывают спящие внутренние возможности человеческого духа. Можно также предположить, что эти скрытые до поры, до времени возможности передаются от поколения поколению наследственным путем. Речь здесь идет не о магических способностях (явная сила), а о реакции человеческого духа на изображения рун.

Такое предположение родилось на основании приведенных выше, в предыдущем разделе, археологических данных. Тогда что же происходит при взаимодействии оператора с рунами? Изображение руны, поступая через органы зрения и нервную систему в мозг (пока сфера материи) включает какие-то механизмы, спящие внутри духа оператора. Эти механизмы позволяют на относительно короткий срок сконцентрировать силовой потенциал невиданной силы и послать чудовищный по силовому наполнению поток, концентрированный импульс на идентифицированный оператором объект, вложив в этот поток соответствующую мыслеформу, указанную опять же оператором и соответствующую применяемой руне (или рунам). Дальнейшее воздействие происходит по тому же принципу, что и описанное в разделе 1 прямое колдовство.

Полагаю, такое предположение тоже имеет право на существование. Однако в этом случае практически ничего в наших предыдущих и последующих рассуждениях не меняется. Просто в этом случае «рунический эгрегор» становится не внешним объектом (см. рис. 11 – 13), а составной частью духа субъекта (оператора), доступ к которому открывается через воздействие изображений соответствующих рун на органы зрения, а затем и на мозг. При этом сохраняется также заявленный ранее принцип накопления информации по мере расширения информационного пространства последующими поколениями. Эта информация затем передается потомкам генетическим путем. А возможно еще также и каким-то другим способом, который на данный момент наукой пока не открыт.

Касательно накопления силового потенциала мы уже говорили. Фактически, в рамках предлагаемой гипотезы никакого накопления силового потенциала во внешнем по отношению к оператору объекте из сферы духа не происходит. А происходит концентрация и кратковременный выброс силы в пределах располагаемого оператором внутреннего ресурса. Основываясь на этом предположении, можно легко объяснить, что произойдет в случае столкновения двух рунических заклятий (или, что то же самое, магических действий), противоположных по направлению. Будет реализовано действие того оператора, который располагает бóльшим потенциалом явной силы. С точки зрения эгрегориальной модели такое явления объяснить не представляется возможным.

Раз уж речь зашла о столкновении противоположных магических действий, остановимся еще на проблеме противостояния заклятий, наложенных в рамках разных магических систем. Будем по-прежнему называть их эгрегорами, причем как в рамках «внешней» (собственно, эгрегориальной), так и в рамках «внутренней» модели. Хотя последняя часто еще называется «архетипической» моделью. Предположим, к примеру, при помощи рун мы хотели бы взломать каббалистическую магическую защиту. В рамках обычной «внешней» эгрегориальной теории нам пришлось бы погрязнуть в рассуждениях, какой из двух эгрегоров древнее и могущественнее. Хотя между делом пришлось бы признать, что имеет еще какое-то значение явная (личная) сила каждого из двух противодействующих операторов. Но этот второй момент оказался бы второстепенным. Прежде всего, дискуссия бы разгорелась по поводу того, как иногда иронически замечают некоторые практики, «чей эгрегор длиннее»…

Если же принять гипотезу «внутренней» эгрегориальной концепции (или архетипической), то окажется, что здесь имеют значение три фактора.







Последнее изменение этой страницы: 2016-09-18; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 52.3.228.47 (0.038 с.)