ТОП 10:

Основные направления и результаты внешней политики России во второй половине XIX в. Русско-турецкая война 1877—1878 гг.



Главные внешнеполитические усилия России в конце 50-х — 60-е гг. XIX в. были сосредоточены на отмене условий Парижского договора 1856 г., подписанного после поражения в Крымской войне. Россия теряла право держать в Черном море военно-морской флот, крепости и военные базы. Избранный в те годы курс определялся знаменитой фразой

руководителя внешнеполитического ведомства князя А. М. Горчакова: «Россия не сердится, она сосредоточивается». Умелое маневрирование, тонкая игра на противоречиях, своевременная и дальновидная позиция по отношению к Пруссии сделали свое дело. В тот самый момент, когда Пруссия торжествовала победу в войне против Франции, а в Берлине было торжественно провозглашено создание Германской империи, Россия объявила о выходе из Парижского договора. Протесты Англии и Австрии были оставлены без внимания.

Воссоздание Черноморского флота, строительство крепостей на побережье Черного моря означали, что Россия готова к участию в решении восточного вопроса. Турция, «больной человек в Европе», дряхлела, раздираемая внутренними конфликтами. Плодами борьбы за подвластные ей территории стремились воспользоваться и Англия, и Австрия, и Франция, и Россия. На позицию российской дипломатии существенное влияние оказывало общественное мнение, солидарное с борьбой балканских славянских народов за освобождение от турецкого гнета. Восстания 1875 г. в Боснии и Герцеговине и 1876 г. в Болгарии, объявление Сербией и Черногорией войны Порте, резня мирного населения в Салониках подтолкнули Александра II к началу военных действий.

Русско-турецкая война 1877—1878 гг. открылась выдвижением русских армий через Румынию к Дунаю. Важным успехом стало овладение войсками генерала И. В. Гурко Шипкинским перевалом. Продвижение турецких подкреплений к Плевне было блокировано. Три плохо подготовленные попытки овладеть городом успеха не принесли. В этой ситуации русское командование перешло к новой тактике планомерной осады, организатором которой был военный инженер Э. И. Тотлебен. Цель была достигнута, в ноябре 1877г. турецкий гарнизон Плевны сдался. Армии генералов Гурко и М. Д. Скобелева, преодолев балканские перевалы, перешли в Южную Болгарию и устремились в направлении Стамбула, остановившись в нескольких километрах от него близ местечка Сан-Стефано. Кавказская армия М. Д. Лорис-Меликова между тем захватила крепости Каре, Эрзерум и Ардаган.

На волне военных побед Россия подписала с Турцией Сан-Стефанский мирный договор. Румыния, Черногория и Сербия получали полную независимость. Болгария становилась автономным княжеством, ее суверенитет был ограничен лишь обязанностью выплачивать Турции относительно небольшую дань. Крепости Каре, Ардаган, Батум и Баязет, а также Южная Бессарабия передавались России. Это был военно-политический триумф России, который обеспокоил и напугал европейские державы.

Под сильнейшим давлением Англии и Австро-Венгрии Россия пошла на уступки. Сформировался единый антироссийский фронт, к которому подключились также Германия и Франция. На Берлинском конгрессе в 1878 г. условия Сан-Стефанско-го мира были пересмотрены. Сербия, Черногория и Румыния сохраняли независимость, но Болгария разделялась на две части — Южную (вассальное от Турции княжество) и Северную (часть Турции). Австро-Венгрия получала Боснию и Герцеговину, Англия оккупировала Кипр. Берлинский договор низвел до минимума успех, добытый Россией на полях сражений. Он противоречил ее интересам, интересам балканских государств. Более того, он порождал противоречия и конфликты, которые в конечном счете стали одной из причин Первой мировой войны 1914—1918гг. Тем не менее Россия в 80—90-е гг. XIX в. твердо придерживалась условий договора, даже ценой охлаждения отношений с Болгарией, Сербией, Румынией и ослаблением влияния на Балканах.

Позиция Германии на Берлинском конгрессе со всей очевидностью показала, что «Союз трех императоров» (Германии, Австро-Венгрии, России), заключенный в 1873 г. и обновленный в 1881 г., интересы России в Европе не гарантирует. Когда в 1882 г. Германия, Австро-Венгрия и Италия заключили так называемый Тройственный союз, Россия оказалась перед настоятельной необходимостью поиска надежных союзников.

Началось сближение с Францией, в 1892 г. завершившееся подписанием военной конвенции о взаимной помощи. Тем самым были заложены основы Антанты, к которой в начале XX в. присоединилась Англия, — военной коалиции, противовеса Тройственному союзу. Таким образом, контуры того военно-политического противостояния, которое в 1914 г. приведет к началу Первой мировой войны, определились в конце XIX столетия.

Во второй половине XIX в. Россия имела устойчивые и доброжелательные отношения с Соединенными Штатами Америки. В Крымскую войну США симпатизировали России. В годы Гражданской войны между Севером и Югом (1861—1865) русский военный флот посетил с дружественным визитом северные штаты. В 1867 г. был подписан договор о продаже Россией Аляски с прилегающими островами: расходы на содержание русских колонистов были выше доходов, которые приносила Аляска.

Продвижение в Среднюю Азию стало TJ эзможным после присоединения к России всего Казахстана (50-е гг. XIX в.). Отсюда было развернуто военное давление на Кокандское, Бухарское и Хивинское ханства. К середине 70-х гг. во вновь созданное Туркестанское генерал-губернаторство с центром в Ташкенте вошли территории Кокандского ханства. Хивинский хан уступил России земли по правому берегу Амударьи и, как и бухарский эмир, признал протекторат России. В начале 80-х гг. завершилось подчинение туркменских племен, вошедших в состав Закаспийской области. К 90-м гг. удалось договориться с Англией, обеспокоенной успехами России, о четком разграничении сфер влияния и территорий в Средней Азии. В частности, за Россией оставался Памир, а Хива и Бухара находились от нее в зависимости.

На Дальнем Востоке Россия получила от Китая Амурскую область (договор 1858 г.) и Уссурийский край (договор 1860 г.). Было заключено два договора с Японией — в 1855 и 1875 гг. Согласно договору 1875 г. Россия получала остров Сахалин, а Япония — острова Курильской гряды. Освоение Дальнего Востока Россией происходило довольно медленно. Экономические и стратегические выгоды от обладания огромным краем, имевшим непосредственный выход к Тихому океану, власти начали осознавать лишь к концу 80-х —90-м гг. Строительство Транссибирской железнодорожной магистрали свидетельствовало о намерениях России укрепиться на Дальнем Востоке всерьез и навсегда.

Российская империя в XIX в.: положение народов, национальная политика самодержавия. Территория Российской империи в XIX в. продолжала расти. Основные территориальные приобретения первой половины XIX в. — Восточная Грузия (1801), Финляндия (1809). Во второй половине столетия Россия утвердилась на Северном Кавказе, в Казахстане, Средней Азии (Кокандское, Бухарское и Хивинское ханства, Закаспийская область). На Дальнем Востоке Россия получила от Китая Амурскую область (договор 1858 г.) и Уссурийский край (договор 1860г.), от Японии — остров Сахалин (договор 1875 г.). Российская империя была многонациональной и многоконфессиональной державой. Ее исторической и этнической основой являлся русский народ. Рос-сия, согласно «Основным законам империи», была православной монархией, в которой Русская православная церковь занимала ведущие позиции. Показательно, что в документе, удостоверяющем личность человека, указывалась не его национальность, а вероисповедание. Крупнейшими наряду с русскими этносами были во второй половине XIX в. украинцы, белорусы, поляки, татары, немцы, башкиры, финны, евреи и др.; миллионы последователей имели православие, ислам, католицизм, протестантизм, буддизм, иудаизм. Успешная национальная политика являлась непременным условием стабильности и единства страны. Дать ее характеристику чрезвычайно сложно, приходится говорить, что она не была целостной и имела существенные особенности по регионам. Кроме того, относительно либеральная национальная политика Александра I и Александра II существенно отличалась от национальной политики взявшего курс на русификацию Александра III или довольно жесткой линии Николая I. Максимальной автономией в развитии национальной культуры, языка, обычаев пользовалась Финляндия; в Средней Азии на русском языке велось лишь официальное делопроизводство, во всем остальном местное население придерживалось национальных традиций, обрядов, верований, языка. Либеральной в цечом была национальная политика в Прибалтике. На смену насильственной христианизации народов Поволжья, Закавказья, Алтая, Якутии и др., проводившейся в 30-егг. XIX в., в 60—70-е гг. пришла относительно гибкая политика: приобщая эти народы к русской культуре, центральная власть вместе с тем вносила существенную лепту в формирование национальной интеллигенции, развитие письменности и языка, создание системы образования. На Украине и в Белоруссии национальная политика имела более жесткий характер. Принимались распоряжения, запрещавшие печатать на украинском и белорусском языках учебную литературу, гонениям подвергались представители национальной интеллигенции, нередко обвинявшейся в сепаратизме и национальном эгоизме. Похожей была ситуация в Польше, где русификация признавалась одной из целей национальной политики. Восстание 1830—1831 гг., вызванное, в частности, невыполнением норм конституции, дарованной Александром I в 1815г., проходило под лозунгами отделения от России. Оно было подавлено. Конституцию заменили Органическим статутом, лишившим Польшу автономии. Последние ее следы исчезли после подавления восстания 1863 г. Русификаторская политика не решала проблемы, а лишь обостряла ее, унижая и оскорбляя чувства польского населения. Что касается положения евреев, то в 20—40-е гг. власти пытались решить еврейский вопрос путем христианизации иудеев, запретом традиционных для их образа жизни обычаев. После некоторых послаблений 60—70-х гг. (разрешение для отдельных категорий жить вне так называемой черты оседлости и др.; меры против них были в 80—90-е гг вновь ужесточены (в частности, действовали запреты на занятие государственных должностей, ограничивалась свобода передвижения: жить разрешалось лишь в тех местностях, которые входили в черту оседлости). Впрочем, национальная политика Александра III в целом была нацелена на принудительную русификацию национальных окраин (исключением была недавно присоединенная Средняя Азия). России в XIX в. приходилось решать сложные национальные проблемы, преодолевать острые противоречия между центром и окраинами, народами, ее населявшими. Но в целом страна жила в условиях межнационального мира.






Последнее изменение этой страницы: 2016-08-26; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.172.233.215 (0.003 с.)