ТОП 10:

Геополитическая роль России в Азии



Утверждения о геополитическом поражении России давно стали банальной, постоянно повторяемой истиной. Однако масштабы, последствия и конкретные проявления геополитической катастрофы остаются без должного внимания и анализа. Если западное направление внешней политики России зафиксировано во многих официальных документах и доктринальных заявлениях руководства страны, то в отношении стран Востока, провозглашаются в основном лозунги общего характера, которые к тому же, как правило, не подкрепляются конкретными действиями.

Можно много говорить о тяжелых последствиях геополитического разгрома России. Отметим лишь одно центральное, основное обстоятельство, которое ярко проявляется при сравнении с крупнейшей азиатской страной — Китаем.

Если в первой половине нынешнего века Китай представлял собой полуколонию, слабую и отсталую страну, объект политики великих держав, то в настоящее время Китай выступает как мировая держава — вторая по значению не только в военном, но и в экономическом плане.

Обратная картина наблюдается в отношении России. Из сверхдержавы и глобального субъекта мировой политики Россия ускоренными темпами превращается в объект действия других внешнеполитических сил.

Коренным образом изменилась ситуация и с ролью России в отношениях Запад-Восток. Сама по себе проблема имеет многовековую историю, вокруг нее всегда кипели жаркие споры.

Россия всегда считала себя связующим звеном между Западом и Востоком. Сегодня на эту роль все активнее претендуют другие страны. Характерно в этом плане признание президента Н. Назарбаева. В одном из своих интервью в апреле 1998 года он подчеркнул стремление Казахстана "быть мостом между Европой и Азией, пространством, на котором происходит активное взаимодействие и взаимопроникновение западной и восточной культур и, если хотите, цивилизаций".

На пороге XXI века постепенно складываются новые формы взаимоотношений между европейскими и азиатскими странами, причем без должного и необходимого для России участия. Уже создан постоянный механизм, связывающий наиболее развитые страны Европы и Азии для обсуждения и решения общих проблем. В прошлом году и в начале 1998 года состоялись две встречи 25 ведущих стран Европы и Азии, но, как и следовало ожидать, Россия на них не приглашалась. Вероятно, дело не в старом подходе, когда Европа считала Россию азиатской страной, а страны Востока рассматривали ее только как европейскую державу. Существо вопроса — в резком падении роли и авторитета России в мировой политике, где ее все меньше принимают в расчет.

Наглядные подтверждения геополитического поражения России легко обнаруживаются почти на всех конкретных направлениях политики нашей страны в Азии. Достаточно краткого анализа состояния дел по периметру границ России со странами Азии, начиная с отношений с дальневосточными соседями.

Все аспекты российско-японских отношений последнего десятилетия сводятся к проблеме японских притязаний на четыре южнокурильских острова. От России добиваются отказа оттого, что принадлежит ей исторически и по международному праву. Такие требования предъявляются обычно только побежденной, слабой стране. Правда, в данном случае все разговоры об уступках в территориальном вопросе увязываются с обещаниями японцев оказать финансовую поддержку и помощь. Открытое и постоянное давление на Россию по этому вопросу оказывается и со стороны американцев. Весной 1998 года посол США в Москве Д. Коллинз заявил, что Южные Курилы безоговорочно принадлежат Японии. С подобными заявлениями, поддержанными госдепартаментом США, ранее выступал и предшествующий американский посол.

Процесс уступок японским требованиям все более ускоряется, начиная с октября 1993 года, когда Б.Ельцин и японский премьер-министр подписали Токийскую декларацию, в которой речь шла о "законности и справедливости" территориальной проблемы, "о принадлежности островов Итуруп, Кунашир, Шикотан и Хабомаи". Это уже означало подыгрывание японским притязаниям. Но особенно активно торг с японцами возобновился в последние полгода в результате двух "встреч без галстуков" Б.Ельцина с японским премьер-министром Рютаро Хасимото. Со ссылкой на "неформальность" переговоров во время двух встреч не публиковалось каких-либо итоговых коммюнике. На встрече в Красноярске в ноябре 1997 года Б. Ельцин и Хасимото объявили о решении подписать мирный договор между Японией и Россией к 2000 году. По утверждению японской печати со ссылкой на дипломатические круги, именно к этому времени Россия обязана передать Японии суверенитет над Южными Курилами. В печати заговорили о "плане Ельцина — Хасимото". Видимо, не случайно в Красноярске японская сторона объявила о предоставлении России кредита в полтора миллиарда долларов. Очень похоже на плату за сделку.

Обращает на себя внимание одно событие в промежутке между двумя "встречами без галстуков". В феврале 1998 года на заседании Государственной Думы полномочный представитель правительства от имени Ельцина опротестовал подготовленный законопроект "Об обеспечении территориальной целостности Российской Федерации". Указанный представитель заявил о требовании президента изъять из законопроекта статью о том, что территория России является неделимой, неприкосновенной и никакая ее часть не может передаваться иностранному государству.

Это требование прозвучало накануне встречи Б. Ельцина с Хасимото на японском курорте Кавана в апреле 1998. Показателен характер сообщений по итогам второй неформальной встречи. Комментатор Центрального телевидения в передаче 19 апреля 1998 года начал со слов "острова пока еще не отдали". Далее сообщалось о решении японцев построить рыбокомбинат на Южных Курилах и автозавод в Московской области. Главным же итогом названо решение ускорить подготовку мирного договора, который, по признанию Е. Примакова, будет включать решение территориального вопроса. В этой связи сообщалось также, что японский премьер-министр передал свои предложения по решению территориальной проблемы, но их содержание не раскрывалось.

Вывод можно сделать только один — нажим на Россию продолжается с новой силой. Как не напомнить по этому поводу слова английского лейбориста Джона Родса, сказанные им еще в 1993 году, о том, что через 20 лет Россия превратится в выжженную территорию, пустыню, где ведут войну США и Япония за обладание этой территорией.

Кратко обратимся к рассмотрению корейского вопроса. Россия и ее дальневосточный сосед Корея имели прочные исторические связи. Осуществленный правительством Гайдара в угоду американцам резкий разрыв политического сотрудничества и многолетних экономических связей с КНДР нанес ощутимый урон национальным интересам России. Установление дипломатических отношений с Республикой Кореей не компенсировало ущерба, особенно в политическом плане. Россия оказалась полностью исключенной из любых форм участия в решении корейской проблемы и тем самым, от защиты своих интересов. Переговоры двух корейских сторон ведутся при участии США и КНР, но совершенно игнорируется позиция России.

Отношения с Китаем в своем выступлении в МИД России Б. Ельцин вновь назвал приоритетным направлением внешней политики (наряду с отношениями с Японией и Индией). В основу этих отношений положены две концепции — стратегического партнерства и развития многополярного мира. Однако понимание этих концепций у России и Китая различно. Китайских подход достаточно откровенно выразил в одной из своих статей китайский политолог Чэкэн Ю. Он заявил, что "с точки зрения глобальных перспектив, Китай может стать стратегическим партнером России в ее состязании с Западом". Со стороны России противопоставление Западу исключается.

Что касается представлений о многополярности мира, то Китай справедливо считает себя одним из таких полюсов. Россия хотела бы называться одним из полюсов мировой политики, но таковым практически уже не является. Опять же в силу нанесенного ей жестокого геополитического разгрома.

Если Китай на основе собственной стратегии развития стал второй сверхдержавой мира, то Россия в результате "перестроек" и реформ по рекомендациям МВФ пришла к развалу Советского Союза и к нынешнему поэтапному разрушению страны и ее экономики.

Только за последние десятилетия валовой внутренний продукт в Китае вырос в два раза, в то время как в России он сократился почти в два раза, и по этому показателю страна оказалась на 102 месте в мире. Правда, Россия еще обладает значительным военным потенциалом, но время его жизни ограничивается 5 – 10 годами. Через пять лет существующий военный потенциал устареет, а через десять лет технически выйдет из строя и перестанет быть опасен для Запада. Но уже сегодня Россия постоянно демонстрирует "бессилие силы".

Можно утверждать, что практически происходит процесс неуклонного ослабления геополитической роли России в большинстве азиатских стран и регионов, включая центрально-азиатские республики, входящие в СНГ. Такая ситуация создается под влиянием общего геополитического расклада сил. По образному выражению известного геополитика Дугина, у представителей идей атлантизма отсутствует какая-либо позитивная модель существования России, ей оставляется лишь только "билет на тот свет", и наши прозападники считают, что ей уготован "евразийский хаос" раскола и разделения.

Подобные утверждения возникают не на пустом месте и имеют далеко не случайный характер. Достаточно напомнить о получивших огласку в конце 1997 года некоторых положениях директивы Б. Клинтона, в которой говорится о праве США на нанесение первого атомного удара и о направленности американских ядерных боеголовок на военные и гражданские объекты России и Китая. Во время своего официально го визита в Пекин в конце июня 1998 года Б. Клинтон исключил Китай из указанного перечня целей.

Еще более откровенно Б. Клинтон высказался в своем выступлении перед начальниками штабов американской армии. Он говорил о задаче поставить Россию на колени и разделить на три части — Россия, Сибирь и Дальневосточная республика. Ранее с подобного рода заявлением выступал Бжезинский, аналогичные суждения которого получили широкую огласку в печати.

Крайний радикализм в оценках места и роли России в глобальной геополитике часто словесно смягчается, сохраняя свою антироссийскую направленность.

Приведем только один пример. Джеймс Шерр — сотрудник Центра исследования конфликтов при Королевской военной академии (Великобритания) в своей недавно опубликованной статье признает, что Россия обладает собственными национальными интересами, касается ли это Китая, Ирана или Ирака, и эти интересы могут время от времени отличаться от интересов Запада. Но тут же добавляет, что "если Москва будет оказывать на соседей давление, даже во имя "интеграции", "региональной безопасности", "поддержания мира" или "стабильности", то в сегодняшнем мире это будет рассматриваться как нечто неприемлемое и вызовет соответствующую реакцию" (см. "Известия", 28.04.98 г.).

Таким образом, процесс развития отношений России со своими соседями, включая страны Азии, либо заранее ограничивается жесткими рамками, либо наталкивается на откровенно враждебное противодействие России.







Последнее изменение этой страницы: 2016-08-26; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.95.139.100 (0.007 с.)