Слабые участки морфологической нормы. Современная акцентологическая норма



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Слабые участки морфологической нормы. Современная акцентологическая норма



Акцентологические варианты в пределах литературной нормы – неизбежное следствие эволюции языка. Как правило, они не различаются ни в семантическом, ни в грамматическом значениях. Например: мышление – мышление, баржа – баржа, родился – родился и т. п. Таких равноценных (по значению, но не употреблению) акцентологических дублетов в современном русском языке очень много – более 5000 общеупотребительных слов.

Нормы ударения (акцентологические нормы)

Русское ударение нефиксированное (разноместное) и подвижное (может перемещаться в разных грамматических формах одного и того же слова). Из-за этого возникают литературные варианты ударения. Эти варианты могут оцениваться либо как равноправные (баржа – баржа, отраслей – отраслей), либо один из вариантов может быть более или менее предпочтительным (маркетинг, в разговорной речи – маркетинг).

К разным сферам употребления относятся варианты:

1) общеупотребительный и профессиональный (добыча, искра, компас, осуждённый – литературные варианты, но шахтеры говорят – добыча, электрики – искра, моряки – компас, работники правоохранительных органов – осужденный);

2) литературный и народно-поэтический (девица – девица, честный – честной, серебро – серебро);

3) современный и устаревший (музыка – музыка, кладбище – кладбище);

4) литературный и просторечный (повторит – повторит, позвонит – позвонит, понял – понял);

5) литературный и диалектный (вьюга – вьюга, холодно – холодно);

6) в семантических вариантах разноместность ударения выполняет смыслоразличительную функцию: острота (лезвия) – острота (остроумное выражение), трусить (бояться) – трусить (бежать).

Нормы ударения существительных

В именах существительных ударение может быть неподвижным или подвижным. Существуют различные акцентные типы существительных.

1. Ударение неподвижное и в косвенных падежах и во множественном числе остается на основе в словах:

блюдо, госпиталь, грунт, досуг, жбан, квартал, клад, сват, средство, торт, шофёр, шрифт и др. (так, например, во множественном числе: приедут сваты, вкусные торты, многие шофёры, проблемы грунтов, все средства).

2. Ударение неподвижное на окончании в словах:

гараж, графа, кайма, миндаль, ревень, серп, язык, фитиль и др. (компот из ревеня, нет серп а, за рубежом).

3. Появилось дополнительное ударение в словах: ломоть – ломтя, ломтя; жезл – жезлом, жезлом.

4. Помимо имен существительных с неподвижным ударением в русском языке существует пять разновидностей подвижного ударения в именах существительных.

Первая – ударение с основы в единственном числе перемещается на окончание во множественном: орден – ордена – ордену – орден – орденом – об ордене; но: ордена – орденов – орденам – ордена – орденами – об орденах.

Вторая – ударение с основы в единственном числе и в именительном падеже множественного числа перемещается на окончание в косвенных падежах множественного: голубь – голубя – голубю – голубя – голубем – о голубе; голуби, но: голубей – голубям – голубей – голубями – о голубях.

Таким образом, вторая разновидность почти повторяет первую, за исключением ударения в именительном падеже множественного числа.

Третья – ударение с окончания в единственном числе перемещается на основу во множественном: коза – козы – козе – козу – козой – о козе; но: козы – коз – козам – козами – о козах.

Третья разновидность имеет схему движения ударения, обратную по сравнению со схемой второй разновидности.

Четвертая – ударение с окончания в единственном числе перемещается на основу в трех падежах множественного числа – именительном, родительном и винительном; дательный, творительный и предложный падежи сохраняют ударение на окончании: волна – волны – волне – волну – волной – о волне, но: волны – волн – волны, а затем опять ударение на окончании: волнам – волнами – о волнах.

Этот тип дает много колебаний в ударении под влиянием третьей разновидности.

Пятая – ударение с окончания в единственном числе перемещается на основу в винительном падеже того же числа; а во множественном числе ударение неустойчиво: щека – щеки – щеке – щёку – щекой – о щеке; щёки – щёк – щекам – щёки – щеками – о щеках.

О нормах ударения прилагательных

 

Ударение имен прилагательных наименее устойчиво в кратких формах.

1. В подавляющем большинстве имен прилагательных ударение в краткой форме падает на тот же слог, что и в полной. Как правило, это прилагательные с суффиксами:

–ив-: красивый – красив, учтивый – учтив;

-лив-: говорливый – говорлив, талантливый – талантлив;

-чив-: устойчивый – устойчив, настойчивый – настойчив;

-им-: немыслимый – немыслимы, неутомимый – неутомимы;

-н-: азартный – азартен, милосердный – милосерден;

-альн-: максимальный – максимальна, питательный – питательна;

-ельн-: добродетельный – добродетельны, почтительный – почтителен;

-ист-: тенистый – тенист, золотистый – золотист.

 

Подвижное ударение в кратких формах имеют прилагательные с односложными основами без суффиксов (или простейшими, древними суффиксами -к-, -н-, частично «поглощенными» основой):

белый, бодрый, важный, вольный, гибкий, гладкий, гневный, годный, голый, тонкий, грешный, грозный, грубый, грузный, грязный, густой, дерзкий и т. д.

2. Краткая форма множественного числа получает ударение в зависимости от места ударения в кратких формах женского и среднего рода. Если в этих формах ударение на одном и том же слоге, этот слог оказывается ударным и в форме множественного числа:

богата, богато – богаты; правдива, правдиво – правдивы; полезна, полезно – полезны.

Если же формы женского и среднего рода имеют ударение на разных слогах, форма множественного числа получает ударение по форме среднего рода (бледна, бледно – бледны; вольна, вольно – вольны) или наблюдаются колебания (белый – белы, белы, близкий – близки, близки, ясный – ясны, ясны и т. д.).

Исключение: правы, легки.

3. Если ударение в краткой форме женского рода падает на окончание, то в сравнительной степени оно оказывается на суффиксе:

длинна – длиннее, видна – виднее, светла – светлее. Если же ударение в краткой форме женского рода падает на основу, то в сравнительной степени оно остается на основе: лилова – лиловее, красива – красивее, ленива – ленивее.

О нормах ударения глаголов

 

В глаголах колебания в ударении наблюдаются в формах прошедшего времени, в формах страдательных причастий и, в меньшей мере, в формах настоящего и будущего времени.

1. В глаголах прошедшего времени единственного числа женского рода ударение падает на окончание:

брала, взяла, гнала, дала, ждала, звала, лгала, пила, плыла, слыла и т. д.

В этот ряд не входят следующие глаголы:

бить – била, брить – брила, жать – жала, знать – знала, злить – злила.

2. Грубейшей ошибкой является ударение на приставках в форме инфинитива у глаголов с корнем -ня-, -ча-: занять – занял, начать – начал.

3. В глаголах на -ировать, вошедших в русский язык в XIX веке, ударение часто падает на последний слог: бомбардировать, маркировать, премировать, нормировать, пломбировать.

В глаголах, освоенных русским языком позже, ударение падает на третий от конца слог: блокировать, национализировать, конструировать, экспортировать, делегировать, приватизировать.

4. Обратите внимание на место ударения в глаголах, образованных от прилагательных: глубокий – углубить, легкий – облегчить, бодрый – ободрить, острый – обострить, крепкий – укрепить; но: прочный – упрочить.

5. Ударение в кратких формах страдательных причастий связано с ударением в полных формах:

введённый – введён, введена, введено, введены;

ввезённый – ввезён, ввезена, ввезено, ввезены;

влюблённый – влюблён, влюблена, влюблено, влюблены;

завершённый – завершён, завершена, завершено, завершены и т. д.

6. Запомните ударение в формах глаголов творить, растить, звонить:

звоню, звонишь, звонит, звоним, звоните, звонят;

ращу, растишь, растит, растим, растите, растят;

творю, творишь, творит, творим, творите, творят

Акцентологические варианты в пределах литературной нормы -- неизбежное следствие эволюции языка. Как правило, они не различаются ни в семантическом, ни в грамматическом значениях. Например: мышление -- мышление, баржа -- баржа, родился -- родился, залитый -- залитый, верны -- верны, в избу -- в избу, на мост -- на мост и т. п. Таких равноценных (по значению, но не употреблению) акцентологических дублетов в современном русском языке очень много -- более 5000 общеупотребительных слов'. Вариативность ударения обеспечивает менее резкий и болезненный переход от старой литературной нормы к новой. Причины изменения ударения различны. Иногда с литературным конкурирует диалектное ударение (ср. лит. кета и дальневосточное кета). Колеблется ударение в некоторых малоизвестных, экзотических словах (пимы -- пимы, унты -- унты).

Распространены варианты ударения во многих заимствованных словах, что связано с влиянием разных языков-источников, а в некоторых случаях -- и языков- "посредников. Так, в 30-х гг. нормативными были варианты револьвер и револьвер (позже -- только револьвер), поскольку это слово возводили к разным языкам-источникам -- французскому и английскому. Заимствованное в XVIII в. из немецкого языка слово алкоголь произносилось алкоголь, но впоследствии под влиянием французского языка стало произноситься алкоголь. Под влиянием польского языка, бывшего посредником при заимствовании, колебалось ударение в словах документ, кафедра, еретик, климат (теперь только документ, еретик, климат).

Некоторые акцентологические варианты зарождаются или сохраняются в профессиональной среде: агония (у медиков), атом, атомный (у физиков), искра (у шоферов) , комплексные числа (у математиков), рапорт (у моряков), шасси (у летчиков), мания (у медиков). В речи горняков сохранилось устаревшее' в современном литературном языке ударение добыча, в речи моряков -- компас. Многие устаревшие ударения сохраняются в поэзии. Из профессиональной речи пришли в литературный язык ударения ветровой, текстовой, фреза, мальчиковый. Сейчас в речи педагогов получило широкое распространение ударение подростковый, хотя оно не признается орфоэпическими словарями.

В то же время давно забыто церковное произношение (цена, терпит, защитит), семинарское (педагог, библиотека, множественное число, катастрофа), сословные варианты (дворянское принцип или принцип и разночинное, в том числе семинарское, принцип или принцип).

Акцентологические особенности заимствованных слов часто игнорируются, если заимствование осуществляется с помощью языка-посредника. Так, через посредство латыни в XVI--XVIII вв. были заимствованы такие непохожие друг на друга названия, как England, France, Nor-ge, которые в русском языке получили однотипное структурно-акцентологическое оформление: Англия, Франция, Норвегия. В XVIII--XIX вв. через посредство французского языка было заимствовано много слов из разных западноевропейских языков, получивших в русском языке ударение на последнем слоге, характерное для французского языка, в том числе английские Ливерпуль, Мильтон; Гамлет, Шекспир, Ньютон и др.

Слова, заимствованные через тюркское посредство, имеют обычно ударение на последнем слоге, даже если это ударение не соответствует исконному: Магомет, Ахмёт (ср. арабск. Ахмад, Мухаммад).

Для русского языка наиболее типично ударение на двух последних слогах, поэтому чаще всего ударение языка-источника сохраняется неизменным в словах французского, польского и тюркских языков. Слова же, заимствованные из германских, балтийских и угро-финских языков, в которых преобладает ударение на первом слоге, дольше воспринимаются как заимствованные, а в процессе освоения русским языком нередко испытывают колебания в ударении. В некоторых заимствованных словах колебания в ударении длятся столетиями, так как поддерживаются словарной традицией и поэтической речью.

В XX в. количество колебаний ударений в заимствованных словах по сравнению с XIX в. уменьшилось, что свидетельствует об освоении их русским языком.

В настоящее время в ранее заимствованных словах возникают новые колебания, обусловленные стремлением приблизить ударение иноязычного слова к ударению в языке-источнике (ср.: Гамлет -->- Гамлет, Лос-Анжелес--Лос-Анжелес, Перу- Перу, Ньютон-Ньютон, Бэкон -Бэкон и др.).

"Вновь заимствованные слова, как правило, следуют ударению языка-источника, потому что в большинстве случаев время для возникновения в них колебаний еще не настало. Этому должен предшествовать определенный период, в течение которого слова должны "прижиться" в языке, стать известными большинству носителей языка и "найти" себе аналогию среди слов, входящих в систему лексики".

Влияние территориальных и социальных диалектов, межъязыковых контактов и т. п.-- это внеязыковые факторы изменения и колебания ударения. Однако более важными оказываются причины внутриязыкового характера: влияние аналогии, тенденция к расподоблению грамматических форм и увеличению различительной роли словесного ударения.

Под влиянием аналогии выравнивается ударение в кратких формах страдательных причастий: формы женского рода все чаще произносятся с ударением на основе, как все остальные формы, а не на окончании, как они произносились прежде: продана, взята, склонна (вместо единственно допустимого ранее продана, взята, склонна).

Ударение в производных основах все чаще отходит от ударения в производящих: вихрь -- вихриться (в словарях еще указывается вихриться), роскошь -- роскошный, тигр -- тигровый, тормоз -- тормозной (старые ударения роскошный, тигровый, тормозный), мыслить -- мыслитель, избавить -- избавитель, утешить -- утешитель (в XVIII -- начале XIX в.: мыслитель, избавитель, утешитель). Перенесено ударение на суффикс -ёние в словах вычисление, выпрямление, назначение, плавление (в словарях XVIII в.: вычисление, выпрямление, назначение, плавление). Сохраняют исконное ударение слова намерение, обеспечение, сосредоточение, хотя распространены нарушения литературной нормы: обеспечение, сосредоточение, намерение. Колеблется в пределах литературной нормы ударение в словах мышление, обнаружение, опошление, опрощение (лингвистический термин) и опрощение.

Установлена очень важная закономерность изменения ударения: русское ударение в многосложных словах тяготеет к центру слова, а наиболее употребительные слова не имеют более трех неударяемых слогов подряд.

Устаревающие акцентологические варианты закрепляются в устойчивых словосочетаниях, во фразеологизмах: провести рукой по лбу (что в лоб, что по лбу), повесить на стену {лезть на стену), губа не дура (но нижняя губа), наступление утра (с утра, до утра), двенадцать языков (двунадесять языков), о вёрстах (в двух верстах), обеспокоен судьбами сыновей (какими судьбами!), варит кашу (голова варит), к коням (команда: по коням!), купил гуся (как с гуся вода), не знал нужды (нет нужды).

В то же время закрепление акцентологических вариантов за разными значениями многозначных слов часто оказывается нестойким. Все чаще разграничение вариантов типа катит бочку и катит на велосипеде, валит с ног и валит снег, пробил дверь и пробил час и т. п. утрачивается, расширяет сферу употребления более продуктивный вариант (катит, валит, пробил).



Последнее изменение этой страницы: 2016-08-15; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.204.2.146 (0.011 с.)