ТОП 10:

Археологические исследования в Белжеце



 

Ф. Брукнер: Единственная до сих пор серьезная попытка апологетов официальной истории Холокоста добыть вещественные доказательства имевших место, по их утверждению, массовых убийств в одном из т. н. «лагерей уничтожения» относится к 2000 году. За три года до этого польский «Совет хранения памяти о борьбе и мученичестве» принял мудрое решение: не довольствоваться больше свидетельскими показаниями, а организовать на территории бывшего лагеря Белжец, где теперь находится только чистое поле, поиск описанных свидетелями массовых захоронений, а также остатков газовых камер. С 1997 по 1999 годы группа археологов Торуньского университета, которой руководил проф. Анджей Кола, провела раскопки, состоявшие из четырех этапов и длившиеся в общей сложности 90 дней. Доклад об полученных результатах А. Кола опубликовал в 2000 году[146]. В третьей главе своей вышедшей в 2004 году книги о Белжеце Карло Маттоньо дает подробный анализ экспертизы А. Колы[147]. Тем, кто хотел бы сравнить методы работы ортодоксальных историков и ревизионистов, я рекомендовал бы при случае прочесть обе эти книги.

Прежде чем мы перейдем к вопросу о мнимых массовых убийствах в Белжеце, предпошлем им ряд фактов, которые ревизионисты не оспаривают, так как они документально подтверждены.

В июне 1940 года руководство Германского Рейха решило вырыть большой противотанковый ров между реками Буг и Сан на границе между Генерал-губернаторством и Советским Союзом. При этом на принудительных работах использовались 15 000 евреев, которые были размещены в целой сети из десяти лагерей; 2500 из них были отправлены в Белжец, который весной того же года короткое время использовался также как лагерь для интернирования цыган[148]. 20 сентября 1940 года Трудовое управление Люблина выпустило «Объявление для еврейского населения Люблина», в котором говорилось, что евреи, которые не зарегистрируются в Трудовом управлении, будут «сразу же отправлены в рабочий лагерь Белжец»[149].

Студентка: Значит, существование этого лагеря не было тайной?

Ф. Брукнер: Было бы невозможно скрыть существование целой сети рабочих лагерей. Условия в этих еврейских лагерях были скверными. В «Докладе о результатах посещения врачами лагерей группы Белжец» немецкие врачи подвергли их состояние резкой критике. С евреями, писали они, плохо обращаются, гигиенические условия катастрофические и т. п.[150]. Правда, уже в конце октября еврейский рабочий лагерь Белжец был распущен, и заключенные из Варшавы и Радома смогли вернуться в свои родные города, остальных использовали для строительства дорог в других местах[151].

Студент: Значит, по крайней мере, осенью 1940 года политика истребления не проводилась?

Ф. Брукнер: Но этого никто и не утверждает. «Лагерь уничтожения», от которого не сохранилось почти никаких документов, якобы был открыт на территории бывшего рабочего лагеря только в середине марта 1942 года и действовал до середины декабря. Сегодня территория лагеря обнесена забором. Его площадь – 6,2 гектара.

Студентка: Такой маленький лагерь мог принять лишь часть тех 434 000 человек, которые были отправлены туда в течение девяти месяцев. Что же произошло с депортированными, если их не уничтожили?

Ф. Брукнер: Именно это мы и пытаемся выяснить. В Белжеце якобы были два здания для убийства газом, но они работали не параллельно, а по очереди: первое разобрали в июне 1942 года и заменили вторым. Единственный свидетель, поляк по имени Станислав Козак, 14 октября 1945 года, на допросе местному следователю дал ряд конкретных сведений о первом здании, в постройке которого он, по его словам, участвовал вместе с двадцатью другими поляками (кстати, когда здание было готово, от этих двадцати поляков не избавились как от «опасных свидетелей», а отпустили их домой). Это здание, по утверждениям С. Козака, было деревянным, занимало площадь 12 х 8 м и разделялось на три помещения, в каждом из которых находилась печь весом около 250 кг, соединенная с водопроводной трубой[152].

Студентка: Непонятно, зачем нужны в газовой камере печь и водопроводная труба?

Ф. Брукнер: Об этом мы поговорим позже. Существование этих печей и водопроводных труб поможет нам понять истинное назначение лагеря Белжец.

Студент: Как подавались в камеры выхлопные газы, вырабатываемые мотором?

Ф. Брукнер: Об этом С. Козак умолчал, но информацию об этом добавил два дня спустя, 16 октября 1945 года, некий Михал Кусмерчак. Он, правда, не утверждал, что сам наблюдал убийства газом, а говорил лишь, что слышал об этом от одного свидетеля. Мотор якобы находился в 30 м от здания и был зарыт в землю на глубину трех метров. От его выхлопной трубы в камеры барака вели трубы диаметром 2,5 дюйма[153]. Почему мотор был так удален от здания и зарыт на три метра в землю, ни один здравомыслящий человек понять не может, но Майкл Трегенца принимает эту бессмыслицу всерьез. К статье о Белжеце своего соотечественника Робина О’Нейла он приложил чертеж, на котором видны «мотор для подачи газа, находящийся в яме» и «подземные газовые трубы»[154].

Согласно показаниям С. Козака, это первое здание для убийства газом находилось в южной части лагеря, вблизи от железной дороги. При раскопках группа проф. А. Колы, разумеется, искала в этой зоне остатки здания и действительно их нашла: были откопаны устои бетонного здания площадью 26×12 м, разделенного минимум на шесть одинаковых помещений площадью примерно 16,6×3,8 м каждое. Шестое помещение было дополнительно разделено на два меньших. Так как через здание проходил канал длиной 6 м, А. Кола пришел к напрашивающемуся выводу, что речь идет о яме для ремонта автомобилей и что это здание было гаражом[155]. Однако через восемь страниц он вдруг пытается выдать то, что только что было гаражом, за «первое здание для убийства газом»[156].

Студентка: Но это невозможно уже по той причине, что последнее, по С. Козаку, было деревянным, делилось не на шесть, а на три части и имело площадь не 26×12 м., а 12×8 м.

Ф. Брукнер: Совершенно верно. Теперь о втором здании. Опираясь на описания разных свидетелей, суд ФРГ на процессе по делу Белжеца 18–21 января 1965 года установил, что в этом случае речь шла о «массивном каменном здании с шестью газовыми камерами площадью 4×5 м»[157].

Студент: Опять это нелепое деление здания на шесть камер! Вы можете себе представить, насколько это затруднило бы процесс уничтожения! Если действительно надо было убить несколько сот тысяч людей за девять месяцев, следовало бы действовать рациональней.

Ф. Брукнер: Конечно! Кстати, свидетель номер один по делу Белжеца Курт Герштейн говорил не о шести и не о трех, а о четырех камерах – полнейшая неразбериха. Но вернемся к результатам раскопок. Польские археологи нашли остатки шести зданий, в том числе одного, которое А. Кола обозначил буквой «G». Речь идет о деревянном прямоугольном строении площадью 3,5×15 м. Поскольку оно находилось на севере территории лагеря, там, где по показаниям свидетелей помещались «газовые камеры второго этапа», А. Кола и его коллеги сделали вывод, что здание G «вероятно» и было этим зданием для убийства газом[158]. Исходя из догматической предпосылки, что второе здание должно существовать, поскольку это подтверждено свидетелями, команда археологов и в этом случае закрыла глаза на очевидный факт: если это здание было каменным и имело площадь (6×4×5)=120 м2, оно никак не могло быть идентичным деревянному зданию площадью около 52,5 м2.

Честней, чем А. Кола, поступает в этом случае Робин О’Нейл, как и Майкл Трегенца – мини-комета на небе Холокоста, который поддерживал команду археологов в их поисках. Он пишет:

 

«Мы не нашли никаких следов бараков для убийства газом ни на первом, ни на втором этапе строительства лагеря».[159]

 

Как, по вашему мнению, объясняет О’Нейл это обстоятельство?

Студент: Несомненно тем, что немцы замели все следы этих зданий.

Ф. Брукнер: Вы попали в точку. Я вижу, у вас постепенно вырабатывается иммунитет на образ мышления и аргументацию ортодоксальных историков Холокоста.

Перейдем теперь к массовым захоронениям. Трупы убитых в Белжеце начиная с марта 1942 года якобы постоянно зарывались в такие массовые могилы, но сразу же после прекращения убийств в газовых камерах, в середине декабря 1942 года, эти могилы пришлось разрыть и начать сжигание трупов под открытым небом[160]. Потом пепел и остатки костей ссыпали в могилы и снова их зарыли.

Студентка: Если немцы не построили в Белжеце крематориев, почему они сразу не сожгли трупы под открытым небом, вместо того чтобы предварительно их зарывать? Кстати, сжигание сотен тысяч трупов, особенно зимой, связано со сложнейшими техническими проблемами. Надо было бы месяцами поддерживать огромный костер, видный издалека.

Ф. Брукнер: И разведка польского Сопротивления, которая необыкновенно активно работала всю войну, сразу же узнала бы об этом и передала бы сообщение польскому эмигрантскому правительству в Лондоне. Но ничего подобного не произошло; нет ни одного соответствующего доклада, из чего можно заключить, что такой грандиозной акции сожжения трупов просто не было. О технических проблемах массового сожжения трупов на открытом воздухе мы будем подробно говорить в связи со следующим «лагерем уничтожения», Треблинкой.

В книге Рудольфа Редера «Белжец» имеется сделанный чертежником И. Бау со слов автора эскиз лагеря[161]. Как видите, на нем изображены 32 могилы, все расположенные на территории лагеря. Шесть из них – в два ряда по три – находятся к северу от газовых камер, остальные 26 – в два ряда по 13 – на юге лагеря. Правда, Р. Редер говорил в 1945 году в заявлении перед Еврейской исторической комиссией не о 32, а о 30 могилах. Он пояснил тогда:

 

«Одна могила была длиной 100 м и шириной 25 м. В отдельной могиле были захоронены около 100 000 людей. В ноябре 1942 года было 30 могил, т. е. три миллиона трупов».[162]

 

Прикиньте, какой должна быть площадь этих могил.

Студент: (100 м × 25 м × 30 м) = 75 000 м2 = 7,5 гектаров. Но вы сказали, что лагерь Белжец имел площадь всего 6,2 гектара. Значит, могилы должны были занимать большую площадь, чем весь лагерь.

Ф. Брукнер: Правильно. Теперь о докладе А. Колы. Польские археологи при поиске массовых захоронений действовали следующим образом. С помощью ручного бура диаметром 65 мм и длиной 6 м, который, используя насадку, можно было удлинить до 8 м, на территории лагеря были просверлены 2227 отверстий и в каждом отверстии были взяты пробы земли. Изменение состава почвы указывает на ее перемещения и, тем самым, – на существование могил. В 236 отверстиях были сделаны находки, и в двух разных частях лагеря археологи наткнулись на 33 могилы, обозначенные как «массовые захоронения» общей площадью 5919 м2 и общим объемом 21 310 м3. Еще до публикации доклада А. Колы Робин О’Нейл в своей уже цитировавшейся нами статье показал расположение могил и их форму[163]. Посмотрите на этот чертеж и скажите, что вы об этом думаете.

Студент: Могилы беспорядочно разбросаны по всему лагерю и имеют самые странные формы. Расположение, описанное Р. Редером, – ровные сдвоенные ряды одинаковых размеров и одного направления – так было бы логичней.

Ф. Брукнер: Карло Маттоньо иронично заметил, что коменданта лагеря, который приказал бы таким образом расположить массовые захоронения, сразу расстреляли бы за саботаж. Перейдем к вопросу, какое максимальное количество трупов могло быть захоронено в могилах, локализованных А. Колой. Изучив массовые захоронения в Гамбурге (после англо-американской террористической бомбежки в июле 1943 года), в Катыни (месте массового расстрела НКВД польских офицеров в 1940 году) и Берген-Бельзене (после массовых смертей от эпидемий в начале 1945 года), канадский специалист по аэрофотосъемке Джон Болл пришел к выводу, что в одном кубометре могут быть захоронены максимум шесть трупов[164]. Поскольку, можно предположить, что в «лагерях уничтожения» среди жертв было много детей, мы будем исходить из количества восьми трупов на кубометр.

С учетом того факта, что общий объем открытых А. Колой и его группой могил достигает 21 310 м3, в них теоретически могли быть захоронены максимум (21 310 × 8) = 170 480 трупов. Какой вывод вы бы сделали, исходя из этих фактов?

Студент: Что Белжец действительно был лагерем уничтожения, но не полного уничтожения, как утверждают официальные историки. Согласно процитированному вами документу, в Белжец были депортированы 434 000 евреев. Из них около 170 000 могли быть похоронены в массовых могилах. Это означает, что остальные 264 000 покинули лагерь живыми. В Белжеце были селекции, как и в Освенциме и Майданеке. Неработоспособных евреев убивали, а работоспособных отправляли куда-либо на принудительные работы.

Ф. Брукнер: Вам не откажешь в логике, но есть возражение против этого тезиса. В действительности в могилах захоронена лишь часть теоретически возможного максимума 170 000 трупов.

Как сообщает А. Кола, в десяти из 33 могил были найдены несожженные трупы, «как правило, в нижних частях». Самый толстый слой найденных трупов имел высоту 75 см, хотя большинство могил имело глубину 4–5 м. В остальных 23 могилах были найдены лишь небольшие количества человеческого пепла и древесной золы, основная часть состояла из грунта и песка.

Студент: Во-первых, как объяснить наличие несожженных трупов? Во-вторых, зачем немцы вырыли столько могил, если это не было нужно?

Ф. Брукнер: По первому пункту, К. Маттоньо выдвигает вполне правдоподобную гипотезу, что несожженные трупы относятся к 1940 году, когда на территории будущего «лагеря уничтожения» еще существовал рабочий лагерь. По второму пункту. Найденные при пробных бурениях могилы большей частью вообще не были массовыми захоронениями и вырыты не немцами, а возникли лишь в послевоенное время. 11 апреля 1946 года прокурор Замостья сообщал следующее:[165]

 

«В настоящее время зона лагеря совершенно опустошена окрестным населением в поисках ценных предметов. Вследствие этого на поверхности земли оказались пепел человеческих трупов, зола, обугленные кости, а также кости, обугленные лишь частично».

 

Проф. А. Кола пишет в своем докладе:[166]

 

«…Нарушения археологических структур вызвано интенсивными раскопками сразу после войны, когда местное население искало ювелирные изделия. Эти факты мешают археологам точно определить размер могил, в которых были зарыты трупы».

 

Студентка: Это проливает свет на факт разбросанности и неправильности форм ям.

Ф. Брукнер: Вот именно. А. Кола подчеркивает, что во многих случаях разные «могилы» были соединены друг с другом, так как стенки между ними были разрушены.

Подведем итог. Треть могил содержит несожженные трупы, но они ни в одном случае не занимают более одной пятой их объема. Там, где были найдены человеческие останки и пепел, они перемешаны с песком и грунтом. С учетом этого можно с уверенностью утверждать, что теоретический максимум 170 000 трупов, которые могли быть похоронены в этих могилах, во много раз превышает их действительное число. К. Маттоньо считает, что в Белжеце погибли несколько тысяч, может быть, «несколько десятков тысяч» людей. Мне лично последняя цифра кажется завышенной, но я не могу ее исключать.

А. Кола, М. Трегенца и О’Нейл пытаются выдать наличие несожженных трупов и человеческих останков за доказательство массового уничтожения людей, но этот аргумент не выдерживает критики. Во-первых, многие заключенные могли умереть еще в рабочем лагере Белжец, где условия были ужасными, а во-вторых, из 434 000 евреев, отправленных в 1942 году в Белжец, несколько тысяч, несомненно, умерли от сыпного тифа и других болезней.

Студентка: Если бы могилы раскопали, это позволило бы установить хотя бы приблизительное число жертв.

Ф. Брукнер: Да, но ни одна могила не была разрыта и ни один труп не был эксгумирован. Раскопки производились только там, где бурение выявило наличие построек; хотели, наконец, найти газовые камеры. В случае с массовыми захоронениями довольствовались лишь бурением и не брались за лопаты.

Студент: Неужели могилы не разрывали и трупы не эксгумировали? Это невероятно!

Ф. Брукнер: Когда немцы в апреле 1943 года узнали от местного населения о существовании массовых захоронений в Катыни, они разрыли их и эксгумировали трупы 4143 польских офицеров, расстрелянных НКВД. В июне 1943 года они эксгумировали в Виннице трупы 9432 украинцев, убитых накануне войны большевиками. Как в Катынь, так и в Винницу были приглашены многочисленные, частично иностранные комиссии и судебные эксперты, которые исследовали могилы и трупы, которые потом опубликовали подробные документы с именами жертв и данными медицинской экспертизы[167]. Почему поляки не стали разрывать могилы?

Студент: Есть лишь одно объяснение: выборочное бурение, без всяких сомнений, показало, что число несожженных трупов, а также пепла и человеческих останков слишком невелики, чтобы подтвердить тезис о лагере уничтожения.

Ф. Брукнер: Правильно. Книга А. Колы содержит 37 цветных фотографий находок, найденных в Белжеце, на которых виден всякий ненужный хлам: монеты, подковы, ключи, ржавые ножницы, осколки стекла, но ни одного трупа и ни единой части трупа.

Студентка: Так что представители ортодоксальной истории Холокоста забили гол в собственные ворота, когда дали задание провести эти раскопки?

Ф. Брукнер: Именно так. Нелепости свидетельских показаний и неподходящее орудие убийства – дизельные моторы – с самого начала делали официальную историю Белжеца совершенно неправдоподобной, но с абсолютной точностью ее опровергла только экспертиза А. Колы. Она показала, во-первых, что описанных свидетелями газовых камер не было, а во-вторых, что на лагерь Белжец приходится лишь малая часть официального числа жертв. Карло Маттоньо прав, когда он пишет в конце своей книги, что открытия польских археологов позволяют сделать решающий прорыв к истине, но не к официальной версии.

Студент: Итак, Белжец не мог быть лагерем уничтожения. Но и рабочим лагерем он не мог быть, так как был слишком мал для того, чтобы в нем могли одновременно поместиться 434 000 депортированных туда людей. Чем же он был?

Ф. Брукнер: Прошу вас, ответьте сами на свой вопрос.

Есть лишь один вариант.

Студент: Пересыльный лагерь?

Ф. Брукнер: Вот именно. Позже, когда мы будем говорить о национал-социалистической политике переселения евреев, я представлю вам неопровержимые доказательства этого.

 

Белжец: происхождение мифа

 

Студентка: Господин Брукнер, меня зовут Марина, и у меня есть к вам вопрос.

Ф. Брукнер: Пожалуйста.

Студентка: Разумеется, из изложенного вами явствует, что число жертв Белжеца непомерно завышено. Тем не менее не вызывает сомнения, что там имели место убийства с использованием газа.

Ф. Брукнер: Прошу вас, обоснуйте это свое убеждение.

Студентка: Я не могу вам представить документальные или судебные доказательства, и, разумеется, ясно, что такие свидетели, как Герштейн и Редер, не заслуживают доверия. Но ведь нет дыма без огня. Не может быть, чтобы какие-то люди просто выдумали историю про газовые камеры. На мой взгляд, Герштейн в Белжеце действительно присутствовал при убийстве газом, но, будучи человеком со слабой психикой, он потом раздул все это до чудовищных размеров. Вероятно, он лгал не умышленно, а просто воспроизводил в утрированном виде действительные переживания.

Ф. Брукнер: К такому выводу приходят многие при первом знакомстве с аргументами ревизионистов. Они полагают, что история про газовые камеры должна содержать в себе как минимум каплю истины, даже если число жертв преувеличено. Я излечу вас от этого заблуждения, продемонстрировав, как возникла история про газовые камеры.

О лагере Белжец уже вскоре после его открытия начали ходить самые дикие слухи. 8 апреля 1942 года польское движение Сопротивления передало следующее сообщение:

 

«Среди евреев ужас и отчаяние. Мы знаем теперь, что ежедневно в Белжец прибывает один состав из Люблина, другой из Львова, каждый по 20 вагонов. Евреев высаживают из вагонов, уводят за забор с колючей проволокой и убивают электрическим током или ядовитым газом; трупы потом сжигают».[168]

 

Студентка: Электрическим током? Но это совершенно новый вариант убийства.

Ф. Брукнер: Этот вариант преобладал в прессе в течение трех лет. Об убийстве газом говорилось лишь в очень немногих из ужасных историй о Белжеце, которые распространяли одновременно польское движение Сопротивления и еврейские круги, и ни в одном случае не упоминался дизельный мотор. Почти всегда говорилось, что евреев убивали током. Например. 12 февраля 1944 года, более чем через год после закрытия лагеря Белжец, можно было прочесть в «Нью-Йорк таймс»:

 

«Стокгольм, Швеция, 11 февраля (АП). Один молодой польский еврей, который благодаря фальшивым документам не стал жертвой массовых казней в Польше, повторил сегодня историю, согласно которой немцы в Восточной Польше, в старых русских укреплениях устроили «фабрику уничтожения». Евреев нагишом загоняют на электрическую плиту, которая работает как гидравлический лифт, и опускают ее в огромный резервуар с водой, пока жертвы не оказываются в воде по шею. Их убивают током через воду. Потом лифт поднимает трупы в расположенный выше крематорий, – сказал этот молодой человек».

 

С поэтической фантазией описал подземную электрическую установку для казней венгерский еврей д-р Штефан Сенде в книге, которая вышла в Стокгольме в 1944 году на шведском языке и год спустя была переведена на английский и немецкий языки. Я цитирую немецкое издание, которое вышло под названием «Последний еврей из Польши»:

 

«Даже для уничтожения клопов и вшей требуется определенная техника. И никто не может усомниться в том, что немцы – технически высоко одаренный народ. Среди них есть инженеры смерти. Они получили от фюрера и главы СС задание решить техническую проблему. И они решили эту проблему, и сделали это великолепно (…)

Человеческая мельница занимает пространство диаметром около 7 километров (…) Набитые евреями поезда въезжают через туннель в подземные помещения места казней (…) У них отбирают все. Вещи аккуратно сортируются, инвентаризируются и, конечно, используются в целях расы господ. Чтобы избавиться от этой сложной и отнимающей много времени работы, все составы стали позже загружать голыми людьми.

Голых евреев доставляют в огромные залы, которые могут вмещать несколько тысяч человек за один раз. В них нет окон, они металлические, с опускаемым полом. Пол этих залов с тысячами евреев опускается в расположенный ниже бассейн с водой настолько, чтобы люди на металлической плите не совсем ушли под воду. Когда вода поднимается выше бедер стоящих на этой плите евреев, через нее пропускается сильный электрический ток. Через несколько мгновений все евреи мертвы – тысячи за один раз.

Затем металлический пол поднимается из воды. На нем лежат трупы казненных. Включается другая линия подачи тока, и металлическая плита превращается в гроб крематория, раскаленный докрасна, и от всех трупов остается один пепел. Потом мощные краны поднимают этот огромный гроб и высыпают пепел. Большие фабричные трубы выпускают дым. Процедура завершена. Следующий поезд с новыми евреями уже ждет у въезда в туннель.

Отдельные поезда доставляли от трех до пяти тысяч, иногда и больше евреев. Бывали дни, когда по линии на Белжец проходили 20 и более таких поездов. Таков триумф современной техники при нацистском режиме. Проблема казни миллионов людей решена».[169]

 

Студентка: Если в Белжец часто прибывали более 20 поездов с более чем 5000 евреев, это значит, что в дни-пик там убивали более чем по 100 000 евреев. Эдак можно было истребить шесть миллионов евреев за два месяца, и другие лагеря уничтожения не понадобились бы.

Ф. Брукнер: Совершенно верно. Само собой, от этой человеческой мельницы диаметром 7 км не осталось ни малейших следов.

Студент: Интересно, был ли хоть один человек, который верил в эту чушь?

Ф. Брукнер: А чем признания Герштейна с его 20–25 миллионами убитых и 28–32 узниками, спрессованными на одном квадратном метре газовой камеры, достоверней рассказа Ш. Сенде? Разница лишь в том, что о Ш. Сенде уже несколько десятилетий никто больше не говорит, тогда как Герштейн все еще фигурирует в исторических трудах и до сих пор считается главным свидетелем по Белжецу.

К числу последних, кто еще верил, что орудием убийства был ток, принадлежал Симон Визенталь, который еще в 1946 году писал:

 

«Люди, спрессованные эсэсовцами, подгоняемые латышами и украинцами, вбегали через открытые ворота в «баню», которая могла вместить 500 человек за один раз. Пол этой «бани» был металлическим, а с потолка свисали лейки душа. Когда помещение заполнялось, эсэсовцы включали в металлической плите сильный ток, 5000 вольт. Короткий крик, и казнь закончена».[170]

 

Что, по С. Визенталю, происходило с трупами, вы уже знаете из прошлой лекции: их перерабатывали на «мыльной фабрике Белжец» в мыло под названием RIF – «чисто еврейский жир».

Впоследствии на описанные многочисленными свидетелями установки для казни током в Белжеце ортодоксальная история опустила завесу молчания. Если вы прочтете классические труды по Холокосту, такие как «Энциклопедия Холокоста» или «Уничтожение европейских евреев» Хильберга, вы не найдете в них об этом ни слова. Читатели не должны задумываться над тем, что первые рассказы о лагерях резко отличаются от позднейшей официальной версии. Тщательно замалчивается и другая ходившая во время войны история о поездах смерти с известью, заслуга в распространении которой принадлежит в первую очередь поляку (не еврею) Яну Карскому.

Студент: Ян Карский? Он умер пару лет назад. В некрологе говорилось, что он во время войны тщетно пытался обратить внимание мира на Холокост.

Ф. Брукнер: Поздравляю, у вас хорошая память. Ян Карский умер в 2000 году. Во время Второй мировой войны он участвовал в польском движении Сопротивления. Его специальностью была «черная пропаганда» – т. е. дезинформация – среди немецких солдат[171]. После войны он считался одним из главных свидетелей Холокоста и великим героем антифашистского Сопротивления, но ни единым словом не упоминали о том, что этот великий герой рассказывал во время самой войны. В 1944 году он написал книгу «История тайного государства»[172], в которой утверждал, будто в начале октября 1942 года по заданию Бунда, еврейской социалистической организации, он ездил «в город Белжец примерно в ста милях к востоку от Варшавы», где немцы уничтожили «бывших обитателей Варшавского гетто». Но обитатели Варшавского гетто были депортированы не в Белжец, а в Треблинку, и Белжец находится примерно в 300 км к юго-востоку от Варшавы. Убийство евреев Я. Карский описывал следующим образом:

 

«А потом произошел самый ужасный эпизод. Руководитель Бунда предупредил меня, что даже если я доживу до ста лет, я никогда не забуду некоторые увиденные мною вещи. Он не преувеличивал (…) Немцы приказали посадить в каждый вагон 120–130 евреев (…) Пол вагона был покрыт толстым слоем белого порошка. Это была негашеная известь (…) Тот, кто видел, как перемешивают цемент, знает, что происходит, когда на известь выливают воду. Смесь пенится и испаряется, когда порошок соединяется с водой, и образуется большое количество тепла (…) Влажная плоть, которая входит в контакт с известью, обезвоживается и быстро сгорает. Узники вагонов быстро буквально сгорали, так как мясо у них слезало с костей (…) Мои информаторы точно описали мне весь этот рейс. Поезд проехал примерно 80 миль и потом остановился в чистом поле. Потом будто ничего не происходило. Поезд стоял и терпеливо ждал, пока смерть доберется до всех его уголков. Это длилось от двух до четырех дней. Когда известь, удушение и травмы заглушали последний крик, появлялась группа мужчин. Это были молодые, сильные евреи, которым поручали очистку. Под сильной охраной они отпирали вагоны и выбрасывали кучи обгоревших трупов. Гору мяса, которую они нагромождали, потом сжигали и останки зарывали в одну огромную яму».

 

Студент: И человек, который высосал из пальца такую несусветную чушь, считался одним из главных свидетелей Холокоста?

Ф. Брукнер: Именно так. В девятичасовом фильме «Шоа» французского режиссера Клода Ланцмана, еврея по национальности, Я. Карский много рассказывает о своих различных «миссиях» во время войны, но не говорит ни слова о Белжеце[173]. В 1997 году он написал предисловие к новому изданию книги Рудольфа Редера «Белжец»[174], но не упоминает там о своем мнимом посещении этого лагеря и не обращает внимание читателей на то, что его собственное описание этого лагеря отличается от описания Редера как день от ночи.

Марина, вы высказали мнение, что история про газовые камеры обязательно должна была иметь под собой какую-то реальную основу, ее нельзя было просто придумать. После того, как вы услышали о поездах смерти с известью, об установках для убийства током и о «мыльной фабрике Белжец», вы продолжаете считать, что у этих историй тоже есть реальная основа?

Студенткa: Конечно, нет.

Ф. Брукнер: Вот вам доказательство того, что подобные ужасные истории, от которых волосы встают дыбом, можно просто выдумать.

Студент: А когда официальная история остановила свой выбор на дизельных моторах?

Ф. Брукнер: Не сразу после окончания войны. Еще во время Нюрнбергского процесса польское правительство представило официальный документ о «немецких преступлениях в Польше», который советские обвинители использовали на этом процессе. В нем говорилось, что в начале 1942 года в Белжеце были построены специальные сооружения для массового убийства евреев, которых нагишом загоняли в здание, через пол которого потом пропускали сильный ток[175]. На заседании Нюрнбергского процесса 19 февраля 1946 года советский обвинитель Смирнов зачитал документ, в котором повторялось это утверждение[176]. Однако в 1947 году Эугениуш Шройт написал в информационном бюллетене Комиссии по расследованию немецких преступлений в Польше, что жертв убивали выхлопными газами, но еще не уточнялось, что газами дизельных моторов[177].

Студент: Можно предположить, что после признания Герштейна электрический ток перестали считать орудием убийства?

Ф. Брукнер: По всей вероятности, да. 30 января 1946 года заместитель французского обвинителя на Нюрнбергском процессе Шарль Дюбо представил ряд документов, в том числе и подписанное Герштейном признание[178]. На Западе оно, наряду с признанием первого коменданта Освенцима Рудольфа Гёсса, быстро стало главным доказательством истребления евреев. Поскольку Герштейн четыре раза говорил о дизельном моторе, для поляков стало невозможным держаться за свою прежнюю версию об убийстве током.

Студент: История про дизельный мотор лишь на первый взгляд кажется более правдоподобной, чем история об электрическом токе, пропускаемом через пол или плиту. Неспециалисты думают, что, поскольку дизельные моторы ужасно воняют, их выхлопные газы особенно смертельны.

Ф. Брукнер: Совершенно верно. Из трех главных методов убийства, якобы применявшихся в Белжеце – с помощью тока, извести и выхлопных газов дизеля, – в конце концов выбрали тот, который выглядит наименее невероятным, причем лишь через несколько лет после закрытия лагеря Белжец.

 

Треблинка: газовые камеры

 

Ф. Брукнер: Кому из вас известно имя Ивана Демьянюка? Вам, да?

Студент: Это был американец, родившийся на Украине, которого двадцать лет назад судили в Израиле по обвинению в массовом убийстве людей в концлагере, приговорили к смерти, но позже освободили.

Ф. Брукнер: Правильно. Демьянюк родился в 1920 году на Украине, в 1942 году попал в плен к немцам. Чтобы спастись от голода в лагере, он, как и многие его соотечественники, записался в добровольцы на сторону немцев и попал в украинскую национальную гвардию, которая сражалась против Красной армии под командованием генерала Шандрука. После войны он сначала жил в Германии, а потом эмигрировал в США, где начал новую жизнь, став рабочим автомобильного завода.

В середине 70-х годов он попал в поле зрения группы «охотников за нацистами». Группа американских следователей выехала в Израиль, где семь бывших узников Треблинки опознали в Демьянюке «Ивана Грозного», украинца, который обслуживал дизельный мотор газовых камер.

Вскоре после этого просоветская газета «Юкраиньен ньюс» опубликовала факсимиле служебного удостоверения из концлагеря Травники, где служили охранниками многие украинцы. Согласно этому удостоверению И. Демьянюк был в марте 1943 года откомандирован в Собибур. В середине 1987 года в США этот документ был подвергнут химическому анализу, который выявил в качестве компонента фотобумаги окись титана – химикат, который использовался в черно-белой фотографии только с конца 60-х годов[179]. Но к тому моменту И. Демьянюк уже находился в израильской тюрьме. Иммиграционные службы США сочли фотокопию этого документа достаточным доказательством, хотя, даже если бы он был подлинным, не доказывал бы пребывание Демьянюка в Треблинке, и распорядились выдать его Израилю.

Студент: А почему Израилю? Этого государства во время Второй мировой войны еще не было.

Ф. Брукнер: С юридической точки зрения это была полная нелепость. Демьянюка могли бы выдать Польше, но ей он был не нужен. Только через десять месяцев после того, как И. Демьянюк был выдан Израилю, советская сторона предоставила американцам это удостоверение, которое, как позже выяснилось, было фальшивкой.

Студентка: А зачем СССР нужна была эта фальшивка?

Ф. Брукнер: И. Демьянюк в США принадлежал к националистической украинской и антикоммунистической организации. Дело Демьянюка предоставило Советскому Союзу возможность очернить всех украинских эмигрантов как пособников нацистов и палачей.

Для Израиля последовавший показательный процесс был уникальным шансом подогреть истерию вокруг Холокоста и идеологически обработать молодое поколение; этот процесс в обязательном порядке изучали в израильских школах. Пятеро «переживших Холокост» заявили под присягой, что И. Демьянюк и есть «Иван Грозный», рассказывая леденящие кровь истории о его жестокости. Свидетель Пинхас Эпштейн утверждал:

 

«Иногда он приходил с кинжалом, иногда со штыком, пробивал черепа, отрезал уши, издевался над заключенными. В это невозможно поверить, но он стоял рядом с трупами и пялился на них. Я хотел бы сказать высокому суду, что это было ужасно – смотреть на трупы, когда их вытаскивали из камер. Люди с разбитыми лицами, с колотыми ранами в животах, женщины со свисающими из них зародышами, молодые девушки с колотыми ранами, с выколотыми глазами (…) Он стоял там и смотрел на дела рук своих, на заколотых девушек с выдавленными глазами и отрезанными грудями, стоял и наслаждался этим зрелищем. Этот Иван был чудовищем с другой планеты».[180]

 

Свидетель Элиаху Розенберг вспоминал:

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-08-16; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.228.21.186 (0.03 с.)