ТОП 10:

К вопросу о проблематике свидетельских показаний



 

Ф. Брукнер: Чтобы проблематика свидетельских показаний стала для вас наглядной, я хотел бы указать на один случай, который 8 месяцев назад попал в газетные заголовки. 11 мая 2005 г. телепрограмма «Евроньюс» распространила признание 84-летнего испанца по имени Энрик Марко, который десятилетиями вопреки истине выдавал себя за выжившего узника концлагерей. В бесчисленных докладах, которые он читал с 1978 года, главным образом перед школьниками, Э. Марко утверждал, что он, как антифашист, побывал в лагерях Флоссенбюрг и Маутхаузен и стал там свидетелем неописуемых зверств. Благодаря исследованиям историка Бенито Бермехо этот Э. Марко был разоблачен как лжец. Он никогда не был ни в каком концлагере; в 1941 году добровольно уехал работать в Германию, а в 1943 году вернулся на родину. В процессе тщательных исследований Б. Бермехо обнаружил, что во Флоссенбюрге никогда не было заключенного по имени Энрик Марко.

После того, как обман открылся, Э. Марко извинился перед бесчисленными людьми, которых он водил за нос. То, что ему это удавалось десятилетиями, кажется удивительным уже по той причине, что он рассказывал совершенно невозможные вещи, например, будто французские власти в Марселе в 1941 году выдали его гестапо, хотя Марсель входил тогда в неоккупированную зону Франции, и никакого гестапо там не было[109].

Но самым пикантным было то, что этот профессиональный сказочник был председателем Общества друзей Маутхаузена, т. е. объединения бывших узников Маутхаузена. В этот лагерь было интернировано много испанских коммунистов, в том числе писатель Хорхе Семпрун.

Студентка: Х.Семпрун известен и у нас в России. Относительно Э. Марко: если он не был в Маутхаузене, то не мог познакомиться там ни с кем из испанцев, которые действительно сидели в этом лагере. Вы сказали, что Э. Марко начал выступать со своими докладами в 1978 году; многие из бывших испанских узников тогда еще были живы. Разве не удивительно, что никто из них, и Х. Семпрун в том числе, не разоблачили обманщика?

Ф. Брукнер: Вы посыпаете солью раны. В самом деле, кажется немыслимым, чтобы Х. Семпрун не был в курсе обмана и чтобы об этом не знали также многие другие бывшие узники Маутхаузена.

Студентка: Почему же они молчали?

Ф. Брукнер: Вероятно, из антифашистской солидарности.

Если известность Э. Марко ограничивалась одной Испанией, то другой профессиональный лжец, который присвоил себе имя «Биньямин Вилькомирский», достиг славы всемирной. В 1995 году он произвел фурор своим «автобиографическим правдивым рассказом о Холокосте» под названием «Bruchstücke» («Осколки»)[110]. В этой книге автор утверждал, что родился в 1939 году в Риге, а потом из-за своего еврейского происхождения был депортирован в Майданек и Освенцим, где буквально пережил ад на Земле. После войны он переселился в Швейцарию, где был усыновлен.

«Осколки» были переведены на многие языки, и критики захлебывались от восторга. При этом от внимания непредвзятого читателя не могли ускользнуть ни крайне низкое литературное качество книги, ни абсолютная неправдоподобность описанных в ней событий. Например, автор рассказывает, как в начальной школе учительница показала картинку, на которой был изображен швейцарский национальный герой Вильгельм Телль, стреляющий из своего лука в яблоко, и спросила его, кто это. Он под влиянием своих ужасных лагерных воспоминаний ответил, что это эсэсовец, стреляющий в ребенка, за что одноклассники избили его.

Студент: Но это же просто смешно!

Ф. Брукнер: Да, смешно, но это не помешало книге «Вилькомирского» быстро войти в число мировой классики Холокоста. К сожалению, автор наслаждался славой всего три года. В 1998 году в цюрихском еженедельнике «Ди Вельтвохе» появилась статья еврейского журналиста Даниэля Ганцфрида, в которой он в пух и в прах разнес историю «Вилькомирского»: еврейское имя «Вилькомирский» присвоил себе сам, Майданек и Освенцим посетил лишь много лет спустя после войны как турист, а родился он не в 1939 году в Риге, а в феврале 1941 года в Швейцарии и был внебрачным ребенком некоей Иветты Грожан. Его мать назвала его Бруно, но впоследствии он был усыновлен нееврейской швейцарской парой Дессеккер[111].

После разоблачений в «Вельтвохе» за статьей Д. Ганцфрида последовала целая книга под названием «Он же Вилькомирский. Пародия на Холокост»[112]. Журналисты всего мира покаянно били себя в грудь и упрекали себя, как они могли купиться на столь явный обман. Сам Д. Ганцфрид задавал в своей статье вопрос: не пропало ли у рецензентов «мужество собственного суждения»? – вопрос в изрядной степени лицемерный.

Студент: Почему?

Ф. Брукнер: Д.Ганцфрид совершенно точно знал, что будет с рецензентом, который осмелится плохо отозваться о «правдивом рассказе еврея, пережившего Холокост»: его разорвут на клочки.

Студент: Ну, вы преувеличиваете. Д. Ганцфрида же не разорвали на клочки!

Ф. Брукнер: Потому что он сам еврей! Еврей может гораздо свободней высказываться по вопросу о Холокосте, чем нееврей. Если бы какой-нибудь немец сказал хотя бы половину тех истин, которые изложил американский еврей Норман Финкельштейн в своем бестселлере «Индустрия Холокоста»[113], его несомненно обвинили бы в ФРГ в «разжигании вражды между народами» и приговорили бы к большому штрафу или посадили бы в тюрьму.

А Дессеккер, он же Вилькомирский, не еврей. Он присвоил себе в своей книге роль еврея, пережившего Холокост, а по еврейским понятиям это святотатство. Поэтому, очевидно, и было решено покончить с ним, и Д. Ганцфриду и «Вельтвохе» дали зеленый свет на совершение экзекуции. Кстати, и испанский обманщик Э. Марко тоже не еврей. Будь он евреем, ни один историк не осмелился бы его разоблачить, и даже если бы он сделал это, СМИ замолчали бы этот факт.

Студентка: То, что Э. Марко и Вилькомирский разоблачены как обманщики, еще не означает, что все свидетели – обманщики.

Ф. Брукнер: Безусловно, но тот факт, что явный лживый «рассказ свидетеля» повсюду приняли за чистую монету, говорит о многом. Атмосфера после Второй мировой войны была такова, что считалось преступным ставить под сомнение слова бывших узников концлагерей. Тот, кто делал это, как бы убивал жертвы вторично, так как претендовал на уникальность их судьбы преследуемых.

Студентка: То, что есть лгуны и жулики, которые извлекают из Холокоста свою собственную выгоду, меня не удивляет. Однако я убеждена, что газовые камеры были, хотя официальное число жертв, возможно, преувеличено.

Ф. Брукнер: Прошу вас обосновать это ваше убеждение.

Студентка: Если тысячи людей совершенно независимо друг от друга описывают в точности одни и те же вещи, невозможно, чтобы это было совпадением или обманом.

Ф. Брукнер: Совершенно с вами согласен.

Студентка: Ах, так? Значит, вы согласны со мной, что евреев убивали в газовых камерах?

Ф. Брукнер: Нет.

Студентка: Тогда я отказываюсь вас понимать!

Ф. Брукнер: Ваша аргументация опирается на ложные предпосылки. Во-первых, нет «тысяч свидетелей убийства людей газом», а во-вторых – и этот пункт гораздо важней, чем количественный, – показания свидетелей не совпадают.

Сначала по первому пункту. Пожалуйста, дайте мне определение, кого вы понимаете под свидетелем.

Студентка: Свидетель – это человек, который присутствовал при определенном событии и описал его.

Ф. Брукнер: Правильно. Но если вы начнете штудировать литературу о Холокосте, то быстро обнаружите, что нет «тысяч» бывших узников, которые утверждают, что присутствовали при убийстве людей газом и хоть с какой-нибудь степенью точности описывают эту акцию. Сколько таких свидетелей, сто или двести, я вам в данный момент не могу сказать. Но остается фактом, что в классических работах о Холокосте постоянно возникают одни и те же два-три десятка имен. С некоторыми из этих свидетелей мы познакомимся подробнее. Чтобы оценить достоверность свидетельских показаний в целом, в принципе достаточно взять показания этих сравнительно немногих образцовых свидетелей, на показаниях которых основывается вся картина Холокоста, и подвергнуть их критическому анализу.

Студентка: Вы намекаете, таким образом, что свидетели убийств в газовых камерах лгали сознательно?

Ф. Брукнер: Изучение их утверждений не позволяет сделать никакой другой вывод.

Студентка: Но почему они лгали?

Ф. Брукнер: Разумеется, из ненависти к немцам! Тот, кто был отправлен в лагерь не за свои индивидуальные деяния, а исключительно по причине еврейского происхождения, вынужден был заниматься изнурительным трудом под палящим солнцем или в зимнюю стужу, да еще выстаивать по возвращении с работы на «апелль-плаце», скудно питаться, жить в переполненных, вшивых бараках, подвергаться ограблению и террору со стороны уголовников, видеть, как его товарищи по несчастью массами умирают от эпидемий, и быть свидетелем казней. В результате всего этого в нем накапливался страшный гнев против своих угнетателей. Так что мало кто мог противостоять искушению приписать немцам все мыслимые зверства, чтобы на как можно более долгий срок обесчестить самое имя «немец».

Кроме того, следует подчеркнуть, что большинство ключевых свидетелей выступало на процессах против персонала концлагерей. Они были рады, что могут теперь помочь отправить обвиняемых на виселицу или, как минимум, в тюрьму.

Но одновременно я хотел бы обратить ваше внимание на то, что были и свидетели защиты – бывшие заключенные, которые тоже страдали, но совесть не позволяла им лгать, поэтому они не только не рассказывали никаких историй про газовые камеры, но даже брали некоторых обвиняемых на процессах под защиту и свидетельствовали об их корректном и человечном поведении. Позже мы познакомимся с показаниями ряда таких свидетелей защиты.

Студент: С одним из них, Полем Рассинье, мы уже знакомы.

Ф. Брукнер: Это самый известный, но отнюдь не единственный случай. Но в литературе о Холокосте вы тщетно будете искать свидетельские показания такого рода. Для нее характерны только обвинительные показания.

Перейдем ко второму пункту. Показания свидетелей не совпадают, как обычно ошибочно думают.

Студент: Но если несколько свидетелей ДТП описывают его по-разному, это не значит, что этого ДТП вообще не было. Человеческая память, как известно, несовершенна, и к тому же каждый свидетель переживает событие по-своему.

Ф. Брукнер: Если бы речь шла только о незначительных расхождениях, действительно, не было бы причины ставить под вопрос достоверность свидетельских показаний. Но слишком часто мы имеем дело с фундаментальными и непреодолимыми расхождениями.

Возьмем выбранный Вами пример ДТП. Допустим, три свидетеля описывают одно и то же происшествие. Один свидетель утверждает, что один автомобиль столкнулся с другим, двигавшимся навстречу. Второй и третий свидетели говорят, что автомобиль был только один. По словам второго свидетеля этот автомобиль закрутило, он перевернулся и упал в кювет. А третий свидетель утверждает, что автомобиль ехал по мосту, мост обрушился и автомобиль упал в реку. Что необходимо сделать при расследовании данного происшествия?

Студент: Поехать на место и изучить следы аварии.

Ф. Брукнер: К какому же выводу вы придете, если не обнаружите ни следов аварии, ни моста, ни реки?

Студент: Я заподозрю первого и второго свидетелей в даче ложных показаний, а третий будет разоблачен как заведомый лжец.

Ф. Брукнер: А теперь конкретный пример из литературы о Холокосте, который наглядно покажет вам всю глубину противоречивости свидетельских показаний[114].

Историк Холокоста Джеральд Рейтлингер, английский еврей, автор считающейся до сих пор классической книги «Окончательное решение», описывает в ней процесс убийства газом в крематориях II и III Освенцима-Бжезинки. Он опирается при этом на показания трех свидетелей: польской еврейки Ады Бимко, венгерского еврея д-ра Миклоша Ньисли и румынского еврея Карла-Сигизмунда Бенделя[115]. Тому, кто читает данный отрывок, никакие противоречия не бросятся в глаза; все три свидетеля как будто описывают один и тот же процесс, дополняя друг друга.

Но если вы прочтете полные варианты показаний этих трех свидетелей (Дж. Рейтлингер приводит лишь отрывки), картина кардинально изменится. Ада Бимко утверждает, будто в газовой камере находились два огромных металлических резервуара с газом, т. е. она не знала, что якобы использовавшийся для массового убийства Циклон-Б имел форму гранулята, который хранился не в «огромных резервуарах», а в небольших банках. То, что она никогда не видела изнутри крематориев II и III, в которых якобы происходило убийство газом, явствует из того, что она утверждает, будто из газовой камеры в помещение для сжигания с печью вела узкоколейка[116]. В действительности морг I (мнимая газовая камера) и помещение с печью находились на разных этажах здания и были соединены лифтом. Историю про узкоколейку Ада Бимко, вероятно, слышала от словацкого еврея и архилжеца по имени Рудольф Врба, о котором мы еще будем говорить подробно.

Перейдем ко второму и третьему свидетелям Дж. Рейтлингера. Объем морга, согласно всем строительным планам, был равен 30×7×2,41 м, а свидетель Ньисли, который якобы четыре месяца работал в этих крематориях, говорит, будто «газовая камера» имела длину 200 м[117]. Может ли быть, чтобы кто-нибудь, кто месяцами практически каждый день видел помещение длиной 30 м и работал в нем, указал его длину как 200 м?

Студент: Абсолютно исключено!

Ф. Брукнер: Не менее удивительны показания свидетеля К.-С. Бенделя. На процессе он заявил для протокола, что «газовая камера» имела длину 10 м, ширину 4 м и высоту 1,6 м[118]. Последнее означает, что жертвы, кроме детей и лилипутов, должны были в газовoй камере сгибаться.

По М. Ньисли, помещение длиной 30 м имело длину 200 м, по К-С. Бенделю – 10 м; последний указывает высоту помещения 1,60 м, хотя она равнялась 2,41 м. Вопрос первый: совпадают ли показания этих двух свидетелей?

Студент: Разумеется, нет.

Ф. Брукнер: Вопрос второй: кому из них можно верить, М. Ньисли или К-С. Бенделю?

Студент: Ни тому ни другому.

Ф. Брукнер: И госпоже Аде Бимко тоже верить нельзя. Итак, автор классической работы о Холокосте опирается на показания трех отъявленных лжецов, утверждения которых к тому же находятся в кричащем противоречии друг с другом.

Как вы считаете, можем ли мы однозначно верить показаниям других свидетелей Холокоста или должны изучить их под лупой и посмотреть, во-первых, совпадают ли они друг с другом, а во-вторых, согласуются ли они с реальными фактами?

Студент: Я думаю, вы сами знаете наш ответ на этот вопрос.

Ф. Брукнер: Тогда завтра мы займемся так называемыми «лагерями уничтожения» и поближе познакомимся с доказательной базой по этому поводу. Может быть, кто-то из вас готов выполнить на завтра небольшое домашнее задание? Да, девушка с длинными светлыми волосами – как вас зовут?

Студентка: Людмила.

Ф. Брукнер: Вот перед вами, Людмила, вышедшее под редакцией Вальтера Лакера русское издание «Энциклопедии Холокоста»[119]. Прочтите, пожалуйста, к завтрашнему дню, статьи под рубрикой «Лагеря смерти», а также по каждому в отдельности из шести мнимых лагерей уничтожения: Освенцим, Майданек, Бельзец, Треблинка, Собибур и Хелмно – и составьте для нас краткое резюме по этим статьям.

Сердечно благодарю.

 

 

Глава II
«ЛАГЕРЯ УНИЧТОЖЕНИЯ»: ИСТОРИЧЕСКИЙ И ТЕХНИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ

 

«Лагеря уничтожения» по версии «Энциклопедии Холокоста»

 

Ф. Брукнер: Доброе утро, дамы и господа. В начале нашей сегодняшней лекции мы рассмотрим вопрос о том, что пишет официальная литература по проблеме Холокоста о так называемых «лагерях уничтожения», на чем держится и вместе с чем рушится вся традиционная версия Холокоста. Очень хорошо, что «Энциклопедия Холокоста» недавно вышла и на русском языке. Людмила, вам слово.

Студентка: Сначала я прочла статью под рубрикой «Лагеря смерти», а потом тексты о каждом из шести лагерей, именуемых «лагерями уничтожения». При этом мне сразу бросились в глаза две вещи. Во-первых, эта тема освещена совсем не так детально, как следовало бы столь важной для этой проблемы теме. Статья «Лагеря смерти» занимает ровно пять страниц (с. 321–325). Из этих лагерей подробно описан только Освенцим, которому посвящено 13 страниц (с. 432–444), в то время как статьи о пяти других лагерях коротки до абсурда: 21 строка о Треблинке (с. 623), 13 строк о Майданеке (с. 345), 10 строк о Собибуре (с. 569) и по семь строк о Белжеце (с. 67) и Хелмно (с. 659). Для сравнения: статья «Ортодоксальная религиозная мысль» занимает восемь страниц (с. 424–432), хотя эта тема имеет лишь косвенное отношение к Холокосту. Мне кажется, что налицо явная непропорциональность изложения.

Ф. Брукнер: Семь строк о Белжеце, лагере, в котором якобы были убиты 600 000 евреев, т. е. 10 % от пресловутых шести миллионов, и восемь страниц на тему, которая напрямую не связана с Холокостом, – как объясните вы столь странное соотношение?

Студент: Очевидно, издатели хотели напечатать как можно более толстую книгу. Может быть, официальная версия Холокоста слишком мала, чтобы заполнить 727 страниц, поэтому издатели были вынуждены включить информацию, не относящуюся к теме, чтобы раздуть объем книги.

Ф. Брукнер: Такое подозрение действительно возникает. А что еще вам бросилось в глаза?

Студент: Количество жертв, указанных под рубрикой «Лагеря смерти», порой сильно отличаются от цифр в статьях об отдельных лагерях. Вот их обзор.

 

Освенцим: 1–1,5 миллиона (с. 322), 1,1 миллиона (с. 444).

Треблинка: 750–800 тысяч (с. 324), 870 000 (с. 623).

Белжец: 600 000 (с. 67), 600 000 (с. 324).

Майданек: 235 000 (с. 323), 360 000 (с. 345).

Собибур: 200–250 тысяч (с. 325), 500 000 (с. 569).

Хелмно: 150–300 тысяч (с. 324), 300 000 (с. 659).

 

Этот разнобой в цифрах никак не поддается объяснению.

Ф. Брукнер: А объяснение очень простое. Все статистические данные о числе жертв «лагерей уничтожения» взяты из польских источников, а в Польше эти цифры на протяжении нескольких десятилетий пересматривались в сторону снижения. Так, например, для Майданека долго указывалась цифра 360 000 жертв, пока польские историки в начале 90-х годов не снизили ее до 235 000. Авторы статей «Энциклопедии Холокоста» явно опирались на разные польские источники, одни на более старые, другие – на более новые.

Студент: Удивительно, что в редакции не позаботились о согласовании этих данных.

Ф. Брукнер: Этого и в самом деле следовало бы ожидать от издателей книги, претендующей на роль классической энциклопедии.

Теперь прошу вас, Людмила, подытожить по рубрикам данные о «лагерях уничтожения», взятые из «Энциклопедии Холокоста».

Студентка: Два из шести «лагерей уничтожения», Освенцим и Майданек, первоначально планировались как обычные концлагеря, а также как лагеря для военнопленных. Лишь позже – в Освенциме с февраля 1942 года, в Майданеке с августа 1942 года – начали действовать газовые камеры для массового убийства евреев. С тех пор Освенцим и Майданек служили одновременно концлагерями и лагерями уничтожения. Вновь прибывшие евреи подвергались отбору: работоспособные использовались для принудительных работ, неработоспособные же направлялись в газовые камеры. Зато Хелмно, Белжец, Собибур и Треблинка с самого начала были центрами уничтожения в чистом виде. Хелмно открыли в конце 1941 года, три других лагеря – между мартом и июлем 1942 года. Из евреев, отправленных в Белжец, выжили лишь двое, из отправленных в Хелмно – восемь или десять. В Собибуре и Треблинке незадолго до ликвидации этих лагерей произошли восстания, что позволило нескольким сотням евреев бежать, но и там число выживших составляло лишь доли процента.

Ф. Брукнер: Какой газ использовался для массовых убийств?

Студентка: В Освенциме пестицид Циклон-Б, в Майданеке частично тоже Циклон-Б, частично моноокись углерода; в последнем лагере имели место также массовые расстрелы. В Хелмно вместо стационарных газовых камер использовались газовые автомобили (душегубки). Какой газ использовался в остальных трех лагерях, в прочитанных мною статьях не сказано.

Ф. Брукнер: Но об этом говорится в статье «Газовые камеры» (с. 158 и далее). В Белжеце, Собибуре и Треблинке в качестве оружия убийства якобы использовались выхлопные газы дизельных моторов.

Скажите, а как в дальнейшем поступали с трупами убитых?

Студентка: В Освенциме их сжигали в крематориях; в Хелмно были две открытых печи для сжигания трупов; в Треблинке, Собибуре и Белжеце трупы сначала зарыли в массовые могилы, а потом снова выкопали и сожгли. Информации о том, как избавлялись от трупов в Майданеке, я не нашла.

Ф. Брукнер: В Майданеке были крематории.

Спасибо, Людмила. Теперь я хотел бы попросить вас всех поделиться мыслями относительно информации, прочитанной вашей коллегой. Кажется ли вам нарисованная здесь картина «лагерей уничтожения» логичной или в глаза бросаются какие-то противоречия? Я думаю, десяти минут вам будет достаточно для подготовки. Вы можете обсуждать это между собой. (Пауза.)

Итак, десять минут истекли. Кто хотел бы высказаться первым? Да, пожалуйста, высокий господин в очках – как вас зовут?

Студент: Меня зовут Анатолий. Мое хобби – мотоспорт, поэтому я хорошо разбираюсь в автомобилях и моторах. Когда вы сказали, что согласно официальной истории в трех из шести лагерей для массовых убийств использовались выхлопные газы дизельных моторов, меня это очень удивило. Выхлопные газы этих моторов в качестве оружия убийства не годятся, так как содержат мало моноокиси углерода и много кислорода. Любой мотор, работающий на бензине, был бы гораздо эффективней.

Ф. Брукнер: Вы сразу нашли одно из самых уязвимых мест официальной истории! Мы скоро вернемся к этому вопросу. Кто еще хотел бы высказаться?

Студент: Мне кажется странным, что в разных лагерях уничтожения использовались различные методы убийства: газовые автомобили, стационарные газовые камеры, выхлопные газы дизельных моторов, пестицид, массовые расстрелы…

Ф. Брукнер: Если исходить из того, что Холокост действительно тщательно планировался и представлял собой технически совершенный, конвейерный метод массовых убийств, в самом деле следовало бы ожидать, что техника убийств будет унифицированной. Можно предположить, что немцы сначала ставили опыты, определяли, какой метод самый быстрый и самый эффективный, а потом использовали бы его во всех центрах уничтожения.

Есть еще замечания? Да, Валентина?

Студентка: Я по образованию археолог и обратила внимание на другую странность. Почему трупы жертв в Освенциме и Хелмно сжигали в крематориях, а в восточных «лагерях уничтожения» сначала хоронили, а потом выкапывали из земли и сжигали под открытым небом? Я изучала археологию в Германии, поэтому знаю, что кости, когда их сжигают под открытым небом, никогда не уничтожаются бесследно. Если нацисты хотели замести следы массовых убийств, они должны были бы построить крематории во всех лагерях уничтожения.

Ф. Брукнер: В таких концлагерях, как Дахау или Бухенвальд, которые не считаются лагерями уничтожения, были крематории для сжигания трупов заключенных, умерших от эпидемий или по другим причинам, – почему же крематории не построили в Треблинке, Собибуре и Белжеце, хотя они там были во много раз нужней? Такими элементарными вопросами никогда не задаются ортодоксальные апологеты Холокоста.

Студент: Мне бросился в глаза совсем иной момент. В «Энциклопедии Холокоста» говорится, что в Освенциме и Майданеке вновь прибывших заключенных евреев подвергали отбору и работоспособных использовали на принудительных работах. В других четырех «лагерях уничтожения» такого отбора, очевидно, не было. Можно предположить, что немцы там не были заинтересованы в эксплуатации еврейской рабочей силы, а убивали сотнями тысяч также и трудоспособных евреев. Почему столь разная тактика?

Ф. Брукнер: Вы указали на еще одну явную «нестыковку» в официальной истории Холокоста. Убийство огромного числа работоспособных евреев означало бы, что национал-социалистическое руководство в своей антиеврейской политике проявляло лишь холодный идеологический фанатизм и ни в грош не ставило экономические соображения. Но этому противоречит не только тот факт, что евреев в Освенциме, Майданеке и многих других лагерях использовали на принудительных работах, но и целый ряд немецких документов, в которых подчеркивается значение труда заключенных, в том числе и евреев по национальности. Отрывки из некоторых таких документов я вам сейчас процитирую.

25 января 1942 года, через пять дней после конференции на Ванзее, Генрих Гиммлер писал инспектору концлагерей Рихарду Глюксу:

 

«Подготовьтесь к тому, чтобы принять в ближайшие недели в концлагеря 100 000 евреев-мужчин и до 50 000 евреек. В ближайшие недели перед концлагерями встанут большие экономические задачи».[120]

 

30 апреля 1942 года обергруппенфюрер СС Освальд Поль, начальник главного экономического управления СС, указал в письме рейхсфюреру СС Генриху Гиммлеру на то, что функции концлагерей после начала войны изменились: на первом плане теперь стоит не перевоспитание заключенных или обеспечение безопасности, а экономические аспекты[121].

21 августа 1942 года Мартин Лютер, начальник отдела Германии в Министерстве иностранных дел, написал меморандум, в котором резюмировал массовые мероприятия, проводимые в рамках национал-социалистической политики по еврейскому вопросу:

 

«На основе упомянутого указания Фюрера [о выселении евреев] началась эвакуация евреев из Германии. Имело бы смысл включить в их число и евреев – граждан тех стран, на которые распространяются меры, касающиеся евреев (…) Число переселенных таким образом на Восток евреев недостаточно для удовлетворения потребности в рабочей силе. Поэтому Главное управление имперской безопасности по указанию рейхсфюрера СС обратилось к Министерству иностранных дел, чтобы оно попросило словацкое правительство предоставить нам 20 000 молодых и сильных словацких евреев для отправки на Восток».[122]

 

Наибольший ущерб экономической эффективности концлагерей наносила крайне высокая смертность в них, прежде всего, из-за болезней, а также из-за недостаточного питания и плохой одежды. Поэтому инспектор концлагерей Глюкс 28 декабря 1942 года разослал комендантам всех концлагерей циркуляр, в котором говорилось:

 

«Лагерные врачи должны использовать все имеющиеся в их распоряжении средства для того, чтобы значительно снизить цифры смертности в отдельных лагерях (…) Лагерные врачи должны больше, чем до сих пор, следить за питанием заключенных и по согласованию с администрацией вносить предложения о его улучшении комендантам лагерей. Эти предложения не должны оставаться только на бумаге, лагерные врачи должны регулярно контролировать их выполнение (…) Рейхсфюрер СС приказал непременно уменьшить смертность».[123]

 

О том, что этот приказ не остался лишь на бумаге, мы можем судить по тому, что смертность в концлагерях за восемь месяцев, к августу 1943 года, снизилась почти на 80 %[124].

В циркуляре от 26 октября 1943 года Освальд Поль предписывал комендантам всех концлагерей:

 

«В рамках производства вооружений концлагеря (…) представляют собой фактор решающего военного значения (…) В прежние годы, в рамках тогдашних воспитательных задач, можно было безразлично относиться к тому, выполняет заключенный полезную работу или нет. Но теперь имеет значение рабочая сила заключенных, и все силы командиров, руководителей службы снабжения и врачей должны быть направлены на сохранение здоровья и работоспособности заключенных. Дело не в сентиментальности, а в том, что нам нужны их руки и ноги, потому что они должны помочь немецкому народу одержать великую победу; поэтому мы должны заботиться о здоровье заключенных.

Я ставлю такую цель: нетрудоспособными вследствие болезни могут быть максимум 10 % всех заключенных. Эта цель должна быть достигнута совместными усилиями всех ответственных лиц. Для этого необходимы:

1. Правильное и целесообразное питание.

2. Правильная и целесообразная одежда.

3. Использование всех естественных средств укрепления здоровья.

4. Избежание всех ненужных, не требующихся непосредственно для работы нагрузок.

5. Премии за трудовые достижения (…)

Я лично проконтролирую выполнение повторно предписанных данным циркуляром мер».[125]

 

11 мая 1944 года Адольф Гитлер приказал использовать 200 000 евреев в рамках производства истребителей[126].

Нижеследующая таблица наглядно показывает противоречие между документами и основанными только на показаниях свидетелей утверждениями официальных историков.

Утверждения официальных, историков, не подкрепленные документамиДокументальные факты20.1.1942 – на Ванзейской конференции решено уничтожить без остатка всех находящихся под немецкой властью евреев.25.1.1942 – Г. Гиммлер пишет Р. Глюксу, что лагеря должны подготовиться к приему 150 000 евреев; перед ла герями стоят большие экономические задачи.Февраль 1942 – начало массовых убийств газом в Освенциме-Бжезинке, март 1942 – в Белжеце, май 1942 – в Собибуре.30.4.1942 – Р. Поль пишет Гиммлеру, что теперь главная цель концлагерей – использование рабочей силы заклю ченных.23.7.1942 – начало массовых газом в Треблинке, август 1942 – в Майданеке.21.8.1942 – М. Лютер пишет, что убийств число депортированных евреев недостаточно для удовлетворения потребности в рабочей силе на Востоке. Правительство Рейха просит правительство Словакии послать 20 000 молодых, здоровых словацких евреев для работы на Восток.Конец 1942 г. – работают шесть лагерей уничтожения.28.12.1942 – Р. Глюкс пишет комендантам лагерей, что Г. Гиммлер приказал любыми средствами снизить смертность в лагерях. Заключенные должны лучше питаться.3.11.1943 – в Майданеке и его филиалах расстреляны около 42 000 евреев – рабочих военных заводов.26.10.1943 – циркуляр Р. Поля комендантам лагерей: все меры должны – быть направлены на сохранение здо ровья и трудоспособности заключенных.Май 1944 – начало массового убийства сотен тысяч венгерских евреев в Освенциме-Бжезинке.11.5.1944 – А. Гитлер приказывает использовать 200 000 евреев для выпуска истребителей.Как мы говорили вчера, и историки, и юристы признают приоритет документальных доказательств над показаниями свидетелей. Вам не трудно будет сделать первые выводы, исходя из данных мною выше сопоставлений.

Студент: Ваша таблица действительно является сильным аргументом против расхожего мнения о якобы имевшем место истреблении трудоспособных евреев. Националсоциалисты, кстати говоря, были бы круглыми дураками, если бы убили сотни тысяч дешевых рабов, крайне необходимых на их военных заводах. Но это не исключает политику истребления нетрудоспособных евреев.

Ф. Брукнер: Ваше возражение правомерно. Чтобы узнать, была ли такая политика, надо выяснить вопрос, является ли уничтожение евреев в газовых камерах исторической реальностью или мифом. Именно это мы сделаем сейчас, тщательно проанализировав доказательства, касающиеся так называемых «лагерей уничтожения».

Начнем с лагерей в Белжеце, Треблинке и Собибуре. Все они находились на востоке Генерал-губернаторства, т. е. в оккупированной части Польши, и называются в западной литературе «лагерями акции Рейнхардт». Согласно имеющимся документам, «акцией Рейнхардт» называлась конфискация собственности депортированных евреев, а по версии ортодоксальных историков целью этой акции было также одновременное уничтожение евреев, прежде всего, из Восточной Польши. От полутора до двух миллионов евреев, по утверждениям ортодоксальных историков, были убиты в этих трех лагерях в стационарных газовых камерах выхлопными газами дизельных моторов.

Начнем с Белжеца. Этот лагерь находился в Галиции, в одном километре к юго-востоку от одноименной деревни, около железной дороги Люблин – Рава Русская. Согласно следственному докладу прокуратуры Замостья от 11 апреля 1946 года в Белжеце с марта по декабрь 1942 года были убиты примерно 1,8 миллиона евреев[127]. Но даже польские коммунисты, чемпионы в области фальшивой пропаганды, вскоре пришли к выводу, что эта цифра слишком неправдоподобна, и в 1947 году Главная комиссия по расследованию немецких преступлений в Польше снизила ее до 600 000[128]. До сих пор почти во всех трудах ортодоксальных историков Холокоста приводится именно это число.

Правда, в 2001 году стал известен немецкий документ военного времени, в котором указана цифра 434 508 доставленных в Белжец на 31 декабря 1942 года евреев. Так как этот лагерь в конце 1942 года был закрыт, это число соответствует общему числу депортированных в Белжец. Документ, о котором идет речь, – это шифрованная телеграмма штурмбаннфюрера СС Хефле оберштурмбаннфюреру СС Хайму от 11 января 1943 года[129]. Уже через четыре дня, 15 января, английские дешифровщики расшифровали эту телеграмму. В ней указывается общее число депортированных евреев до конца 1942 года в лагеря Треблинка, Белжец, Собибур и Майданек – 1 274 166 человек, что в точности соответствует цифре депортированных в восточныe лагеря евреев из одного широко известного документа, так называемого доклада Корхерра. Так что можно вполне уверенно полагать, что эта цифра верная.

Студент: Если эта телеграмма была расшифрована еще в середине января 1943 года, почему же ее опубликования пришлось ждать до 2001 года?

Ф. Брукнер: Понятия не имею.

Студент: Но даже если в Белжеце были убиты не 600 000, а «всего» 434 000 евреев, все равно это преступление, невообразимое по своим масштабам.

Ф. Брукнер: Да, с моральной точки зрения подобная бойня при уменьшении числа жертв на треть не становится менее омерзительной. Правда, тот факт, что людей депортировали в определенное место, еще не доказывает, что их там убили. Но даже если исходить из того, что практически ни один еврей не выжил в Белжеце, следовало бы ожидать от официальной истории, претендующей на научность, что она отреагирует на публикацию немецкого документа военного времени, в котором указано общее число депортированных в Белжец как 434 508, пересмотром старой цифры жертв. Тем более что этот документ опубликовал журнал, который не ставит под вопрос существование Холокоста и исходит из аксиомы, что всех депортированных убили. Но нет, и четыре года спустя после публикации этого документа, например, русское издание «Энциклопедии Холокоста» продолжает придерживаться старой, ставшей невозможной цифры жертв Белжеца – наглядный пример слепого догматизма многих верующих в Холокост. Уменьшение священной цифры «шесть миллионов» всего на 166 000 – для них уже недопустимое святотатство.

 

Дизельный мотор как оружие убийства[130]

 

Ф. Брукнер: Дамы и господа! Кому из вас известно имя Курта Герштейна?







Последнее изменение этой страницы: 2016-08-16; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.94.202.88 (0.037 с.)