ТОП 10:

Сумское партизанское соединение. Генерал-майор С.А. Ковпак



Руководитель движения Ковпак, советский государственный и общественный деятель, один из организаторов партизанского движения, дважды Герой Советского Союза (18.5.1942 и 4.1.1944), генерал-майор (1943). Член КПСС с 1919. Родился в семье крестьянина-бедняка. Участник Гражданской войны 1918—20: возглавлял партизанский отряд, боровшийся на Украине с немецкими оккупантами вместе с отрядами А. Я. Пархоменко, воевал против деникинцев; участвовал в боях на Восточном фронте в составе 25-й Чапаевской дивизии и на Южном фронте — против войск Врангеля. В 1921—26 военком в ряде городов Екатеринославской губернии. В 1937—41 председатель Путивльского городского исполкома Сумской области. В период Великой Отечественной войны 1941—1945 Ковпак — командир Путивльского партизанского отряда, затем соединения партизанских отрядов Сумской области, член нелегального ЦК КП (б) Украины. В 1941—42 соединением Ковпака были осуществлены рейды в тылу врага по Сумской, Курской, Орловской и Брянской областям, в 1942—43 — рейд из брянских лесов на Правобережную Украину по Гомельской, Пинской, Волынской, Ровенской, Житомирской и Киевской областям; в 1943 — Карпатский рейд. Сумское партизанское соединение под командованием Ковпака прошло с боями по тылам немецко-фашистских войск более 10 тыс. км, разгромило гарнизоны противника в 39 населённых пунктах. Рейды Ковпака сыграли большую роль в развёртывании партизанского движения против немецко-фашистских оккупантов. В январе 1944 Сумское соединение было переименовано в 1-ю Украинскую партизанскую дивизию имени Ковпака. Награжден 4 орденами Ленина, орденом Красного Знамени, орденами Суворова 1-й степени, Богдана Хмельницкого 1-й степени, орденами ЧССР и ПНР, а также медалями.

В начале июля 1941 года в Путивле началось формирование партизанских отрядов и подпольных групп. Один партизанский отряд под командованием С.А.Ковпака должен был действовать в Спадщанском лесу, другой, которым командовал С.В.Руднев, - в Новослободском лесу, третий, во главе с С.Ф.Кириленко, - в урочище Марица. В октябре этого же года на общем отрядном собрании было решено объединиться в единый Путивльский партизанский отряд. Командиром объединенного отряда стал С.А.Ковпак, комиссаром – С.В.Руднев, начальником штаба – Г.Я.Базыма. К концу 1941 года в отряде насчитывалось всего 73 человека, а к середине 1942 – уже больше тысячи. К Ковпаку приходили мелкие и крупные партизанские отряды из других мест. Постепенно родилось соединение народных мстителей Сумской области.
26 мая 1942 года ковпаковцы освободили Путивль и удерживали его двое суток. А в октябре, прорвав вражескую блокаду, созданную вокруг Брянского леса, соединение партизанских отрядов выступило в рейд на правый берег Днепра. За месяц ковпаковцы прошли 750 км. По тылам противника через Сумскую, Черниговскую, Гомельскую, Киевскую, Житомирскую области. Было взорвано 26 мостов, 2 эшелона с живой силой и техникой фашистов, уничтожено 5 броневиков и 17 машин.
За период своего второго рейда – с июля по октябрь 1943 года – соединение партизанских отрядов прошло с боями четыре тысячи километров. Партизаны вывели из строя основные нефтеперегонные заводы, нефтехранилища, нефтяные вышки и нефтепроводы, расположенные в районе Дрогобыча и Ивано-Франковска.
Газета «Правда Украины» писала: «Из Германии летели телеграммы: изловить Ковпака, запереть в горах его отряды. Двадцать пять раз смыкалось кольцо карателей вокруг районов, занятых партизанским генералом, и столько же раз он уходил невредимым».

Находясь в тяжелом положении, и ведя ожесточенные бои, ковпаковцы пробились и из своего последнего окружения незадолго до освобождения Украины.


5.2 Черниговско-Волынское партизанское соединение генерал-майор А.Ф.Федоров

В этому году Украина на государственном уровне отмечает 100 лет со дня рождения легендарного партизанского командира, дважды Героя Советского Союза, генерал-майора Алексея Федоровича Федорова.

Алексей Федоров, уроженец Екатеринославщины (ныне Днепропетровская область), в Гражданскую войну служил в красной кавалерии, участвовал в боях с бандой Тютюнныка. Затем получил образование и работал в профсоюзных и партийных органах на Украине.

Великая Отечественная война застала А.Ф.Федорова на посту первого секретаря Черниговского обкома КП(б)У. После оккупации Черниговщины немцами обком продолжил свою работу в подполье, а первый секретарь возглавил штаб партизанского движения. По инициативе Алексея Федорова пять партизанских отрядов, базировавшихся на севере Черниговщины, были объединены в единый областной отряд. Со временем из него выросло знаменитое Черниговско-Волынское соединение, смелые действия которого стали одной из ярких страниц партизанского движения.
Ранней весной 1943 г. по приказу Украинского штаба партизанского движения генерал-майор Федоров повел свое соединение в рейд на Волынь. Так началась операция "Ковельский узел", которую военные историки называют "вершиной партизанского искусства генерала Федорова".

Советская разведка установила, что на летнюю кампанию 1943 г. немцы готовят на Курской дуге мощную наступательную операцию "Цитадель". С целью дезорганизации путей снабжения немецко-фашистских войск советское командование решило развернуть в тылу противника широкомасштабную "рельсовую войну". Партизанское соединение А.Ф.Федорова получило задание действовать в районе Ковельского железнодорожного узла, через который шла значительная часть грузов для немецкой группы армий "Центр".

В июле 1943 г. пять диверсионных батальонов приступили к борьбе с эшелонами противника на путях, выходящих из Ковеля. В отдельные дни подрывники соединения уничтожали по два-три вражеских эшелона. Стратегический узел был парализован. За десять месяцев Ковельской операции партизаны под командованием А.Ф.Федорова пустили под откос 549 эшелонов с боеприпасами, горючим, военной техникой и живой силой врага, уничтожив при этом около десяти тысяч захватчиков.
За операцию "Ковельский узел" Алексей Федоров получил вторую Золотую Звезду Героя Советского Союза.

После войны А.Ф.Федоров возглавлял Измаильский, Херсонский и Житомирский обкомы партии, работал министром социального обеспечения Украинской ССР, избирался депутатом Верховного Совета УССР и СССР.


5.3 Партизанское соединение генерал-майор А.Н.Сабуров

Сабуров Александр Николаевич, один из организаторов и руководителей партизанского движения на оккупированной территории Украины в годы Великой Отечественной войны 1941-45, Герой Советского Союза (18.5.1942), генерал-майор (1943). Член КПСС с 1932. В 1931-33 в Красной Армии, затем на советской и хозяйственной работе. С 1938 на работе в органах НКВД. Осенью 1941 организовал партизанский отряд, действовавший на территории Сумской и Брянской областей. Весной 1942 возглавил выросшее на базе этого отряда партизанское соединение. С сентября 1942 был членом подпольного ЦК КП (б) Украины. В октябре 1942 соединение под командованием Сабурова вышло в рейд на Правобережную Украину, совершив 700-км марш по тылам противника. В ноябре 1942 был назначен начальником штаба по руководству партизанским движением в Житомирской области. С 1944 работал начальником управлений внутренних дел Дрогобычской и Запорожской области, а с 1954 начальником Главного управления МВД СССР. Депутат Верховного Совета СССР 2-4-го созывов. Автор книг "За линией фронта" (1955), "У друзей одни дороги" (1963), "Силы неисчислимые" (1967), "Отвоёванная весна" (книги 1-2, 1968). Награжден 2 орденами Ленина, орденами Красного Знамени, Суворова 2-й степени, Богдана Хмельницкого 1-й и 2-й степени, 2 орденами Отечественной войны 1-й степени, орденом Красной Звезды и медалями.

К началу ноября 1943 г. в войсках 1-го Украинского фронта имелось около 7 тыс. орудий и минометов, 675 танков и самоходно-артиллерийских установок и 700 самолетов. Превосходство над противником было незначительным: по артиллерии - в 1,1 раза, по танкам - в 1,6 раза. Силы авиации обеих сторон были почти равными. Для огневого обеспечения наступления на направлении главного удара было сконцентрировано на узком участке (6 км) свыше 2 тыс. орудий и минометов (калибра 76 мм и более) и 500 установок реактивной артиллерии. Это позволило создать очень высокие артиллерийские плотности: более 300 орудий и минометов на 1 км участка прорыва. Поддержку сухопутных войск осуществляли крупные силы авиации 2-й воздушной армии.

20 октября 1943 г. Воронежский, Степной, Юго-Западный и Южный фронты были переименованы соответственно в 1, 2, 3 и 4-й Украинские фронты.
Утром 3 ноября, после мощной артиллерийской подготовки, пехота и танки 60-й армии генерала И. Д. Черняховского и 38-й армии генерала К. С. Москаленко перешли в наступление, нанося удар в обход Киева с запада. Завязались ожесточенные бои. Противник непрерывно контратаковал. Его авиация группами по 40 самолетов бомбила наступавшие войска. Только беспримерное упорство советских воинов помогало им сокрушать оборону немцев. 2-я воздушная армия генерала С. А. Красовского наносила удары по врагу на земле и в воздухе. Лишь в первый день наступления произошло 36 воздушных боев, в которых наши летчики сбили 31 немецкий самолет. Напряженная борьба шла и на букринском плацдарме, где 40-я армия генерала Ф. Ф. Жмаченко и 27-я армия генерала С. Г. Трофименко перешли в наступление двумя днями раньше, чтобы отвлечь на себя крупные силы противника.

4 ноября ухудшилась погода, пошел моросящий дождь. Наступать стало еще сложнее. Наращивая силу удара, командующие армиями ввели в сражение вторые эшелоны и резервы, в том числе 1-ю Чехословацкую отдельную бригаду под командованием полковника Л. Свободы. К вечеру в сражение была введена 3-я гв. танковая армия.

К 4 часам 6 ноября сопротивление противника в Киеве было полностью сломлено.

Освободив Киев, войска 1-го Украинского фронта развивали наступление на Коростень, Житомир, Фастов. За десять дней они продвинулись на запад на 150 км и заняли много населенных пунктов, в том числе города Фастов и Житомир. В результате этого важные коммуникации, связывавшие немецкие группы армий «Центр» и «Юг», были перерезаны.

Фашистское командование, понимая всю опасность создавшегося положения, сосредоточило южнее Житомира, восточнее Казатина и южнее Фастова крупные силы танков и пехоты. Они должны были нанести удар с юго-запада и юга, чтобы ликвидировать наш плацдарм на правом берегу Днепра и вновь занять Киев. Но советское командование своевременно разгадало эти планы. Оно приказало войскам, действовавшим в центре и на левом крыле фронта, прекратить наступление и перейти к обороне. Одновременно были приняты меры к сосредоточению крупных резервов в районе Киева.

13 ноября вражеская группировка в составе восьми танковых и моторизованных и семи пехотных дивизий перешла в контрнаступление. В течение всей второй половины ноября шли кровопролитные бои. В отдельные дни противник вводил в бой до 300-400 танков. Ценою огромных потерь ему удалось 20 ноября вновь захватить Житомир и к 25 ноября продвинуться до 40 км. Однако дальнейшее продвижение врага было приостановлено.

В это же время войска правого крыла 1-го Украинского фронта продолжали наступление. 17 ноября 60-я армия освободила Коростень, а на следующий день части 13-й армии во взаимодействии с партизанским соединением генерала А. Н. Сабурова выбили немцев из Овруча.

В декабре противник дважды пытался прорваться к Киеву с северо-запада через район Малина. Но и здесь он не добился успеха. А тем временем 1-й Украинский фронт был снова усилен резервами Ставки.

24 декабря войска фронта перешли в наступление и за восемь суток полностью освободили территорию, захваченную противником в дни его контрнаступления. Теперь линия фронта проходила в 125 км к западу и 50 км к югу от Киева.

На Украине начинают формироваться все новые отряды партизан. Так, на Украине уже весной 1942 г. были созданы отряды Ю. Собесяка и Я. Бужинского, укомплектованные поляками и украинцами. В марте 1943 г. был создан польский партизанский отряд имени Т. Костюшко под командованием Р. Сатановского, который вошел в состав соединения А. Н. Сабурова. В это же время был создан польский партизанский отряд имени Ф. Э. Дзержинского под командованием Я. Га-липкого.

Во второй половине 1943 г. в районе Полесья и на Волыни были созданы новые польские отряды: имени Т. Костюшко под командованием Ч. Вархоцки, а затем Ч. Клима, который вошел в состав Пинской партизанской бригады; польская партизанская бригада имени В. Василевской под командованием С. Шелеста, входившая в соединение А. Ф. Федорова. Одновременно было организовано партизанское соединение "Еще Польска не згинела" под командованием Р. Сатановского.

Большую подпольную работу на территории западных районов Украины в 1942-1943 гг. проводило польское революционное подполье во главе с представителями Гвардии Людовой. Среди ее руководителей здесь находились Я. Матвишин и К. Курылюк.

К советским партизанам помимо поляков присоединяются также и чешские солдаты. Действия чехословацких патриотов в советском подполье и партизанских отрядах особенно активизировались в начале 1942 г. К этому времени относится создание советскими военнопленными совместно со словацкими коммунистами из воинской части, располагавшейся в Овруче, подпольной антифашистской организации. Осенью 1942 г. солдаты 2-й словацкой дивизии активно участвовали в операции белорусских партизан по взрыву железнодорожного моста через р. Птичь. Впоследствии словаки, поляки, венгры и румыны, действовавшие в составе гитлеровской армии, не раз помогали партизанам в проведении боевых операций и в передаче ценных сведений о намерениях фашистского командования.

Вскоре в рядах советских партизан появились первые чехословацкие отряды. Весной 1943 г. в партизанское соединение А. Н. Сабурова перешли словацкие солдаты и офицеры 101-го словацкого полка, располагавшегося в Лельчицком районе Полесской области. В мае 1943 г. из них был сформирован чехословацкий партизанский отряд во главе с Я. Налепкой - капитаном словацкой армии, бывшим начальником штаба 101-го словацкого полка. В конце июля 1943 г. отряд Я. Налепки включился в активные боевые действия.

 

6. Цетральный штаб партизанского движения. Становление основ партизанской борьбы. П.К. Пономаренко.

 

Стоит сказать еще несколько слов о человеке, который официально возглавлял партизанское движение в СССР в годы войны, о начальнике Центрального штаба партизанского движения в 1942—44 П.К. Пономаренко и о работе самого Центрального штаба, его директивах.

 

6.1. История создания штаба.

Организация партизанских действий в тылу немецких войск советским политическим руководством с началом войны рассматривалась в основном не как задача вооруженных сил, а как одна из задач партийных и советских органов. 29 июня 1941 года, т.е. через неделю после начала вторжения, вышла Директива Совнаркома СССР и ЦК ВКП(б) партийным и советским организациям прифронтовых областей, где в частности указывалось: "В занятых врагом районах создавать партизанские отряды и диверсионные группы для борьбы с частями вражеской армии, для разжигания партизанской войны всюду и везде, для взрыва мостов, дорог, порчи телефонной и телеграфной связи, поджога складов и т.д. В захваченных районах создавать невыносимые условия для врага и всех его пособников, преследовать и уничтожать их на каждом шагу, срывать все их мероприятия". С точки зрения организации вооруженного сопротивления в тылу противника данная директива была лозунгом, поскольку никакой руководящей партийной или государственной структуры, предназначенной для "разжигания партизанской войны" заблаговременно создано не было. Установка на ведение открытой вооруженной борьбы с хорошо оснащенными и подготовленными частями немецкой армии обрекало партизанские отряды на разгром и чрезвычайно большие потери.

Одной из причин неверного выбора целей и задач партизанских отрядов и диверсионных групп в тылу противника был механический перенос форм партизанской борьбы с гражданской войны на новые условия начавшейся войны. Если в годы гражданской войны вооружение партизанских отрядов и противостоящих им частей регулярных войск, за исключением артиллерии, было в основном одинаковым (пулеметы, винтовки, гранаты, сабли), то в 1941 году противник имел большое количество танковых и механизированных соединений и частей, которые при поддержке авиации и артиллерии обладали подавляющим превосходством в открытом бою с партизанами. Поэтому, если в гражданскую войну "партизанские отряды занимали города" и могли разгромить противника в открытом бою, то к началу второй мировой войны они эту способность в основном утратили. Чем крупнее был партизанский отряд, ввязавшийся в открытый бой с немцами, тем легче было противнику применить современные средства поражения и уничтожить партизанское формирование.

10 июля 1941 года Государственный Комитет Обороны направил главнокомандующим войсками направлений К.Е. Ворошилову, С.К. Тимошенко, С.М. Буденному, а также командующим округами, фронтами и армиями, председателям СНК и секретарям ЦК союзных республик Постановление № ГКО-83сс за подписью И. Сталина, где предписывалось: "Обязать главкомов почаще разбрасывать с самолетов в тылу немецких войск небольшие листовки за своей подписью с призывом к населению громить тылы немецких армий, рвать мосты, развинчивать рельсы, поджигать леса, уйти в партизаны, все время беспокоить немцев- угнетателей. В призыве указывать, что скоро придет Красная Армия и освободит их от немецкого гнета". Громить тылы немцев, таким образом, должны были не специальные части вооруженных сил, а безоружное мирное население оккупированных областей, которое призывали к самоорганизации для вооруженной борьбы на захваченных территориях.

8 июля 1941 года начальник Генерального штаба Сухопутных войск Германии генерал-полковник Ф. Гальдер делает следующую запись в своем дневнике: "Вагнер (генерал-квартирмейстер) представил доклад о положении со снабжением. Оно всюду вполне удовлетворительное. Работа железных дорог превзошла все наши ожидания.

Лишь на участке Брест - Минск пропускная способность железной дороги несколько ниже ожидавшейся. Выполнение ближайших оперативных задач в материально-техническом отношении вполне обеспечено. Автотранспорта большой грузоподъемности вполне достаточно". Только с 1 по 16 августа в немецкие войска было доставлено 340 эшелонов с боеприпасами, т.е. такое количество боеприпасов, какое предусматривалось всем планом "Барбаросса". Примечательно, что приблизительно к этому времени группа армий "Центр" от ударов авиации, по техническим и другим причинам потеряла одну треть своего автотранспорта большой грузоподъемности. Партизанских действий на шоссейных дорогах противником не отмечается, хотя основная масса немецкого автотранспорта большой грузоподъемности еще занята перевозками боеприпасов и других предметов снабжения от границы до Днепра.

18 июля 1941 года, когда немецкими войсками уже были оккупированы Прибалтика, почти вся Белоруссия, западная часть Украины, вышло постановление ЦК ВКП(б) "Об организации борьбы в тылу германских войск", где партизанские действия, по-прежнему, рассматривались как вооруженная форма политической борьбы. В нем подчеркивалась роль партийного руководства и выдвигалась задача: "...развернуть сеть наших большевистских подпольных организаций на захваченной территории для руководства всеми действиями против фашистских оккупантов". Для руководства партизанской борьбой развернулась организаторская работа, направленная, прежде всего, на создание партийных комитетов на оккупированной территории, и к концу 1941 года в тылу противника действовало 18 подпольных обкомов, более 260 окружкомов, горкомов, райкомов и других подпольных партийных организаций.

На основании данного Постановления и приказа Наркома обороны в Главном политическом управлении РККА и политуправлениях фронтов были организованы 10-е отделы, а в политотделах армий - 10-е отделения для организации партийно-массовой работы среди населения оккупированных областей и политического руководства партизанским движением. "Так как в то время не существовало никаких пособий и наставлений по вопросам организации и тактики партизанской борьбы, - вспоминал впоследствии П.К. Пономаренко, - Главное политическое управление в октябре 1941 года разослало армейским политорганам "Инструкцию по организации мелких местных партизанских отрядов", составленную в период гражданской войны и интервенции против Советской России". Отсутствие уставов, наставлений и других руководящих документов по подготовке и ведению партизанских действий, тактике действий партизанских отрядов и диверсионных групп явилось важным фактором, влияющим на выбор форм специальных действий. Незнание основных положений по подготовке и ведению специальных действий заставляло партизан искать наиболее оптимальную структуру организации сил и средств, вырабатывать специальные формы их боевого применения уже в ходе боевых действий и нести большие потери.

Практика руководства партизанскими действиями партийными и советскими органами в рамках форм партийной и советской работы, а также войсковыми политорганами показала их явную неспособность к выполнению задач по подготовке и переброске партизанских отрядов в тыл противника, планированию боевого применения партизанских отрядов и руководству боевыми действиями партизан, организации снабжения партизанских отрядов оружием, боеприпасами, минно-взрывными и другими средствами. Поэтому к ноябрю 1941 года военными советами фронтов в инициативном порядке были организованы специальные оперативные группы, которые взяли на себя руководство боевыми действиями партизан как составную часть управления войсками. Организацией восстановления советских и партийных органов на оккупированной территории продолжали заниматься различные партийные комитеты, а также отделы и отделения политорганов фронтов и армий.

Вопросы подготовки, вывода и руководства партизанскими отрядами в тылу противника выходили также за рамки разведывательного обеспечения операции и боя. Разведывательные отделы фронтов и армий пытались направить деятельность партизанских отрядов и диверсионных групп только на решение задач, возложенных на разведку. Этот недостаток, в частности, был отмечен в постановлении смоленского обкома ВКП(б) от 11 ноября 1941 года при анализе состояния партизанского движения в области: "Командование армий, дивизий и полков направляют деятельность партизанских отрядов и используют их односторонне, только для разведки, что ограничивает инициативу партизанских отрядов и их командиров по уничтожению живой силы, материальной части, транспорта и путей сообщения противника". Таким образом, наличие и ведомственная принадлежность органа управления специальными действиями являлась существенным фактором, влияющим на выбор задач и форм боевого применения партизанских отрядов и диверсионных групп в тылу противника.

С началом войны стала очевидной необходимость широкого развертывания диверсионных действий партизанскими отрядами на коммуникациях противника и подготовки соответствующих специалистов. В июле 1941 года был создан Оперативно-учебный центр Западного фронта по подготовке партизан к проведению диверсий. Вскоре аналогичные центры и школы по подготовке партизан-диверсантов были созданы в других фронтах. Отсутствие в партизанских отрядах минеров-подрывников тормозило развитие и широкое применение таких эффективных способов диверсий как крушение поездов, устройство засад с применением мин и управляемых фугасов, уничтожение объектов с помощью мин и фугасов, управляемых по радио, диверсий с применением мин-сюрпризов и других специальных акций с применением минно-взрывных средств.

Применение диверсий как способа действий в широких масштабах, кроме того, не представлялось возможным в результате отсутствия в достаточном количестве мин и зарядов, специально приспособленных для применения на коммуникациях противника. Табельные мины ТМ-35, ТМД-40, АМ-5, ПМД и другие, находившиеся на вооружении Красной Армии, оказались трудно применимыми в тылу противника. Они были громоздкими, тяжелыми и требовали значительного времени на установку и маскировку.

Одновременному проведению согласованных по цели, месту и времени специальных акций в форме удара препятствовало также отсутствие связи партизанских отрядов с Центром из-за недостатка средств связи и радистов. "К июню 1942 года в тылу врага действовало 387 учтенных партизанских отрядов и групп, из них только 37, т.е. 10% имели радиостанции для связи с Командованием". Недостаточное количество минеров-подрывников, радистов и специального вооружения не позволило на начальном этапе войны использовать в тылу противника такую форму специальных действий как удар по железнодорожным коммуникациям. Только по мере поступления в партизанские отряды специальных минно-взрывных средств и подготовленных специалистов стали увеличиваться масштабы диверсионных действий. Так, согласно данным главной железнодорожной дирекции группы армий "Центр" количество партизанских налетов на объекты железнодорожного транспорта в первой половине 1942 года составляло: январь - 5, февраль - 6, март - 27, апрель - 65, май - 145; количество подорвавшихся на минах паровозов составляло: в феврале - 5 (в ремонте 2), в марте - 5 (2), в апреле 13 (6), в мае 25 (13); количество сильно поврежденных и полностью выведенных из строя вагонов: январь - 0, февраль - 0, март - 57, апрель - 45, май - 166. Таким образом, наличие или отсутствие специально подготовленного и оснащенного личного состава, а также специального вооружения было одним из решающих факторов, влияющих на масштабы диверсионной работы и формы специальных действий в тылу противника.

В августе 1941 года первым секретарем ЦК КП(б) Белоруссии П.К. Пономаренко была разработана и отправлена И.В. Сталину записка "К вопросу о постановке диверсионной работы" в тылу врага. Однако только в декабре ее автор был вызван в Москву, где ему предложили ознакомиться с предложениями по организации партизанского движения, разработанные недавно созданным Управлением по формированию партизанских частей, отрядов и групп Главного управления формирований (Главупраформ) НКО. О непонимании данным управлением сущности, целей и задач партизанских действий говорит следующий факт. Главупраформом НКО предлагалось создать на неоккупированной территории Дона, Кубани и Терека 6-7 кавалерийских дивизий численностью 5483 человека каждая, сведенных в "1-ю конную армию народных мстителей" общей численностью в 33 000 человек, а также пять партизанских дивизий из приволжских, уральских и сибирских партизан, объединенных в "1-ю стрелковую партизанскую армию народных мстителей" общей численностью свыше 26 000 человек. В записке подчеркивалось, что оперативное использование партизанских армий целесообразно проводить крупной массой, т.к. "в массе бойцы действуют смелее, решительнее и самостоятельнее". Эти партизанские армады предлагалось выводить в тыл противника через линию фронта для последующих действий в немецком тылу. Абсурдность подобных предложений, их явное несоответствие реальным условиям войны не была тогда очевидной и серьезно рассматривалась в ЦК ВКП(б), поэтому аргументированное их опровержение требовало проведения большого объема работы и времени. В конечном итоге они были отклонены, и П.К. Пономаренко было предложено приступить к организации Центрального штаба партизанского движения.

Однако уже в конце января 1942 год по решению ГКО работа по созданию ЦШПД и республиканских ШПД была остановлена. Как выяснилось впоследствии, тогдашнее руководство НКВД подало И.В. Сталину записку, где считало нецелесообразным наличие такого органа управления и выражало сомнение относительно эффективности и возможности широкомасштабных партизанских диверсий. Диверсионные действия по нарушению работы тыла противника, подчеркивалось в записке, могут проводить лишь полностью надежные и квалифицированные диверсанты, прошедшие подготовку в НКВД.

В первом периоде предпринимались также попытки применения кавалерии для ведения специальных действий в тылу противника. 15 июля 1941 года Ставка Верховного Командования направила в войска директиву, где был обобщен первый опыт ведения войны. Один из пунктов директивы был посвящен задачам вооруженной борьбы в тылу противника. Совершенно справедливо определив растянутые коммуникации как наиболее уязвимое место противника, директива тем не менее решающую роль в дезорганизации управления и снабжения немецкой армии отводила "рейдам красных кавалеристов" в составе легких кавдивизий численностью в 3 000 человек. До этого Ставка Верховного командования своей директивой № 00304 от 13 июля приказала главнокомандующим войсками направлений для действий по тылам и коммуникациям противника сформировать по кавалерийской группе в составе одной - двух кавалерийских дивизий. 18 июля было принято решение послать такую кавгруппу в тыл противнику на Западном направлении. Просьбой о переходе к партизанским действиям завершился рейд в тыл противника 55 кавдивизии в полосе Брянского фронта в конце августа. Командир 1-го гвардейского кавалерийского корпуса генерал П.А. Белов, вспоминая о совместных действиях корпуса с партизанами в тылу зимой 1941 - 1842 гг., писал: "в наших уставах совершенно не был отражен богатейший опыт совместных действий регулярных войск и партизан, накопленный в прошлых войнах". Потерпев неудачу в реализации известных им по гражданской войне форм партизанских действий в тылу противника, главкомы войск направлений и командующие фронтами в дальнейшем отказались от планирования боевого применения крупных кавалерийских соединений и частей в тылу немецких войск со специальными задачами.

 

6.2. П.К. Пономаренко. Биографическая справка.

Пономаренко Пантелеймон Кондратьевич [р. 27.7(9.8).1902, хутор Шелковский, ныне Белореченский район Краснодарского края], советский государственный и партийный деятель. Член КПСС с 1925. Родился в крестьянской семье. Окончил Московский институт инженеров транспорта (1932). В 1918 служил в Красной Армии, с 1919 работал на нефтепромыслах и железнодорожном транспорте транспорте. С 1922 на комсомольской работе. В 1932-36 в Советской Армии, затем работал инженером. В 1938 инструктор, заместитель заведующего отделом. ЦК ВКП (б). В 1938-47 1-й секретарь ЦК КП (б) Белоруссии; в сентябре 1939 член Военного совета Западного военного округа. Во время Великой Отечественной войны 1941-45 член Военного советов Западного, Центрального, Брянского, 1-го Белорусского фронтов; в 1942-44 начальник Центрального штаба партизанского движения при Ставке Верховного Главнокомандования; генерал-лейтенант (1943). В 1944-48 председатель СНК, затем Совета Министров БССР. В 1948-53 секретарь ЦК ВКП (б), одновременно в 1950-53 министр заготовок СССР. В 1953-54 министр культуры СССР. В 1954-55 1-й секретарь ЦК КП Казахстана. В 1955-57 чрезвычайный и полномочный посол СССР в ПНР, в 1957-59 - в Индии и одновременно в Непале, в 1959-62 - в Нидерландах. В 1961-62 представитель СССР в Международном агентстве по атомной энергии в Вене. На 18-20-м съездах партии избирался членом ЦК, в 1952-53 членом Президиума ЦК, в 1953-54 кандидатом в члены Президиума ЦК КПСС. Депутат Верховного Совета СССР 1-4-го созывов. С 1962 персональный пенсионер. Награжден 3 орденами Ленина, орденом Октябрьской Революции, 4 другими орденами, а также медалями.

 

Краткие выводы.

Борьба партизан в тылу врага явилась ярким проявлением советского патриотизма, преданности своему Отечеству. Значение партизанского движения в Великой Отечественной войне определялось большой помощью регулярным войскам, которую оно оказывало в достижении победы над врагом. В этой войне исчезло понятие "партизанского движения" как стихийных и самостоятельных действий отдельных групп и отрядов. Руководство партизанского движения было централизовано до стратегических масштабов. Единое руководство боевой деятельностью партизан при устойчивой связи между штабами партизанского движения и партизанскими формированиями, их взаимодействие с Советской Армией в тактических, оперативных и стратегических масштабах, проведение партизанскими группировками крупных операций, широкое применение современной минно-подрывной техники, систематическая подготовка партизанских кадров, снабжение партизан из тыла страны, эвакуация больных и раненых из вражеского тыла на "Большую землю", действия советских партизан за пределами СССР - эти и др. особенности партизанского движения в Великой Отечественной войне значительно обогатили теорию и практику партизанской борьбы как одной из форм вооруженной борьбы.

 

Список используемой литературы.

1. Бычков Л. Н., Партизанское движение в годы Великой Отечественной войны, М., 1965

2. Залесский А. И., В партизанских краях и зонах, М., 1962

3. Калинин П. З., Партизанская республика, М., 1964

4. Верхозин А. М., Самолёты летят к партизанам, 2 изд., М., 1966

5. Партийное подполье на Украине (1941-1944 гг.), М., 1969

6. Пономаренко П.К. Всенародная борьба в тылу немецко-фашистских захватчиков 1941-1944 гг. М., 1982

7. Асмолов А.Н. Фронт в тылу вермахта. М., 1977

8. Азясский Н.Ф., Князьков А.С. Партизанская операция "Рельсовая война". М., 1985,

9. Старинов И.Г. Записки диверсанта. - В альманахе "Вымпел". М., 1997

10. Советская военная энциклопедия. М., 1980

11. Большая Советская Энциклопедия. М., 1960

12. Андрианов В.Н. Боевые действия партизан на коммуникациях противника. М., 1970

13. Логвин Д.А. Опыт организации агентурной и специальной разведки с баз партизанских формирований в годы Великой Отечественной войны и его значение в современных условиях (исторический очерк). М., 1972, с. 14.

14. Баграмян И.Х. Так шли мы к победе. М., 1988

15. Судоплатов П.А. Спецоперации. Лубянка и Кремль (1930-1950 гг.). М., 1997

16. Гаврилов А. К. Бывают ли две правды? М., 1999

 

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-08-06; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.236.171.181 (0.018 с.)