Апокалипсис или Откровения Святого Иоанна Богослова



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Апокалипсис или Откровения Святого Иоанна Богослова



Апокалипсис или Откровения Святого Иоанна Богослова

Архиепископ Аверкий (Таушев)

Содержание

Информация о первоисточнике

• Значение Апокалипсиса и интерес и нему

• О писателе Апокалипсиса

• Время и место написания Апокалипсиса

• Главный предмет и цель написания Апокалипсиса

• Взгляд церкви на содержание Апокалипсиса

• Правила для толкования Апокалипсиса

• Содержание и разделение Апокалипсиса

Экзегетический разбор Апокалипсиса

Глава первая. Назначение Апокалипсиса и способ дарования его Иоанну

Глава вторая. Наставления малоазийским церквам: ефесской, смирнской, пергамской и фиатирской

Глава третья. Наставления малоазийским церквам: сардийской, филадельфийской и лаодикийской

Глава четвертая. Второе видение: видение Бога, сидящего на престоле, и Агнца

Глава пятая. Продолжение второго видения: запечатанная книга и Агнец, как бы закланный

Глава шестая. Вскрытие Агнцем печатей таинственной книги: Первая – шестая печати

Глава седьмая. Явление после вскрытия шестой печати: 144 000 запечатленных на земле и облеченных в белые одежды на небе

Глава восьмая. Снятие седьмой печати и гласы труб ангельских: первой – четвертой

Глава девятая. Гласы пятой и шестой труб ангельских: саранча и конное войско

Глава десятая. Об облеченном в облако и радугу Ангеле, предвозвещающем о кончине

Глава одиннадцатая. Пророчества о храме, о Енохе и Илии, трубный глас седьмого Ангела

Глава двенадцатая. Третье видение: борьба царства Божия с враждебными ему силами антихриста. Церковь Христова под образом жены в болезнях рождения

Глава тринадцатая. Зверь-антихрист и его пособник-лжепророк

Глава четырнадцатая. Приуготовительные события пред всеобщим воскресением и Страшным Судом; хвалебная песнь 144 000 Праведников и Ангелы, возвещающие судьбы мира

Глава пятнадцатая. Четвертое видение: семь Ангелов, имеющих семь последних язв

Глава шестнадцатая. Семь Ангелов, изливающих семь чаш гнева Божия на землю

Глава семнадцатая. Суд над великою блудницею, сидящею на водах многих

Глава восемнадцатая. Падение Вавилона – великой блудницы

Глава девятнадцатая. Брань Слова Божия со зверем и воинством его и погибель последних

Глава двадцатая. Всеобщее воскресение и Страшный Суд

Глава двадцать первая. Открытие нового неба и новой земли – новый Иерусалим

Глава двадцать вторая. Заключительные черты образа нового Иерусалима. Удостоверение истинности всего сказанного, завещание соблюдать заповеди Божии и ожидать второго пришествия Христова, которое будет скоро

Информация о первоисточнике

При использовании материалов библиотеки ссылка на источник обязательна.

При публикации материалов в сети интернет обязательна гиперссылка:

"Православие и современность. Электронная библиотека." (www.lib.eparhia-saratov.ru).

 

Преобразование в форматы epub, mobi, fb2

"Православие и мир. Электронная библиотека" (lib.pravmir.ru).

 

Значение Апокалипсиса и интерес и нему

Апокалипсис, или в переводе с греческого Откровение Святого Иоанна Богослова, есть единственная пророческая книга Нового Завета. Она является естественным завершением всего круга новозаветных священных книг.

В книгах законоположительных, исторических и учительных христианин почерпает знания об основании и историческом росте жизни Церкви Христовой и руководство для своей личной жизнедеятельности; в Апокалипсисе же верующему уму и сердцу даются таинственные пророческие указания о будущей судьбе Церкви и всего мира. Апокалипсис – книга таинственная, весьма трудно поддающаяся правильному пониманию и истолкованию, вследствие чего уставом церковным не положено чтений из нее во время Богослужения. Но вместе с тем именно этот таинственный характер этой книги и привлекает к себе взоры и верующих христиан, и просто пытливых мыслителей, на протяжении всей новозаветной истории человечества пытающихся разгадать смысл и значение загадочных видений, описанных в ней. Существует громадная литература об Апокалипсисе, среди которой имеется и много вздорных произведений, касающихся происхождения и содержания этой таинственной книги. Как на одно из таких произведений последнего времени необходимо указать на книгу Н.А.Морозова "Откровение в грозе и буре". Исходя из предвзятой мысли, что описываемые в Апокалипсисе видения с точностью астронома-наблюдателя изображают состояние звездного неба в какой-либо определенный момент времени, Н.А.Морозов делает астрономическое вычисление и приходит к заключению, что таковым было звездное небо 30 сентября 395 года. Заменяя лица, действия и картины Апокалипсиса планетами, звездами и созвездиями, Н.А.Морозов широко пользуется расплывчатыми очертаниями облаков, заменяя ими недостающие названия звезд, планет и созвездий для изображения полной картины неба в соответствии с данными Апокалипсиса. Если и облака не помогают, при всей мягкости и податливости этого материала в умелых руках, тогда Н.А.Морозов переделывает в нужном ему смысле текст Апокалипсиса. Такое свободное обращение свое с текстом священной книги Н.А.Морозов оправдывает или опиской и невежеством переписчиков Апокалипсиса, "не понимавших астрономическаго смысла картины", или даже тем соображением, что сам писатель Апокалипсиса, "благодаря предвзятой идее", делал натяжки в описании картины звездного неба. Таким же "научным" методом определяет Н.А.Морозов, что писателем Апокалипсиса был св. Иоанн Златоуст (род. 347 г., ум. 407 г.), Архиепископ Константинопольский. На полную историческую несообразность своих выводов Н.А.Морозов не обращает никакого внимания. (Прот. Ник. Александров.)

В наше время – период первой мировой войны и русской революции, а затем еще более страшной второй мировой войны, когда человечество испытало столько ужасных потрясений и бедствий, – еще более умножились попытки истолкования Апокалипсиса применительно к переживаемым событиям, более или менее удачные. При этом одно важно и необходимо помнить: при истолковании Апокалипсиса, как и вообще при всяком толковании той или другой книги Священного Писания, необходимо пользоваться данными других священных книг, входящих в состав нашей Библии, и истолковательными трудами св. Отцов и учителей Церкви. Из специальных святоотеческих трудов по истолкованию Апокалипсиса особенно ценно "Толкование на Апокалипсис" св. Андрея, Архиепископа Кесарийского, которое представляет собою итог всего понимания Апокалипсиса в доникейский период (до 1-го вселенского собора). Весьма ценна также Апология на Апокалипсис св. Ипполита Римского (ок. 230 г.). В новейшее время появилось так много истолковательных трудов на Апокалипсис, что число их уже к концу XIX века достигло 90. Из русских трудов наиболее ценные: 1) А. Жданова – "Откровение Господа о семи Азийских церквах" (опыт изъяснения первых трех глав Апокалипсиса); 2) Епископа Петра – "Объяснение Апокалипсиса св. Апостола Иоанна Богослова"; 3) Н. А. Никольского – "Апокалипсис и обличаемое им лжепророчество"; 4) Н. Виноградова – "О конечных судьбах мира и человека" и 5) М. Барсова – "Сборник статей по истолковательному и назидательному чтению Апокалипсиса".

О писателе Апокалипсиса

Писатель Апокалипсиса сам называет себя "Иоанном" (1:1, 4, 9). По общему верованию Церкви это был св. Апостол Иоанн, возлюбленный ученик Христов, за высоту учения своего о Боге Слове получивший отличительное прозвание "Богослова", вдохновенному перу которого принадлежит еще 4-е каноническое Евангелие и 3 соборных послания. Это верование Церкви оправдывается как данными, указываемыми в самом Апокалипсисе, так и многообразными внутренними и внешними признаками.

1. Писатель Апокалипсиса называет себя "Иоанном" в самом начале, говоря, что ему было дано "Откровение Иисуса Христа" (1:1). Приветствуя далее семь малоазийских церквей, он вновь называет себя "Иоанном" (1:4). Далее он говорит о себе, опять называя себя "Иоанном", что он был "на острове, называемом Патмос, за слово Божие и за свидетельство Иисуса Христа" (1:9). Из Апостольской истории известно, что именно св. Иоанн Богослов подвергся заточению на о. Патмосе. И, наконец, заканчивая Апокалипсис, писатель снова называет себя "Иоанном" (22:8). Во 2 стихе 1-й главы он называет себя самовидцем Иисуса Христа (ср. 1 Иоанн. 1-3). Совершенно несостоятельно мнение, будто Апокалипсис написан каким-то "пресвитером Иоанном". Самая личность этого "пресвитера Иоанна" как личность, отдельная от Апостола Иоанна, довольно сомнительна. Единственное свидетельство, которое дает повод говорить о "пресвитере Иоанне", это место из сочинения Папия, сохранившееся у историка Евсевия. Оно чрезвычайно неопределенно и дает место только догадкам и предположениям, противоречащим одно другому. Ни на чем не основано мнение, приписывавшее написание Апокалипсиса Иоанну-Марку, то есть Евангелисту Марку. Еще более нелепо мнение римского пресвитера Кая (III в.), будто Апокалипсис написан еретиком Керинфом.

2. Вторым доказательством принадлежности Апокалипсиса Апостолу Иоанну Богослову служит сходство его с Евангелием и посланиями Иоанновыми, не только по духу, но и по слогу, а особенно по некоторым характерным выражениям. Так, например, проповедь апостольская называется здесь "свидетельством" (Апок. 1:2-9; 20:4 ср. Иоанн. 1:7, 3:11, 21:24; 1 Иоанн. 5:9-11). Господь Иисус Христос называется "Словом" (Апок. 19:13 ср. Иоанн. 1:1-14 и 1 Иоанн. 1:1) и "Агнцем" (Апок. 5:6 и 17:14 ср. Иоанн. 1:36). Пророческие слова Захарии: "И воззрят нань Егоже прободоша" (12:10) и в Евангелии и в Апокалипсисе приводятся одинаково по переводу 70-ти (Апок. 1:7 и Иоанн. 19:37). Некоторые находили, будто язык Апокалипсиса отличается от языка других писаний св. Апостола Иоанна. Эта разница легко объясняется как разностью содержания, так и обстоятельствами происхождения писаний св. Апостола. Св. Иоанн, хотя и владел греческим языком, но, находясь в заточении, вдали от живого разговорного греческого языка, естественно положил на Апокалипсис печать сильного влияния языка еврейского, как природный иудей. Для непредубежденного читателя Апокалипсиса нет сомнения, что на всем содержании его лежит печать великого духа Апостола любви и созерцания.

3. Все древние и более поздние святоотеческие свидетельства признают автором Апокалипсиса св. Иоанна Богослова. Ученик его св. Папий Иерапольский писателем Апокалипсиса называет "старца Иоанна", каковым именем называет себя сам св. Апостол в своих посланиях (1 Иоанн. 1 и 3 Иоанн. 1). Важно свидетельство св. Иустина Мученика, еще до своего обращения в христианство долго жившего в Ефесе, городе, где долго жил и почил великий Апостол. Многие св. отцы приводят места из Апокалипсиса, как из богодухновенной книги, принадлежащей св. Иоанну Богослову. Таковы: св. Ириней Лионский, ученик св. Поликарпа Смирнского, ученика св. Иоанна Богослова, св. Ипполит, папа Римский, ученик Иринея, написавший даже апологию на Апокалипсис. Климент Александрийский, Тертуллиан и Ориген также признают св. Апостола Иоанна писателем Апокалипсиса. Равным образом убеждены в этом и преподобный Ефрем Сирин, Епифаний, Василий Великий, Иларий, Афанасий Великий, Григорий Богослов, Дидим, Амвросий, Августин, Иероним. 33-е правило Карфагенскаго собора, приписывая Апокалипсис св. Иоанну Богослову, ставит его в ряду других канонических книг. Отсутствие Апокалипсиса в переводе Пешито объясняется исключительно тем, что этот перевод был сделан для богослужебного чтения, а Апокалипсис при Богослужении не читался. В 60 правиле Лаодикийскаго собора Апокалипсис не упомянут, так как таинственное содержание книги не дозволяло рекомендовать всем книгу, которая могла дать повод к ложным толкованиям.

Содержание и разделение Апокалипсиса

Апокалипсис содержит в себе всего двадцать две главы. По содержанию своему он может быть разделен на следующие отделы:

1. Вступительная картина явившегося Иоанну Сына Человеческого, повелевающего Иоанну написать семи малоазийским церквам – 1-я глава.

2. Наставления семи малоазийским церквам: Ефесской, Смирнской, Пергамской, Фиатирской, Сардийской. Филадельфийской и Лаодикийской – главы 2-я и 3-я.

3. Видение Бога, Сидящего на престоле, и Агнца – главы 4-я и 5-я.

4. Вскрытие Агнцем семи печатей таинственной книги – главы 6-я и 7-я.

5. Гласы семи труб ангельских, возвестившие различные бедствия живущим на земле при снятии седьмой печати – главы 8-я, 9-я, 10-я и 11-я.

6. Церковь Христова под образом жены, облеченной в солнце, находившейся в болезнях рождения – глава 12-я.

7. Зверь-антихрист и его пособник-лжепророк – глава 13-я.

8. Приуготовительные события пред всеобщим воскресением и Страшным Судом – главы 14-я, 15-я, 16-я, 17-я, 18-я и 19-я.

a. Хвалебная песнь 144 000 праведников и ангелы, возвещающие судьбы мира – глава 14-я;

b. Семь ангелов, имеющих семь последних язв – глава 15-я.

c. Семь ангелов, изливающих семь чаш гнева Божия – глава 16-я.

d. Суд над великой блудницей, сидящей на водах многих и восседающей на звере багряном – глава 17-я.

e. Падение Вавилона – великой блудницы – глава 18-я.

f. Брань Слова Божия со зверем и воинством его и погибель последних – глава 19-я.

9. Общее воскресение и Страшный Суд – глава 20-я.

10. Открытие нового неба и новой земли; новый Иерусалим и блаженство его обитателей – главы 21-я и 22-я до 5-го стиха.

11. Заключение: удостоверение истинности всего сказанного и завещание соблюдать заповеди Божии. Преподание благословения – глава 22:6-21.

Глава двадцать первая. Открытие нового неба и новой земли – новый Иерусалим

Вслед за тем св. Иоанну была показана духовная красота и величие нового Иерусалима, то есть Царства Христова, имеющего открыться во всей своей славе во Второе Пришествие Христово после победы над диаволом.

"И видех небо ново и землю нову: первое бо небо и земля преидоша, и моря несть ктому" – здесь говорится не о небытии твари, но о перемене к лучшему, как свидетельствует Апостол: "сама тварь свободится от работы истления в свободу славы чад Божиих (Римл. 8:21). И Божественный Песнопевец говорит: "яко одежду свиеши я, и изменятся" (Псал. 101, 27). Обновление устаревшего означает не изглаждение и уничтожение, но устранение устарелости и морщин (св. Андрей Кесарийский). Эта новизна неба и земли будет состоять в преобразовании их огнем и в новизне форм и качеств, но не в изменении самой сущности. Море как непостоянный и волнующийся элемент исчезнет. "И аз Иоанн видех град святый Иерусалим нов сходящ от Бога с небесе, приготован яко невесту украшену мужу своему" – под образом этого "Нового Иерусалима" представляется здесь торжествующая Церковь Христова, украшенная как бы невеста Господня, чистотою и добродетелями Святых. "Сей город", говорит св. Андрей, "имеющий краеугольным камнем Христа, составляется из Святых, о которых написано: "камение свято валяется на земли его" (Захар. 9:16). "И слышах глас велий с небесе, глаголющ: се скиния Божия с человеки и вселится с ними: и тии людие Его будут, и Сам Бог будет с ними Бог их. И отъимет Бог всяку слезу от очию их. И смерти не будет ктому: ни плача, ни вопля, ни болезни не будет ктому: яко первая мимоидоша" – ветхозаветная скиния была лишь прообразом обитания Бога с человеками, которое начнется в будущей вечной блаженной жизни и будет источником блаженства для людей, освобожденных от всех скорбей нынешней земной жизни (ст. 1-4). "И рече Седяй на престоле: се нова вся творю... И рече ми: совершишася", то есть я созидаю новую жизнь, совершенно отличную от прежней; исполнено все, что было обещано. "Аз есмь Алфа и Омега, начаток и конец", то есть все, что я обещаю, есть уже как бы исполненное, ибо пред моими очами будущее и настоящее составляет один и тот же нераздельный момент. "Аз жаждущему дам от источника воды животныя туне", то есть благодать Святого Духа, образно представляемую в Священном Писании под образом воды живой (ср. Иоан. 4:10-14, 7:37-39). "Побеждаяй наследит вся, и буду ему Бог, и той будет мне в Сына", то есть все эти блага получит побеждающий в брани против невидимых демонов и соделается сыном Божиим. "Страшливым же и неверным, и скверным и убийцам, и блуд творящым, и чары творящим, идоложерцам и всем лживым, часть их в езере горящем огнем и жупелом, еже есть смерть вторая" – боязливые и не имеющие мужества в борьбе с диаволом, грешники, преданные страстям и порокам, будут осуждены на "вторую смерть", то есть на вечные адские муки (ст. 1-8).

После сего один из семи Ангелов, "имущих седмь фиал, исполненных седмих язв последних", пришел ко Иоанну, "глаголя: гряди, покажу ти невесту Агнчу жену". "Невестой" и "женой Агнца" названа здесь, как видно это и из последующего, Церковь Христова. "Правильно называет", говорит св. Андрей, "невесту Агнца женой", ибо когда Христос был заклан, как Агнец, тогда уневестил ее Себе Своею кровью. Как Адаму во время его сна была создана жена чрез взятие ребра, так и Церковь, составленная излиянием крови из ребр Христовых во время Его вольного на кресте почивания сном смерти, сочеталась с уязвленным ради нас". "И веде мя духом", говорит далее св. Иоанн, "на гору велику и высоку, и показа ми град великий, святый Иерусалим низходящ с небесе от Бога, имущ славу Божию" – невеста Агнца, или Св. Церковь, предстала перед духовным взором св. Тайновидца в виде прекрасного великого города, сходящего с неба Иерусалима. Вся остальная часть главы посвящена подробному описанию этого дивного города. Блистая драгоценными камнями, этот город имел 12 ворот с именами 12 колен Израилевых и 12 оснований с именами 12 Апостолов. Характерной чертой города указывается то, что "светило его подобно камени драгому, яко камени иаспису кристалловидну". – "Светило Церкви", говорит св. Андрей, "есть Христос, называемый "ясписом", как всегда растущий, цветущий, жизнеподательный и чистый". Высокая стена окружает город в знак того, что не может войти туда ни один недостойный; сия же мысль выражается тем, что на 12 воротах его содержат стражу Ангелы Божии. Ворота носят имена 12 колен Израилевых, ибо как на земле сии колена составляли общество избранных людей Божиих, так их же имена усвояются и избранникам небесным – новому Израилю. На 12 стенных основаниях написаны имена 12 Апостолов Агнца, конечно, в знак того, что Апостолы суть основания, на которых утверждена Церковь, как основатели веры христианской у всех народов земли. Здесь нельзя не видеть опровержения ложного догмата латинян, будто Церковь Христова основана на одном Апостоле Петре (ст. 9-14).

Город измеряется Ангелом на глазах св. Тайновидца, при помощи золотой трости. "Золотая трость", говорит св. Андрей, "показывает честность измеряющего Ангела, которого видел в человеческом образе, а также досточестность измеряемого города, под "стеною" которого разумеем Христа". Город имеет вид правильного четырехугольника, а равномерность высоты, долготы и широты его, по 12 000 стадий, указывает на форму куба, что знаменует твердость его и прочность. Высота стены города – 144 локтя. Все эти цифровые выражения употреблены, надо полагать, для обозначения совершенства, твердости и удивительной симметрии целостного здания Церкви Божией. Стена города построена из ясписа, символизирующего собою Божественную славу (см. ст. 11) и всегда цветущую и неувядающую жизнь Святых. Сам город был из чистого золота, подобного чистому стеклу, в знак честности и светлости обитателей его. Основания стены города украшены всякими драгоценными камнями; собственно каждое из 12 оснований представляло собой сплошной драгоценный камень. Как замечает св. Андрей, из этих 12 дорогих камней восемь были носимы на нарамнике древнего первосвященника, а четыре иные – чтобы показать согласие Нового Завета с Ветхим и преимущество просиявших в нем. И верно, ибо означаемые драгоценными камнями Апостолы украсились всякой добродетелью. По толкованию св. Андрея значение этих 12 камней таково: Основание первое – Иаспис – камень зеленоватого цвета, означает верховного Апостола Петра, носившего в теле мертвость Христову и показавшего цветущую и неувядаемую любовь к Нему; второе – сапфир – из которого бывает и лазурь, обозначает блаженного Павла, восхищенного даже до третьего неба; третье – халкидон – видимо, то же, что и анеракс, который был в первосвященническом нарамнике, означает блаженного Андрея Апостола, подобно углю, возженного Духом; четвертое – смарагд – имеющий зеленый цвет, питающийся елеем и от него получающий блеск и красоту, означает св. Евангелиста Иоанна, Божественным елеем умягчающего происходящее в нас от грехов сожаление и уныние и драгоценным дарованием Богословия, дарующего нам никогда не ослабевающую веру; пятое – сардоникс, камень, имеющий цвет блестящего человеческого ногтя, означает Иакова, прежде других претерпевшего за Христа телесное умерщвление; шестое – сардий – оранжевый по цвету и блестящий камень этот, целебный при опухолях и язвах от железа, обозначает красоту добродетелей блаженного Филиппа, просвещаемую огнем Божественного Духа и врачующую душевные язвы прельщенных; седьмое – хризолиф – блестящий подобно золоту, обозначает, быть может, Варфоломея, блистающего многоценными добродетелями и Божественною проповедью; осьмое – вирилл – имеющий цвет моря и воздуха, обозначает Фому, совершившего дальнее путешествие для спасения индийцев; девятое – топазий – черный камень, источающий, как говорят, млекообразный сок, целебный для страждущих глазными болезнями, обозначает блаженного Матфея, который врачует Евангелием слепых сердцем и напояет млеком новорожденных в вере; десятое – хрисопрас – превосходящий по блеску самое золото, обозначает блаженного Фаддея, который Авгарю, царю эдесскому, благовестил означаемое золотом Царство Христово и мертвость в нем, знаменуемую прасом; первоенадесять – иакинф – лазоревый или небовидный гиацинт, правдоподобно обозначает Симона, как ревнителя Христовых дарований, имеющего небесное мудрование; второенадесять – амефист – багряный по цвету камень, обозначает Матфия, удостоившегося Божественного огня при разделении языков и за пламенное влечение благоугождать Избравшему заменивший место отпадшего (ст. 15-20).

Двенадцать ворот города были устроены из 12 цельных жемчужин. "Двенадцать ворот", говорит св. Андрей, очевидно суть 12 учеников Христовых, через которых мы узнали дверь и путь жизни. Они же и 12 бисеров, как получившие просвещение и блеск от единственного многоценного бисера – Христа. Улица города – чистое золото, как прозрачное стекло. Все эти подробности выражают одну и ту же мысль, что в небесной Церкви Божией все свято, чисто, прекрасно и устойчиво, все величественно, духовно и драгоценно (ст. 21).

Дальше описывается внутренний быт обитателей этого чудесного небесного города. Во-первых, в нем нет никакого видимого храма, ибо "Господь Бог Вседержитель храм ему есть, и Агнец" – Господу Богу будет воздаваемо там непосредственное поклонение, а потому не будет нужды ни в материальном храме, ни в каких-либо обрядах и священнодействиях; во-вторых, этот небесный город не будет нуждаться ни в каком освещении, "слава бо Божия просвети его, и светильник его Агнец". Общий внутренний признак, отличающий эту небесную Церковь от земной, тот, что в то время как в земной Церкви добро уживается со злом и плевелы растут вместе с пшеницей, в небесной Церкви соберется из всех народов земли одно только доброе, чистое и святое. Все же злое, скверное и нечистое, накопившееся за все время мировой истории, отсюда будет выделено и слито как бы в один смрадный водоем, нечистота которого никак не коснется этого дивного обиталища одних лишь блаженных существ" (ст. 22-27).

Глава двадцать вторая. Заключительные черты образа нового Иерусалима. Удостоверение истинности всего сказанного, завещание соблюдать заповеди Божии и ожидать второго пришествия Христова, которое будет скоро

Непрерывность блаженства членов небесной Церкви изображается в ряде символов. Первый символ – это "светлая, как кристалл, чистая река воды жизни. Эта река, непрерывно истекающая от престола Бога и Агнца, символически изображает благодать Животворящего Духа, которая наполняет стогны Св. города, то есть все множество его обитателей, "увеличившееся", по Псалмопевцу, "паче песка" (Пс. 138:18). Это – благодать и милость Божия, которая неистощимо будет изливаться всегда на жителей небесного града, наполняя сердца их неизреченным блаженством (ср. Исаии 35:9-10). Второй символ – это "древо жизни", по подобию того, которое было некогда в земном раю, до грехопадения прародителей. "Древо жизни в небесном Иерусалиме будет обладать особенными превосходнейшими качествами: оно двенадцать раз в году будет произращать плоды, и листья его будут служить для исцеления народов. Св. Андрей считает, что "древо жизни знаменует Христа, разумеваемого в Духе и о Духе Святом: ибо в Нем Дух, и Он покланяем в Духе и есть податель Духа. Чрез Него же и двенадцать плодов Апостольского лика, даруют нам неоскудеваюший плод Богоразумия. Листья древа жизни, то есть Христа, означают тончайшие и превысшие и просветлые разумения Божественных судеб, а плоды его – совершеннейшее знание, открываемое в будущем веке. Эти листья будут в исцеление, то есть очищение неведения народов, низших других в совершении добродетелей. Потому что "ина слава солнцу, и ина слава луне, и ина слава звездам" (1 Кор. 15:41), и "многия обители у Отца" (Иоан. 14:2), для того, чтобы по характеру дел одного удостоить меньшей, а другого – большей светлости". "И всяка анафема не будет ктому" – всякое проклятие навсегда будет снято с обитателей этого небесного града, "и престол Божий и Агнечь будет в нем, и раби его послужат Ему, и узрят лице Его, и имя Его на челех их" – сподобившиеся стать обитателями этого города узрят Бога лицом к лицу, "не в гаданиях, но, как свидетельствует великий Дионисий, в том самом виде, в коем был зрим святыми Апостолами на горе Святой. Вместо золотой дщицы, которую носил древний первосвященник (Исх. 28:36), будут иметь начертание имени Божиего, и не на челах только, но и в сердцах, то есть твердую, непреложную и дерзновенную любовь к Нему. Ибо начертание на челе означает украшение дерзновения" (Св. Андрей). "И нощи не будет тамо и не потребуют света от светильника, ни света солнечнаго, яко Господь Бог просвещает я, и воцарятся во веки веков" – всеми этими чертами указывается на непрерывное и самое полное общение членов небесной Церкви с своим Владыкою, соединенное даже с лицезрением Его. Это и будет для них источником неиссякаемого блаженства (ср. Иезек. 47:12) (ст. 1-5).

В заключительных стихах Апокалипсиса (ст. 6-21) св. Апостол Иоанн удостоверяет истинность и верность всего сказанного и говорит о близости исполнения всего, что было ему показано, а также и о близости Второго Пришествия Христова и с ним возмездия для каждого по делам его. "Се гряду скоро" – эти слова, по объяснению св. Андрея, показывают или кратковременность настоящей жизни в сравнении с будущей, или же внезапность или быстроту кончины каждого, так как преставление отсюда для каждого составляет конец. А поелику не знает, "в кий час приходит тать", то заповедано нам "бодрствовать и иметь чресла препоясанными и светильники горящими" (Лук. 12:35). Надо помнить, что для Бога нашего нет времени, что "един день пред Ним, яко тысяща лет, и тысяща лет, яко един день" (2 Петр. 3:8). Он грядет скоро, потому что грядет неукоснительно – ничто не остановит Его пришествия, как ничто не остановит и не разрушит Его непреложных определений и обетований. Человек считает дни, месяцы и годы, а Господь исчисляет не время, но правды и неправды человеческие и мерою избранных Своих определяет меру приближения того великого и просвещенного дня, когда "времени больше не будет", а начнется невечерний день Царствия Его. Дух и невеста, то есть Церковь Христова, призывают всех прийти и почерпнуть воду жизни даром, дабы сподобиться стать гражданами небесного Иерусалима. Заканчивает св. Иоанн Апокалипсис ублажением исполняющих заповеди Божии и строгим предупреждением не искажать слова пророчества, под угрозой наложения язв, "написанных в книге сей". В заключение св. Иоанн выражает пожелание скорого пришествия Христова в словах: "Аминь. Ей, гряди, Господи Иисусе", и преподает обычное Апостольское благословение, из чего видно, что Апокалипсис первоначально назначался в виде послания Малоазийским церквам (ст. 1:11).

Содержание Апокалипсиса ясно показывает, что он имеет историческое основание и великое значение для Церкви всех времен. Он представляет собою естественное завершение канона священных книг и, изображая будущие и последние судьбы Церкви и мира, как бы непосредственно поставляет нас пред лице грядущего Судии.

Конец, и Богу слава

Апокалипсис или Откровения Святого Иоанна Богослова

Архиепископ Аверкий (Таушев)

Содержание

Информация о первоисточнике

• Значение Апокалипсиса и интерес и нему

• О писателе Апокалипсиса

• Время и место написания Апокалипсиса

• Главный предмет и цель написания Апокалипсиса

• Взгляд церкви на содержание Апокалипсиса

• Правила для толкования Апокалипсиса

• Содержание и разделение Апокалипсиса

Экзегетический разбор Апокалипсиса

Глава первая. Назначение Апокалипсиса и способ дарования его Иоанну

Глава вторая. Наставления малоазийским церквам: ефесской, смирнской, пергамской и фиатирской

Глава третья. Наставления малоазийским церквам: сардийской, филадельфийской и лаодикийской

Глава четвертая. Второе видение: видение Бога, сидящего на престоле, и Агнца

Глава пятая. Продолжение второго видения: запечатанная книга и Агнец, как бы закланный

Глава шестая. Вскрытие Агнцем печатей таинственной книги: Первая – шестая печати

Глава седьмая. Явление после вскрытия шестой печати: 144 000 запечатленных на земле и облеченных в белые одежды на небе

Глава восьмая. Снятие седьмой печати и гласы труб ангельских: первой – четвертой

Глава девятая. Гласы пятой и шестой труб ангельских: саранча и конное войско

Глава десятая. Об облеченном в облако и радугу Ангеле, предвозвещающем о кончине

Глава одиннадцатая. Пророчества о храме, о Енохе и Илии, трубный глас седьмого Ангела

Глава двенадцатая. Третье видение: борьба царства Божия с враждебными ему силами антихриста. Церковь Христова под образом жены в болезнях рождения

Глава тринадцатая. Зверь-антихрист и его пособник-лжепророк

Глава четырнадцатая. Приуготовительные события пред всеобщим воскресением и Страшным Судом; хвалебная песнь 144 000 Праведников и Ангелы, возвещающие судьбы мира

Глава пятнадцатая. Четвертое видение: семь Ангелов, имеющих семь последних язв

Глава шестнадцатая. Семь Ангелов, изливающих семь чаш гнева Божия на землю

Глава семнадцатая. Суд над великою блудницею, сидящею на водах многих

Глава восемнадцатая. Падение Вавилона – великой блудницы

Глава девятнадцатая. Брань Слова Божия со зверем и воинством его и погибель последних

Глава двадцатая. Всеобщее воскресение и Страшный Суд

Глава двадцать первая. Открытие нового неба и новой земли – новый Иерусалим

Глава двадцать вторая. Заключительные черты образа нового Иерусалима. Удостоверение истинности всего сказанного, завещание соблюдать заповеди Божии и ожидать второго пришествия Христова, которое будет скоро

Информация о первоисточнике

При использовании материалов библиотеки ссылка на источник обязательна.

При публикации материалов в сети интернет обязательна гиперссылка:

"Православие и современность. Электронная библиотека." (www.lib.eparhia-saratov.ru).

 

Преобразование в форматы epub, mobi, fb2

"Православие и мир. Электронная библиотека" (lib.pravmir.ru).

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-08-14; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.235.184.215 (0.021 с.)