ТОП 10:

ПОГРУЖЕНИЕ В ИГРЫ И ВЫХОД ИЗ НИХ



ПАЧКА-КУПЮР.Я пытаюсь решить проблему с деньгами, с депутатом. Прошу у него десять тысяч, конкретно. Он мне не дает.

Б. Итак, пришли к депутату. Перо в бок: «Дай, гад, зарежу...»

П-К. Я писала несколько писем, прикалывала к этим письмам счета, на что я хочу потратить деньги. Пыталась с ним работать, в моем понимании — правильно, как надо... Но он все равно от меня прячется. Теперь даже для его секретаря меня не существует.

Б. Как вы пытались с ним работать?

П-К. Представляла, что прихожу к нему на прием, он меня радостно встречает, открывает передо мной двери, усаживает в самолет, везет меня на Багамские острова и дает эти десять тысяч. Ну, в общем... больше ничего мне и не надо.

Б. Прекрасно. Тратьте теперь эти тысячи.

П-К. Так их же нет... Это же в мечте.

Б. Тратьте в мечте.

П-К. Мне нужно в реальности...

Б. Не обижайтесь, но барану, который утром рано столкнулся на мосту с другим бараном, тоже до зарезу нужно было получить от него кое-что. И он рисовал себе, как этот встречный компаньон усаживает его в самолет и собственноручно доставляет на тот берег... А реальный баран стоял и не думал уступать. Пока для нас с вами снаружи существуют грозные бараны, от которых зависит наша судьба, в Симороне нам делать нечего.

П-К. Но я же сделала самообгон. У меня даже образ симпатяги есть: «Пачка купюр, перевязанная розовой ленточкой».

Б. Это вы называете симпатягой? В самих словах ваших присутствует вожделенная недостижимая мечта... Самообгон не состоялся. Вспомните, как мы работаем по второй игровой стадии: если перед нами возникло препятствие — зеркалим его, восстанавливая в себе знание, что через нечто подобное мы когда-то уже прошли. И тем самым снимаем потребность повторного прохода... Стало быть, что вы должны были сделать, натолкнувшись на депутатское «нет»?

П-К. Изображать то же «нет».., пока на лице его не вырисуется недоумение. Затем переставить губы его на живот, а пуп — нацепить на кончик носа, чтобы получилось, как у мопса...

Б. Вот вам и симпатяга! Вы бы тут же и думать забыли о своем депутате, о десяти тысячах и о том, на что должны их истратить. А если бы и не забыли, то ноги сами понесли бы вас туда, где на блюдечке с голубой каемочкой... И сердце билось бы в упоенье, и для него открылись вновь и божество, и вдохновенье...

 

ПУПСИК.У меня, к сожалению, много всяких желаний. Одно из них было — убрать одного политического деятеля, авантюриста, жулика. Хотя жена была против.

Б. Люди, прячьтесь под стулья, среди нас террорист...

П. Я не террорист.

Б. Тогда — что означает «убрать»?

П. Сделать так, чтобы он ушел. Занялся огородом или сел играть в «козла» во дворе. И вот я устроил самообгон, бурный такой самообгон... Жена говорит: ты сумасшедший. Но вот неделю назад его уже не стало. Ушел на пенсию. Я не хочу сказать, что это моя заслуга, но доля моя в этом есть.

Б. Давайте внесем ясность, коллеги. В Симороне никто ни с кем не борется. Если мы начнем кого-то устранять, грош нам цена. Мы поднимаемся на тот уровень, где видим все ходы-выходы. Пусть кто-то внизу бродит по болотам... Мы подаем ему руку, он ее принимает в нем высвечивается симпатяга и в жизни его происходят перемены. Не хочет подняться — не надо. Но «топить» его мы не будем. Просто не станем подьгрывать ему, участвовать в его играх... Поэтому слова «убрать», «устранить» — звучат странно. Не из нашего это словаря...

П. Но ведь факт — у меня получилось, его не стало...

Б. Можете не сомневаться: вернется. Не он лично, так другой, такой же, как он. Вы ведь внутренне ждете этого, готовите для него посадочную площадку..

 

Б.Кто вы?

ЯПОНЕЦ.Японец.

Б. Не похоже. Скажите что-нибудь по-японски.

Я. Пуси-куси.

Б. Другое дело.

Я. Синоптики обещали на тридцатое сентября хорошую погоду, это нас устраивало: нужно было везти панели. Мы строим дачу, заказали на заводе... Вечером двадцать девятого сентября звонят с Троещины, из почтового отделения: «Мы еле вас разыскали, по справке. Вам пришла телеграмма». Спрашиваю: «Что за телеграмма?» «По телефону не можем сказать содержание. Вы должны прийти и получить». Больше мне делать нечего: другой же конец города.... Я подумала: завтра тридцатое число — «Вера, Надежда, Любовь» — это меня кто-то так поздравляет, шутка... Я ведь Надя.

Б. Вы же Японец.

Я. Японская Надя. На-Дя.

Б. Значит, телеграмма из Японии.

Я. Конечно. Думаю, завтра рано вставать, возиться с панелями... Зачем мне эта телеграмма. Утром просыпаюсь — барабанит дождь. Муж меня под бок: «Слышишь, какой ливень? Как мы их тащить будем?» Час льет, два льет... Я говорю: «Поезжай на завод и поговори там. Согласятся панелевоз дать —повезем». Поехал муж, возвращается: «Не повезем». Тут приходит мой старший сын: «Мать, тебе нужно сходить в лицей — там проблемы у младшенького». Ну и ну... Поехала. Нахожу преподавателя. Она говорит: «Я вам послала телеграмму, но, как выяснилось, по чужому адресу: ваш мальчик обманул меня, указал не тот...» Не могу понять, как я влезла в такую черную полосу...

Б. Брр... Действительно, в голове туман. Проанализируем. Перед вами возникла череда преград, так? В какой момент появилось первая из них?

Я. Первая — это неожиданная телеграмма: нужно ехать поздно вечером на Троещину.

Б. До этого никаких приключений вроде не было. Вы задумали перевозку панелей, собрались спать... И вдруг — телеграмма. Заинтересовались, стали гадать — от кого, в связи с чем... То есть, согласно нашей классификации, вошли в третью игровую стадию, наполнились проблемностью... Что нужно было сделать, чтобы не попасть в нее? На синем небосклоне появилось едва заметное пятнышко: звонок с почты. Первая стадия. Пока звонит телефон, не задумываясь, кто это может быть, обезьянничаете: «дзинь-дзинь-дзинь»! И спокойно ложитесь спать, потеряв интерес к звонку. Упустили этот момент, взяли трубку — въехали во вторую cтадию. Что ж, не вслушиваясь в содержание речей телефонного собеседника, тихонько воспроизводите его голос, интонации... он очень быстро умолкнет. Улыбнитесь и — в постель. Утром вы бы встали: никакого дождя, можно везти панели. Если бы он прошел в это время, дождь, то не там, где пролегает ваша дорога... Но вы стали выяснять с почтой отношения. С этим и погрузились в сон, подготовив себе на утро продолжение, нагромождение проблем: ливень, невозможность транспортировать панели, вызов в лицей, сыновний обман...

Я. Да... зашились мы...

Б. На любом этапе этого сценария можно было симпатизироваться и избежать его развития. Например, дождь. Вместо того чтобы ждать его окончания, посылать мужа на завод и тому подобное, работаете со своими переживаниями. Используете в качестве партнера мужа, свою куклу, любые предметы. Рисуете драматическую самообгонную перспективу — до чего вы дойдете в своих страданиях. Инсценируете ее при помощи партнеров, создаете симпатягу.. И либо погода меняется, либо созревает другая идея, более интересная, нежели тащить панели... Но, допустим, вы упустили эту возможность, внедрились в паутину еще глубже — вас вызывают в школу. Скажите, что там было в школе такого срочного, что нужно было в грозу ехать? Что он там сделал? Учительскую взорвал? Признался в нежной любви к техничке Марь-Иванне?

Я. Прогулял.

Б. Прогулял! Одуреть! Единственный на этой планете ребенок, прогулявший урок. И из-за этого нужно было высылать телеграмму, затевать следствие? Но бог с ней, с этой беднягой учительницей, со всеми наворотами в ее голове... Дергают ее, она дергает других. Но вы-то, вы-то!

Я. Понимаете, беда не в том, что он прогулял: он указал адрес, по которому нас нет.

Б. Проявил творческую инициативу.

Я. Учительница звонит туда. Не отвечают. Посылает телеграмму. А там, наверное, вообще никто не живет...

Б. Хорошо, хорошо. Что-то случилось в школе, вы встревожены... Что делаем?

Я. Ну.. работаем со своей тревогой.

Б. Что происходит в это время в мозгах у учительницы, которая внутренне «на связи» с вами, в мозгах у вашего ребенка? Учительница забывает об этой чепухе, будто ее и не было. Ребенок тоже освобождается от подыгрывания ей и вам и в следующий раз уроков не пропустит. Потому что все вы, участники этого спектакля, — в одной упряжке теперь, в одной альпинистской связке. Элементарнее, чем правила уличного движения.

 

ЧАЙНИК-В-НАКИДКЕ.Я зеркалила своего кота. На меня, в общем, никто не кидался, не нападал, поэтому я экспериментировала с котом. Он у меня очень любит драть ковер. Я обычно ругаюсь, кричу, пока не встану, не подойду к нему — только тогда он соизволит глянуть... В общем, как обычно, начал драть, я поворачиваюсь и начинаю повторять за ним все движения. Тоже царапаю ковер — с другого конца, и урчу, и мурчу.. Вдруг мой кот останавливается, смотрит на меня, будто впервые видит..., словно ждет чего-то... «Мяу!» — провозгласил, подбежал, влезает на руки (обычно он ласкаться не любит совершенно)... И вот так сидим с ним полчаса, он трещит, как трактор.

Б. Симпатизировался, в общем.

Ч-В-Н. И еще интересный случай. Были мы в гостях у моей крестницы. Ребенок в истерике, в слезах... Класс едет в Умань, а ее не пускают, потому что у нее в этот день сольфеджио, потом музыка, потом еще занятия с учительницей. Просит: «Уговорите маму, чтоб отпустила». Я говорю: «Допустим, я твоя мама. Прикажи — я все сделаю, как ты хочешь... как вообще мечтаешь...» Она отошла на минуту в сторону, потом взобралась ногами на стул и командует: «Платье твое лучшее, самое красивое перешить и отдать мне! Все учебники залить чернилами, чтобы ничего не было видно! Маникюр серебряный делать мне каждый день! И педикюр! Телевизор не выключать до утра!..» Что-то еще там требовала — я все исполняла послушно, ну, понарошку, конечно... На полу скопились разные вещи в куче. Когда она устала, я говорю: «На что это все похоже?» — «На слоника». — «Очень хорошо, теперь слоник будет твоим джинном Хоттабычем. Стоит позвать его — и он сделает все, что закажешь. Только не думай, заказывай сразу...» Она соскочила со стула и говорит: «Ну, я же хочу в Умань...» И вдруг: «Нет, знаешь, уже не хочу... Вот если бы в Италию, в Ла Скала!..» Вы не поверите, что было дальше. Где-то через полчаса звонит телефон. Настя с кем-то беседует... бледнеет... Садится и шепотом: «Крестная, представляешь? Софья Ароновна, училка сольфеджио, говорит, что только что комиссия на городской олимпиаде, где я участвовала, приняла решение: я заняла первое место. И в виде премии поеду на фестиваль в Италию...»

МОРСКАЯ-АНАКОНДА.Сразу после занятия, буквально на следующий день вечером, готовим с дочкой на кухне блины... и вдруг из рук вылетает банка с вареньем, разбивается. Я смотрю на эти...

Б. Ошметки.

М-А. ...ошметки и почему-то начинаю безумно волноваться. Будто разбилось что-то важное, дорогое... И сразу, вместо того чтобы убрать их, кончиком черпака складываю узор. Прямо на полу сдвигаю их, передвигаю... Дочка смотрит и говорит: справа надо поставить солонку, слева — пепельницу. Минут двадцать, наверное, так возились... Вдруг открывается дверь, приходит зять, какой-то помятый... Рассказывает, что у него машина перевернулась на бок, проехалась так по асфальту, ударилась в киоск, снова перевернулась и стала на четыре колеса снова. Он — без единой царапины. Тут его начало трусить, пришлось дать ему корвалол...

Б. Расшифруйте это событие.

М-А. Вы говорили, родственники связаны друг с другом... чувствами, мыслями. Хотя Витя мне по рождению чужой человек, но я полюбила его, как сына. И, наверное, на расстоянии почувствовала что-то... В этот момент и упала банка. Ну, выполнила я с осколками самообгон, причем как-то быстро, незаметно — просто запустила через них свое волнение, — знаете, как огонь бежит по сухой траве... и как-то успокоилась... Сделала из стекляшек симпатягу — вместе с дочкой. Она хоть и не посещает наших занятий, но — в курсе... И я понимаю так, что зять не пострадал, потому что там, в машине своей, симпатизировался. Мы ему помогли отсюда...

Б. Почему же тогда — корвалол?

М-А. Ну, я еще не волшебник, я только учусь... Испугалась за него, когда увидела, дернула его за ниточку... Его и затрясло.

 

КАРАКАТИЦА-ТАК-И-КАТИТСЯ.Я на мотоцикле ехал из Житомира на Волгоград-Волынский. Ехал по правой стороне, левая была занята автомобилями. И вдруг оттуда, слева выезжает КамАЗ. И прет прямо на меня. Представьте — мне свернуть некуда... остались какие-то секунды. Быстро принял решение: «Буду выполнять все, как он». И на него пошел... с той же скоростью, что и он, даже громыхать попытался, как он... Б. То есть стали его зеркалить.

К-Т-И-К.Ну да... Знаете, время будто остановилось. Будто не приближается он ко мне, а застыл... О'кей. Слева огромное колесо КамАЗа... беру и забрасываю мысленно в кабину водителя, на шею ему — как спасательный круг... В ту же секунду он сходит с трассы, дорога освобождается...

Б. Но он не разбился?

К-Т-И-К.Вы что — такая махина. Вежливо уступил мне дорогу.

 

ОГОЛЕННЫЙ-ЭЛЕКТРИЧЕСКИЙ-ПРОВОД.Я оголенный электрический провод. Женского рода.

Б. Очень приятно. Петя и Петя Бурланы. Женского и мужского.

О-Э-П.А почему вас не трусит? Я же оголенный...

Б. Так это вас должно трусить, голого. Голую. От холода.

О-Э-П.Ну, я сама себя разогреваю электричеством... И не только себя. Стоим мы в очереди за квасом, продавщица просто фурия, всем портит настроение: «Целый день маюсь, надоели вы все...» Думаю: «Сейчас и мне начнет портить». Подходит моя очередь, поднимает на меня свои бычьи глаза... Быстренько обезьянничаю и меняю все, что у нее там есть. Завернула ее в зонтик, что над цистерной Квасовой, вместо глаз этих — две кружки... Она вдруг ласковым голосом: «Я вас слушаю». Все так, ишух на нее — глянули изумленно... Она ласково: «Пожалуйста, пожалуйста. У вас пять копеек не найдется?» Говорю: «Найдется». — «Спасибо большое». Вот такие чудеса...

Еще один приятный сюрприз. У меня чайник уже два месяца как не закипает до конца. Вроде бы нагрелся чуть-чуть — и выключился. Стоит минуту, потом подумал — опять включился. Короче, достал он меня... Ладно, думаю как-то, займемся тобой. Села перед ним. Он включается — и я включаюсь, с шипением, шею вытягиваю, осанку выпрямляю... Умолкает — тоже молчу, сгорбливаюсь... И вот уже недели две, как все в порядке. Муж говорит: «Ты не сдавала чайник в ремонт?» — «Нет...» Такие маленькие чудеса.

 

ПЧЕЛКА-ПРИЧЕСЫВАЮЩАЯ-ЧЕЛКУ. У меня очень долго не шли три договора на работе. Вроде уже все согласовано, все дали добро — юристы, бухгалтера... И в каком-то месте начинает стопориться. Я звоню, переживаю, нервничаю... Это выводит из колеи. После изучения игровых стадий начала работать. Как только мысль у меня зарождается, что опять скажут что-то сейчас на факсе... неважно, что именно... я немедленно становлюсь «пчелкой, причесывающей челку». Проверенный «в боях» образ. Есть кто рядом или нет — не имеет значения: трепещу крылышками — руками, быстро-быстро ворошу пальцами челку, жужжу... И, продолжая делать все это, открываю факс. Ни разу еще после этого не случилось сбоя. Все договора подписаны, а один договор — ну просто... Во вторник люди, с которыми я вела переговоры, сами стали ко мне звонить. Говорили, чтобы я поторопилась, что уже пора запускать в производство... Раньше я их сама об этом просила, уговаривала — без толку.

Б. Раньше вы пытались отогнать от себя мысли, которые вам мешали, мысли о том, что опять не получится, опять будет какое-то препятствие... Звонили — и ждали подтверждения этим мыслям. Получалось то же, что в классической байке про Ходжу Насреддина. Помните, его пригласили лечить богатого бея, он собрал всех родственников пациента, выстроил у его изголовья, сказал: «Если во время лечения кто-нибудь из вас подумает о белой обезьяне, бей помрет». Каждый старался изо всех сил не думать, и клиент благополучно испустил дух. Насреддин преспо-койненько взял гонорар: «Я вас предупреждал». Вот и мы с вами, если будем гнать «белых обезьян», они столпятся в нашей голове в еще большем количестве. Прибегут, толкаться будут, чтобьгбыстрей наполнить... А если наполнять-то некого? Если вместо бизнес-вумен здесь — пчелка с челкой? «Извините, ошиблись адресом»...

 

ПИРОЖОК-МЕЛЬХИОРОВИЧ. Я ехала за ребенком, за старшей девочкой, в школу. С собой везла коляску с младшим ребенком. Через некоторое время подъезжает автобус, мы входим, свободных мест особых нет, есть возле водителя — там, где мотор, где место ограждено. Мы садимся туда, но мне некуда пристроить коляску, хотя и сложенную... И я чуть-чуть поворачиваю ее колесами в сторону водителя, на его территорию. Водитель сразу же набрасывается: «Какого черта? Я не знаю, где вы ее возили, и вот сюда мне грязь нанесли!» Мне обидно стало, малыш заплакал от крика... Но я понимаю, что таким образом только усугубляю положение, влезаю в игру... Пусть, думаю, коляска будет моим зеркалом — другого под рукой нет. Бормочу о своей, то есть уже о «ее» обиде — она, покачиваясь при моей помощи, как бы изображает сказанное... Дохожу до максимума в самообгонных фантазиях, смотрю на нее сбоку — точно пирожок, блестящий, словно мельхиоровая посуда. Проходит буквально две-три секунды, малыш успокаивается, водитель поворачивается ко мне, подает яблоко, два печенья и говорит: «Угостите, пожалуйста, ребенка. У меня тоже есть ребенок...»

 

MИССИС-GRASS. Я чувствую, что меня вернули самой себе. Я, как Моисей, сорок лет блуждала по пустыне и сегодня ночью поняла, что я до такой степени счастлива сама от себя, что мне хотелось орать, рыдать, кричать, грызть пододеяльник — это какой-то духовный оргазм...

Б. Это касается и болячек, на которые вы, помнится, жаловались?

M-G. К сожалению, здесь еще далеко до идеала. Я зависла на них, они по мне путешествуют. Обычно, когда я валюсь с ног, я валюсь качественно. Но вот в пятницу заболела, позеркалилась с куклой и была абсолютно здорова. Резко перестало болеть горло, шея прошла... Ура. Но я по второму разу набрала. Слетела с трассы. То ли я некачественно делаю, не могу понять. Каждые три недели, уже полгода, четко. Я бы сказала, если б мужчин не было, — цикл... Понимаете, каждые три недели простуда, причем одинаково совершенно.

Б. Когда крыса в условиях лабораторных движется к пище и ее там бьют током, она эту кормушку на пушечный выстрел обходить потом будет. Пройдет месяц, год, от голода будет помирать, но — не подойдет. Хотя электричества там уже в помине нет, наоборот: деликатесы из фешенебельного крысиного ресторана. Это известный пример...

M-G. Условный рефлекс...

Б. У нас это называется — испытательная потребность. Насытиться приключениями до отвала. Только не в освобождающем самообгоне, а в живой реальности...

M-G. Вы хотите сказать, что причина во внутреннем будильнике, который я завела на три недели?

Б. Первая наша наставница театрального дела говорила, что все ее родственники уходили из жизни двадцать шестого числа. Как вы думаете, какого числа ушла она?

M-G. Хорошо, как выключить этот будильник?

Б. Вспоминается старый японский фильм «Красная борода». К врачу привели девочку — совершенно запущенную, больную. Он налил в ложечку соку или простой воды и протянул ей. Девочка выбила ложечку у него из рук. Врач спокойно, будто бы ничего и не произошло, взял другую ложечку, наполнил — она снова ударила по руке... Это повторялось раз двадцать. На двадцать первый раз девочка заплакала, выпила... Так вот, в процессе всей этой процедуры доктор ни разу не возмутился, не огорчился, никак не отреагировал. Ваше мнение — почему?

M-G. Это четвертая стадия. Он был упрям, хотел навязать девочке свою точку зрения...

Б. Если бы было так, он налил бы ей рекомендованное Минздравом лекарство. Нет, это был симоронист «в законе». Девочку должно было вылечить не лекарство, а предложение подняться над собой, расшириться. Для этого самому доктору нельзя было спускаться со своей верхотуры. Каждый раз, когда девочка выбивала ложку, он как бы досматривал на холм, где горел его маяк, и, поддержанный этим свечением, продолжал свое...

Пусть эта история будет для вас ориентиром. Если болезнь наша претендует на особое внимание, уважение к себе, поступаем, как этот врач. Спокойно выводим себя из игр, с улыбкой, знанием, что игрока в себе надо утолить. Одна ложечка лекарства по имени Симорон, другая, третья, десятая... рано или поздно игрок сдастся. На чаше весов перевесит опыт освобождения.

M-G. Рано или поздно... это сколько?

Б. По-разному бывает... Как-то учительница из школы, где мы когда-то арендовали зал, решила поработать со своей проблемой. У нее многое получалось, все шло очень здорово. Два месяца она терпеливо воплощалась в своего симпатягу, курсировала по трассе — стоило проблеме вернуться. Потом она куда-то пропала... Мы встретили ее, угрюмую. Говорит: «Надоело. Если я такая неумейка, значит, ничего у меня не получится...» А ей нужно было, может, год работать. Или три. Не проверяя, не просматривая — удачно выходит или нет. Просто наращивать по миллиметрам свое Я...

Когда мы с вами, приземляясь на эту планету, вознамерились вкусить здесь разные меню и блюда, предполагалось, что на это уйдет время... Куда спешить? Да, одним достаточно чуть пригубить — и они насладились. Другие занимаются основательной дегустацией...

 

ЛЯГУШКА-С-КОНФЕТАМИ. Меня волнует одна ситуация, с которой я не могу разобраться. Я работаю в торговом центре. На днях подходит покупательница, говорит: «У меня трагедия, ужас, меня обокрали». Я начала анализировать. Вторая это стадия или третья? Сначала решила отнести к третьей — ведь я стала сочувствовать, то есть въехала в чужую проблему... Потом передумала и отнесла ко второй стадии, потому что не очень въехала. Рассмотрела в женщине светлячка, думаю: «Ну все, поработала, она ушла, все в порядке». Можно, значит, об этом забыть. Но через некоторое время приходит охранник, показывает нам фотографии: «Вот женщина, которая жаловалась, мы ее на камере нашли». Думаю — раз напоминание, значит, я плохо поработала в первый раз. Начинаю высматривать симпатягу в охраннике уже... И по дороге опять рассуждаю: правильно ли я действую? Может, надо отнести его рассказ ко второй стадии, а не к третьей. Ладно, что-то там сделала, успокоилась. Хотя, уже после работы, охранники уже уходили, все закрыли, еще был клиент... Большой такой мужчина. Смотрю на него, боюсь, никого рядом нет, загребет кассу и... Ушел он, я на всякий случай все пересчитала пятьдесят раз. Через два дня пришла на работу и как бы невзначай спрашиваю охранника, как дела. «Да вот, тут у нас курточку украли», — говорит. В этот день я должна была кое-что купить для себя, у меня было мало денег, я на них сильно рассчитывала... И их не стало. Потеряла или вытащили... Где же была у меня ошибка?

Б. Серия приключений, которые идут по одному сценарию, конечно, свидетельствует, что вы себя в водоворот какой-то ввели, без конца крутитесь. Меняются только декорации, а суть игры та же... Ошибка же ваша в том, что вы рассуждаете. Анализом игровых стадий следует заниматься в учебном процессе. Представьте себе, что пилот изучает правила вождения самолета в воздухе, когда машина его уже на высоте пять тысяч метров. Обложил себя учебниками и конспектами: какую кнопку нажать в данном случае, какой руль повернуть сейчас... Далеко ли его самолет улетит? Если вы не до конца освоили правила выхода из житейских игр, берите на вооружение то из них, которое можете применить спонтанно, не задумываясь. Захотелось почему-то зеркалить обворованную женщину — зеркальте. Захотелось исполнить самообгон при помощи рядом находящегося предмета — вперед. Вспомнили своего давнего симпатягу — «лягушку с конфетами», приняли образ этой лягушки — ради бога... Все сгодится, все пойдет на пользу, потому что все эти вещи дублируют друг друга — разные способы симпатизации. И не было бы больше повторов криминального сюжета, и не закончилось бы потерей собственных денег...

Л-С-К. Меня приучили думать. По любому поводу. «Я мыслю — я существую...» Вот и начинается, скажем, если у меня что-то болит или какая-то тревога, я просто теряюсь, какой из симоронских способов использовать.

Б. Это история парня, которого мама спасла. Он был алкоголиком, жил в это время в Сибири. Чем он там занимался — бог знает. Спился, был уже бомжом... Его подобрала «скорая помощь». Умирающего, с отмороженными ногами. Словом, он лежал там в реанимации и мама, находясь здесь, в Киеве произвела все нужные симоронские операции... Она рассказывала: «Не один год я боролась с его алкоголизмом и вдруг почувствовала, что мой ребенок просто умирает там сейчас...» Дальше происходит нечто фантастическое. Представьте себе картину: человек, лежащий в коме, в бессознательном состоянии, приходит в себя, отсоединяет питательные трубки, которые прикреплены ко всем частям тела. И в одной рубашке, которая на нем была, в тапках, направляется из Сибири домой, к маме. Пешком, в Киев. «И такое было впечатление, — рассказывал он потом, — что весь СССР договорился меня к маме привезти: водители останавливались, подсаживали меня к себе, все меня кормили... Ни разу в пути никто не отказал мне, ни разу никто не пнул». А вид у человека был — можете представить себе..

АУДИТОРИЯ.Что же конкретно сделала его мама?

Б. За многие годы разрушенной жизни этого парня она ничем не смогла его убедить, чтобы он бросил пить. То есть пыталась воздействовать на него, взывала к его разуму, достоинству... На основе, конечно, своего опыта, своего понимания, что такое хорошо и что плохо. А понимание это было, как вы знаете, воспринято, заимствовано у окружения. Потому и не помогало... И вот мать, связанная со своим ребенком, пусть и великовозрастным, пуповиной, слышит на расстоянии, что он гибнет... сама чуть ли не гибнет от этого ощущения. И начинает работу, но — не с ним, а со своими ощущениями, по третьей стадии. Обгоняется, лепит симпатягу.. И человек там, в Сибири, принимает протянутую руку, опирается на нее, идет по дороге жизни... По сей день идет: недавно мать его, закончившая нашу школу, рассказывала, что сын - не пьет, завел семью, трудится.

 

ПАУТИНА-В-САХАРНОЙ-ПУДРЕ.В прошлое воскресенье подруга пригласила меня на день рождения в Белую Церковь. Честно, не очень хотелось ехать: далеко, непогода... Пересилила себя. Поехала маршруткой, чтобы скорее добраться... И — пожалела: на дорогах пробки, плетемся, никак не доедем... Чувствую, начинаю злиться. Ага, думаю, знакомая история: раздражение, потом буду бросаться на кого-нибудь, потом валидол глотать... Не дождетесь! — говорю непонятно кому. Себе, наверное... Открываю сумочку у себя на коленях, роюсь в ней — устраиваю самообгон с находящимися там вещами, то есть с зеркалами. Трясу кошельком — это нервы мои так трясутся, платком помахиваю — бросаюсь, значит, на других, пузырек с розочкой из косметички вытаскиваю — это сердечко мое бедное, стучу по нему ключами, инфаркт устраиваю... Успокоилась, представила себе кучу этих вещей в сумочке в виде «паутины в сахарной пудре». В это самое время дорога расчистилась, транспорт двинулся с места, мы доехали до Белой в считанные минуты... Собрались гости, все уже сели за стол. Вдруг звонят в двери, приходит знакомая моей подруги, как потом выяснилось — врач. У нее подарок в руках — хрустальная ваза с белыми цветами... ну точно мой симпатяга, которого я в дороге нарисовала! Мы с ней позже разговорились, выяснилось, что она на известном курорте работает, куда я хотела попасть. У меня как раз отпуск намечается... Но — путевки очень дорогие. Она говорит: «Я поговорю с главврачом, и вам будет бесплатно. Мне положена такая путевка раз в году для своих...» Между прочим, если бы я не увидела в руках ее своего светлячка — вряд ли заговорила бы с ней.

 

ЖИВОТНОЕ-АНЯ-С-ХОБОТОМ(девочка 10 лет). Мы ездили с классом на экскурсию в Чернигов, и, подъезжая к Чернигову, автобус попал в аварию.

Б. Такое солидное животное — и попало в аварию, странно. Нужно было хоботом расчищать-разметать дорогу впереди себя.

Ж-А-С-Х.Не получилось бы. Машина выскочила сзади, выехала нам поперек, и мы ей разбили вдребезги заднюю часть.

Б. У машин тоже бывает задняя часть? Мы думали, только у телят. А как же ваш автобус?

Ж-А-С-Х.Автобус помялся сбоку. И пришлось очень долго ждать следующего. Мы просидели три часа, было скучно... Я сделала самообгон, и через пять минут нас подобрали. Автобус был намного комфортнее, чем предыдущий. Там были удобные места, и мы провели очень приятно время.

Б. А старый автобус волокли за собой хоботом?

Ж-А-С-Х.Нет. Хоботом я щекотала нашего водителя, чтобы он быстрее ехал...

 

ЗАСТЫВШАЯ-ЛАВА-СОКРАЩЕННО-БАЗАЛЬТ.У меня все время со зверьми приключения. Мохнатыми разными. На прошлом занятии я обогатилась по поводу того, что переживаю, — у меня кот, он ничего не ест, мне его жалко. У кого есть животное, тот понимает. Я сначала нарисовала себе горький самообгон, что я — все, умираю, меня хоронят, оплакивают... А потом — наоборот, я всех съедаю, пережевываю, шампанским запиваю. И что у меня получилось в конечном счете?

Б. После похорон или после шампанского?

3-Л-С-Б.После того и другого. Прихожу домой — все нормально, кот живой-невредимый, уплетает за обе щеки. Ложусь спать с ним в обнимку... Утром кто-то пищит. Не мой — мой хрюкает во сне. Встаю, открываю дверь: перед дверьми сидит другой котик, рыжий, маленький. Пришел ко мне жить. Теперь у меня два кота. Причем второй — копия симпатяги, которого я создала после обгонов: девочка с такой золотой шалью и косичками тонкими. Так вот, кот рыжий — с тонкими, длинными полосками. Один к одному. То есть светлячок.

Б. А почему у вас два варианта самообгона — горький и сладкий?

3-Л-С-Б.Метод проб и ошибок. На всякий случай.

Б. Ну нет, родная. Если на вас нацелятся из арбалета, вы же не скажете: подожди, кацо, я попробую так или этак... Исходим из своего текущего ощущения, а не из придумок, интерпретаций. Горечь заполняет душу — разыгрываем трагедию. Побеждает радужная надежда — другой, сладкий вариант... Если вы работаете впрок, с запасом, значит, не доверяете себе. Проблема остается, только, быть может, прячется где-то внутри. И тогда — ждите новых котиков под дверью. В бо-ольшом количестве.

3-Л-С-Б.Хорошо, вот еще один «звериный» случай из моей практики. Иду по улице, вдруг собака на меня несется... Может, бешеная. Знаю, что, когда нет времени, лучше всего немедленно принять образ нападающего... Быстро становлюсь на четвереньки, рычу... Хвостом еще верчу, ну, задом... Как вы думаете, что делает собака? Подбегает ко мне, нюхает... Потом отходит к кусту рядом, поднимает ножку и...

Б. То есть приглашает вас на любовный танец...

3-Л-С-Б.У меня вообще какие-то отношения с собаками. Возле нашего дома магазин, и там у них на службе вместо сторожевых овчарок дворняжки обыкновенные. Они их сажают на цепь, не кормят, те скулят и в конечном итоге погибают. Благополучно погибла одна, они посадили другую. И вот она, ночью, когда никого нет, начинает скулить, выть, и, конечно, спать уже невозможно. Сегодня ночью я начала зеркалить ее, тихонько, чтобы не разбудить своих. Подвываю так, скулю... И вдруг собачка умолкла. И целую ночь ее не было слышно.

 

ВЕЗДЕСУЩАЯ-ТРАВА.У меня часто болят глаза, это сказывается, когда я за рулем, в напряжении. Естественно, случаются казусы, аварии... Останавливает меня гаишник. Я проехала на желтый свет и... Меня всегда начинает при этом трясти. Но в этот раз было по-другому. Надо было видеть со стороны... Открывается окно, я сижу, не двигаюсь вообще, так, смотрю на него, как восковая фигура. Голосом робота обращаюсь к нему: обратил ли он внимание, что я проехала на желтый свет? И читаю ему наизусть инструкцию, как не нужно ехать на желтый свет... Он слушает меня внимательно. Молчит. Потом говорит: «Вообще-то вы правы...» Машет на меня рукой, и я уезжаю. Я совершенно была довольна ситуацией. Целый день после этого мне было так хорошо, так хорошо!

Б. Хорошо-то хорошо, но есть некоторые сомнения.

В-Т. Почему? Я же вроде его зеркалила, симпатизировала...

Б. Как сказать... Есть разница между зеркалкой и издевкой. Иногда не очень уловимая, но — существенная. Вы же явно иронизировали над ним, пародировали его... Это не по-симоронски. Наша «обезьянка» — доброжелательная, улыбчивая, поднимающая человека над игровой территорией. Мы как бы говорим: смотри, друг, какой чистый воздух здесь, в высоте, — стоит ли дышать тем смогом, к которому ты привык? По идее, он должен был оштрафовать вас еще основательнее... Среди игровых приемов есть такие, которые позволяют манипулировать игроками, заставлять их делать поступки, выгодные для нас, но не всегда для них. В Симороне этими вещами не пользуются. Ведь переиграв, обыграв кого-то, мы не покидаем игровой доски — лишь перемещаемся с одних клеток на другие. Вот если бы в результате ситуации с этим гаишником он бежал бы за вами, за вашей машиной вприпрыжку, танцевал бы птичку-польку и пел, как Мадонна...

В-Т. Да, это было бы великолепно...

 

МУКАЧЕВСКИЙ-СТРЕЛОК.У моих друзей была проблема: соседи над ними беснуются, музыка не выключается, постоянный шум, гам, какой-то цыганский табор... Они уже решили менять квартиру, продавать, обменивать — лишь бы оттуда исчезнуть. В среду звонят мне: «Все, идем смотреть варианты, будем съезжать». Жалко мне их, злость на этих соседей разбирает... Ну, я по четвертой стадии, как положено: закрылся дома, обставил себя стульями — это те злополучные соседи... Кричу на них, набрасываюсь, швыряю... как Александр Македонский. Даже сломал один стул. Потом из этого погрома симпатягу сделал... В субботу приходят друзья в гости и говорят: «Ты знаешь, что-то пару дней — вообще тишина. Как будто вымерли». Я им ничего не говорю: вымерли так вымерли... Вчера утром звоню: «Ну как там соседи?» — «Странно, до сих пор тиши-на. Действительно, странно, думаю... Неужели я такой супер? Что-то не верится, я же только-только пришел в Симорон... И вот снова давай — на всякий случай — со стульями разгром устраивать... Лег спать со спокойной совестью. Утром звонок: «Знаешь, какая-то муха их укусила. Опять бесятся, похлеще прежнего... Трещина в потолке пошла. Нет, все-таки надо съезжать...»

Б. Так... Может, еще чего расскажете в этом плане?

М-С. Представьте, могу. Один из родственников, Гена, пьет беспробудно, буйствует и прочее, прочее. Я считаю, что он человек конченый, его нельзя близко к себе подпускать... В пятницу прокрутил ситуацию: назначил на роль этого Гены свой чемодан, убегал от него, прятался, тот нападал на меня, кусал, калечил... Ну, с моей помощью, конечно. И вот в воскресенье звоню его семье. Обычно воскресенье и суббота у него выходные, пьянствует до беспамятства. Звоню, узнаю, как дела. Они говорят: «Ты знаешь, два дня вообще трезвый ходит, буквально выпил бутылочку пива — и ничего». Я обрадовался. И, как в том случае, рассказанном только что, давай в понедельник еще обгоняться, каких-то симпатяг строить — чтобы наверняка. Вчера позвонил еще раз — со вторника опять начал пить беспробудно...

Б. Что вы теперь намерены делать?

М-С. Надо работать дальше.

Б. Как раз наоборот: не надо работать дальше. Вы уже наработали.

М-С. Получается, что это из-за меня, я виноват?

Б. Только в одном: в излишнем старании. Удостоверились, что к вам по резонансу прислушались, что люди сделали шаг из привычной игры? Все — отойдите в сторону, займитесь другими делами. Дайте им шанс осознать начинающуюся в себе перемену... Можете вспоминать созданный образ, вылепить его, нарисовать, любуйтесь им — это, возможно, передастся клиентам, поддержит их в постепенном освобождении. Не понимая, что с ними происходит, они будут удивляться себе, подтягиваться к вам. Одним не захочется хулиганить по ночам, другому — пить беспробудно... Вы же, не доверяя себе, набросали в кашу масла больше, чем помещается в кастрюле. Тем самым укоренили проблему, вернули ее... Дважды — одно и то же в обоих случаях. Значит, это ваш почерк... который нужно менять!

АУДИТОРИЯ.Вопрос: если можно на расстоянии вывести людей из игры, значит, можно точно так же и ввести в нее. Разве это не манипулирование другими?

Б, Во-первых, мы никого направленно невыводим. Если тюрьма для челове







Последнее изменение этой страницы: 2016-08-14; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.168.62.171 (0.024 с.)