ТОП 10:

Политическое бытие в философии постмодернизма



Теоретики постмод-ма ценят разнообразие форм, это проецирование. Переосмысление демократ.плюрализма, развиваются новые понимания культуры и т.д. Разрушаются содержания ведущих понятий пол.науки: общ.порядок, ценности об-ва…

Власть – аспект соц.дисциплины. Цель на сохранение целостности. (Фуко).

Баум: Постмод-зм отменяет всеобщность и универсальность любого соц.проекта. Происходит индивидуализация соц.отношений.

Пол.реальность – это латентное рев.об-во.

Культура – не всегда прогрессивное отражение действительности.

Идея культурного плюрализма, как основы общества.

Пессимистичность, что завтра будет лучше.

Жить настоящем и без стратегии на будущее, радик.настроения к полит.институтам.

Акцент на глобальный рынок.

Использование науч-технич.прогресса.

Каждая страна конструирует свою культ.реальность.

Общество потребления (символов,образов). Конкуренция потоков сообщений.

Ставка на формирование глобального рынка

Самоактуализация, самовыражение, нацел.на некую фрагментацию.

Власть становится способом кодирования сообщений. Общество – это система кодирования. Быстро меняются правила. Власть – это код коммуникации (код-это средство генерализации), придает смысл существующим сообщениям. Человек – окруж.мир, воздействует на мир с пом-ю этих сообщений. «Память», как часть культуры сохраняется.

В философии постмодернизма отмечается сближение её не с наукой, а с искусством. Таким образом, философская мысль оказывается не только в зоне маргинальности по отношению к науке, но и в состоянии индивидуалистического хаосаконцепций, подходов, типов рефлексии, какое наблюдается и в художественной культуре конца ХХ века. В философии, так же как и в культуре в целом, действуют механизмы деконструкции, ведущие к распаду философской системности, философские концепции сближаются с «литературными дискуссиями» и «лингвистическими играми», преобладает «нестрогое мышление». Декларируется «новая философия», которая «в принципе отрицает возможность достоверности и объективности…, такие понятия как „справедливость“ или „правота“ утрачивают свое значение…». Поэтому постмодернизм определяется как маргинальный китчевый философский дискурс с характерной антирациональностью.

Так, словно иллюстрируя гегелевское понимание диалектики как закона развития, великие завоевания культуры превращаются в свою противоположность. Состояние утраты ценностных ориентиров воспринимается теоретиками постмодернизма позитивно. «Вечные ценности» — это тоталитарные и параноидальные идефиксы, которые препятствуют творческой реализации. Истинный идеал постмодернистов — это хаос, именуемый Делёзом хаосмосом, первоначальное состояние неупорядоченности, состояние нескованных возможностей. В мире царствует два начала: шизоидное начало творческого становления и параноидальное начало удушающего порядка.

9. Истоки тоталитарных режимом в политической философии ХХ века (Ортега – и– Гассет, Х. Аренд)

Гассет: истоки тотал-ма видит в неправомерном вторжении масс в сферу политики.

«Восстание масс» Кризис наступает в рез-те потери убеждений прошлых поколений,нет прриемственности, но есть новые ценности.

Определение: Масса – это множество людей без особых достоинств. Противопоставление ч-ка массы и ч-ка индивидуальности. +индивидуальности – это дух превосходства. Массовый человек лешен морали. Восстание масс происходит из-за культа силы и вождя.

Тот.режим связан с диктатом масс. Условия: 1. Демаграфич. Бум в 20-30гг. 2. Достижение техники и экон-ки. 3. Утрата религ.ценностей.

Тоталитарное общество - общество, в котором все стороны общественной и индивидуальной жизни проникнуты жестким контролем со стороны государства.

Ортеги-и-Гассета «Восстание масс».

"Масса", как полагает Ортега-и-Гассет, есть "совокупность лиц, не выделенных ничем". По его мысли, плебейство и гнет массы даже в традиционно элитарных кругах - характерный признак современности: "заурядные души, не обманываясь насчет собственной заурядности, безбоязненно утверждают свое право на нее и навязывают ее всем и всюду". Новоявленные политические режимы оказываются результатом "политического диктата масс". В то же время, согласно убеждению Ортеги-и-Гассета, чем общество "аристократичней, тем в большей степени оно общество, как и наоборот". Массы, достигнув сравнительно высокого жизненного уровня, "вышли из повиновения, не подчиняются никакому меньшинству, не следуют за ним и не только не считаются с ним, но и вытесняют его и сами его замешают". Автор акцентирует призвание людей "вечно быть осужденными на свободу, вечно решать, чем ты станешь в этом мире. И решать без устали и без передышки". Представителю же массы жизнь представляется "лишенной преград": "средний человек усваивает как истину, что все люди узаконенно равны". "Человек массы" получает удовлетворение от ощущения идентичности с себе подобными. Его душевный склад суть типаж избалованного ребенка[1].

Восстание масс, таким образом, подобно коллективному опомрачению, которое сопровождается доходящей до исступления ненавистью к доводам здравого смысла и тем, кто пытается донести их до сознания людей. Основным достижением является на мой взгляд то, что Ортега-и-Гасет ввел понятие «человек - масса», что обозначает среднего человека, чувствующего себя как все. «Человек- масса» ленив, чтобы утруждать себя критическим мышлением, да и не всегда способен к нему, «человек-масса» не стремится доказывать свою правоту и не желает признавать чужую. Он прав по определению как часть массы.

Исторические причины возникновения тоталитаризма связаны с разрушением традиционных социальных общностей, эмансипацией и социальной активизацией “массового человека”, т. н. восстанием масс (термин X. Ортеги-и-Гассета). Характерно, что тоталитарные движения возникли в ареале стран “второго эшелона модернизации” и “догоняющего развития” (в России, Германии, Италии, Испании, Португалии и т. д.), где имело место опережение процессов формирования массового общества по сравнению со становлением гражданского общества. (В этом отношении тоталитаризм правильнее интерпретировать не как отторжение модернизации, свободного рынка, политической демократии и т. д., а как реакцию на “неполучаемость” модернизации, рынка, демократии и пр.)

Х. Аренд: человек не рождается свободным, становится таким при определенной организации институтов. Тот-зм заключается в том, что 1. Единая гос.идеология. 2. Террор, как средство давления полит.господства. Отс-ют человеческие отношения, там актуален тотюрежим.

Классической работой по анализу феномена тоталитаризма в западной литературе является книга немецко-американской исследовательницы X. Арендт, “Истоки тоталитаризма” ( 1951 ). Организационно-идеологической основой тоталитарных режимов, по ее мнению, явились “тоталитарные движения”, требующие “тотальной, неограниченной, безусловной и неизменной преданности от своих членов”. В ряде случаев вооруженные тоталитарной идеологией массовые движения смогли овладеть государственной структурой и распространить на нее формы тоталитарного управления, фактически упразднив государство (так произошло с большевистским коммунизмом в СССР и гитлеровским национал-социализмом в Германии). В других случаях, напротив, тоталитарные движения после захвата власти слились с государственными структурами, породив однопартийные диктатуры фашистского типа, как это имело место в Италии и некоторых других странах Южной Европы (см. Фашизм). Арендт, т. о., провела принципиальное различие между собственно “тоталитарным правлением” и “авторитарными диктатурами” (к ним она относит, напр., большевистскую однопартийную диктатуру ленинского периода, а также фашистские режимы Южной Европы).

Арендт выделила несколько отличий тоталитаризма от “однопартийной диктатуры” (см. Авторитаризм, Диктатура). Во-первых, тотальная преданность и полное самоотождествление индивида с тоталитарным целым возможно только тогда, когда идейная верность лишена всякого конкретного содержания. Поэтому важной задачей наиболее успешных тоталитарных движений (большевистского и национал-социалистского) явилось избавление от конкретных идейно-политических программ, унаследованных от более ранних, предтоталитарных фаз развития. Если нацистское руководство решило эту проблему простым отказом от серьезной концептуальной проработки своих идейных оснований, то Сталин добился аналогичного результата благодаря постоянным зигзагам “генеральной линии” и постоянным перетолкованиям и новоприменениям марксизма, выхолостившим из этого учения всякое содержание.

Во-вторых, идеей господства тоталитарных режимов является не контроль над государством (как аппаратом насилия), а само Движение, поддерживаемое в вечном движении. В этом смысле цель тоталитаризма, по ее мнению, — втянуть в свою орбиту и организовать как можно больше людей и не давать им успокоиться.

В-третьих, тоталитаризм отличается от диктатуры сознательной политикой по аморфизации и деструкгуризации социума. Арендт, напр., принципиально различает “деспотизм” Ленина и тоталитаризм Сталина. Если первый полагал полезным удерживать те или иные виды общественной дифференциации и стратификации (социальную, национальную, профессиональную), то второй сознательно пошел на атомизацию бесструктурной массы, последовательно уничтожив все социальные страты. Более того, он фактически упразднил в качестве автономных корпораций государственную бюрократию и “тайную полицию” так, что даже проводники террора не могли впредь заблуждаться насчет самих себя в том, будто как группа они вообще что-то собой представляют, не говоря уже о самостоятельной власти.

Однако подобная аморфизация социума, который становится сплошной бесструктурной массой, принципиально меняет характер взаимоотношений лидера и народа (см. Народ). Поэтому, в-четвертых, в отличие от диктатора, тоталитарный вождь — уже не снедаемая жаждой власти личность, стремя

щаяся навязать свою волю подчиненным, а всего лишь “чиновник от масс”, которые он ведет к “светлому будущему”. Его функция, разумеется, велика (“без него массам не хватало бы внешнего, наглядного представления и выражения себя и они оставались бы бесформенной, рыхлой ордой”), но и относительна, поскольку вождь без масс — ничто, фикция. В кон. 50-х— нач. 60-х гг. концепция тоталитаризма X. Арендт была подвергнута критике за преувеличение роли “массы” и соответственно недооценку роли государственной бюрократии в тоталитарных системах. В литературе (прежде всего “советологической”) получила распространение концепция К. Фридриха и 3. Бжезинского, определяющая тоталитаризм на основе соответствия некоторому набору характеристик: единственная партия во главе с харизматическим вождем; монопольная общеобязательная идеология; монополия на средства массовой информации; монополия на средства вооруженной борьбы; система террористического полицейского контроля; централизованная система управления экономикой.

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-07-16; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 54.160.19.155 (0.009 с.)