В дому том имеют жить дети и уже и большаго возраста юноши по осьми или по девяти человек в единой избе. Обаче с таким расположением: большие во единой, средние в другой, малые в третией избе.



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

В дому том имеют жить дети и уже и большаго возраста юноши по осьми или по девяти человек в единой избе. Обаче с таким расположением: большие во единой, средние в другой, малые в третией избе.



Всякому место определить при стене вместо собственной канторы, где его стоит кроватка складная, чтоб в день логовища знать не было; тако ж шкафа на книжки и иныя вещицы, и стулик для седения.

Во всякой избе (сколько оных будет), имать быть Префект, или надсмотрщик, человек хотя неученый, обаче честнаго жития, только б не вельми свирепый и не меланхолик, летами от 30 до 50-го года. А дело онаго сие: насматривать, чтоб между Семинаристы (так воспитываемые в дому том нарицаются) не было ссор, драки, сквернословия, и всякаго инаго безчиния, и чтоб во уреченные часы всяк делал, что должно. А всяк бы Семинарист из избы своей без его благословения не исходил, и то со объявлением причины, куды и для чего исходит.

В том же дому подобает быть хотя б трем ученым человеком монахом или мирским, из которых един будет Ректор, дому всего управитель, а два экзаминаторы, сиесть розыщики учения как кто учится, лениво или прилежно.

Во всякой избе Префект имеет власть наказывать себе подчиненных за преступление, но малых розгою, а средних и больших словом угрозительным, а потом на неисправляющихся доносить Ректору.

Тако ж экзаминаторы за леность во учении с малыми, средними и большими поступать будут, и Ректору доносить.

Ректор, верховная власть всех, всяким по разсуждению наказанием наказывать может. А кто непреклонен к исправлению явится, того Ректору не отпускать из Семинариум без ведома Духовнаго Коллегиум.

Определить времена ко всякому делу и покою Семинаристом, когда спать ложиться, когда воставать, молиться, учиться, идти на трапезу, гулять и прочая. И вси бы оные часы колокольцем означать, и вси бы Семинаристы, как солдаты на барабанной бой, так на колокольцев голос, принимались за дело, какое на час уреченной назначено.

Не отпускать из Семинариум в городы, или куды ни есть, к своим в гости, пока Семинарист не обыкнет, пребывая в Семинариум, и не ощутит знатной пользы таковаго воспитания, а именно: до трех лет, по приходе всякаго в Семинариум, не испускать никуды; а и по третьем году, не больши дважды в год позволить выдтить в гости к родителем или сродником, и то не далече отстоящим, так чтоб не больше седьми дней прошло от нашествия до возвращения в самый дом Семинарийский.

А когда и так испущен будет в гости Семинарист, то обаче придавать оному честнаго человека, яко Инспектора или наблюдателя, который был бы при нем везде, и всегда и при всяких случаях, и по возвращении давал бы репорт Ректору, что деялось. А если бы тот приданный Инспектор, поноровя ему, утаил нечто худое: и таковаго плута бить гораздо. А можно будет тое познать и по сему, что возвратившийся Семинарист не может не показати на себе некоей прежних нравов и охоты измены.

А когда какие сродники приидут в Семинариум посетить своего тамо сродника, и тех гостей, с ведомом Ректорским, ввесть в трапезу, или иную общую избу, или в сад, и тамо оным с сродником своим разговаривать, и мерно кушанием и питием потрактовать их можно, самому присутствующу Ректору или одному экзаминатору, по разсуждению лиц.

Таковое младых человек житие кажется быти стужительное и заключению пленническому подобное. Но кто обыкнет так жить, хотя чрез един год, тому весьма сладко будет.

Обаче ко врачеванию скуки, последствующия регулы угодныя суть:

Не принимать до Семинариум, только малых детей от 10 до 15 году возраста, а выше того разве за прошением честных лиц, свидетельствующих, что отрок и в доме родительском жил в страсе и добром насмотрении.

15. На всяк день 2 часа определить на гулянье Семинаристам, а именно: по обеде и по вечери, и тогда б невольно никому учитися, и ниже книжки в руках иметь. А гулянье было бы с играми честными и телодвижными, летом в саде, а зимою в своей же избе. Ибо сие и здравию полезно есть и скуку отгоняет. А еще лучше таковыя избирать, которыя с потехою подают полезное некое наставление. Такое, на пример, есть водное на регулярных судах плавание, Геометрические размеры, строение регулярных крепостей и прочая.

Можно единожды или дважды на месяц, наипаче летом, проездиться на островы, на поля и места веселыя, к дворам загородным Государевым, и хотя единожды в год в Санктпетербург.

В трапезе чтение будет ово Историй воинских, ово церковных. А в начале всякаго месяца чрез два или три дни чтомы да будут повести о мужах, во учении просиявших, о церковных великих учителях, тако ж и о древних и нынешних Философах, Астрономах, Риторах, Историках и прочая. Ибо таковых повестей слышание и сладко есть, и к подражанию мудрых оных людей поощряет.

Можно же еще дважды в год или больше делать некия акции, диспуты, комедии, риторския экзерциции. И то бы зело полезно к наставлению и к резолюции, сиесть честной смелости, каковыя требует проповедь слова Божия, и дело посольское, но и веселую перемешку делают таковыя акции.

Могут уставлены быть и некия почести добре и тщательно учащимся.

Добре в великие праздники быть при столе оных Семинаристов гласом мусикийских инструментов; и сие не трудно: ибо перваго токмо нанять мастера, а от него наученные охотные Семинаристы должны будут и других научить на свое место туне. И сия седмь воспомянутыя регулы служат ко увеселению учащихся.

21. Подобает быть в Семинариум церкви, аптеке и Доктору, а школы в близкой Академии, куды Семинаристы ходить учитися будут. А если в Семинариум и школы и учители будут: то Академия и Семинариум вместе будут. А для учеников прочиих, которые не похотят жить в Семинариум, можно построить несколько жилья вне Семинариум, и пустить в наем студентом.

Регулы учителей, учения и учеников, выше во Академии описанныя, и зде хранитися должны.

Семинаристы едини будут люди убогии, и тыя, по милости Царскаго Величества, пропитание и одеяние и прочая нужная возымеют. А другие богатых людей дети, которые должны будут платить за корм и одеяние, а цене быть единой, навсегда определенной.

Как приидет Семинарист в совершенный разум, и к большим учениям достигнет; то должен учинить в церкви Семинарийской при прочией братии своей присягу на том, что хощет он быть верен Царскому Величеству и Его Наследнику, и готов к службе, до которой угоден есть и позван будет указом Государевым.

Совершившихся в учении Семинаристов не отпустит Ректор от Семинариум, пока прежде не обвестит до Коллегиум Духовнаго, а Коллегиум презентовать оных будет Царскому Величеству. И потом даст оным абшит со свидетельством искуства их.

А которые Семинаристы, по совершении учения, угоднейшие покажутся к делу духовному, и они б у Епископов были ближайшии к всяким степенем властелинским паче прочих, хотя бы и равно оным искусных, но не в Семинариум воспитанных, разве бы некий знатный порок на Семинаристе показался, и то не был бы оной порок от клеветы. А на завистников и клеветников определить жестокое наказание.

До зде о Семинарии.

И можно впредь будет больше придумать, или от иноземных лучших Семинариов информации проискать; а от таковаго воспитания и учения воистинну надеятися великой пользы отечеству.

23. О проповедниках слова Божия последующие регулы полезныя суть:

Никто же да дерзает проповедать не в сей Академии ученый, и от Коллегиум Духовнаго не свидетельствованный. Но если кто учился у иноверцов, тот бы явил себе прежде в Духовном Коллегиум, и тамо его испытать: как искусен в Священном Писании, и слово бы сказал о том, о чем ему повелит Коллегиум: и если искусен покажется, то дать ему свидетельство, что, аще похощет быть в чину Священническом, мощно ему проповедовать.

Проповедали бы проповедники твердо, с доводом Священнаго Писания о покаянии, о исправлении жития, о почитании властей, паче же самой высочайшей власти Царской, о должностях всякого чина. Истребляли б суеверие; вкореняли б в сердца людския страх Божий. Словом рещи: испытовали б от Священнаго Писания, что есть воля Божия, святая, угодная и совершенная, и то б говорили.

О грехах во обществе говорить, а не именовать кого, разве был бы публикован от всея церкве.

Но и когда пронесется о некоем лице недобрый некий слух, о сем или оном именно грехе, и тогда проповедник должен о таковом грехе молчать на слове. Ибо если воспомянет грех той, хотя бы и не воспоминал лицо именно; обаче помыслит народ, что на оное лице гром той есть. И тако оному умножится печаль, и он не о своем исправлении, но паче о мщении на таковаго проповедника думать станет. Что ж из того пользы? Если чий грех великий, с презрением закона Божия, самохотно от грешника гордаго явлен будет; то его Епископу, а не коему либо Пресвитеру штрафовать, таким способом, как выше говорилось в делах Епископских о анафеме.

Обычай некиим проповедникам есть, аще кто его в чем прогневит, на проповеди своей мстить оному, хотя не именно, терзая славу его, обаче так говоря, что можно слышателем знать, о ком речь есть: и таковые проповедники самые бездельники суть, и оных бы жестокому наказанию подвергать.

5. Непригоже вельми проповеднику, наипаче юному, говорить о грехах властительских, или обличительне к лицу слышателей. Так на пример: не имеете страха Божия, нет у вас любви ко ближнему; немилосердни есть, друг друга обидите. Но должен паче в первом лице, во множественном числе так говорить: не имеем страха Божия, нет у нас любве ко ближнему; немилосердни есмы, друг друга обидим. Ибо сей образ слова кроткий есть, понеже и сам проповедник в числе грешников мешает себе, как то и самая истина есть: много бо согрешаем вси. И так Павел Апостол, обличая учителей, которые, ставя себя высоко, по своему имени ученикам своим нарицатися желали, не воспоминая оных именно, на себя аки бы вину тую приемлет, в первом послании из Коринфом в главе первой, тако ж и на другов своих Петра, Аполлоса. Киждо, рече, от вас глаголет, аз убо есмь Павлов, аз же Аполлосов, аз же Кифин, аз же Христов. Еда разделися Христос? Еда Павел расплся по вас, или во имя Павлово крестистеся? и прочая. А что он вину сия пренесл на себе и на других, сам свидетельствует. Ибо долго о том поговорив, та же в главе четвертой исповедует: сия же братия моя преобразих, на себе и Аполлоса нас ради, да от нас научитеся не паче мудрствовати написанных и прочая.

Должен всяк проповедник имети у себя книги святаго Златоустаго и прилежно чести оныя: ибо тако приобучитися складать чистейшее и яснейшее слово, хотя и не будет Златоустому равное; а казнодеишков легкомысленных, каковые наипаче Польские бывают, не чел бы.

7. Аще проповедник видит от слова своего в народе пользу, да не хвалится тем. Аще же не видит, да не сердитует, и людей за сие да не поносит. Дело их есть говорить: а обращение сердец человеческих, дело Божие есть. Аз насадих, Аполлос напои, Бог же возрасти.

8. Безумно творят проповедницы, которые брови своя поднимают, и движение рамен являют гордое, и в слове нечто такое проговаривают, от чего можно познать, что они сами себе удивляются. Но благоразумный учитель, елико мощно, да тщится и словом и всего тела действием таковаго себе показовать, что он ниже помышляет о своем остроумии или красноречии. И того ради часто подобает мешать краткия оговорки с смиренным некиим самаго себе понижением. На пример: молю вашу любовь, да не смотрите, кто глаголет; что бо сам о себе засвидетельствовать могу вам, разве яко грешен есмь? Веруйте слову Божию: ибо от писаний Священных, а не от моего вымысла предложить потщуся, и сим подобная.

Не надобно проповеднику шататься вельми, будто в судне веслом гребет. Не надобно руками спляскивать, в боки упиратися, подскакивать, смеятися, да не надобе и рыдать; но хотя бы и возмутился дух, надобе, елико мощно, унимать слезы; вся бо сия лишняя и неблагообразна суть, и слышателей возмущают.

По слове, аще лучится в гостях быть, или в каких ни есть беседах с людьми, не подобает проповеднику воспоминать о слове своем, и не точию слова своего хвалить, что есть великое безстудие, но и не охужать самохотне: ибо покажется, что он в похвале слова своего таковым способом поощряет прочиих. А хотя б кто и стал хвалить слово его, то проповедник должен показать на себе, что ему слышать то стыдно, и всячески отводить от похвал и заводить иную беседу.

Мирския особы, поелику участны суть наставления духовнаго. Хотя и не много в сей частице говорить надлежит: обаче подобает предположить малое предословийце к лучшему уразумению: почему миряне нарицаются миряне, и в чем от чина духовнаго имеют разнствие?

Сие имя мир в тройственном разуме употребляемо есть:



Последнее изменение этой страницы: 2016-07-15; просмотров: 173; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.212.120.195 (0.009 с.)