ПРОСТРАНСТВЕННЫЕ И ВРЕМЕННЫЕ ГРАНИЦЫ РАСПРОСТРАНЕНИЯ РУН 





Мы поможем в написании ваших работ!



ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

ПРОСТРАНСТВЕННЫЕ И ВРЕМЕННЫЕ ГРАНИЦЫ РАСПРОСТРАНЕНИЯ РУН



 

Германцы не оставили после себя научных ис­следований о своей письменности. То, что к на­стоящему времени известно о руническом письме, основывается главным образом на изучении пред­метов, на которых изображены руны.

Область распространения рунических памятни­ков простирается с востока на запад от Волыни до Ирландского моря и с юга на север от Герцегови­ны до Гренландии[4]. Памятники датируются про­межутком времени, по меньшей мере, в тринадцать столетий. Число рунических памятников в архео­логическом материале приближается к четырем ты­сячам и, к счастью, продолжает увеличиваться бла­годаря новым находкам, которыми мы обязаны возросшему вниманию к рунам[5].

Очень неодинаково количество находок из мест обитания различных германских племен. К настоя­щему времени насчитывается свыше сорока на­ходок из континентальных областей Германии — главным образом из погребений и искуственно насыпанных жилых холмов[6] на побережье Северного моря, которые в Голландии называются Terpen, a на побережье Северной Германии — Warfen или Wurten. Немало предметов извлечено из болот, в которых они некогда были утоплены — вероятно, в качестве священного дара богам. В Англии насчи­тывается также свыше сорока находок, на острове Мэн в Ирландском море — двадцать семь, в Нор­вегии — около трехсот шестидесяти, в старой Да­нии[7] — примерно двести, в Швеции же — свыше двух тысяч пятисот, о других областях находок умолчим.

Древнейшие памятники, найденные на древне­немецкой территории, — это такие предметы, как части оружия, украшения, инструменты различ­ного рода, обереги (амулеты) и т. д.; здесь до сих пор не найдено ни одного камня с изображением рун. Рунические свидетельства германского севе­ра, напротив, по большей части состоят из таких камней.

О ФУТАРКЕ

 

Древнегреческий буквенный ряд по первым двум буквам был назван алфавитом (Alphabet), а латин­ский — по трем первым — абц (Abc). В соответствии с этим принципом германскому буквенному ряду по первым шести знакам дано название «футарк» (Futhark), потому что он начинается с f-u-th-а-r-к. Хотя футарк начинается с f и, таким образом, слово «алфавит» фактически к нему не подходит, оно все-таки обычно применяется по отношению к нему в научном обиходе[8].

В то время как греческий и латинский ряды со­хранились как очень постоянные структуры в тече­ние столетий, футарк проявил способность к изме­нению. В течение тысячелетий возник целый ряд футарков. Может быть, в этом отражаются также основные черты германского характера, которому присуще не так много упорства при однократном достижении цели, как при дальнейшем творческом развитии своих достижений. Древнейшим немец­ким рядом букв является общегерманский футарк.

Он получил свое название оттого, что рунические надписи, сделанные с его помощью, появляются в общегерманской области и в общегерманский ис­торический период — между 200—700 гг. н. э.

Общегерманский рунический ряд состоит из 24 букв, последовательность которых получена из северо- и южногерманских так называемых алфа­витных надписей на металлических предметах и камнях, а также из рукописей.

Образцами подобных находок могут служить та­кие предметы, как камень из Кюльвера (Готланд) начала V в.; носившиеся как амулеты золотые штам­пованные брактеаты из Вадстены и Грумпана (оба в Швеции) VI в.; найденная близ Шарнэ в Бургун­дии, вероятно, алеманнская или франкская застеж­ка-фибула конца VI или начала VII в., а также об­наруженная близ Брезы в Боснии каменная полу­колонна VI столетия.

Ни один из этих памятников не содержит пол­ного футарка. На камне из Кюльвера первую букву следует дополнить добавочными штрихами; на брактеате из Вадстены знак D в конце закрыт петлей (ушком); на амулете из Грумпана отсутствуют пят­надцатая и шестнадцатая руны, кроме того, третий от конца и предпоследний знаки вверху поврежде­ны; на фибуле из Шарнэ в конце надписи отсут­ствуют три последние руны, а на колонне из Брезы руна L повреждена и точно так же отсутствуют три последних знака.

Памятники, содержащие футарк, хотя и позво­ляют понять значительную общность традиций, но наряду с этим обнаруживают, кроме указанных пробелов и повреждений, некоторые расхождения в формах и последовательности отдельных букв. Эти расхождения могли быть обусловлены племен­ными различиями или стремлением резчика к более легкому изготовлению рунических надписей путем упрощения трудных знаков. При этих об­стоятельствах следует рассматривать приведенный на рис. 2 футарк как созданный с учетом древней­ших форм образец, определяемый временем своего создания.

Заслуживает внимания тот факт, что, по пред­положению шведского языковеда С. Агрелла, имен­но функциональное предназначение древнейшего памятника такого рода, камня из Кюльвера, могло обусловить определенные видоизменения алфавита.

В общегерманском футарке бросается в глаза то, что руны для к, fig, и j имеют меньшие размеры, чем остальные знаки. Правда, в отношении j это касается только древнейших форм

Шестнадцать из двадцати четырех рун обо­значают согласные звуки, шесть — гласные и две (j, w) — полугласные. Английский язык, как из­вестно, полугласное звучание w сохранил до наших дней.

Третья руна при передаче рунических надпи­сей буквами нашего современного письма описы­вается через th согласно английскому употребле­нию букв; она обозначает германский зубной, или фрикативный, звук. Английский язык сохранил его до сих пор; в немецком же после 600 г. н. э. он постепенно превратился в d. Поэтому в XIX в. не­которые германские исследователи говорили о «фударке», но это приведение в соответствие с немец­ким произношением не прижилось. Шестнадцатая руна согласно принятой в нау­ке традиции описывается как R; однако первона­чально она обозначала звонкий звук s (Sage, Rose), который позже на германском Севере превратился в промежуточный между s и r звук и окончательно стал чистым R. Звонкий звук s, кроме того, обозна­чается в фонетической транскрипции через z.

Еще не совсем точно установлено звуковое зна­чение тринадцатой руны , которая описы­вается как е. Предполагается, что речь могла бы идти об узком Е, приближающемся к i. Обращает на себя внимание наличие знака для носового зву­ка ng (Angel, Engel) и особых знаков для полугласных j и w. Этих букв не было в латинском алфавите: W была вставлена в него после принятия немецки­ми переписчиками римской последовательности букв лишь существенно позже, а J — только в со­всем недавнее время; отдельный знак для ng про­пал у нас лишь сейчас. Наличие этих трех рун сви­детельствует о том, как тонко было развито чувство звука создателя футарка и как полно руническое письмо соответствовало германскому звукоряду в противоположность употреблявшимся духовенством латинским буквам, принятым при обращении в христианство, введение которых с точки зрения письма означало шаг назад[9].

Какие возможности для дальнейшего разви­тия были заложены в общегерманском футарке, демонстрируют древнеанглийские рунические ряды. Путем видоизменения старых знаков (так называемые «формы-отпрыски [ответвления]»), количест­во букв возросло сначала до 28, а потом даже до 33 букв. Так, старому (а) были приданы формы и , чтобы была возможность обозначить звуки а, ä и открытое о.

В качестве примеров, подтверждающих завер­шение оформления этих рядов, можно привести извлеченный из Темзы боевой нож-скрамасакс, так называемый «скрамасакс из Темзы», на лезвии ко­торого рунический ряд изготовлен путем инкруста­ции серебряной проволокой и который датируется VIII в., а также немецкие и английские рукописи X и XI вв. Здесь древнее А на четвертом месте стало открытым О, так что следовало бы вести речь о футорке.


Основания для этого расширения лежали в фо­нетических преобразованиях языка. Однако они были актуальны не только на английской земле, но могли существовать и на материке, в области распространения англо-фризского языка[10]. Прямо противоположен древнеанглийскому обогащению ряда из двадцати четырех рун процесс, который шел в скандинавских странах. Там по окончании общегерманского периода около 700 г. н. э. отказа­лись от дальнейшего увеличения числа букв старого футарка. Так дело пришло к сокращению руниче­ского ряда. Результатом этого постепенного преоб­разования был ряд, состоявший только из шест­надцати рун. Он был назван скандинавским футо-ком, или датским руническим рядом.

Выражать все звуки древних скандинавских язы­ков шестнадцатью буквами было возможно только при значительном отказе от фонетической точно­сти. Для обозначения звуков и, ü и о довольствовались руной и, для i, e, j — руной i, для а и ä — руной а, для k, g, ng — руной k, для t и d — руной t, для b и р — руной b, для th (глухой зубной звук) и dh (звон­кий зубной звук) — руной th. Для наглядности упадка письменной картины, которая была связана с этим сокращением старого футарка, следует ска­зать, что слово, обозначающее короля, «konungR», должно было писаться так: «kunukR»[11].

Так как более длинный рунический ряд преоб­ладал по сравнению с более кратким, то часто пер­вый обозначался как «старший», а последний — как «младший».

Мнение науки об отношении обоих рядов друг к другу сильно изменилось. В начале XIX в. пред­полагали, что краткий футарк был первоначальным и являлся основой длинного, который развился из него подобно тому, как англосаксонский ряд раз­вился из общегерманского футарка. Казалось, что этот взгляд соответствует закону развития от более простого к более совершенному, действие которого так часто можно наблюдать в культурной жизни германского мира. Но более глубокое исследова­ние древнескандинавских языков в нашем столетии показало, что надписи, сделанные длинным футарком, представляют собой первую языковую ступень тех же текстов, начертанных с применени­ем краткого футарка. Дело в том, что слова во всех германских языках со временем сделались короче. В результате мнение переменилось: был сделан вы­вод о том, что как раз краткий футарк представляет собой обедненный вариант длинного, из которого он образовался путем упрощения. То, что фонети­ческие изменения были одним из стимулов к со­кращению длинного ряда, понятно. Дело в том, что звук j в начале слова в скандинавском языке был упразднен и обычно мог быть заменен на i; е был в праскандинавском редок и оттого особый знак для него не был настоятельно необходим; была возмож­на замена W согласными V или F. Но кроме языко­вых оснований в процессе сокращения имелись еще, конечно, основания технического и художест­венного рода. Несомненно стремление при разви­тии различных рунических знаков приводить их к форме, имеющей только один главный ствол, или уравнивать эти знаки с величиной большинства ос­тальных рун. Это стремление наглядно обнаружи­лось при изменении форм рун для k, j и ng, кото­рые изначально вообще не имели осевого ствола и не достигали обычной величины. Для руны k полу­чается следующая картина развития: и для руны j ряд форм

Поэтому появилось предположение о том, что старые руны для g, p, о и d были отвергнуты, вероятно, потому, что их общегерманские формы про­тиворечили чувству стиля скандинавских резчиков рун: чистокровный германец любит все развиваю­щееся и выдающееся; ведь до руны s все без исклю­чения знаки датского футарка также имели лишь одну вертикальную линию. Стремление привести изломанную скандинавскую руну s к одностволь­ной форме появилось в норвежских и сконских надписях: или ; таким образом, левую верхнюю часть руны протянули до самого низа или правую нижнюю часть продлили до верха. Датский руни­ческий ряд распространился на Норвегию и Шве­цию и стал соперничать с обычными там норвежско-шведскими знаками. В Швеции он получил такое распространение, что свыше двух тысяч памятни­ков созданы именно с его помощью. В Норвегии удержались некоторые особые формы, как, напри­мер, для S , которые использовались также в Ис­ландии.

Упрощение, напоминающее о стенографии но­вого времени, демонстрирует относимый к XI в. ряд знаков, который обычно называют по шведской местности Хельсингеланд хельсингскими рунами. Их отличительной особенностью является то, что в них отказались от большинства вертикальных ли­ний, а оставшиеся укорочены.

Несовершенство обозначения звуков в датском футарке было осознано самими датчанами благо­даря их многочисленным военным и торговым по­ходам в Англию в течение X столетия. Едва ли могло быть случайным, что в Скандинавии с конца X в. начали принимать меры против терпимой до сих пор недостаточности шестнадцатизначного ряда путем введения «пунктированных рун». В сканди­навских странах эти обозначаемые пунктиром бук­вы называются также «колотыми» рунами. Вероят­но, это исправление было стимулировано древне­английскими знаками для или (рис. 7). Так, на найденном в 1857 г. у Бисдорфа под Шлезвигом, недалеко от заброшенного и обнаруженного лишь в начале XX в. торгового места викингов Хайтабу (которое у местных крестьян называется «Ольденбург»), руническом камне — камне, вновь уста­новленном затем на свое первоначальное место, — встречается по одной пунктированной руне i - , как и руне k - со звуковым значением е и g.

Чтобы получить представление о том, что же со­общают рунические надписи на камнях, исследо­ватель должен владеть древними скандинавскими языками в их историческом развитии. В результате он должен прежде всего дословно воспроизвести ру­нический текст, затем определить его древнедатское соответствие и уже затем — его современный пере­вод. Проделаем и мы этот путь. При этом пусть концы строчек на камне будут обозначены через //, зуб­ной звук — через th и обе пунктированные руны — разрядкой: suin:kunukR:sati//stin//uftiR: skartha//sin:himthiga.ias:uas//farin:uestR:ian:nu// (на кромке камня) uarth:tauthR:at:hitha:bu//. Древнедатская форма гласит: «Swénn konungR satti stén öftiR Skardha sinn hemthega, es was farinn westr, en nu wardh dödhr at Hédhabý». Немецкий перевод дает следующее: «Ко­нунг Свейн водрузил этот камень для Скарде, сво­его хаймдегена*, который уехал на запад и теперь убит при Хедебю**».

В надписи особо выделяется то, что Скарде со­вершал поход на запад в Англию вместе со своим царственным господином.

Несколько позже появляется пунктированная руна и с фонетическим значением ü (у). Затем пунктирование охватывает руны t и b и таким образом создаются знаки для обозначения d и р .

Помимо пунктирования краткий рунический ряд расширяется за счет так называемой «расщеплен­ной формы» для гласных а и о — может быть, под норвежским влиянием. Скандинавская руна а с проходящей насквозь косой чертой в XII в. была расщеплена на для а и для д. Приблизительно в это же время стало обычным расщепление для руны о. Еще в XI в. она могла дополняться парал­лельными косыми чертами, находящимися справа или слева от главной или пересекающими ее: ; но в XII в. звуку ц была присвоена форма с проходящими насквозь косыми штрихами.


В качестве свидетельства связей между датчана­ми и англичанами на английской земле может быть, пожалуй, упомянут футляр гребня из Линкольна, который датируется временем около 1050 г. На нем надпись датскими рунами: kamb:kotn an: kiari:ThorfastR (Хороший гребень сделал Торфаст). Вторая и третья К ещене пунктированы, хотя они имеют фонетическое значение g (следует читать godhan : giari).

Согласные t и n около 1100 г. тоже были подвер­гнуты расщеплению. Руна t потеряла правую боковую черту и превратилась в , знак лишил­ся левой половины наклонного бокового штриха и принял вид . Так возник так называемый «позд­ний» N.

При обращении Норвегии и Швеции в христи­анство наряду с немецкими значительную роль иг­рали английские священники[12]. В древней Англии римско-католическое духовенство не отличалось неприятием рунического письма и позволяло ис­пользовать его, в том числе, в христианских надпи­сях на каменных крестах. Эта англосаксонская тер­пимость, возможно, пошла на пользу руническому письму в Скандинавии. Тем не менее об определен­ном соперничестве между местными рунами и по­явившимся вместе с церковью латинским шрифтом свидетельствует тот факт, что резчики рун Сканди­навии перешли к попыткам привести рунический ряд в соответствие с латинским алфавитом. При­мером такой попытки мог бы служить маленький камень с алфавитом из Эстер-Марие на о.Борнхольм. На нем 18 рун: a b th e f g h I k l m n o r R s t u.


Стараниям уподобить футорк латинскому алфави­ту значительно способствовали предложения руни­ческого мастера Торрода (ок. 1125 г.), а завершены они были исландцем Олафом Хвитаскальдом в его грамматическом трактате (ок. 1250 г.).

Так возник «младший рунический ряд», который тоже был назван «пунктированным», или, вслед за Гуннером Олафсом, по имени датского короля Валь-демара II Победителя, именуется также «рунами Вальдемара».

С XII по XIV век многие предметы из церковной утвари были снабжены руническими надписями: купели, кадила, церковные колокола, раки с моща­ми и т. д. Сами латинские слова и выражения, как, например, Ave Maria, написаны рунами.

Но это употребление рун заглохло в XV в. Время рун в Дании закончилось. В Швеции, — правда, особенно в отдаленных районах, — появились раз­личные ответвления рунического письма в народ­ной среде; в ограниченном кругу руны даже ожидал новый расцвет. В Норвегии рунические надписи исчезли в конце XIV в., в Исландии же — только после Реформации. Там в 1626 г. один человек даже был сожжен за то, что среди его писем были найдены рунические знаки.

Так как германский щелевой звук Т не пере­давался непосредственно с помощью латинского шрифта, то англосаксонские монахи в течение сто­летий среди латинских букв своих рукописей удер­живали его рунический знак. Таким же образом они долго сохраняли употребление руны для обозначения w. В Исландии руну Т пишут еще и сегодня.

Записанный ученым архиепископом из Майнца Рабаном Мавром рунический алфавит и его руко­писную разновидность следует оценивать лишь как свидетельство стремления немецких монастырских священнослужителей к духовным занятиям. Побу­ждение к этому могло исходить от англосаксонских монахов на франкской службе.

Тому, что живое воспоминание о рунах в Скан­динавии никогда не угасало настолько, насколько в Германии, способствовал широко распространенный в городе и деревне предмет обихода — руниче­ский календарь. На нем изображены «воскресные буквы», с помощью которых можно определить от­дельные дни недели на весь год, с первыми семью рунами футорка и «золотыми числами» девятна­дцатилетнего зодиакального цикла, важного для определения наступления новолуния с помощью шестнадцати рун футорка, расширенного на три знака. Древнейший доступный пониманию руни­ческий календарь на деревянной палочке датируется первой половиной четырнадцатого столетия.

Но уже на купели из Борсе (Зеландия), вскоре по­сле 1200 г., появляется золотой ряд чисел, изобра­женных рунами[13].


О ФОРМЕ РУН

 

Форма рун характеризуется тем, что она, в об­щем, избегает горизонтальных и изогнутых линий, как и прямых углов, напротив, предпочитаются вертикальные и остроугольные черты. Вообще, исследования объясняют угловатые формы рун спосо­бом изготовления рунических знаков путем выре­зания на дереве.

Теперь, конечно, большая часть дошедших до нас рунических свидетельств состоит из металли­ческих, каменных, костяных, янтарных предметов и в редких случаях изделий из обожженной глины; из «Речей Сигрдривы» Эдды мы узнаем о проца­рапывании рун на стекле, в других сочинениях — о нацарапывании на роге и китовом усе. Число же сохранившихся до нашего времени деревянных предметов с нанесенными на них рунами весьма незначительно. Но это могло бы найти достаточно убедительное объяснение в недолговечности дре­весины. Дело в том, что только при особо благо­приятных условиях хранения древесины в жирной почве, как, например, искусственные жилища-хол­мы на фризско-саксонском побережье или в боло­тах, как в Шлезвиге и на датских островах, дере­вянные предметы могли сохраниться.

К находкам, сделанным в голландской Фрислан­дии, принадлежит игрушечный деревянный меч из Арума, на котором имеются англо-фризские руны.

Меч сделан из тисовой древесины, другие дере­вянные части — из дуба и ясеня. Но использовался ли в качестве писчего материала бук, как предпо­лагали до недавнего времени на основании слов «Buch» (книга) и «Buchstabe» (буква), в последнее время стало сомнительно.

Оказалось, что буковая древесина мало подходит для резьбы и процарапывания, а слово «Buchstabe» вошло в употребление только после введения мо­нашеского шрифта и относится к латинским пись­менным знакам. Это заключение можно сделать на основании того, что в древневерхненемецком, древ­неанглийском и древнескандинавском языках от­дельные письменные знаки называются «Runstab» или кратко «Stab».

Словами, обозначающими какую-либо деятель­ность, связанную с руническим письмом, переводится слово writan = «reißen» (чертить), «schneiden» (резать), «ritzen» (царапать) в Германии, Англии и Скандинавии. В Англии оно живо еще и сегодня как to write — писать, в Германии — еще только в таких существительных, как «Grundriss» (план, чер­теж), «Reisszeug» (готовальня) и т. д.

Другие специальные глаголы — это «hauen» (ру­бить), т. е. «einhauen» (вырубать, насекать), «einmeifieln» (высекать) (только в Скандинавии с X в.), «scheren» (срезать) (только в Скандинавии, в Германии со­хранившееся еще в «bescheren» (остригать)), «merken» (замечать), т. е. снабжать маркой, и «wirken» (толь­ко в Скандинавии).

Древний термин «färben» (красить), который так­же переводится как «рисовать», мог первоначально относиться к рисованию рун на камне для резчика, или к заполнению насечки окрашенной массой, как на средневековом календаре, или указывать на магическое действие. Он вымер вместе с общегер­манским футарком.

«Reißen» (чертить) и «scheren» (срезать) относят­ся к «резанию» и поэтому к деревянной основе. Де­рево самых различных пород было в изобилии в распоряжении германцев. Верно также то, что сак­сы, переселившиеся в V в. в Англию, наряду с други­ми терминами, касавшимися рунического письма, взяли с собой слово «writ-seax» (Reißmesser — резец, долото). Черчение стало нарезанием канавок, при котором из основы вынимались клинышки и полу­чившееся углубление промазывали смесью воска и свинцового сурика или охры, так что вырезанные знаки очень отчетливо выделялись. Еще в Средние века на большом количестве рунических камней, как, например, на камнях из Ардре (о. Готланд), высеченные руны были заполнены красной краской, так что они ярко выделяются на тусклом фоне.

Датский историк Саксон Грамматик еще в 1200 г. знал о древнем обычае посылать «вырезанные в де­реве» буквы в качестве почтового сообщения.

В распоряжении германцев для письма наряду с древесиной была древесная кора. Уже упоминав­шийся выше Венанций Фортунат в дистихе писал:

 

“Тебе давно ни один торговец не предлагал бумагу?

Над тем, в чем тебе отказывает время, не властна и любовь.

Так пусть же ствол бука, готовый помочь, распоясает себя!

И твои слова на коре порадуют мою душу.”

 

Из этих стихов следует, что епископу-сочини­телю бросилось в глаза использование коры бука в качестве писчего материала. Вероятно, он сделал свое наблюдение у франков. Спустя тысячу лет после него шведский архиепископ Олаф Стуре, кото­рый называл себя историком Олафом Магнусом, наблюдал употребление древесной коры для пись­менных целей среди крестьян. Кроме коры бука для передачи сообщений, во всяком случае, упот­реблялась также кора березы. Изготавливали же находчивые фронтовики во время мировой вой­ны 1914—1918 гг. открытки полевой почты из коры березы.

Однако, в то время как немецкие солдаты писа­ли чернилами или карандашом, а сочинявший сти­хи на латыни Венанций думал о письме с помощью тростниковой трубочки, о чем в его приводившем­ся уже выше двустишии позволяет заключить сло­во «malen» (рисовать, писать красками), германцы могли работать по коре с помощью резца. Когда они процарапывали руны на серебристой стороне коры с помощью двух параллельных разрезов, то могли снимать верхний слой коры. Тогда светлые буквы выделялись на сером фоне.

При таком действии можно обоснованно гово­рить о процарапывании (Ritzen), т. к. это слово в новом верхненемецком языке означает лишь лег­кое разрывание поверхности. При насечках же на дереве должно быть приложено определенное уси­лие. В этом отношении подходит обычное выраже­ние «вырезать руны», объективно не подходящее для надписей, которые насекаются на дереве, ре­жутся на глине или выдалбливаются на камне. Его применение объясняется тем, что оно как фонетическая форма «руна» заимствовано из скандинав­ского словоупотребления, потому что с десятого столетия в Скандинавии стали преобладать специ­альные глаголы rísta и rista (резать, вырезать) для нанесения рун на любой материал.

Однако были также случаи, где руны лишь слег­ка нацарапаны на дереве. Это наглядно демонстри­рует руническая надпись на узкой кромке деревян­ной рейки в церквушке Ванг из Вальдреса в Норве­гии, которая стоит в Брюкенберге в исполинских горах. Тонкие надрезы отнюдь не облегчают чте­ние. Надпись гласит: Æindridhiskarmja: fingr:sonr:Olafsilla. Истолкование может быть следующим: «[Эти врата] вырезал Айндриди, Тонкий палец (т. е. ловкий на руку), сын Олафа Скупого». Эту надпись следует привести здесь в ка­честве примера норвежских процарапанных рун, относящихся к эпохе вскоре после 1200 г.

Если руны действительно изначально были пись­менами, вырезанными на дереве, то становится по­нятным вывод почти всех специалистов о том, что остроугольную форму рун убедительнейшим обра­зом следует объяснять чисто техническими причи­нами: приспосабливанием к материалу и учетом направления волокон древесины. Но уже в 1898 г. появились возражения против этого на том осно­вании, что германцы, по свидетельству Венанция, использовали полированные (выровненные) дощеч­ки или поленца, на которых и вырезали руны. В та­ком случае нанесение круглых и горизонтальных линий совершенно не вызывало затруднений, как явствует из сохранившихся до нашего времени чу­десных скандинавских резных работ. Поэтому и в ранний период изучения рун подчеркивали, что на­стоятельно рекомендуется не решать вопрос одно­сторонне и с чисто технической точки зрения, а учитывать также надлежащим образом германское чувство стиля, которое предпочитало закруглять уг­ловатые и сводить к прямоугольным остроугольные формы.

Поучительно с этой точки зрения рассмотреть рунические формы футорка. Все его буквы, за од­ним исключением, имеют вертикальную осевую ли­нию, так называемый ствол. К ней справа или слева, как ветви, присоединяются боковые, дополнитель­ные линии. У руны f имеются как прямые, так и изогнутые боковые штрихи, у руны th пузатая боко­вая черта сильно преобладает над угловатой, руна r почти всегда имеет закругленную боковую линию, у знака k прямой и восходящий штрихи встречают­ся в равной мере, а у знака b значительно преобла­дает закругленная пузатая боковая линия. Наконец, руна R на датском руническом камне имеет почти исключительно изогнутые боковые штрихи.

Особого рассмотрения требует руна m. В длин­ном футарке она имела две вертикальные черты, которые были связаны между собой скрещивающи­мися косыми штрихами. На датских камнях деся­того столетия знак т появляется только с одним вертикальным стволом, который вверху проходит через круг или ромб ( ), однако эта форма не смогла возобладать. В середине XI в. побеждает знак, который имеет форму полукруга или полу­ромба, открытого сверху: . При этом сущест­венно, что круглые или прямые линии появляются как будто по собственному усмотрению данного резчика по камню.

Знак u имеет формы и , у англичан также ; итак, боковая черта имеет угловатую или наклон­ную форму. Но уже на камне из Кюльвера появля­ется боковой штрих ниже вершины основной чер­ты, отчего последняя выделяется сильнее. И в анг­лийских памятниках также нередко попадается эта форма. Особенно она бросается в глаза на камне из Рек (Швеция), где встречаются одновременно обе формы.

Тенденция присоединять отличительную чер­точку ниже вершины главной затронула также зна­ки l и r, хотя и в меньшей степени, чем U.

Далее, она изменила старое на (с фонети­ческим значением открытого О). Развившиеся в дальнейшем из этого формы уже упоминались выше. В некоторых скандинавских памятниках появляет­ся знак с тремя дополнительными штрихами: , эта форма руны считалась, возможно, особенно на­дежной защитой.

Древнеанглийское D имеет косые штрихи, кото­рые не связывают больше верхние и нижние концы обоих вертикальных штрихов, а присоединяются глубже и заканчиваются выше: . Эта форма встре­чается уже на фибуле из Фрайлауберсхайма.

Общегерманская руна h в южногерманской об­ласти имеет два наклонных поперечных штриха, на севере же — только один. Позже там появился знак только с одним стволом и с двумя перекрещиваю­щимися боковыми штрихами:

Древнее R , начиная с восьмого столетия, вы­тесняется формой . После фонетического совпа­дения R и r этот знак стал употребляться для обо­значения ü (примерно с 1050 г. и сначала только в Норвегии). В результате этого пунктированная ру­на и оказалась ненужной.

Знак ng (Кюльвер) или (Вадстена) получил в древней Англии форму , в которой линии раз­двинуты на нормальной высоте. В Скандинавии эта руна уже в VI в. свелась к одной вертикальной ли­нии, которая имела наверху ромб.

Древняя руна s появляется со слегка изогну­той линией вместо традиционной угловатой; она встречается также с четырехколенным штрихом вместо трехколенного. Позже в Скандинавии она пре­вращается в (см. стр. 34). Древняя руна о, Odals-знак, имеет чаще всего угловатую форму, однако встречаются варианты и с изогнутыми как петля линиями.

Знак z фибулы из Шарнэ с двумя боковыми штрихами, направленными кверху, и двумя — книзу, мог бы продемонстрировать древний вариант, в ко­тором упрощенные формы выделяют осевую черту.

Иногда встречаются значительно отклоняющие­ся от обычного формы, например, для t и для d на острие копья из Ковеля или для у на скрамасаксе из Темзы. В этих случаях следует условно принимать во внимание материал (насечка сереб­ряной проволокой по железу).






Последнее изменение этой страницы: 2016-07-14; просмотров: 78; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 54.165.57.161 (0.023 с.)