ТОП 10:

О природе феноменальных способностей



А.Ю. Савин

О природе феноменальных способностей

Или антропофеноменология

К данной теме нас привела необходимость. Я ранее никогда и не помышлял, что когда-то, тем более в рядах Вооруженных Сил, мне придется не только прикоснуться к подобной теме, но и возглавить ее, неся определенную ответственность за исход всех работ в этом направлении.

Перед нашей войсковой частью 10003 стояла задача изучения практики использования иностранными военными и, в первую очередь США, людей с неординарными способностями, которых наша молва относит к экстрасенсам. Анализ информации по данному вопросу произвел впечатление не только на нас, но и на командование Вооруженных Сил Советского Союза.И в самом деле, особо одаренные экстрасенсы могли довольно-таки точно определять личные качества рассматриваемых ими людей (в интересах разведки и контрразведки), определять по космическим фотоснимкам структуру советских полигонов, характер объектов, находящихся в ангарах и укрытиях, районы боевого патрулирования наших стратегических подводных лодок, координаты дислокации и характеристики строящихся военных комплексов и многое другое.Особо нас поражал Джозеф МакМонигл – агент 001 по их классификации.

 

 

 

Этот симпатичный парень (с ним мы познакомились позже, уже после того, как нам удалось решить ключевые вопросы и достойно представлять наши неординарные возможности) в течение короткого времени, сидя у себя в кабинете, смог расписать до деталей наш Семипалатинский полигон, а также установить факт создания новой подводной лодки – носителя стратегических ракет и даже точно определить ее основные характеристики и время спуска на воду.

После изучения и анализа многих примеров эффективной работы таких «операторов», как Джозеф, мы организовали поиск и тестирование людей с аналогичными способностями в нашей стране и странах Варшавского Договора.

К этой работе были привлечены Государственный Комитет по науке и технике СССР, Академия медицинских наук СССР, Институт психологии Академии наук Советского Союза, а также многие научные центры оборонной промышленности, Вооруженных Сил и Минздрава.

Большую поддержку и помощь мы получали от КГБ СССР и особенно от его руководства, прежде всего генерала Николая Шама.

Несмотря на все предпринятые усилия, добиться желаемых результатов нам не удалось. Более 30-и тысяч тестируемых людей с неординарными способностями не смогли соответствовать разработанным нашими военными коллегами критериям.

В число критериев отнесли умение:

1. Определять характеристики людей по фамилии, визуально, по фантому.

2. Обеспечивать абсолютную энергоинформационную защиту своих подопечных.

3. Считывать информацию с мозга человека (например, давать ответы на мысленно задаваемые вопросы или просто скачивать информацию).

4. Обходить предметы с закрытыми глазами.

5. Искать спрятанные вещи.

6. Видеть состояние внутренних органов человека насквозь.

8. Определять местоположение объекта (напр. автомашины), по его фотографии, описанию, мысленному представлению.

9. Воспроизводить линии, рисунки, нарисованные кем-то на листе бумаги, с закрытыми глазами.

10. Передавать содержание документов без их прочтения.

11. Передавать содержание книг, не открывая их обложек, не видя этих книг.

12. Передавать содержание материалов, написанных на любом языке мира.

13. Владеть дальновидением (зарисовка предметов, ландшафтов, участков местности, цехов заводов и др. по схемам, топографическим картам и фантомам).

14. Описывать ситуации конкретных людей и выдавать соответствующие рекомендации.

15. Диагностировать людей, в том числе по их фантомам.

16. Определять залежи полезных ископаемых.

17. Оценивать оперативно-тактическую обстановку по наиболее сложным элементам, к которым могут быть отнесены данные о составе и дислокации группировок противника.

18. Оценивать состояние группировок, замыслов и планов противника и выдавать заключения по следующим элементам:

- степень готовности к боевым действиям и ожидаемое время их начала (если такое решение принято);

- направления сосредоточения основных усилий и ожидаемые масштабы ударов;

- районы применения новых видов оружия.

19. Прогнозировать развитие операций:

Выявлять текущие изменения в составе дислокации, состояние группировок противника (в первую очередь подвижных, замаскированных и хорошо защищенных с земли и воздуха и объектов) и оценивать наибольшие угрозы в бою и операции для принятия рациональных решений в условиях высокой динамичности боевых действий.

20. Оценивать результаты ударов и потери своих войск и противника, уточнять дислокации войск (в случае подавления традиционных каналов связи и управления), анализировать метеоусловия в районе боевых действий.

21. В рамках ведения разведки обнаруживать и получать информацию о недоступных наблюдению объектах (например, подводных лодках в погруженном состоянии; типах самолетов, укрытых в ЖБУ; других замаскированных объектах, в т.ч. ночью и в сложных метеоусловиях и т.д.) и классифицировать её. Выявлять правительственные линии связи и нефтегазопроводы противника.

22. В интересах проведения контрразведки выявлять разведывательную (в т.ч. агентурную) деятельность противника, определять явочные квартиры, тайники, схроны и т.п.

23. Оценивать политическую ситуацию.

24. Оценивать экономическую ситуацию.

25. Осуществлять прогнозы различных видов.

26. Воздействовать на свойства жидких и пластичных сред различной природы.

27. Оказывать влияние (в том числе дистанционно) на компьютерные программы.

По моему тогдашнему представлению, данным критериям не может соответствовать ни один человек, созданный природой. Но руководство Генерального штаба смотрело на это иначе. И мне пришлось ехать к Наталье Петровне Бехтеревой за советом. Признаться честно, я тогда не верил в то, что нам удастся в полном объеме решить задачи, отраженные в критериях наших генштабистов, и надеялся заручиться поддержкой маститой собеседницы. Вопреки моим ожиданиям Наталья Петровна спокойно отнеслась к той задаче, с которой я свалился на нее, и согласилась стать во главе научного руководства на общественных началах. Тут же мы составили план наших действий, который в себя включал:

- исследование людей с феноменальными способностями и прежде всего наших американских оппонентов, вобравших весь мировой опыт;

- изучение философской, религиозной и эзотерической литературы, которая относилась к нашей теме;

- изучение техники работы знаменитой болгарской прорицательницы Ванги;

- апробация различных психотехник Востока, стран Азии, Африки, Южной Америки и Европы;

- формирование системы критериев и тестирования людей с неординарными способностями;

- исследование различных методов ввода людей в измененные состояния сознания и так далее.

Параллельно нас заинтересовали исследования американцев мозга Альберта Энштейна, которые по нашим априорным предположениям получили интересные результаты.

После смерти Альберта Эйнштейна в 1955 году от разрыва аневризмы аорты, его мозг был удален без спроса разрешения у членов семьи. Череп препарировал Томас Шольтц Харвей, патологоанатом госпиталя Princeton. Он в последствии забрал мозг ученого домой и законсервировал его в банке с формалином.

Через несколько лет Харвей получил разрешение на исследование от родственников великого физика. Харвей сначала сделал огромное количество снимков мозга Эйнштейна, а потом разделил его на 240 фрагментов, некоторые из которых разослал по научным институтам всего мира.

Ученые установили, что в мозге гения участки, отвечающие за работу с числами и пространственными данными, увеличены, а «речевые» области при этом несколько меньше обычного.

Впервые научный труд о мозге Эйнштейна увидел мир в 1984 году, авторство принадлежало группе ученых – Марианне Даймонд, Амолд Сшейбель, Грину Мерфи и Томасу Харвею.

Самой необычной характеристикой мозга выдающегося физика считается его масса - 1230 граммов, это почти ниже нормы. Также у него были переразвиты определенные структуры моторной коры, контролирующие движения левой руки. Эти образования обычно связывают с музыкальной одаренностью - они даже получили название музыкальных шишек.

В конце 90-х годов было установлено, что мозг Эйнштейна шире мозга среднего человека, при этом на нем не удалось найти ни единого следа болезней, от которых страдал ученый, и которые обычно не проходят для мозга незаметно.

Если провести сравнение с современным компьютером, то мозг Эйнштейна обладал большим количеством микропроцессоров и большим количеством связей между ними, что многократно увеличивало возможности работы всей системы.

Этот вывод нас заинтересовал, и мы обратились к исследованиям Института нормальной физиологии Российской академии медицинских наук. Ученые этого института под руководством выдающегося академика К.В. Судакова развивали теорию функциональных систем, начало которой положил предшественник и учитель Судакова П.К. Анохин, породивший совместно со знаменитым Норбертом Винером термин «биокибернетика».

Эта биокибернетика, а точнее результаты исследований информационных процессов в организме человека и легли в основу нашей рабочей гипотезы о природе способностей.

Тем более мы уже понимали, что и Джозеф МакМонигл, и Ванга при своих «откровениях» использовали неизвестно откуда получаемую информацию.

По нашей просьбе К.В. Судаков привлек к исследованиям московский Институт мозга. Ученые этого института раскрыли нам глаза на многие вещи, закрепляющие наши первичные предположения, однако откуда берется в мозге прорицателей информация нам не смог объяснить ни один из них.

«Выручили» сами американцы, правда, и не предполагая об этом. Нам на глаза попались книги американского специалиста по психологии и искусству достижения успеха Наполеона Хилла. В одной из книг мы увидели схему, которая наконец-то замкнула цепь наших рассуждений:

 

 

Наполеон Хилл: Десять факторов, образующих механизм мышления

 

 

     
 
 
 

 


Изучая схему Наполеона Хилла, наши ученые пришли к выводу, что настало время исследовать подсознание в качестве некоего переходного звена между сознанием и космической базой знаний (у Наполеона Хилла – Высший Разум). В советское время данное предложение было не только политически рискованной идеей, но и влекло в случае провала последствия, сопоставимые с личным крахом и научной катастрофой.

Неожиданно эту гипотезу горячо поддержала Н.П.Бехтерева, а вслед за ней и люди из ЦК КПСС, которые были в курсе наших работ.

Когда теоретически общая идея получила осмысленные очертания, мы перешли к опытам в одном из военных научно-исследовательских институтов, где были отменная лечебно-диагностическая и тренировочная базы, а также хорошо подготовленные офицеры-испытатели.

Следует отметить, что с самого начала наших работ в качестве обязательных условий ставились: безопасность экспериментов и подготовки слушателей, исключение медикаментозных препаратов, а также методов, отрицательно влияющих как на нервную систему людей, так и на их физическое состояние. Исключались также гипноз, нейро-лингвистическое программирование, холотропное дыхание и им подобные способы входа в измененные состояния сознания.

Особое внимание обращалось на развитие навыков диалога с собственным подсознанием.

Но нас беспокоила еще одна проблема. А в какие миры погружается наше мысленное обращение с просьбой о получении нужной нам информации? Существует ли какая-либо опасность при вхождении в тонкие миры космического пространства? Наука не имела ответа на эти вопросы. Сотрудниками Института философии Российской академии наук по нашей просьбе были изучены многие трактаты выдающихся античных, средневековых и современных мыслителей человечества, но ответа на эти вопросы мы не получили.

Оставалось обратиться к ученым из религиозной среды. Прежде всего мы вышли на контакт с представителями православной церкви и некоторыми муфтиями исламского вероисповедования. Неожиданно для нас это оказались мудрые и весьма образованные люди с широкими горизонтами мышления и свободными от догм, зачастую приписываемых им обществом. Затем мы познакомились с видными деятелями других религий.

Общие представления о картине духовного мира у наших новых знакомых оказались довольно-таки близкими, что позволило нам весьма уверенно построить свою парадигму и определить безопасные пути выхода в тонкие слои мысленных энергий. Иными словами, мы тщательно искали среду обитания «светлых» сил и исследовали возможность проникновения в неё.

Тогда это звучало мистически, но мы уже выбрали путь исследований и не хотели с него сходить. Тем более, что были согласны с многими положениями, высказанными нашими религиозными коллегами, в среде которых было достаточно много истинных ученых с системным и незашоренным мышлением.

Хотелось бы подчеркнуть, что данный путь научного поиска не являлся единственным. Мы старались исчерпать как можно больше информации из огромного мирового опыта постижения природы способностей человека. Поэтому специальная команда психологов, философов, историков и представителей других научных дисциплин искала и исследовала отечественные и зарубежные работы о природе мысли, кодах мозга, возможностях подсознания, развитию общих способностей, проблемах интуиции и так далее.

Было найдено много интересных инновационных методов преподавания, раскрытия творческого потенциала человека, формирования суперпамяти, личностного роста и других интересных тем.

Однако доминирующим направлением нашего поиска все-таки было открытие возможности проникновения в базы знаний Космоса, открывающие неизмеримые перспективы, в том числе и при решении специальных военных вопросов. И когда в 1992 году мы сформировали нашу методику и апробировали ее в одном из научно-исследовательских институтов, то к нашей радости убедились в своей правоте. Труд многих десятков выдающихся ученых нашей страны увенчался большим успехом. Была найдена природа феноменальных способностей человека, был открыт путь к чрезвычайно важной научной и практической информации, был выстроен философский базис - ноокосмология, не противоречащий ни научным, ни религиозным представлениям, была сформирована картина мира, которая ранее лишь слегка затрагивалась в некоторых религиозных трактатах.

Теперь критерии оценок эффективности работы исследуемых нами экстрасенсов, которые ранее казались запредельными, выглядели весьма наивными и простыми.

Осталось лишь разработать программы обучения и начать готовить по ним специалистов.

Наталья Петровна Бехтерева восторженно отозвалась о проделанной работе и особенно о ее результатах, что было для нас высшей похвалой и напутствием в работе над дальнейшим развитием данной темы.

Позже и коллеги из Соединенных Штатов Америки убедились в высоком достижении российской науки, после чего наши встречи стали носить регулярный характер и даже появились совместные научные и литературные проекты.

Особенно тесные контакты у нас сложились с недавними оппонентами Эдвином Мэйем – руководителем американской программы «Звездные врата», Джозефом МакМониглом – американским агентом 001 и выходцем из СССР доктором Виктором Рубелем - инициатором общих тем и публикаций.

Они нередко посещают курсы, которые мы периодически проводим в различных научных и образовательных институтах.

На снимке среди слушателей Института экономических стратегий присутствуют Эдвин Мэй (с бородкой и усами) и Виктор Рубель (крайний справа), которые иногда не только принимают участие в процессе обучения, но и не стыдятся усаживаться за парту вместе с нашими учениками.

После продолжительной апробации методика была принята к практическому использованию в конце 1992 года. А в одной из военных академий была открыта специальная кафедра для подготовки специалистов из числа офицеров силовых структур, которая работала до 2012 года, вплоть до расформирования академии по приказу Министра обороны А.Сердюкова.

Параллельно были сформированы две исследовательские группы, одна из которых состояла из офицеров войсковой части 10003, а другая из женщин – добровольцев, набранных по рекомендациям спецслужб и наших коллег-военнослужащих.

О подготовке и практической работе офицеров говорить пока рановато, так как режим секретности по многим вопросам еще сохраняется, а о женской группе можно рассказать подробнее.

Их подготовка осуществлялась полтора года и включала раскрытие экстраординарных способностей, саморегуляцию (аутотренинг), изучение философии, современных концепций естествознания, а также такие специальные предметы, как: ориентирование на местности, рукопашный бой, стрельбу из огнестрельного оружия, принятого на вооружение в Российской армии, стендовую стрельбу, горнолыжную, скальную, морскую, конную подготовку, освоение системы выживания в экстремальных условиях и т.п.

Нужно подчеркнуть, что наши девчата с большим усердием воспринимали не только физические нагрузки, но и тот режим жизни и работы, который им был предписан на период обучения. Даже почти круглосуточные задания, отсутствие отпусков, выходных, праздничных дней и вегетарианское питание переносились без капризов и недовольства. Все были устремлены на освоение новых методов и получение высокопрофессиональных навыков. Они понимали, что стали участницами жесткого мирового интеллектуального противоборства, в котором уступать не хотелось никому.

Сегодня это уже бабушки, воспитывающие своих любимых внуков. А почти тридцать лет назад – это задиристые, смелые, уверенные в себе и своих талантах женщины. Прекрасные и сильные амазонки, которых не могла остановить ни одна внешняя сила.

Большинство из них впоследствии прошло «горячие точки», участвовали в раскрытии преступлений и задержании правонарушителей. Боевые награды украшают костюмы многих из них.

Некоторые не оставили свою преподавательскую работу и продолжают раскрывать суперспособности студентам, аспирантам, работникам различных профессий и возрастов.

Приведенные ниже фотографии дают возможность немного окунуться в атмосферу тех лет, когда формировалась отечественная школа подготовки людей с неординарными способностями и выполнялись первые боевые задания.

Стендовая стрельба

 

В тире

 

За работой

 

 

 

Из района боевых действий

 

И небо – в чашечке цветка».

(У. Блейк)

А.Ю. Савин

О природе феноменальных способностей

Или антропофеноменология

К данной теме нас привела необходимость. Я ранее никогда и не помышлял, что когда-то, тем более в рядах Вооруженных Сил, мне придется не только прикоснуться к подобной теме, но и возглавить ее, неся определенную ответственность за исход всех работ в этом направлении.

Перед нашей войсковой частью 10003 стояла задача изучения практики использования иностранными военными и, в первую очередь США, людей с неординарными способностями, которых наша молва относит к экстрасенсам. Анализ информации по данному вопросу произвел впечатление не только на нас, но и на командование Вооруженных Сил Советского Союза.И в самом деле, особо одаренные экстрасенсы могли довольно-таки точно определять личные качества рассматриваемых ими людей (в интересах разведки и контрразведки), определять по космическим фотоснимкам структуру советских полигонов, характер объектов, находящихся в ангарах и укрытиях, районы боевого патрулирования наших стратегических подводных лодок, координаты дислокации и характеристики строящихся военных комплексов и многое другое.Особо нас поражал Джозеф МакМонигл – агент 001 по их классификации.

 

 

 

Этот симпатичный парень (с ним мы познакомились позже, уже после того, как нам удалось решить ключевые вопросы и достойно представлять наши неординарные возможности) в течение короткого времени, сидя у себя в кабинете, смог расписать до деталей наш Семипалатинский полигон, а также установить факт создания новой подводной лодки – носителя стратегических ракет и даже точно определить ее основные характеристики и время спуска на воду.

После изучения и анализа многих примеров эффективной работы таких «операторов», как Джозеф, мы организовали поиск и тестирование людей с аналогичными способностями в нашей стране и странах Варшавского Договора.

К этой работе были привлечены Государственный Комитет по науке и технике СССР, Академия медицинских наук СССР, Институт психологии Академии наук Советского Союза, а также многие научные центры оборонной промышленности, Вооруженных Сил и Минздрава.

Большую поддержку и помощь мы получали от КГБ СССР и особенно от его руководства, прежде всего генерала Николая Шама.

Несмотря на все предпринятые усилия, добиться желаемых результатов нам не удалось. Более 30-и тысяч тестируемых людей с неординарными способностями не смогли соответствовать разработанным нашими военными коллегами критериям.

В число критериев отнесли умение:

1. Определять характеристики людей по фамилии, визуально, по фантому.

2. Обеспечивать абсолютную энергоинформационную защиту своих подопечных.

3. Считывать информацию с мозга человека (например, давать ответы на мысленно задаваемые вопросы или просто скачивать информацию).

4. Обходить предметы с закрытыми глазами.

5. Искать спрятанные вещи.

6. Видеть состояние внутренних органов человека насквозь.

8. Определять местоположение объекта (напр. автомашины), по его фотографии, описанию, мысленному представлению.

9. Воспроизводить линии, рисунки, нарисованные кем-то на листе бумаги, с закрытыми глазами.

10. Передавать содержание документов без их прочтения.

11. Передавать содержание книг, не открывая их обложек, не видя этих книг.

12. Передавать содержание материалов, написанных на любом языке мира.

13. Владеть дальновидением (зарисовка предметов, ландшафтов, участков местности, цехов заводов и др. по схемам, топографическим картам и фантомам).

14. Описывать ситуации конкретных людей и выдавать соответствующие рекомендации.

15. Диагностировать людей, в том числе по их фантомам.

16. Определять залежи полезных ископаемых.

17. Оценивать оперативно-тактическую обстановку по наиболее сложным элементам, к которым могут быть отнесены данные о составе и дислокации группировок противника.

18. Оценивать состояние группировок, замыслов и планов противника и выдавать заключения по следующим элементам:

- степень готовности к боевым действиям и ожидаемое время их начала (если такое решение принято);

- направления сосредоточения основных усилий и ожидаемые масштабы ударов;

- районы применения новых видов оружия.

19. Прогнозировать развитие операций:

Выявлять текущие изменения в составе дислокации, состояние группировок противника (в первую очередь подвижных, замаскированных и хорошо защищенных с земли и воздуха и объектов) и оценивать наибольшие угрозы в бою и операции для принятия рациональных решений в условиях высокой динамичности боевых действий.

20. Оценивать результаты ударов и потери своих войск и противника, уточнять дислокации войск (в случае подавления традиционных каналов связи и управления), анализировать метеоусловия в районе боевых действий.

21. В рамках ведения разведки обнаруживать и получать информацию о недоступных наблюдению объектах (например, подводных лодках в погруженном состоянии; типах самолетов, укрытых в ЖБУ; других замаскированных объектах, в т.ч. ночью и в сложных метеоусловиях и т.д.) и классифицировать её. Выявлять правительственные линии связи и нефтегазопроводы противника.

22. В интересах проведения контрразведки выявлять разведывательную (в т.ч. агентурную) деятельность противника, определять явочные квартиры, тайники, схроны и т.п.

23. Оценивать политическую ситуацию.

24. Оценивать экономическую ситуацию.

25. Осуществлять прогнозы различных видов.

26. Воздействовать на свойства жидких и пластичных сред различной природы.

27. Оказывать влияние (в том числе дистанционно) на компьютерные программы.

По моему тогдашнему представлению, данным критериям не может соответствовать ни один человек, созданный природой. Но руководство Генерального штаба смотрело на это иначе. И мне пришлось ехать к Наталье Петровне Бехтеревой за советом. Признаться честно, я тогда не верил в то, что нам удастся в полном объеме решить задачи, отраженные в критериях наших генштабистов, и надеялся заручиться поддержкой маститой собеседницы. Вопреки моим ожиданиям Наталья Петровна спокойно отнеслась к той задаче, с которой я свалился на нее, и согласилась стать во главе научного руководства на общественных началах. Тут же мы составили план наших действий, который в себя включал:

- исследование людей с феноменальными способностями и прежде всего наших американских оппонентов, вобравших весь мировой опыт;

- изучение философской, религиозной и эзотерической литературы, которая относилась к нашей теме;

- изучение техники работы знаменитой болгарской прорицательницы Ванги;

- апробация различных психотехник Востока, стран Азии, Африки, Южной Америки и Европы;

- формирование системы критериев и тестирования людей с неординарными способностями;

- исследование различных методов ввода людей в измененные состояния сознания и так далее.

Параллельно нас заинтересовали исследования американцев мозга Альберта Энштейна, которые по нашим априорным предположениям получили интересные результаты.

После смерти Альберта Эйнштейна в 1955 году от разрыва аневризмы аорты, его мозг был удален без спроса разрешения у членов семьи. Череп препарировал Томас Шольтц Харвей, патологоанатом госпиталя Princeton. Он в последствии забрал мозг ученого домой и законсервировал его в банке с формалином.

Через несколько лет Харвей получил разрешение на исследование от родственников великого физика. Харвей сначала сделал огромное количество снимков мозга Эйнштейна, а потом разделил его на 240 фрагментов, некоторые из которых разослал по научным институтам всего мира.

Ученые установили, что в мозге гения участки, отвечающие за работу с числами и пространственными данными, увеличены, а «речевые» области при этом несколько меньше обычного.

Впервые научный труд о мозге Эйнштейна увидел мир в 1984 году, авторство принадлежало группе ученых – Марианне Даймонд, Амолд Сшейбель, Грину Мерфи и Томасу Харвею.

Самой необычной характеристикой мозга выдающегося физика считается его масса - 1230 граммов, это почти ниже нормы. Также у него были переразвиты определенные структуры моторной коры, контролирующие движения левой руки. Эти образования обычно связывают с музыкальной одаренностью - они даже получили название музыкальных шишек.

В конце 90-х годов было установлено, что мозг Эйнштейна шире мозга среднего человека, при этом на нем не удалось найти ни единого следа болезней, от которых страдал ученый, и которые обычно не проходят для мозга незаметно.

Если провести сравнение с современным компьютером, то мозг Эйнштейна обладал большим количеством микропроцессоров и большим количеством связей между ними, что многократно увеличивало возможности работы всей системы.

Этот вывод нас заинтересовал, и мы обратились к исследованиям Института нормальной физиологии Российской академии медицинских наук. Ученые этого института под руководством выдающегося академика К.В. Судакова развивали теорию функциональных систем, начало которой положил предшественник и учитель Судакова П.К. Анохин, породивший совместно со знаменитым Норбертом Винером термин «биокибернетика».

Эта биокибернетика, а точнее результаты исследований информационных процессов в организме человека и легли в основу нашей рабочей гипотезы о природе способностей.

Тем более мы уже понимали, что и Джозеф МакМонигл, и Ванга при своих «откровениях» использовали неизвестно откуда получаемую информацию.

По нашей просьбе К.В. Судаков привлек к исследованиям московский Институт мозга. Ученые этого института раскрыли нам глаза на многие вещи, закрепляющие наши первичные предположения, однако откуда берется в мозге прорицателей информация нам не смог объяснить ни один из них.

«Выручили» сами американцы, правда, и не предполагая об этом. Нам на глаза попались книги американского специалиста по психологии и искусству достижения успеха Наполеона Хилла. В одной из книг мы увидели схему, которая наконец-то замкнула цепь наших рассуждений:

 

 

Наполеон Хилл: Десять факторов, образующих механизм мышления

 

 

     
 
 
 

 


Изучая схему Наполеона Хилла, наши ученые пришли к выводу, что настало время исследовать подсознание в качестве некоего переходного звена между сознанием и космической базой знаний (у Наполеона Хилла – Высший Разум). В советское время данное предложение было не только политически рискованной идеей, но и влекло в случае провала последствия, сопоставимые с личным крахом и научной катастрофой.

Неожиданно эту гипотезу горячо поддержала Н.П.Бехтерева, а вслед за ней и люди из ЦК КПСС, которые были в курсе наших работ.

Когда теоретически общая идея получила осмысленные очертания, мы перешли к опытам в одном из военных научно-исследовательских институтов, где были отменная лечебно-диагностическая и тренировочная базы, а также хорошо подготовленные офицеры-испытатели.

Следует отметить, что с самого начала наших работ в качестве обязательных условий ставились: безопасность экспериментов и подготовки слушателей, исключение медикаментозных препаратов, а также методов, отрицательно влияющих как на нервную систему людей, так и на их физическое состояние. Исключались также гипноз, нейро-лингвистическое программирование, холотропное дыхание и им подобные способы входа в измененные состояния сознания.

Особое внимание обращалось на развитие навыков диалога с собственным подсознанием.

Но нас беспокоила еще одна проблема. А в какие миры погружается наше мысленное обращение с просьбой о получении нужной нам информации? Существует ли какая-либо опасность при вхождении в тонкие миры космического пространства? Наука не имела ответа на эти вопросы. Сотрудниками Института философии Российской академии наук по нашей просьбе были изучены многие трактаты выдающихся античных, средневековых и современных мыслителей человечества, но ответа на эти вопросы мы не получили.

Оставалось обратиться к ученым из религиозной среды. Прежде всего мы вышли на контакт с представителями православной церкви и некоторыми муфтиями исламского вероисповедования. Неожиданно для нас это оказались мудрые и весьма образованные люди с широкими горизонтами мышления и свободными от догм, зачастую приписываемых им обществом. Затем мы познакомились с видными деятелями других религий.

Общие представления о картине духовного мира у наших новых знакомых оказались довольно-таки близкими, что позволило нам весьма уверенно построить свою парадигму и определить безопасные пути выхода в тонкие слои мысленных энергий. Иными словами, мы тщательно искали среду обитания «светлых» сил и исследовали возможность проникновения в неё.

Тогда это звучало мистически, но мы уже выбрали путь исследований и не хотели с него сходить. Тем более, что были согласны с многими положениями, высказанными нашими религиозными коллегами, в среде которых было достаточно много истинных ученых с системным и незашоренным мышлением.

Хотелось бы подчеркнуть, что данный путь научного поиска не являлся единственным. Мы старались исчерпать как можно больше информации из огромного мирового опыта постижения природы способностей человека. Поэтому специальная команда психологов, философов, историков и представителей других научных дисциплин искала и исследовала отечественные и зарубежные работы о природе мысли, кодах мозга, возможностях подсознания, развитию общих способностей, проблемах интуиции и так далее.

Было найдено много интересных инновационных методов преподавания, раскрытия творческого потенциала человека, формирования суперпамяти, личностного роста и других интересных тем.

Однако доминирующим направлением нашего поиска все-таки было открытие возможности проникновения в базы знаний Космоса, открывающие неизмеримые перспективы, в том числе и при решении специальных военных вопросов. И когда в 1992 году мы сформировали нашу методику и апробировали ее в одном из научно-исследовательских институтов, то к нашей радости убедились в своей правоте. Труд многих десятков выдающихся ученых нашей страны увенчался большим успехом. Была найдена природа феноменальных способностей человека, был открыт путь к чрезвычайно важной научной и практической информации, был выстроен философский базис - ноокосмология, не противоречащий ни научным, ни религиозным представлениям, была сформирована картина мира, которая ранее лишь слегка затрагивалась в некоторых религиозных трактатах.

Теперь критерии оценок эффективности работы исследуемых нами экстрасенсов, которые ранее казались запредельными, выглядели весьма наивными и простыми.

Осталось лишь разработать программы обучения и начать готовить по ним специалистов.

Наталья Петровна Бехтерева восторженно отозвалась о проделанной работе и особенно о ее результатах, что было для нас высшей похвалой и напутствием в работе над дальнейшим развитием данной темы.

Позже и коллеги из Соединенных Штатов Америки убедились в высоком достижении российской науки, после чего наши встречи стали носить регулярный характер и даже появились совместные научные и литературные проекты.

Особенно тесные контакты у нас сложились с недавними оппонентами Эдвином Мэйем – руководителем американской программы «Звездные врата», Джозефом МакМониглом – американским агентом 001 и выходцем из СССР доктором Виктором Рубелем - инициатором общих тем и публикаций.

Они нередко посещают курсы, которые мы периодически проводим в различных научных и образовательных институтах.

На снимке среди слушателей Института экономических стратегий присутствуют Эдвин Мэй (с бородкой и усами) и Виктор Рубель (крайний справа), которые иногда не только принимают участие в процессе обучения, но и не стыдятся усаживаться за парту вместе с нашими учениками.







Последнее изменение этой страницы: 2016-08-01; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.227.233.78 (0.036 с.)