Без границы пустыня песчаная



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Без границы пустыня песчаная



Диван Шамса Тебрези

 

"Диван Шамса Тебризи" - шедевр мудрости и красноречия. В "Диване" Руми использует большое количество образов материального мира. Это вино и носильщик вина, жемчуг и океан, солнце и луна, ночь и день, караван и паломничество. Однако, через эти образы Руми удается стать выразителем духовной мудрости.

Множество поэтов пережив мистические видения, пытались затем выразить свои переживания при помощи слов. Однако, Руми никогда не старался втиснуть в рамки языка многообразие своего мистического опыта. Он ждал, - нет! - требовал от читателя подниматься выше и выше в духовном развитии, чтобы однажды самостоятельно оценить то, что говорил Руми.

 

Настоящая поэзия всегда многомерна. Жизнь не стоит на месте, мы растем, увеличиваются наши знания и опыт. И давно прочитанный стих покажется вдруг струей свежего воздуха, глотком чистой воды, откровением. Пока человек не утерял способность изменяться , вместе с ним будет меняться и поэзия Руми, открывая новые грани и маня обещанием новых открытий.

Но это еще не все. Многие переводчики поэзии Руми пробовали передать огромную мудрость, содержащуюся в словах, зачастую пропуская музыкальную и артистическую красоту, которую они содержат. В "Диване Шамса Тебризи" Руми, мастерски используя сочетание музыкального ритма и рифмы, создал такой уровень красоты, что читатель может не только оценить мудрость, но и достичь мистического озарения.

Мастерство, с которым Руми подбирает рифмы и ритм таково, что часто, используя старые слова, он создает новый словарь, пробуждая новые чувства. Кроме того, он настолько виртуозно владеет словом и игрой слов, что порой, несколько раз используя в одном стихе одно и тоже слово с различным акцентом или удвоением (иногда утроением) гласных , каждый раз придает ему новое значение.

И в результате - опыт артистической красоты, музыкального гения, ритма и экстатической энергии объединяются с интеллектуальным пониманием переданной мудрости. Присутствие Руми проникает в его поэзию, и касается читателя волной силы и любви. Конечно, в переводах неизбежны потери, и хотя они и пытаются сохранить часть ритма и рифмы, образов и действия, надо понимать, что их основная задача - дать проблеск мастерства Руми.

Возможно этот проблеск укажет читателю нужное направление, а присутсвие великого Мастера поможет терпеливо переносить тяготы пути.

 

Без границы пустыня песчаная

перевод Е. Дунаевского

Без границы пустыня песчаная,
Без конца - сердца повесть избранная.
Ищет образов мир, чтобы форму принять,-
Как узнаю в них свой без обмана я?

Если срубленной встретишься ты голове,
Что катится в полях, неустанная,
Ты спроси, ты спроси тайны сердца у ней -
Так откроется тайна желанная.

Что бы было, когда уху стал бы сродни
Говор птицы - их песня слиянная?
Что бы было, когда бы от птицы узнал
Драгоценности тайн Сулеймана я?

Что сказать мне? Что мыслить? В плену бытия
Весть понятна ли, свыше нам данная?
Как молчать, когда с каждым мгновеньем растет
В нас тревога неслыханно странная?

Куропатка и сокол летят в ту же высь,
Где гнездо их - вершина туманная,
В эту высь, где Сатурна на сфере седьмой
Звезда миру сияет багряная.

Но не выше ль семи тех небес - Эмпирей?
И над ним знаю вышние страны я!
Но зачем эмпирей нам? Цель наша - Земля
Единения благоуханная.

Эту сказку оставь. И не спрашивай нас:
Наша сказка лежит бездыханная.
Пусть лишь Салах-эд-Дином воспета краса
Царя всех Царей первозданная.

Любовь -это к небу стремящийся ток

перевод Е. Дунаевского

Любовь -это к небу стремящийся ток,
Что сотни покровов прорвал и совлек.
В начале дороги - от жизни уход,
В конце - шаг, не знавший, где след его лег.

Не видя, приемлет любовь этот мир,
И взор ее - самому тленью далек.
"О сердце,- вскричал я,- блаженно пребудь,
Что в любящих ты проникаешь чертог,

Что смотришь сверх грани, доступной для глаз,
В извилинах скрытый находишь поток.
Душа, кто вдохнул в тебя этот порыв?
Кто в сердце родил трепетанье тревог?

О птица! Своим языком говори -
Понятен мне тайн сокровенный намек".
Душа отвечала: "Я в горне была,
Чтоб дом мой из глины Создатель испек;

Летала вдали от строенья работ -
Чтоб так построенья исполнился срок;
Когда же противиться не было сил -
В ту круглую форму вместил меня рок".

Когда бы дан деревьям был шаг или полет

перевод Е. Дунаевского


Когда бы дан деревьям был шаг или полет -
Не знать ни топора им, ни злой пилы невзгод.
А солнце если б ночью не шло и не летело -
Не знал бы мир рассвета и дней не знал бы счет.

Когда бы влага моря не поднялась до неба -
Ручья бы сад не видел, росы не знал бы плод,
Уйдя и вновь вернувшись, меж створок перламутра-
как станет капля перлом в родимом лоне вод.

Не плакал ли Иосиф, из дома похищаем,
И не достиг ли царства и счастья он высот?
И Мухаммад, из Мекки уехавший в Медину,-
Не основал ли в славе великой власти род?

Когда путей нет внешних - в себе самом ты странствуй.
Как лалу - блеск пусть дарит тебе лучистый свод
Ты в существе, о мастер, своем открой дорогу-
Так к россыпям бесценным в земле открылся ход.

Из горечи суровой ты к сладости проникни-
Как на соленой почве плодов душистый мед.
Чудес таких от Шамса - Тебриза славы - ждите,
Как дерево - от солнца дары своих красот.

Когда мой труп перед тобой

перевод В.Державина

Когда мой труп перед тобой, что в гробе тленом станет,-
Не думай, что моя душа жить в мире бренном станет,
Не плачь над мертвым надо мной и не кричи "увы ".
Увы - когда кто жертвой тьмы во сне забвением станет.

Когда увидишь ты мой гроб, не восклицай "ушел!".
Ведь в единении душа жить несравненном станет.
Меня в могилу проводив, ты не напутствуй вдаль:
Могила - скиния, где рай в дне неизменном станет.

Кончину видел ты, теперь ты воскресенье зри;
Закат ли Солнцу и Луне позорным пленом станет?
В чем нисхожденье видишь ты, в том истинный восход:
Могилы плен - исход души в краю блаженном станет.

Зерно, зарытое в земле, дает живой росток;
Верь, вечно жить и человек в зерне нетленном станет.
Ведро, что в воду погрузишь,- не полно ль до краев?
В колодце ль слезы Иосиф-дух лить, сокровенном, станет?

Ты здесь замкни уста, чтоб там открыть - на высоте,
И вопль твой - гимном торжества в непротяженном станет.

Паломник трудный путь вершит

перевод В.Державина

Паломник трудный путь вершит, к Каабе устремлен,
Идет без устали, придет - и что же видит он?

Тут камениста и суха бесплодная земля,
И дом высокий из камней на ней сооружен.

Паломник шел в далекий путь, чтоб Господа узреть,
Он ищет Бога, но пред ним стоит как бы заслон.

Идет кругом, обходит дом - все попусту; но вдруг
Он слышит голос изнутри, звучащий, словно звон:

"Зачем не ищешь Бога там, где он живет всегда?
Зачем каменья свято чтишь, им отдаешь поклон?

Обитель сердца - вот где цель, вот Истины дворец,
Хвала вошедшему, где Бог один запечатлен".

Хвала не спящим, словно Шамс, в обители своей
И отвергающим, как он, паломничества сон.

Вы, взыскующие Бога средь небесной синевы

перевод В.Державина

Вы, взыскующие Бога средь небесной синевы,
Поиски оставьте эти, вы - есть Он, а Он - есть вы.

Вы - посланники Господни, вы Пророка вознесли,
Вы-закона дух и буква, веры твердь, Ислама львы,

Знаки Бога, по которым вышивает вкривь и вкось
Богослов, не понимая суть Божественной канвы.

Вы в Источнике Бессмертья, тленье не коснется вас
Вы - циновка Всеблагого, трон Аллаха средь травы.

Для чего искать вам то, что не терялось никогда?
На себя взгляните - вот вы, от подошв до головы.

Если вы хотите Бога увидать глаза в глаза -
С зеркала души смахните муть смиренья, пыль молвы.

И тогда, Руми подобно, истиною озарясь,
В зеркале себя узрите, ведь Всевышний - это вы.

Я – живописец

перевод Е. Дунаевского

Я – живописец. Образ твой творю я каждый миг!
Мне кажется, что я в него до глубины проник.
Я сотни обликов создал – и всем я душу дал,
Но всех бросаю я в огонь, лишь твой увижу лик.
О, кто же ты, краса моя: хмельное ли вино?
Самум ли, против снов моих идущий напрямик?
Душа тобой напоена, пропитана тобой,
Пронизана, растворена и стала, как двойник.
И капля каждая в крови, гудящей о тебе,
Ревнует к праху, что легко к стопам твоим приник.
Вот тело бренное мое: лишь глина да вода...
Но ты со мной – и я звеню, как сказочный родник!

 

Диван Шамса Тебрези

 

"Диван Шамса Тебризи" - шедевр мудрости и красноречия. В "Диване" Руми использует большое количество образов материального мира. Это вино и носильщик вина, жемчуг и океан, солнце и луна, ночь и день, караван и паломничество. Однако, через эти образы Руми удается стать выразителем духовной мудрости.

Множество поэтов пережив мистические видения, пытались затем выразить свои переживания при помощи слов. Однако, Руми никогда не старался втиснуть в рамки языка многообразие своего мистического опыта. Он ждал, - нет! - требовал от читателя подниматься выше и выше в духовном развитии, чтобы однажды самостоятельно оценить то, что говорил Руми.

 

Настоящая поэзия всегда многомерна. Жизнь не стоит на месте, мы растем, увеличиваются наши знания и опыт. И давно прочитанный стих покажется вдруг струей свежего воздуха, глотком чистой воды, откровением. Пока человек не утерял способность изменяться , вместе с ним будет меняться и поэзия Руми, открывая новые грани и маня обещанием новых открытий.

Но это еще не все. Многие переводчики поэзии Руми пробовали передать огромную мудрость, содержащуюся в словах, зачастую пропуская музыкальную и артистическую красоту, которую они содержат. В "Диване Шамса Тебризи" Руми, мастерски используя сочетание музыкального ритма и рифмы, создал такой уровень красоты, что читатель может не только оценить мудрость, но и достичь мистического озарения.

Мастерство, с которым Руми подбирает рифмы и ритм таково, что часто, используя старые слова, он создает новый словарь, пробуждая новые чувства. Кроме того, он настолько виртуозно владеет словом и игрой слов, что порой, несколько раз используя в одном стихе одно и тоже слово с различным акцентом или удвоением (иногда утроением) гласных , каждый раз придает ему новое значение.

И в результате - опыт артистической красоты, музыкального гения, ритма и экстатической энергии объединяются с интеллектуальным пониманием переданной мудрости. Присутствие Руми проникает в его поэзию, и касается читателя волной силы и любви. Конечно, в переводах неизбежны потери, и хотя они и пытаются сохранить часть ритма и рифмы, образов и действия, надо понимать, что их основная задача - дать проблеск мастерства Руми.

Возможно этот проблеск укажет читателю нужное направление, а присутсвие великого Мастера поможет терпеливо переносить тяготы пути.

 

Без границы пустыня песчаная

перевод Е. Дунаевского

Без границы пустыня песчаная,
Без конца - сердца повесть избранная.
Ищет образов мир, чтобы форму принять,-
Как узнаю в них свой без обмана я?

Если срубленной встретишься ты голове,
Что катится в полях, неустанная,
Ты спроси, ты спроси тайны сердца у ней -
Так откроется тайна желанная.

Что бы было, когда уху стал бы сродни
Говор птицы - их песня слиянная?
Что бы было, когда бы от птицы узнал
Драгоценности тайн Сулеймана я?

Что сказать мне? Что мыслить? В плену бытия
Весть понятна ли, свыше нам данная?
Как молчать, когда с каждым мгновеньем растет
В нас тревога неслыханно странная?

Куропатка и сокол летят в ту же высь,
Где гнездо их - вершина туманная,
В эту высь, где Сатурна на сфере седьмой
Звезда миру сияет багряная.

Но не выше ль семи тех небес - Эмпирей?
И над ним знаю вышние страны я!
Но зачем эмпирей нам? Цель наша - Земля
Единения благоуханная.

Эту сказку оставь. И не спрашивай нас:
Наша сказка лежит бездыханная.
Пусть лишь Салах-эд-Дином воспета краса
Царя всех Царей первозданная.



Последнее изменение этой страницы: 2016-06-29; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.236.51.151 (0.023 с.)