КУРС ТРЕТИЙ. «Весёлые ребята»




ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

КУРС ТРЕТИЙ. «Весёлые ребята»



КУРС ТРЕТИЙ. «Весёлые ребята»

(Продолжение)

Яростный стройотряд «Океан»

Механизм вхождения в третий курс был как две капли воды схож с прошлогодним: сессия – стройотряд – отпуск – родные Лосицы (уборка картофеля).

Новоиспечённых третьекурсников после сдачи последнего экзамена ОиФ гуртом загнали в очередной «студенческий стройотряд», на сей раз носивший безбрежное название «Океан».

И опять название не сулило романтики. 63-ю роту разбили примерно на две равные части.

Первую направили на работу в один из ленинградских домостроительных комбинатов (ДСК), вторую – как говорится, косить собакам сено кудай-то там в Скобаристан, если не ошибаюсь…

Впечатления о стройотрядовской страде кратко изложил Графоман:

«Нам стройотряда жар

сменил гранит науки.

Был раньше «Сириус»,

теперь вот – «Океан»…

И снова перед отпуском

суёшь со вздохом руку

В бездонный и пустой,

как вакуум, карман…».

ЦПХ

ЦПХ– торгово-кулинарное училище в Стрельне (расшифровывается неприлично).

Слегка подсказать могу: Центральное П… Хранилище… А дальше пусть каждый додумывает в меру своей фантазии…

В ЦПХ, как нетрудно догадаться, училась масса девчушек со всего Союза. Девчушки ЦПХ были частыми гостьями на скачках первого-второго курсов Макаровки. И рядом, и есть шанс подцепить перспективного жениха.

В общежитие ЦПХ макаровцы предпочитали без лишней нужды не соваться. Сие обиталище особей женского полу считали своим огородом курсанты конкурирующей системы – лаушники. Макаровец, как некий флотский мажор, по мнению лаушников, в общежитии ЦПХ имел реальные шансы схлопотать по сусалам…

Короче, съехали курсанты УМТ со Стрельны – и ЦПХ немедля заволокло туманом забвения… На Ваське была альтернатива – упомянутый уже Кошкин дом, например.

И анекдотик в тему:

«- В субботу вечером девчонки в ЦПХ прихорашивались. Делали причёски, маникюр, красили губы, намазывали ресницы. Дуры-дуры!.. Они и не подозревали, что курсанты УМТ уже скинулись на ящик водки».

Напарник Пивнюк

На ДСК курсантов УМТ стали распределять по участкам.

Быку в напарники определили Пивнюка.

По совам Мурла, сей достойный курсант, единственный раз в жизни насосавшись пива, густо наблевал в телефонной будке. И поэтому стал Пивнюком... Справедливости ради надо сказать, что не единственный раз…

- Сработаемся! – оптимистически заверил Бык.

Бык к тому времени уже не верил в возможность построения коммунизма в отдельно взятой стране, а потому работать не хотел.

- Понимаешь, Лоша, - говорил он Крепкому, - недавно прочитал у замечательного писателя Андрея Платонова в дневниках следующее: «Еду утром в трамвае на работу. Ярко светит солнце. Верю в социализм.

В трамвае набздели. Не верю в социализм…». Так и я – не верю…

В связи с утратой доверия Бык норовил улизнуть на свежий воздух, и, развалившись на зеленой травке, подремать под жарким июльским солнцем. Зато исправно после каждого рабочего дня в ближней к ДСК пивточке важно брал кружку «Жигулёвского» и неспешно выдувал пиво, покуривая папироску и жмурясь под лучами заходящего ленинградского солнца. «Это я приобщаюсь к пролетариату, - объяснил как-то он Крепкому. – Вспоминаю корни...»

А всё почему?

Просто, как известно, в любом деле главное – это реализм. И вот в первый день работы стройотряда мастер участка стеновых панелей, так называемая «баба с яйцами», доходившая Крепкому до плеча, сунув в рот папиросу «Север», сказала курсантам Быку и Пивнюку сиплым басом:

- Выполните задачу – не обижу. Наряд закрою рублей на 180...

- Каждому? – поинтересовался Бык, и, получив утвердительный ответ, слегка воодушевился.

Однако после знакомства с объектом от воодушевления не осталось и следа. Требовалось в особом туннеле почистить рельсы под кассетами, в которых методом заливки изготавливались стеновые панели. По рельсам ездил поддон, на который по идее должны были сваливаться излишки бетона. Что примечательно, на данном ДСК идеи не овладевали массами, поскольку бетон работяги сваливали прямо на рельсы, и поддон томился, грубый и бессмысленный, в самом начале туннеля.

Бетон, как известно, штука крепкая. Ломом или киркой бетон особенно не возьмёшь. Приходилось орудовать пневматическим отбойным молотком. Периодически сверху, со стеновых кассет, с шипением прорывались струи горячего пара…

Графомана после знакомства с данным объектом посетила графоманская Муза (не шлюха – Авт.), и он выдал на-гора следующие строчки:

«Здесь птицы не поют, и травы не растут.

Всегда готовый к бою,

Присоски пара прячет

Температуры спрут...».

В общем, довольно блядская работёнка была.

Вдобавок Быка и Пивнюка вдруг послали на прополку совхозных полей в пригороде. На целую неделю.

- А как же мой любимый поддон? – заволновался Бык. – Кто будет его холить и лелеять? Неужели он так и останется неочищенным?..

И в совхоз ездить перестал.

В итоге при расчёте Быку досталось что-то около девяноста рубликов. На следующий день можно было уезжать в отпуск.

- Так, на джинсы не хватит, - угрюмо сказал Бык, и в тот же день мощно и стремительно напился.

 

Чурка

Чуркатупой человек.

Насколько понимаю, словцо это в то время в макаровской среде не относилось к кавказцам, представителям Средней Азии.

Употреблялось в ироничном смысле, без намерения обидеть. Если курсант долго не въезжал в тему, могли добродушно, с оттенком изумления, сказать: «Ну ты и чурка…».

Чуркой называли и тех, кого сейчас стали обзывать «тормозом».

И анекдотик в тему:

« - Если курсант УМТ спокоен, а вокруг него в панике с криками бегают люди – возможно, курсант УМТ ни хрена так и не понял...».

Лосицы. Дежавю

После летнего отпуска, который каждый курсант проводит, как известно, как ему заблагорассудится, 63-ю роту направили в сентябре вновь на уборку картофеля.

Это было настоящее дежавю.

Место дислокации сельхозотряда УМТ – всё те же Лосицы Плюсского района Псковской области. Аборигены встречали курсантов как старых знакомых. Некоторые – Мишка Цыган, например, - как родных.

Бык даже узнал свою прошлогоднюю раскладушку…

И снова в конце первой декады сентября рота перепилась. Ведь был повод – день рождения Белого…

Однако на этот раз в этот день отдохновения от трудов праведных волей рока были внесены существенные изменения.

Рота отправилась в Лосицы в слегка изменённом составе. На этот раз от колхозной привольной работы откосил Чима. Зато добавились Колян, Мурло, Основной, Василиу, Ким Бун Ча, Ник Николс (Капля).

Некогда чёткая организация коллективной пьянки была безобразно нарушена. Отдельные курсанты стали разминать свой организм задолго до коллективных посиделок.

Так, Джо и Хома решили вдруг сделать вылазку на природу, в ближний лесок. С сопутствующим возлиянием, естественно.

- Пойдём, посидим у костерка, - убедительно рассказывал Джо товарищам, - неплохо проведём время…

Джо говорил, а в то же время одно ухо его настороженно приподнималось, как у кошки, услышавшей царапанье крысы под полом: в соседней комнате барака Хомяк, видимо, наливая себе, звякнул бутылкой о гранёный стакан...

Скоро друзья внезапно пропали. Потом внезапно объявились. Оказалось, что они решили стащить у бабки излишне вольно шлявшуюся курицу, чтобы зажарить птицу на костре…

- Если бабка будет спрашивать, где курица, - уходя в лес, внятно сказал Хома товарищам, - скажите: «Хомяк съел…».

И всё же наибольшее оживление в этот хмельной вечер внёс Колян. Без него многим было бы, как и в прошлом году, скучно…

Колян в колхозе взялся работать поваром. И, надо признать, справлялся с кулинарией неплохо. Нюанс – пристрастился он по вечерам попивать. Возьмёт чуть мясца пожарит себе, бутылочку бормотухи под это дело, другую... Тем паче, собутыльников искать не надо было. Тот же местный Мишка Цыган всегда был готов как пионер…

Когда толпа уселась, успев пропустить за здоровье Белого рюмки три, не более, дверь распахнулась от сильного удара. В питейный зал ввалился Колян, зловеще глянул на собравшихся и сказал знакомую фразу:

- Что, бляди, не ждали?..

После этого молниеносно принялся хлестать по подворачивающимся под руку «блядским» рожам…

Толпа взревела.

Численный перевес был на стороне толпы. Поэтому вскоре Колян, хрипящий, матюкающийся, с голым торсом, уже валялся на раскладушке со связанными за спиной руками.

Сэму, уже слегка захмелевшему, стало жалко его. Всё-таки земляк…

Сэм упросил толпу рассупонить Коляна…

Освобождённый молниеносно ринулся в битву…

Толпа вновь опрокинула дебошира на раскладушку, и, заломив руки за спину, крепко связала запястья…

Тут в питейный зал вошёл вернувшийся из лесу, с покойной курицей в желудке, чрезвычайно довольный собой Хома.

- Зелёный, Зелёненький, - ласково прохрипел Колян.

- Чего тебе, Коляныч? – бочком, осторожненько, подошёл Хома…

- Развяжи, а?..

- Так ты же драться будешь, - добродушно моргая, предположил Хома.

- Не буду, Зелёненький, - посулил Колян, и у него из левого глаза покатилась скупая слеза. – Ты ж меня знаешь…

Хома, ловко орудуя своими короткими жилистыми пальцами, развязал путы…

Мгновенно Колян, не дожидаясь прочего, со спутанными ногами, взлетел с раскладушки и засветил Хоме увесистую плюху, отчего тот умылся кровавыми соплями...

- А-а-а! – толпа с грозным ревом вновь опрокинула Коляна обратно.

Вдруг в питейный зал сунулся замполит сельхозотряда, меланхоличный сотрудник одной из кафедр на Ваське.

Увидев опрокинутый нагой торс со связанными руками и тяжело дышавшую толпу, замполит с чувством попросил:

- Мужики, вы тут хоть все передолбитесь!.. Но только чтобы не массово!..

И ушёл…

Оргия длилась, пока обессиленный Колян не уснул…

Графоман оперативно откликнулся на этот случай следующими виршами:

«Да, долго будем помнить в Лосицах колхоз,

Как дружно, напрягаясь, всем кагалом,

На раскладушку завалили мы Коляна.

А он хрипел, как старый паровоз,
Всех норовил прибить одним ударом.

То затихал и обещал нам пьяно,

Что завтра каждый зверски будет им избит.

Мол, развяжите полотенца, мудаки...

И попросил нас потрясённый замполит,

Косясь на переплетенье тел опасливо:

«Вы тут хоть передолбитесь, мужики,

Но только чтоб не массово!..»

Шара

Шара– главный негласный закон курсантов. Смысл шары – в достижении цели с минимальной затратой усилий.

Абсолютная шара – достижение цели без приложения каких-либо усилий.

Вероятно, понятие шары использовалось первоначально в учебном процессе. Среди курсантов можно было часто после трудного экзамена слышать примерно такой диалог:

- Ну как?

А, сдал на шару…

Либо же:

- Ну как?

- Шара не прокатила…

Теоретик полагал, что упование курсантов на Шару имеет древние корни, связанные с извечным русским «на авось». Обь этом убедительно писал ещё Василий Осипович Ключевский.

Из курсантского фольклора: «Шара и шпора – наша опора».

Однако постепенно закон Шары воистину стал универсальным, охватывающим все стороны жизни.

Курсанты Макаровки неоднократно убеждались в его справедливости.

Можно, например, словно рабочий на Норильском комбинате дылды Прохорова, честно отпахать весь суточный наряд, ежечасно поддерживая требуемый «флотский порядочек», и прилечь на коечку за полчаса до смены… И тут в роту зайдёт чёртов помдеж, и тебя, честного трудягу, снимут с наряда…

А можно, напротив, весь наряд, водку пьянствовать, безобразия нарушать, а потом в таинственный урочный час перед нагряныванием начальства навести показушный лоск – и выйти из наряда орлом…

Оценивая эти ситуации, курсант неизбежно склонялся к Шаре. По крайней мере, если и наказывали, то не было обидно, поскольку курсант ведь ничего не делал, не правда ли?..

И анекдотик в тему:

«- Товарищ капитан третьего ранга, ваше приказание выполнено!..

- Но я ничего ещё не приказывал…

- А я ничего и не делал…».

 

Где Наполеон пил пиво?..

На этот вопрос, уверен, не сможет ответить ни один из прославленных знатоков телевизионных клуба «Что? Где? Когда?», будь он даже трижды магистром...

На этот вопрос могут ответить лишь курсанты УМТ 81-года набора.

Первопроходцем данной заковыристой исторической загадки, твёрдо знавшим ответ на неё, был Хома.

В Лосицах-83 случилось чудо – в окрестностях вдруг объявился женский пол.

Чудо грянуло на одной из дискотек – пришли девчонки числом около пяти. Среди них была и Мадемуазель Мандавошка, о которой речь позже…

А ещё среди них была одна маленькая и толстенькая, получившая прозвище Пышечка. Тем летом многие девушки согласно моде ходили в мини-юбках. И Пышечка также ходила в мини-юбке. А этого ведь ей никто не разрешал...

Тем не менее, обильное и нежное её телосложение, видимо, произвело на Хому неизгладимое впечатление.

Хома, видимо, полагая, что не эти особенности внешности являются главными в женской сущности, в этот вечер решил обрушить на пышечку цунами своего обаяния. Собственно говоря, цель у него была одна. Именно та, о которой постоянно думает всякий нормальный курсант, гм...

Хома пошёл приглашать Пышечку на танец, и уже тень вожделенья мелькнула на его широком добродушном лице.

Пышечке чрезвычайно понравился галантный кавалер Хома. Прижимаясь своим округлым бедром во время медленного танца к нему, она кокетливо спросила:

- А что вам во мне понравилось больше всего?

- Ну, гм, это… - глубокомысленно замычал Хома, делая вид, что подыскивает нужный комплимент, которых у него дозарезу.

- Наверное – то, что я маленькая, кругленькая, симпатичная?.. – игриво предположила Пышечка.

- Ну, дык, ёлы-палы, - восхищенно выдохнул Хома, - а я об чём?..

Псковская тёплая ночь бабьего лета была в разгаре. Хома уверенно вёл объект своего эротического вожделения по кривому, залитому серебристым лунным светом переулку Лосиц, небрежно приобняв девушку за талию. Однако это у него получалось плохо – коротковата ручонка у Хомы-то...

- А куда мы идём? – продолжала кокетничать барышня. – Как интересно…

- Пойдём, я покажу тебе памятник удивительной исторической правды, - отвечал с чудовищной убедительностью в голосе Хома.

- Какой здесь может быть памятник? – вопрошала Пышка с интонациями Калягина в фильме «Здравствуйте, я ваша тётя», заливаясь нервным приглушенным хохотком.

- Я покажу тебе баню, - доверительно шептал на ушко Хома, – в которой Наполеон пил пиво. Это когда он ещё шёл на Москву...

Что было дальше – доподлинно неизвестно…

Можно было бы спросить об этом у самого Хомы…

Но он уже не ответит…

Никогда…

 

Шаровик

Шаровик – курсант, обожающий шару.

В сущности, всякий курсант Макаровки – шаровик.

Однако среди них попадаются подлинные виртуозы применения этого универсального закона жизни.

Это логично. Кто-то силён в науке заложить за гюйс, кто-то без устали, исходя половой истомой, преследует всё, что шевелится, кто-то – виртуоз Шары.

В роте УМТ-81 таковым, например, был Юрец.

 

 

Мадемуазель Мандавошка

Однако вернёмся к нашим баранам, пардон, бойцам Лосицкого сельхозотряда.

Девчушки, внезапно возникшие на дискотеке, не спешили покидать тихую гостеприимную деревеньку.

Среди них была очередная «королева красоты», выделявшаяся среди подруг своими видными невооруженным глазом параметрами.

Естественно, вокруг неё стали увиваться озабоченные курсанты.

Как говорил великий и мудрый философ-самоучка Иосиф Дицген: «Есть определённые, очень здоровые с виду мужские тела, у которых – прямо-таки нездоровый интерес к женскому телу…».

А великий советский драматург Александр Вампилов тоже как-то неплохо сказал по этому поводу: «Это не женщина, а телесное наказание…».

Локальная королева красоты Лосиц, как выяснилось впоследствии, вполне соответствовала этому определению.

Однажды, во время очередной дискотеки, случился без преувеличения сексуальный конвейер.

Королева красоты, не устояв перед непрестанным прессингом разгорячённых мужских особей, отдалась какому-то счастливчику (как он тогда думал…) на близлежащем сеновале…

Тот поделился своей удачей с другом, которому также захотелось повторить успех приятеля…

- Легко, - уверял счастливец, - я ж сказал, что отлучился, пардон, по нужде… Ну и покурить заодно… Так что лезь на сеновал, и, не представляясь, справляй свою не менее важную нужду…

И приятель уже через минуту сноровисто лез по лесенке, тихо урча и воя от вожделения, и не желал лезть назад, одновременно

озабоченно бормоча про себя: «Встань – я тоже человек…».

Минут через десять, уже спускаясь с видом кота, стрескавшего миску сметаны, «угощённый» бормотал другое: «Мавр сделал своё дело, мавр может уйти…».

Вскоре последовал ещё дубль, но исполнитель действа соития был другой, свеж и пылок…

И ещё дубль с новым, не менее пылким, дублёром…

Утром информация о чрезвычайно охочей до плотских утех девушке расползлась по роте…

Во время очередной дискотеки созрел, назовём его – Сержант.

Уведя красавицу по проторенной дорожке на сеновал, курсант принялся её увещевать…

Сержант не знал, что в овине притаились члены Лиги сексуальных реформ Чана, чутко внимавшие каждому шороху и неосторожно вырвавшейся фразе…

К разочарованию Сержанта, красавица на этот раз проявила неуступчивость и твёрдость. Как кремень… Пришлось уговаривать…

- Понимаешь, - тихонько гудел с сеновала Сержант, - мне пришлось туго в этой жизни. Я отслужил два года сержантом в учебке морской пехоты, и всё это время о женской ласке приходилось лишь мечтать… Наш старшина говорил: «Эти единообразно заправленные кровати вы будете любить все два года…».

Внизу члены Лиги сексуальных реформ еле сдерживали смех…

Именно после данного секс-конвейера Гарри сочинил следующее четверостишие:

«Среднего роста, плечистый и крепкий,

Был он сержантом два года в учебке.

Мощный каблук на ноге у него –

Больше не знают о нём ничего…».

Кстати, активных участников секс-конвейера по возвращении в Ленинград ждало продолжение данного эротического приключения.

Они стали неистово чесаться в причинном месте… Медицина определила несомненное обитание на их молодых упругих телах, где-то там, в клубящихся зарослях, эскадронов, как говорил генерал Чарнота, лобковой вши…

В медсанчасти Васьки страдальцам выдали особую чрезвычайно вонючую мазь, коей следовало натирать оккупированные вошью площадя… Натирались, в частности, Белый и Нарзаныч…

Бык, живший одно время с ними в кубрике, тоже вдруг стал чесаться… «Странно, - думал он, - вроде не было контакту…». Оказалось, что это на нервной почве. Ещё бы – когда вокруг так неистово чешутся…

Вот оттого и получила лосицкая любвеобильная красавица кодовое прозвище Мадемуазель Мандавошка…

И анекдотик в тему:

«- Перед сном разговаривают двое курсантов, активно лечащихся от мандавошек.

Нарзаныч:

- Прикинь: вот бы скрестить лобковую вошь со светлячком!..

Белый:

- Зачем? Каково практическое применение?

- Прикинь: лежишь ты тёмной ночью один в холодной постели, всё тело чешется, тебя никто не любит, ты готов рыдать от жалости к самому себе... и вдруг ты откидываешь одеяло, а там... -ЛАС-ВЕГАС!..».

Шакал

Шакал– нехороший человек.

Какого-то особого оттенка злобы не имело.

Так, скажет какой-либо курсант в сердцах про ближнего своего, сделавшего пакость:

- У-у, шакал…

Сродни известной «редиске» из фильма «Джентльмены удачи».

Курсант Крепкий в минуты раздражения частенько обзывал неприятных ему окружающих уменьшительно-ласкательным «шакалёнок».

 

«ЗАПИСКИ НА ГЮЙСАХ»

Грифизм как явление

Курсанты, как известно, в своём большинстве – суть существа, чрезвычайно охочие до существ противоположного полу.

Это стремление вполне понятно и объяснимо. Как говорил преподаватель кафедры флота Лебедев: «Надо женить сына, а то он стенку сломает…».

Для понимания особенностей удовлетворения курсантами полового вожделения полезно ознакомиться с таким любопытным явлением как грифизм.

Грифизм – производное от «гриф». Гриф является синонимом слова «стервятник». Эти птицы, как известно, паря в заоблачных высях, зорко выискивают на земле падаль, и, найдя добычу, незамедлительно пикируют вниз.

Аналогично и курсанты, завидя подходящую стерву, также пикируют на неё.

Частенько добычей такого грифа в морской форме становятся так называемые крокодилы, о которых уже говорилось ранее. То есть, девушки и женщины не самой симпатичной наружности…

Расчёт грифа прост: зачем тратить драгоценное время на долгое и утомительное ухаживание, когда буквально под ногами валяется подходящий объект?..

Вспомним ещё раз кредо Юрца: «Не бывает некрасивых женщин, бывает мало водки…». Либо же пропитанный вековой мудростью афоризм Старичка: «Лишь бы на человека была похожа…».

А посему среди курсантов частенько встречались подобные диалоги:

- Ну ты вчера на скачках и крокодила подцепил…

- Брось – нормальная баба…

- Ну ты и гриф…

И анекдотик в тему:

«- Лес.

Милиционер подходит к курсанту ЛВИМУ, копающему ямку.

- Ты что здесь делаешь?

- У меня здесь свидание…

- А ямка зачем?

- Да у меня девушка горбатенькая…».

Шланг

Шланг – лентяй.

Можно с уверенностью утверждать, что каждый курсант ЛВИМУ – шланг.

Как утверждает флотская поговорка: «Матрос должен быть толстым, глупым и ленивым…».

Однако признаки шланга курсант обнаруживает преимущественно в тех случаях, когда его принуждают к исполнению всякого рода уставных телодвижений, а также к неодухотворённому грубому физическому труду. Известно, что и грубый физический труд может быть одухотворённым…

В остальных случаях курсант-шланг может проявить завидную работоспособность.

И анекдотик в тему:

«У курсанта УМТ спрашивают:

- Что бы ты делал, если бы каким-то чудом получил миллион долларов?..

- Ничего…

- Почему?..

- А зачем?..»

 

Супергрифы ЛВИМУ

Конечно, в роте УМТ-81 было немало грифов.

Однако даже самому отъявленному из них немало очков форы дали бы курсанты одной из рот электромехов.

Вот что рассказал во время перекура председатель лосицкого колхоза:

«Неподалёку от Лосиц есть дом для содержания умалишённых женщин. Женский дурдом, проще говоря.

Несколько лет назад на картофельном поле неподалёку от этого заведения работала рота из Макаровки – электромеханики.

Какой-то половой гигант из них повадился ходить в скверик, где гуляли больные женщины.

Бросит мячик – больная бежит за игрушкой. Весело ведь…

А он раз – бросит мячик в кусты… Она туда, за мячиком, ну а дальше – как говорится, дело техники…

Есть версия, что в этой роте таковых половых гигантов было предостаточно. Короче говоря, за сентябрь, электромеханики ваши оплодотворили весь личный состав дурдома…

Ко мне приходила директор дома и натурально плакала. Говорила сквозь слёзы:

- Им же нельзя рожать. По медицинским показаниям… Теперь всем нужно делать аборт… С ума сойти…».

Шмара

Шмара– девушка, женщина лёгкого поведения. Иначе – проститутка.

Курсанты ЛВИМУ со шмарами практически не водились. Преимущественно – вследствие ограниченности бюджета. Не очень-то на курсантскую стипендию в 12,50 руб. порезвишься…

Правда, были шмары, готовые отдаться за стакан бормотухи. Вид у них был соответствующий… Нужно было быть отъявленным грифом, чтобы вязаться с такими. Опять же – вопрос санитарии.

Как там, в известной шутке: «Она, конечно, не Венера, но что-то венерическое в ней было…».

И анекдотик в тему:

«- Курсант ЛВИМУ, сняв проститутку, провёл с ней всю ночь…

Утром, торопясь на построение, чмокнул на прощание её в лобик, - и на выход…

- Эгей, курсантик, ты куда это? – еле-еле ловит его шмара за полу шинели. – А деньги?..

- Какие деньги? – искренне недоумевает клиент. – Курсанты денег не берут-с…».

Докерская практика

После лосицкого колхоза с теорией пришлось повременить – курсантов 63-й роты ожидал месяц практики в Ленинградском морском торговом порту.

Каждого из них засунули в самую настоящую бригаду докеров.

Во время практики курсанту Быку пришлось столкнуться с некоторыми неприглядными вещами.

Грузили пароход на Кубу, тот самый остров Свободы. Какого только барахла, доложу вам, не пришлось запихивать в трюм… Обыкновенные электрические дрели в том числе. Приходилось наблюдать, как один из докеров преспокойно спёр такую дрель со словами «В хозяйстве пригодится…».

Среди загруженного барахла в итоге оказались пустоты.

- Надо максимально заполнить, - велел бригадир, - ибо во время шторма покромсает всё…

Тогда один из докеров взял какую-то картонную коробку, на которой был чётко виден предупредительный знак «рюмка» («Осторожно, стекло!»), и с размаха швырнул её в образовавшийся карман. Незамедлительно послышался звон битого стекла…

- Зачем мы тогда вручную грузили все эти ящики, коробки? – не удержался Бык. – Можно было и грейфером…

- Молодой ишо, - отмахнулся от него докер…

А Бык до этого пыхтел, стараясь максимально аккуратно поставить каждую коробку и ящик… Бык представил, в каком виде придёт этот винегрет из оборудования на остров Свободы… Ему вдруг стало почему-то стыдно…

В общем, не сказать, что до этого ходил он в розовых очках, но всё равно – какое-то уважение к собственному труду быть должно, не правда ли?.. Откуда такое равнодушие и цинизм?..

Во время практики пришлось лишний раз убедиться, что психология несунства прочно внедрилась в сознание советских работяг. Как там, в известной поговорке: «Неси с работы каждый гвоздь. Ты здесь хозяин, а не гость…».

Быку заодно вспомнилось, как во время практики на ленинградском заводе-«ящике» Россия один из токарей полушутя-полусерьёзно говорил в раздевалке: «День сегодня потерян – ничего с родного завода не вынес…».

Помимо украденной электродели пришлось видеть, как чуть ли не в открытую воровали импортное французское мясо – свинину, баранину, отхватывая от подмороженных туш изрядные куски вырезки…

Признаться, смотреть на это было противно…

И анекдотик в тему:

«Сколько у государства не воруй – своё всё равно не вернёшь…».

Шмон

Словцо имело два зачения.

Первое - неожиданная проверка. Второе - неприятный запах.

Полагаю, подробного разжёвывания не требуется.

Нагрянул, например, особо рьяный помдеж ночью в роту – вот тебе и шмон. Шмон периодически устраивали главные строевики – старшие офицеры ОРСО – Купер, Сафа, Слипец.

Неплохой образчик шмона – предновогодняя проверка дипломатов и портфелей, устроенная Ходей на первом курсе, о которой рассказывалось ранее.

Ну а второе значение также понятно. Неприятные запахи могут быть самой широкой палитры – от загнивания овощей до, пардон, естественных отправлений, включая ветры… Одного из курсантов УМТ во время отпуска проживающие с ним товарищи по кубрику так и дразнили – дядюшка Шмон, другого – Скунс…

 

Нахрена стивидору опорный план?..

Немногим ранее рассказывалось о бессмысленной и беспощадной формуле Тейлора. Эх, кабы абсурд макаровской учёбы ограничивались лишь только это формулой...

Но нет же. Курсанты УМТ ещё не знали, что на 4-м курсе, например, их поджидает архизаумный предмет под названием «Статистический анализ в управлении», из всех терминов которого автору лично на всю жизнь крепко застрял в башке лишь одинокий и загадочный «белый шум». Что такое «белый шум»? Ах, оставьте меня в покое, друзья...

Но, чтобы быть точным, позволю себе привести цитату из еще одного мутного предмета. Если не ошибаюсь – «Статистические методы обработки информации». К счастью, здесь ничего не пришлось выдумывать, ибо у автора сохранилось нечто вроде шпаргалки в старой записной книжке. Итак, прошу поднапрячь свое серое вещество, читатель:

«Опорный план – совокупность основных переменных, соответствующих вершине многогранника ограничений.

План – совокупность основных переменных.

Алгебраическая формулировка опорного плана есть совокупность основных переменных в опорном решении задачи.

Дополнительные переменные формируются из ограничений {Xj, Yi}, где {Xj, Yi}доп. – удовлетворяющее всем ограничение.

Опорное решение соответствует вершине многогранника ограничений.

Опорное решение – набор из (m+n) основных и дополнительных переменных, в котором по крайней мере n переменных равны нулю, где

n – размерность задачи, то есть число основных переменных Xj,

m – базис (то есть число независимых условий или дополнительных переменных Yi), остальные переменные неотрицательны.

Оптимальный план – набор основных переменных, удовлетворяющих всем ограничениям и приводящий центральную функцию к min или max. Аналогично формулируется оптимальное решение...»

Какой-то бред чернявой кобылы, от которого хочется ругаться словами свирепо-матросскими…

Ну и, друзья, скажите на милость, пригодились ли вам в работе эти несомненно неглупые умозаключения?..

 

Шмонька

Шмонькашкола мореходного обучения. Происходит от первых букв – ШМО.

Шмонька – упрощённо говоря, нечто вроде морского ПТУ. Учили там на должности рядового состава – матросов, мотористов, электриков, поваров.

В Ленинграде было несколько шмонек, включая довольно известную вспомогательного флота, базировавшуюся в Кронштадте.

 

 

«Понял, бля?..»

Во время первого семестра третьего курса в учебное расписание были включены сугубо флотские предметы – «теория устройства судна» (ТУС), который вёл колоритный преподаватель Коннов, и «География морского судоходства» (ГМС).

Во время зимней сессии сдавали экзамены по этим дисциплинам.

Во время экзамена по ГМС случилось несколько забавных эпизодов.

Колян, уже отлучённый за лосицкие дебоши от должности старшины второй группы, бойко бубнит что-то совсем уж молоденькому преподавателю.

Тот решает задать дополнительный вопрос.

- А скажите, пожалуйста, - спрашивает он, - какие грузы превалируют в Мурманском морском торговом порту?

- Чаво? – искренне не понимает Колян.

- Ну, это самое, преобладают в смысле, - находит синоним преподаватель.

- А-а, грузы. Какие преобладают, ага... Руда железная, апатиты, фосфориты, понял, бля?.. – машинально вставляет Колян. И мусорное словечко «бля» случайно прозвучало у него с оттенком смутной угрозы…

- Понял, - ошеломлённо говорит субтильный преподаватель, отодвигаясь на всякий случай от напористого курсанта.

На этом же экзамене отдельно сверкнул и Старичок.

- Назовите главные порты Суэцкого канала, - спросил всё тот же молоденький преподаватель.

- Порт-Саид, Суэцк...

- Вы, вероятно, хотели сказать – «Суэц»?..

- К, - старательно добавил Старичок. – Суэцк…

Ну и отметился бенефисом Троф.

- Покажите на карте, где находится Баб-эль-Мандебский пролив, - потребовал преподаватель.

Троф, улавливая подсознательно нечто знакомое в этом роскошном названии, решительно не знал его местоположения…

- Здесь, - решительно сказал он, и, растопырив по возможности свои, скажем, не самые длинные пальцы, постарался накрыть пятернёй весь Индийский океан…

- Конкретнее где?..

- Так здесь же, говорю, - упорствовал Троф, тщась закрыть пятернёй обширное океанское пространство…

 

Шорох

Шорох– беспокойство.

Можно сказать, что любой факт окружающей грубой жизни, вносящий смятение в нежную душу курсанта, есть безусловный шорох.

Поэтому к шорохам следует относиться стоически. Ибо, как говорил великий и мудрый философ-самоучка Иосиф Дицген: «Учись радоваться незначительному – даже хорошему прогнозу синоптиков».

И анекдотик в тему:

«- Курсанту грех предаваться унынию, когда есть другие грехи!..».

Чук и Гек

Этих прозвищ удостоились офицеры военно-морской кафедры (ВМК) Рябинин и Исаев.

Военно-учётной специальностью (ВУС) курсантов УМТ была – уж не разболтал ли я сейчас военную тайну? – воинские сообщения (ВОСО). Короче – специалист по военным перевозкам.

Рябинин был кап-три, усердно занимался военной наукой, имея учёную степень кандидата. Вычислял на арифмометре, сколько временных гальюнов следует установить на судне грузоподъёмностью 10000 тонн при перевозке одного мотострелкового полка…

Начавший знакомство с 63-й ротой в звании кап-лея Пророк Исайя (он же Гек), худощавый, в больших роговых очках, с задранной как у бобра верхней губой, обнажавшей зубы, обладал достаточно развитым чувством юмора, и одновременно был злопамятен и мстителен. Можно утверждать, что карася в себе Гек так и не изжил…

Когда его перед летним экзаменом за что-то вдул (в фигуральном смысле) начальник ВМК капитан 1 ранга Дим Димыч Краско, то Гек повёл себя по-карасиному: в отместку отыгрался на первой группе, закатив чуть ли не половине личного состава, в том числе и старшине, бананы. И это перед уходом на плавательскую практику...

Однажды поспорил с толпой, что на экзамене не даст никому списать.

Когда все угомонились и стали скрипеть перьями, Гек зашёл за спины курсантов, притих, а затем внезапно, и, главное, весьма резко, присел, заглядывая под парты. Послышался характерный шум. Наивный Гек. В тот раз всё равно ведь кое-кто изловчился списать.

Афоризмы Гека:.

- Война войной, а обед по распорядку.

- По настоящему хорошо смеется тот, у кого остались патроны.

- Вообще-то запрещается воровать.

- Сочувствие – тоже содействие.

- Нет ремня – значит, опасен.

- Слишком хорошо – это тоже нехорошо.

- На случай ядерной войны учитесь быстро бегать.

- У военнослужащего одна мысль – убежать и напиться.

И анекдотик в тему:

«- Товарищ капитан-лейтенант, разрешите вопрос? Под каким углом надо выстрелить, чтобы дальность полета была максимальной?

— Спрашивайте!»

Шпора

Шпора-краткий ответна экзаменационный вопрос.

Шпора писалась микроскопическим убористым почерком на бумажке достаточно маленького размера.

Шпора призвана помочь курсанту при ответах на самые заковыристые вопросы. Ибо если писать шпоры на весь вопросный ассортимент, то можно было элементарно в них запутаться.

Правда, для облегчения задачи существовало техническое ухищрение – шпора писалась на чрезвычайно длинном и узком бумажном лоскуте, складываемом затем гармошкой.

Вот как писал о шпоре неизвестный пиит в своей поэме «Про ЛВИМУ»:

«Коль не выручает его «лапа»,

Он от всемогущего сатрапа

Ползёт иль в шхеру иль в нору

И пишет там большую шпору.

Глядишь – ковёр и впрок идёт,

И парень всё пересдаёт.

В своих стихах великий Пушкин

О дамских нож





Последнее изменение этой страницы: 2016-06-07; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.237.205.144 (0.057 с.)